Арктогея или Гиперборея

Арктогея или Гиперборея

…Я вспомнил об этом малоизвестном мыслителе случайно, благодаря знакомым. Дескать, существует у нас в городе неофициальный кружок любителей творчества Германа Вирта. Впрочем, кто такой Герман Вирт, я и до того знал лишь в самых общих чертах: историософ, археолог, энциклопедист, полиглот. Вроде бы был замечен в сотрудничестве с гитлеровцами — почему его имя в наше время и оказалось предано забвению. В любом случае, личность занимательная. 

Придя домой, залез в интернет. Что очень удивило, смог выудить там лишь скудную информацию про Германа Вирта. Даже англоязычный сектор сети оказался очень скуп. Однако удалось вытянуть несколько любопытных фактов.

Оказывается, Вирт — автор нескольких нашумевших в свое время книг, создал экзотическую теорию о древнейшей истории людского рода… Естественно, я захотел узнать побольше и решил начать со встречи с загадочными городскими виртолюбами…

…Скромная квартира в невзрачной хрущобе, небольшая комнатка, главным украшением которой служит стенной ковер с ведическими узорами. Хозяин квартиры — уже немолодой средней руки бизнесмен, историк по образованию. Его супруга — филолог, переводчица. Дополняли компанию пожилая художница и молодой компьютерщик. Их уже давно объединил общий интерес к эзотерике, истории и древним культурам. Эти милые люди, чтобы сразу расставить все точки над i, заверили меня, что они никакие не сектанты, а их регулярные чаепития служат единственной цели: обмену интересной информацией. Герман Феликс Вирт является для них почитаемой фигурой, поскольку, по их мнению, это самый замалчиваемый из всех гениев нашей эпохи, ученый, увеличивший человеческую историю на двенадцать тысяч лет!Они с большим трудом разыскивают все, что было когда-либо им написано.

Рассказ о жизни Вирта, хотя он умер по историческим меркам совсем недавно, звучит какой-то невероятной сказкой. Родился 6 мая 1885 году в нидерландском Утрехте в семье доктора теологии — стало быть, недавно исполнилось 125 лет со дня его рождения. Наследник древнего рода, с юных лет увлекся собирательством старинных народных песен, историей германских языков и теорией музыки. В 1909-м появилось первое из нашумевших его сочинений — «Священный поворот». Речь в нем шла о «белой женщине — Матери света, Хольде», которая грядет в наш мир, чтобы наполнить его «утренним светом Божественной свободы» и «священнейшей верностью былым временам». Немалую популярность в богемных кругах снискали его концерты-лекции, в ходе которых Вирт рассказывал присутствовавшим о различных аспектах религиоведения и северной мифологии, а также исполнял древние нидерландские народные песни с использованием аутентичных инструментов. На лютне ему подыгрывала жена, Маргарет Шмит, полностью разделявшая интересы и воззрения мужа.

В первую мировую Вирт, как сторонник пангерманизма, ушел добровольцем в немецкую армию. В 1916 году кайзер Вильгельм II, ознакомившийся с изысканиями Вирта, пожаловал ему почетное звание «титулярного профессора», и ученый стал профессором филологии в Берлинском университете. Именно здесь он и обратился к теме праистории человечества. Ее он исследует через толкование календарного символизма, изучает практически все известные к тому времени «мертвые языки». Вскоре его мысли и выводы получают известность.
Основная идея Вирта сводилась к тому, что человечество на заре своей истории жило в районе нынешнего северного полюса, где в ту пору существовал обширный континент с теплым климатом (Арктогея или Гиперборея). Социально-политическим устройством гиперборейцев был матриархат (культ Белой Богини), олицетворявший, по мнению Вирта, не отсталую, примитивную культуру, а напротив, высочайшее духовное устройство человеческого бытия, основанное на гармонии, созерцательности, справедливости и этике. Гиперборейская письменность развилась из календарных знаков, которые, в свою очередь, есть метафизические и геометрические формы, наблюдаемые в течение всего полярного года. Главный же вывод ученого состоял в том, что символизм всех современных религий и традиций сводим к единой гиперборейской первооснове. Даже историю Спасителя он рассматривал сквозь призму северной мифологии.

