Хронология древнейших летописных событий Северного Кавказа (Кубани, Дона, Ставрополья)

Хронология древнейших летописных событий Северного Кавказа (Кубани, Дона, Ставрополья)

Колыбелью, из которой расселились практически все белые Европейские народы, являются казачьи земли Дона, Кубани и Ставрополья, поэтому всем (а казакам в первую очередь) необходимо знать, как же происходило осваивание самой колыбели славяно-арийских народов. Великий русский учёный М.В. Ломоносов в своём научном труде «История Руси с древнейших времён и до 1054 г., или князя Ярослава Мудрого» говорит, что реальная история Руси насчитывает не менее 400 тысяч лет, и в этом он абсолютно прав. В подтверждение ему мы покажем, что Северный Кавказ в этом периоде занимает немаловажную часть.

В данной подборке материалов в основном использованы славяно-арийские документальные источники и поэтому мы не можем назвать эту статью исторической, так как Ис-торы-я — это события, взятые из Торы (священное еврейское писание) и относящиеся к библейскому народу. В связи с этим, мы, как и в старину, будем пользоваться определениями «летопись» и «хронология». Но чтобы правильно разобраться в датах упоминаемых событий, вначале познакомимся с основными древними календарями славянских народов, на которые опираются наши летописи.

Итак, наш 2012 год от Рождества Христова в соответствии этими календарями будет выглядеть так:Лето 7520 от Сотворения Мира в Звёздном Храме (СМЗХ). Это в соответствии с календарём, ведущим отсчёт «От Сотворения Мира в Звёздном Храме». В России им пользовались до 1700 года (от Рождества Христова) и только царь Пётр I отменил сие древнее летоисчисление. Этот календарь вёлся от заключения Мирного Договора после победы Русов в войне с Великим Драконом (Китаем). По Да’Арийскому Круголету Числобога — год, в котором это произошло, носит название «Звёздный Храм». Отсюда и название Календаря. После этой победы поверженных аримов (китайцы) заставили строить, так называемую, Великую Китайскую стену (кстати, бойницами обращённую в сторону Китая) для обозначения и защиты границ Рассении (древняя держава Русов, находившаяся за Уральскими горами). Стену назвали Кий Тай, что в переводе с древне-словенского значит Кий — палка, изгородь, Тай — вершина, завершение. То есть «Завершающая, ограничивающая изгородь». Символом победы Свята Расы стал Белый Всадник, пронзающий копьём Дракона (позднее переименованный христианами в Георгия Победоносца).13 020 лето от великого похолодания (2012 г. от Р.Х.). Сказано в Сантиях Веды Перуна: «… тяжкие времена принесёт поток Реки Времени на Святую Землю расы великой… И останутся на земле сей лишь Жрецы-Хранители Древнего знания и Мудрости потаённой… Ибо используют люди Силу стихий Мидгард-Земли (славянское названые нашей планеты) и уничтожат малую Луну (Фату, вокруг земли в былые времена вращалось три луны) и Мир свой прекрасный… И повернётся тогда Сварожий Круг (сдвинется земная ось) и ужаснутся людские Души…». Этот Календарь берёт начало от Великого Похолодания, которое было связано с катастрофой — падением на Мидгард осколков разрушенной луны Фаты. Фата до падения вращалась вокруг Мидгарда (в экваториальной плоскости) с периодом обращения 13 суток. Жрецы Антлани (Атлантиды), экспериментируя с Кристаллами Силы (с помощью которых можно видоизменять торсионное поля и ядро Лун и Земель), по неосторожности разрушили Фату. На стене одной из пирамид Майя в Америке есть надпись: «Малая Луна разбилась».Как пишется в Древних Писаниях, возникшая волна (цунами) три раза обогнула Землю, достигнув глубинных частей материков. Население Земли было большей частью уничтожено. Пепел и пыль от возникшей вулканической активности и землетрясений закрыли атмосферу Земли на много лет, вызвав изменения климата и похолодание. От удара осколков произошел сдвиг, земной оси (земная ось приобрела волчкообразное движение по эллипсу, которое современные учёные называют «периодом прецессии»). Остатки уцелевшего народа Aнтов (их вожди брили головы и носили на голове «оселедец») переселились на Север Африки, а позже стали жить в Причерноморье (нынешние украинцы). В связи с этим событием появилось выражение «Фатальный исход», и число 13 (период обращения Фаты вокруг земли) считается с тех пор несчастливым.Лето 111 811 от Великого Переселения из Даарии (2005 г. от Р.Х.). Даария — континент на Северном полюсе Мидгард-Земли, где долгое время жили наши Предки после заселения Мидгард-Земли. Этот материк затонул в результате потопа, сотворённого водами и осколками другой разрушенной малой луны, Лели. Об этом также говорят Сантии Веды Перуна: «… Эти кащеи, правители Серых, сгинули вместе с Луной в одночасье… Но расплатился Мидгард за свободу Даарией, скрытой Великим Потопом… Воды Луны тот Потоп сотворили, на Землю с Небес они радугой пали, ибо Луна раскололась на части и ратъю Сварожичей в Мидгард спустилась…».Изображение очертаний континента Даария сохранилось на стене одной из пирамид в Гизе. В 1595 году эта карта была опубликована Рудольфом — сыном Герарда Меркатора. Гибель материка и катастрофа были предсказаны волхвом по имени Спас, поэтому славяно-арийские народы начали переселяться по перешейку, образованному Рипейскими Горами (Урал) в начале в район Южного Урала, а потом заселили остров Буян в Восточном море (Западно-Сибирская возвышенность). После 16-тилетнего перехода из Даарии в Рассению и последовавшего вслед потопа был основан праздник ПАСХЕТЬ (аббревиатура букв — Путём АСы Ходяше Этим). Возникшая традиция красить и бить друг об друга яйца, которые символизировали: разбитое яйцо — символ погибшей луны Лели, а целое яйцо Тарха-Даждьбога. Он уничтожил Луну вместе с находившимися на ней Кощеями, замыслившими уничтожить Мидгард-Землю.Лето 142 995 от Периода Трёх Лун (2005 г. от Р.Х). Это Период, когда вокруг Мидгард-Земли вращалось три Луны: Леля, Фата и Месяц. Леля — малая Луна с периодом обращения 7 суток, Фата — средняя Луна с периодом обращения 13 суток и Месяц — большая Луна с периодом 29,5 суток. Две из этих Лун — Леля и Месяц были изначально Лунами Мидгард-Земли, а Фату перетащили от Земли-Деи (находилась на орбите между Марсом и Юпитером) после её гибели.Лето 604 379 от Времени Трёх Солнц (2005 от Р.Х). Это один из самых Древних Славяно-Арийских Календарей Мидгард-Земли. Он упоминает о событиях более 600 000-летней давности, когда, вследствие вращения вокруг центра Вселенной, произошло сближение соседней галактики с нашей. В результате две солнечные системы соседней галактики сблизились с нашей настолько, что два её солнца-гиганта серебристого и зелёного цвета наблюдались на небосклоне Мидгард-Земли и равнялись по величине видимому диску нашего Ярилы-Солнца.