Огромное значение в своих изысканиях Вирт придавал рунам — древнему алфавиту из двадцати четырех знаков. Сага повествует, что руны были переданы скандинавам воинственным богом Одином. Раненый Один висел на Мировом Древе, мучаясь от голода и холода, пока не увидел руны на его стволе. Перед тем как упасть, он собрал их и затем принес на Землю. У людей руны стали набором магических символов. Их использовали в самых разных ритуальных целях, для гадания и поэтического творчества. В 1928 году Вирт издал книгу «Происхождение человечества». В ней он доказывал, что у истоков людского рода стоят две расы: нордическая, духовная раса Севера, и гондваническая, охваченная низменными инстинктами, раса Юга. Вирт утверждал: потомки этих двух древних рас рассеяны между всеми современными народами. По его мнению, первые люди возникли на юге древнего континента Гондваны — страны ночи, хаоса, необузданных инстинктов и диких верований. В то же время на Крайнем Севере существовала Арктогея, страна солнца, разума и порядка. Ее обитатели жили по законам веры, полученной ими от Сына Божьего, проявления истинного Бога.

Наследие предков

Согласно изысканиям Вирта, Арктогея сначала оледенела, а потом погрузилась в океан. Поэтому ее жители вынуждены были двигаться на юг, постепенно заселив Северную Америку, Европу, Иран и весь восток, вплоть до Китая и Японии. В процессе расселения их некогда снежно-белая кожа из-за климатических воздействий и постепенного смешения с гондванцами пожелтела. По мнению яростного противника теории исторического прогресса Германа Вирта, два последних тысячелетия человеческой истории — ни что иное, как агония цивилизации и триумф гондванических сил хаоса: «Все современные языки и религиозные учения являются мертвым сплетением более непонятных символов и знаков, ключ к которым безвозвратно утерян вместе с полярной землей и полярной расой».

К таким выводам он пришел на основе изучения «Хроник Ура Линда». Эта найденная в XVII веке книга повествует об истории древних северных племен. Подавляющее большинство специалистов сразу назвали ее подделкой. Вирт же считал, что эта рукопись, написанная по-древнеголландски, являет собой перевод неизмеримо более древней рукописи. В обоснование ее правдивости он приводил обширнейшие данные мировой лингвистики, мифологии, культурологии и генетики. В результате его реконструкции «Хроники Ура Линда» были опубликованы с подробнейшими комментариями Вирта. Эта публикация превратила Вирта в парию среди историков, считавших, что уже одно лишь сомнение в полной фальшивости «Хроник» автоматически дискредитирует любого исследователя.

В 1920-е Вирт, проживая в Веймарской республике, довольно тесно общался с представителями пронацистских кругов, а в 1924 году даже вступил в НСДАП. Но многое его там не устраивало, поэтому несколько позднее он оттуда вышел. Одно время Вирт очень тесно общался с людьми из марксистских кругов, посещал собрания марксистских партийных обществ. В марксистской идеологии он видел ряд черт, импонировавших ему, однако в итоге так и не сошелся с коммунистами окончательно. Еще позже он вернулся в ряды национал-социалистов. Но и тогда, и позднее Вирт всеми силами старался дистанцироваться от оккультистов, терпеть не мог, когда его с ними смешивали и говаривал, что любители оккультизма способны дискредитировать любое дело, к которому они желают присоединиться.