Кроме знаний о древних календарях, для правильного толкования событий мы должны также уяснить, что многие упоминаемые имена славяно-арийских героев созвучны с именами Богов, по этому поводу в «Велесовой книге» (книга Славянских волхвов 9 века нашей эры) сказано: «Боги они суть: наши отцы. Единые имена мы с ними носим. И никогда не называют нас по другому…» То есть, например, имеется Бог Один, но также имеется и жрец Один. Имеется Бог Сварог, но также и царь Сварог, и князь Сварог и так далее. Поэтому нам просто не надо смешивать в одну кучу, дела Богов с делами людей, как это произошло в Скандинавских, сагах. И ещё также надо учесть, что имелось много героев с одинаковыми именами, то есть как сейчас, например, распространенно имя Александр или Владимир, так и в древности был не единственный Орий, и не единственный Кий или Бус. Также в южной традиции древнеславянских наименований вместо звука «А» часто используется звук «О» — Ормяны, Олява, Обры, Оставры, Онтове, Отила, Осы, Орийцы и др.Также в нашем повествовании мы увидим, что определение Рус — Русин относилось не к одному определённому Роду, а ко многим родственным Родам, например, существовала: Антская Русь, Рось, Славная Русь (Славия), Червонная Русь (Польша), Божья Русь (Борусь из неё потом выделилась Белая Русь, и собственно Германия — БорРусь), Поморская Русь (Пруссия) и другие. Ю. Венелин в своей работе о древних Словенах, также говорит: «Халкондил обошёл все пределы Руси и именует: Пруссию, Литву, Польшу, Жмудь, Пермь, Венгрию тоже Русью». Это же подтверждается и в «Велесовой Книге»: «И роды так живущие отдельно, племенами зовутся: Поляне, Северяне, Древляне. То ведь по истине Русичи. Все с Русколани. Не надо им делиться как Сушь, Весь и Чудь (Финны)».И даже в наших летописях сказано:«Друзии Руси зовутся Свии, друзии Урмане, Ингляне, друзии Готы… Така и реша Руси Чудь (Финны) и Словении, и Кривичи и вси это земли наши…» (Полн. собр. Русских летописей т.38 стр. 16). А на старой карте Русии 1594 года из Атласа Герхарда Меркартора, показано, что все страны Скандинавии и Дания входили в состав Руси. Она простиралась до Уральских гор, причём княжество Московия показано как самостоятельное отдельное государство, не входящее в состав Русии. А на восток за Уральскими горами находятся древние Славяно-Арийские княжества: Обдора и Сибирь, Югория и Грустина, Лукоморье и Беловодье (всё это составляло державу Рассению).В нашем повествовании летописные события будут иллюстрироваться Сказами, взятыми из источников, опубликованных, в основном, за границей знаменитым исследователем русской древности (эмигрировавшим после гражданской войны) Ю. Миролюбивым. У нас в стране имеется только опубликованный перевод лишь незначительной части этих преданий, выполненный супругами Валентином и Юлией Гнатюками, на котором мы и основываемся. Следует знать, что Сказы — это реальные события, записанные в своё время со слов очевидцев (например «Сказы посольского приказа» описывающие работу русских дипломатических служб и др.). Они писались в образном понятии и отражали культуру и быт народа. В некоторых сказах, описывающих наиболее древние времена, происходит наложение однотипных событий, происшедших в различные отрезки времени, то есть слияние одинаковых образов в одни временные рамки. Это мы увидим в сказаниях о царе Свароге, где вместе соединены события затопления материка Даарии (Арияны), находившегося на северном полюсе и материка Атландиты, находившегося на западе в Атлантическом океане, хотя эти события отстоят друг от друга на многие десятки тысяч лет.Итак, начнём…

Глава 1. Исход из Даарии (Арияны)

Абсолютно все документальные источники белых народов указывают, что изначально Славяно-Арийцы появились на материке, находящемся на Северном Полюсе, который в разных источниках называется по-разному: Даария, Сиверия, Арияна, Гилерборея и т. д. Изображение очертаний этого континента, состоящего из четырёх больших островов, сохранилось на стене одной из пирамид в Гизе. В 1595 году эта карта была опубликована Рудольфом — сыном Герхарда Меркатора. При внимательном рассмотрении карты Меркатора 1595 года проявляется невероятная её древность: на самом Северном полюсе находится островной материк, который Л. Я. Гаккелем (30-е годы XX в.) был назван Арктидой.При рассматривании Северных земель (а именно так названа карта Меркатпром в правом нижнем медальоне) нигде не обнаруживается льдов. Ориентирование карты несколько отличается от современного: у неё север в левом верхнем углу, а юг — в правом нижнем. Остров Гренландия мал, и его можно узнать только по надписи и по положению на карте. Узнаются Скандинавия и Кольский полуостров, но Балтики ещё нет, а вместо неё на месте Ботнического залива — два длинных озера. Белое море очень мало по площади; Новая Земля — полуостров; вместо мелководного Восточно-Сибирского моря — огромный мыс, вплотную подходящий к Арктиде; Берингов пролив (вверху карты) необычайно широк; территория Северной Америки представляет собой материк с одним морским заливом на северо-западе; узнаётся среднее течение реки Юкон. В устье реки Оби надпись «Zolotata baba» — «Злата Баба», а территория вокруг называется «Бьярмия» — Пермия. Необычайно интересен район острова Грумант (Шпицбереген): вместо современного архипелага островов — два крупных ocтpoвa и слева странный остров, очерченный одним углом; одновременно противолежащий ему четвёртый остров Арктиды обозначен только с северной стороны.В Российской государственной библиотеке есть и другая карта Меркатора датированная 1569 годом, которая отличается от рассмотренной ранее: на ней ни Груманта, ни двух других островов нет, а вместо них материк Арктида (точнее, его четвёртый, южный наибольший остров, полностью и чётко очерченный), который включает в себя ещё и Новую Землю, оставляя узкий пролив с материком около надписи латинскими буквами «Каменный Пояс». Есть и третья карта Меркатора от 1620 года: на ней просматривается выросшая до огромных размеров Гренландия с огромными «крыльями», имеющими со стороны Северного полюса размытые границы — остатки тонущей Арктиды.Об этой прародине славян упоминается и в скандинавских сагах, где сообщается, что Кельтские племена, потомки богини Даны, которые составляли четвёртую волну завоевателей Ирландии, пришли с четырёх таинственных северных островов. Материк Даария состоял из четырёх островов: Туле, где проживали роды Расенов; Раи — роды Даарийцев; Свата — роды Святорусов; Хара — роды Харийцев.В Болгарских преданиях об этом времени говорится так: «Когда наши предки жили на Край земле (имеется в виду Даария) пришла Жива Юда (бессмертная, Богиня) и научила писать золотые скрижали Саду короля. Они полюбили друг друга, и родилось у них 70 королей, которые потом заселили Фрет землю (Евразия). Самым младшим был Белый король и властвовал он в Шерние-земле, земле правды, и он учил людей как писать. Наши деды веровали в то, что он не умер, что он как сын Солнца улетел в небеса и находится там до ныне… Шерния земля была в Харапской земле (Харийская земля была близ озера Байкал, Харапская область имеется в Индии)».Согласно той же Авесте арийцы в отдалённой древности были обитателями прекрасной северной страны Арияны. Индийские веды тоже повествуют о завоевателях Арийцах, пришедших с северного материка, имеющего Священную гору Меру, «на которой рождаются земные Боги» (белые люди для чернокожего населения Индии были Богами, так как несли им знания).И в древне-русских преданиях также говорится о прародине Русов, которая называется или Северия (в былинах) или Даария («Книга Мудрости Перуна»), на которой все жили в полном достатке и счастье, имея всё необходимое. Русский Апокриф «Откровение Мефодия Петарского» утверждает, что в центре земель находилась вселенская полярная гора Меру — ось мира, место, где пребывали небожители, а для людей живущих вокруг Меру там царил «золотой век», вокруг Меру вращались созвездия Медведицы, Солнце, Луна и сонмы звёзд; солнце всходит один раз в году. В своей книге «Славяно-русский фольклор» Ю. Миролюбов приводит такую цитату об этих временах: «Предания земли Арийцев таковы: «Там люди ездили на телегах без коней, летали, когда хотели, и не знали никакого несчастья». О «повозках без коней» упоминает и «Велесова книга».В русских преданиях также рассказывается как в один трагический день 111811 лет назад (109807 г. до н.э.) Верховный жрец Даарии по имени Спас получил видение от богов, что скоро вся земля русов-арийцев погибнет в огне и воде, в следствии того что произойдёт потоп от разрушения малой луны нашей земли Лели, Дажьбогом, так как на ней сосредоточились силы Кощеев, помощников Вия, и чтобы спасти людей надо переселятся на юг на новью земли (с тех пор Спас стало именем нарицательным).И тогда в течение 16 лет под руководством царей: Сварога, Имы, и других, русы-арийцы переселялись на ближайший материк (современная Евразия). Материковые очертания в то время выглядели совсем по иному. Имелось огромное Восточное море (сибирская низменность) и Западное море (европейская часть). «Великая протока», через весь материк, соединяла Северный океан с Южным (ныне её остатками, возможно, является река Лена). И русы в начале, селились в среднем течении этой «Великой протоки», но потом заселили и остров Буян в Восточном море (нынешняя Омская область), а по мере отступления воды они стали осваивать все прилегающие земли. В подтверждении этого, приведём некоторые документальные источники.Велесова книга«…Идём в дома свои, где сухо. да святится имя его, Индра! Так как он бог наших мечей и бог Веды знающий. Так воспоем былое ещё. Имели мы стада скота и стерегли от злого бога Вия, и те стада стережены были. И так, мы Арийцы, пришедшие из земли Арийской (Утонувший материк в Ледовитом океане — Даария) до края Иньского (Южная Сибирь, приграничье с Китаем). И пришли мы с мечом, до райских трав скоту, и злаков злачных…» 

Песни птицы Гамаюн

«… Чада вы мои! Знайте, ходит земля мимо солнца, но мои слова не пройдут мимо вас! И о древних временах люди помните! О великом потопе, истребившем людей, о падении на матушку землю огня…». 