В 1933 году в Мюнхене Вирт организовал грандиозную историческую выставку Ahnenerbe, или «Наследие предков». Ее экспонатами стали сотни собранных им древних артефактов, в том числе рунические письмена, давность которых оценивалась в 12 тысяч лет. Их собирали в Палестине, пещерах Лабрадора, в Альпах — по всему свету. Интерес к выставке проявило руководство набиравшей силу СС. На тот момент эта организация стала перерастать функцию простого охранного отряда нацистской партии и начала претендовать на роль некоего мистического эзотерического ордена, взявшего на себя защиту нордической расы в генетическом, духовном и мистическом плане. Сам Генрих Гиммлер пожелал познакомиться с Виртом. Он предложил ему сотрудничество — и так была создана знаменитая впоследствии организация «Аненербе». В ее рамках Вирт получил возможность значительно расширить свои исследования — вплоть до Тибета и пустыни Гоби. Одна из снаряженных им экспедиций занималась поиском остатков поселений древних гиперборейцев на территории, ставшей ныне дном Северного моря. Экспедиция вернулась с ошеломляющими находками, полностью подтвердившими правоту Вирта. Однако вскоре ученый нарвался на конфликт с главным гитлеровским идеологом Альфредом Розенбергом. Тот отстаивал догмат о расовом превосходстве германского народа и ненавидел Вирта, утверждавшего, что никакого превосходства одного народа над другим быть не может, поскольку потомки древних гиперборейцев встречаются абсолютно среди всех народов, а не одного-единственного. Лишь заступничество влиятельных знакомых спасло Вирта от отправки в концлагерь, но вплоть до падения нацистского режима он жил под строгим надзором гестапо. Большинство принадлежавших ему ценных экспонатов было изъято и сгинуло в спецхранах.

Незыблемый ритм Божьего Года

После гибели Третьего Рейха Вирт подпал под проверку его сотрудничества с нацистами и был выпущен только через два года. Затем он уехал в Швецию, где получил финансовую поддержку своих исследований. Потом снова вернулся в Германию, где занялся частным преподаванием. Вирт по-прежнему много путешествовал, проводил археологические раскопки. Отстаивал идеалы Духовной Революции, неустанно продолжал собирать данные о древних культурах и мифологиях. В частности занимался раскопками в Экзерштайне, считавшемся священным местом древних германцев. Он собирался подвести итог всей работы своей жизни в гигантской по объему книге Palestinabuch. Но, видимо, кому-то очень не хотелось, чтобы эта книга увидела свет, и неизвестные выкрали у Вирта готовую рукопись как раз накануне ее отправки в типографию. Это подкосило его, и он умер — в городке Кузель, уже в очень преклонном возрасте, в 1981 году, 16 февраля. Такая вот жизнь, совсем малость не дотянувшая до ровного века. А что же в сухом остатке? Согласно Вирту, древнее человечество жило в «вечном ритме природного Года Жизни». Год является воплощением божественного закона, согласно которому всякое изменение происходит бесконечно и в режиме Вечного возвращения. Чем для дня является утро, полдень, вечер и ночь, тем же весна, лето, осень и зима являются для Года, в котором вся жизнь просыпается заново, движется и развивается, достигает полного раскрытия летом, в точке космического Полдня, чтобы затем пройти через Ночь, через зимнее нисхождение в Смерть, за которым, разумеется, последует Возрождение. Поэтому движение по кругу и обращение вокруг себя является великим космическим законом Бога, нравственным основанием Универсума и всего Бытия. А главная причина всех бед современных людей — в их отпадении от вечного жизненного ритма Божьего Года. Потому сейчас люди смолоду гниют телом и душой и стареют уже в юности. Для того, чтобы вернуться к Божьему Году, современный человек должен излечиться от безумной погони за наживой и удовольствиями, отказаться от невежественного материализма, отпечатавшего всю их слабость и ничтожество. Так говорил Герман Вирт, непонятый миром нидерландский профессор.

Веретенников Владимир 

Похожие статьи:

Документальные фильмыМиф о холокосте / The myth about holocaust (1999)

Вторая мировая войнаВокруг Курильских островов

Вторая мировая войнаГрузины со свастикой

Вторая мировая войнаПочему союзники не штурмовали Берлин?

ВидеороликиГитлер, Гиперборея и Шамбала

Рейтинг
последние 5

Инглиизм

рейтинг

+4

просмотров

4213

комментариев

0
закладки

Комментарии