Сантии веды Перуна
«Вы на Мидгарде (славянское название нашей планеты) живёте спокойно, с давних времен когда мир утвердился… Помня о деяниях Даждьбога (здесь имеется ввиду именно Бог, а не герой), как oн порушил оплоты Кощеев, что на ближайшей луне находились… Тарх не позволил коварным Кощеям Мидгард разрушить, как разрушили Дею; (планета между Марсом и Юпитером», сейчас это пояс астероидов)… Эти Кощеи, правители серых, сгинули вместе с луной в получасъи… Но расплатился Мидгард за свободу Даарией скрытой великим потопом. Воды луны тот потоп сотворили, на землю с небес они радугой пали ибо луна раскололась на части, и ратью Сварожичей (огненные обломки) в Мидгард опустилась».А. Е. Бурцев в «Обзоре русского народного быта Северного края» (Спб, 1902) приводит русский духовный стих о «светопреставлении»: «… Постигла нас тьма не святимая, Солнце угаси светлая, Свет свой не яви, На лице земли; Прежде вечера в часы дневные. Наступила нощь зело тёмная; Луна изменила естество своё, Светлая луна во тьму преломилася (то есть осколки малой луны «Лели» грохнулись на землю);Звёзды на небеси. Земля и вода плод свой сократи; Паде с небес сап горящий (рать горящих сварожичей — осколков луны опустилась на землю); Пшеницу сломи незрелую… Перемени море естество своё (моря до катастрофы на земле были пресными, но потом стали солёными, так как согласно преданий, на малой луне Леле было 50 солёных морей) … Наступи зима зело лютая; Уби виноград всезелёный…»

Сказания о земле Орийской (Арийской)

То было так давно, что и древность сама от старости выцвела, и только старые люди ещё хранят в памяти те предания и рассказывают о них.Так, когда ещё Русы-Ойрийцы жили на земле полуночной (направление Севера — здесь и далее в скобках примечание моё — А.Т.) у горы Меру (эта гора находилось на Материке Даарии) и та Золотая гора ещё стояла крепко, то правил Русами царь Сварог. Было у него в подчинении ещё много царей разных, и все они были Богами живыми и назывались так: Перун-царь, Велес-царь, Даждьбог, Яро, Купало, Хорос, Колендо, Вышний, Крышний, Лютобор, Овсень, Просич, Сивый, да ещё Полевик-царь, Водяник-царь, Лесич-царь. А прочих имена позабылись, так что уже и не вспомнятся.Кроме тех царей были ещё цари дальние, но и те Сварогу-царю подчинялись, и все его бесперечно (беспрекословно) слушались.Жили там наши Пращуры счастливо и разумно. Серебро, золото имели, железо и медь знали, и все у них было в доме — топка добрая и вода чистая, ежели пить захочется.Но однажды вздыбилась земля Орийская (арийская), море кругом закипело, дома стали падать и рушиться, и люди не могли на ногах устоять, и всякий зверь ревел и на землю падал, и много коней и коров поломало ноги.Тогда царь Сварог велел приготовить лодии, бросать всё, кроме самого нужного, сажать в них детей, стариков и жён, да ещё молодых жеребят, телят и дойных коров брать и вместе с охраной воинской поскорей отплывать от берега.Вышли лодии в открытое море и поплыли на полудень (направление юг). Тем временем пошёл дождь, потом снег, вода начала замерзать, и пришла Великая Стужа.Отплыли лодии от земли Орийской, а гора Меру стала огнём гореть, и опять затряслась земля. На передней лодин шёл царь Сварог со своим воеводой — великим Янушем, а за ним — другие цари с людьми своими. Остались те, кто уплывать не хотел, кто добра своего и золота дбался пуще жизни.Тёмная ночь стояла кругом, и волны ходили, яко горы, и ни одной звезды не было видно. Сварог приказал зажечь большой фонарь, и так за его лодией все потихоньку плыли. Наутро же увидели, что позади, где была земля, только пар клубится огромною тучей, а над ней с криками летают птицы.А лодии пошли дальше к полудню, пока не увидели далёкие горы — то уже берег был. Вошли Русы в Великую Протоку. Велел Сварог царю Вентырю потихоньку лодии дальше вести, а сам с воинами вернулся к земле Арийской, надеясь хоть кого-то ещё спасти.Однако на том месте, где гора Меру стояла, ничего уже не было, только море кипело, да плавали доски, солома, мёртвые люди и звери. Заплакал Сварог и вернулся назад. Догнал он своих в Великой Протоке и поплыл с ними дальше. И увидели они людей, стоявших на берегу. И велел Сварог пристать к берегу, но прежде одеться всем в копытную броню (броня делавшаяся из костяных пластин разрезаемых копыт), потому как неведомо — друзья их ждут или вороги.Спрыгнули воины в воду, потащили лодии к берегу, с ними и воевода Януш. Вышли они, капли с брони стекают и горят на солнце, так что похожи воины на больших рыбин в чешуе. Подошёл Януш к людям, а среди них много своих Орийпев, кого царь раньше по делам посылал на Большую землю. Рассказал Януш, как отныне лишились они родной земли. Заплакали люди горько, потому как потеряли семьи, отцов, матерей, детей, сестёр, братьев. А другие встретили родных среди спутников Сварога-царя и тоже плакали, но от счастья.И велел царь Сварог царю Вентырю сети делать, чтоб наловить рыбы и накормить людей. Взял Вентырь пять палок — четыре вместе ремнями связал, а пятую — посредине. Приторочил меж четырьмя палками сетку, положил в середину камень, опустил в воду и наловил той сеткою рыбы.Потом на берегу котлы ставили, под ними огонь разжигали и варили добрую юшку. Благодарили царя Вситыря, а сетку его так вентырем и прозвали.И ещё велел Сварог, чтоб ни телят, ни ягнят не трогали, а коров молочных берегли пуще ока и молоко только детям давали. Взрослые же должны рыбой питаться, травой, кореньями и дичиной, какую на охоте добудут.Через три дня снялись лодии и поплыли дальше. Доплыли они до Великой Речки, а там тоже люди по берегам стоят, уже дошли до них слухи о гибели земли Арийской. Принесли люди с Великой речки свежей еды, чистой воды и мяса и предложили возле них поселиться. И решили Русы пока тут остаться. А царь Сварог сказал, что поплывёт искать Египету — земли дальней (после гибели Атлантиды накладываются другие события).Остался русами Януш править, после Януша стал Вентырь, а Вентыря сменил Верша-царь, который верши для рыбы придумал.Царь же Сварог со своими людьми плыл до Египету, и видели они по берегам огромных зверюг, которые погибли от холода (Мамонты), а также от голода и болезней.Много по свету царь Сварог ездил и других людей мирно жить учил, и как железо варить, землю раять, скот разводить, масло бить и сыр делать себе на потребу. И с тех пор, как стали они жить и трудиться купно, то увидели, что меньше стало у них горестей.И правил царь Сварог в Египету тридцать лет, а когда вернулся, то Верша-царь уже свой век доживал. И когда пришёл Сварог к людям своим, то через две седьмицы и преставился. Вскоре и Януш Великий помер, и многие воины старые.А когда русами стал Каныш-царь править, сказал им: мучаемся мы голодом и холодом, и скотина наша, и звери кругом мучаются оттого, что земля ледяная. Пойдёмте новую землю искать!И пошли русы с Канышем-царём в землю Синдскую (поход в Индию, когда туда наши предки принесли Веды, чёрным народам Индии которые те и сохранили), и там развели вдоволь скота, и могли уже есть молоко, сыр и масло, и хлеба имели вдосталь, а к нему капусту свежую и мочёную.А после Каныша был Могучар-царь, при котором осели Русы на семи реках, где они жили богато и счастливо. 

Сказание про царя Сварога

В стародавние времена жили наши Прапращуры, а перед ними были ещё древнейшие времена, такие старые, как Мать-Земля наша, что когда рукою её коснёшься, в прах рассыпается. А перед той седой древностью была старина такая, от которой едва заметный след остался.Во времена те самые прадавние был у наших Пращуров царь Сварог, и под его началом ещё тридцать царей было, и каждый был именем Божьим назван. И были те цари Раями (название одного из островов Даарии), Райцами или Орийцами, потому что только по Правде правили, а Правда раньше называлась Правою или Равою.Вот однажды сел Сварог в лодию и поплыл на полудень. Мало царств нашёл он по пути и мало людей встретил, а какие были, те убегали и в лесах прятались, а когда говорили что, то нельзя понять было.И так отплыл царь Сварог искать Египету (здесь накладываются более поздние события, после гибели Антантиды) — земли дальней, и тридцать лет не было его в земле русской. А после тридцати и трёх лет вернулся царь и сказал, что нашёл он Египету земли, и что там было всё не по Прави. И что был он царём в земле той, чтоб научить людей жить семейно, чтоб научить их оружие делать, землю раять и мерить, скот разводить, потому что не знали они ничего из того, о чём Русы ведали.И собрал царь Арийцев своих и сказал им так: «Семь тысяч лет мы зовёмся Орийцами-Русами на земле нашей, и никто ещё не мог одолеть силу русскую. Вы — Русы в Ставр — Русы, Росавы и Борусы, вы — Ресы и Гета-Русы, Могучары и Хоропы, знайте, что все вы — Орийцы. И не забывайте землю свою Орийскую, где у горы Меру, у юры Золотой вы все были как цари. И когда станете избирать себе царя, выбирайте самого мудрого и подчинимтесь ему, и тогда будете Раями все до единого. Не будет меж вас низкого, не будет последнего, злобного, и потому никто не предаст вас в годину трудную».И после этого умер Сварог, а вместо него стал другой Сварог-царь. И жили Русы в Самаре той, на земле своей Могучарской, Хоропской (Область в Индии), на семи реках могучих русских. Собирались часто Роды вместе судиться, собирались Племена, чтоб советоваться. И старший в Роде был Орием-царём, и каждый Рус носил его имя. И если кто тронет Руса, то целый Род шёл мстить за брата, потому что все были Родичи! Все они крепко друг за друга стояли и из всякой беды выручали. 

Глава 2. Расселение из Семиречья

О том, что после потопления Даарии-Арияны наши предки жили в крае называемом Семиречье, и о конкретном месте нахождения этой земли говорится в Индийских ведах: «Отправляясь на Север необходимо достичь священной небесной реки Йа (Иртыш). Это место называется Семиречье». Действительно если внимательно смотреть по карте, то из Индии прямо на Север мы попадаем в Омскую область. А на слиянии Оми и Иртыша стоит город, который во многих индусских учениях называется Омнагард (Омск). На основании древних рунических летописей Древнерусской Церкви православных Староверов-Инглингов можно также сделать вывод что Семиречье — это земля, омываемая реками Ирий (Иртыш), Обь, Енисей, Ангара, Лена, Ишим и Тобол.И эта древняя держава Славяно-Арийцев, простирающаяся до Уральских гор, называлась Рассения, отсюда произошло и одно из древнейших самоназваний славян зафиксированное Византийцем Прокопием Кесарийскнм в VI веке н. э.: «И некогда даже имя у славян и антов было одно и тоже. В древности эти племени назывались Рассенами, думаю потому, что они жили занимая страну Рассению, «расеяно», то есть отдельными поселками. Поэтому то им и земли надо занимать много».По мере отступления воды Славяне-Арийцы осваивали освобождаемые территории, расселяясь в разных направлениях. В 19 тысячелетии до нашей эры произошло крупное движение русов из Семиречья на Запад и Юг через северный Кавказ и Балканы. В 16 тысячелетии до нашей эрыопустились в океан последние остатки Даарии. А русы Анты, из рода Старого Ория, ушедшие далеко на запад, освоили большой остров в Атлантическом океане, который в честь них был назван Антлантидой (т. е. землей Антов). На этом же острове проживало и коренное краснокожее человечество. В результате смешивания белых и красных людей получился новый психологически неуравновешенный тип человечества (т.е. от смешения рас появилась негативные наследственные признаки) и вот эти — то потомки от смешанных браков развязали войну с континентальными русами.В результате боевых действий ими были задействованы стихийные силы земли (гравитационное оружие), после чего 13013 лет назад со своей орбиты была сорвана вторая луна нашей земли Фата, огромный осколок которой врезался в землю (самым большим осколком Фаты считается материк Австралия). Произошел всемирный катаклизм — огонь, вода и землетрясения погубили всё живое, что не могло укрыться. На дно океанов и морей опустились многие острова. Почти вся древнерусская цивилизация погибла. Уровень моря поднялся, по земле прокатились огромные волны до 120 м, земная ось наклонилась к плоскости вращения, и произошли выбросы вулканов, которые загрязнили атмосферу и скрыли свет солнца и звёзд.Наступило резкое похолодание (мамонты, накрытые волной, замёрзли, прямо с не успевшей переварится травой в желудке). Удалось спастись только животным и населению горных районов и то не везде. Прошло много столетий, прежде чем стала очищаться атмосфера, и ледники отступили к полюсам. Началось новое заселение земли. Документальные источники об этих событиях говорят так. 

Велесова книга

«Приведя в жертву коня белого, изошли они (пращуры наши) из края Семиречного (так как там текут семь рек, район современного Омска) с гор и загорья Ирштя (Иртышского, Ирий тишайший), обитая том тысяча веков (100 000 лет, летописи староверов Сибири подтверждают это), и так пошли на Двуречье, разбили там (врагов) конницей своей и двинулись в землю Сирийскую (се Ирий). Там стали и подождали, потом шли горами великими и снежными, и ледяными и отошли в степь и там были со стадами своими. И Скифией (Северный Кавказ) первыми правили, и одержали её Отцы наши дружащие, с праотцами из Нави. И боги силы дают нам отринуть врагов…… Шли и пришли до гор Kарпенских (Кавказских) и во главе у нас пять князей было и города и сёла огнищанские наши, а потом, потеснили нас, и была великая тризна, смерть людей позвала, князья были убиты Морморой, которая суть война. И рекли мы старому Орию — веди нас вон!..Так скот ведя праотцы наши были отцом (старым) Орием до краев Русских приведены, чтоб там пребывать и на страдания многие не обращать внимания, и раны и холода, вот так дошли сюда, и так поселились огнищане на Русской земле. То было сотворено за две тьмы (20 000 лет) до этого (до написания дощечек в 1 тыс.н.э.)…… И пришёл род злой на нас и напал. Пришлось бежать нам к леса к жить там охотниками и рыбаками, чтобы смогли мы бедствий избежать, так было тьму одну (10 000 лет), а потом начали города ставить огнища повсюду раскладывать. По другой тьме (10 000 лет назад от времени написания дощечек) был холод великий и потянулись мы на полдень (юг), ибо там места злачные (по летописям сибирских староверов великое похолодание наступило 13013 лет назад в результате падения большого осколка второй луны Фаты на землю, поэтому погибла Атлантида, произошла великие землетрясения и наводнения, наступило похолодание)…… И была великая стужа. Родичи спрашивали о власти. И многие рекли — не идём до Роду, так как нет успокоения огнищанам, а будем лучше сами в лесу или высоко в горах скитаться. С этими словами родичи были отвержены. И сильно сердиться и лютовать изволил бог Сворот, наказывая великим смятением и горем. У дуба славяне в ночи пробудились от великого грома и землетрясения. И слышим, пришло горе, вопящее и страстью обуявшее. И спешим уйти вон из села, а овцы не хотят. А утром увидели дома растресканные, одни на горе, одни в долине, а есть и в дыре великой в земле, и следу от этих хат не осталась.Великое оскудение пришло к славянам и животы кормить им нечем. И рекли Ирею Отцу: «Веди нас вон». И рёк Ирей: «Я с сынами моими». И рекли ему: «Подчинимся им». И пошли Кий, Чек, и Хорив, три сына Ирева иную землю глядеть (если роды старого Ория ушли в Европу 20000 лет назад, то роды Ирия начали переселение уже после катастрофы Антлантиды). И с того пошёл Род Словен аж до сегодняшнего дня. И так ведёт нас Даждьбог, давая так смертным будущее. Да восхвалим премудрость его.… И ушли Предки из края Иньского (южная Сибирь, Китайское приграничье) куда глаза глядят. Шли мимо земли Фарсисте, и пошли дальше, так как не пригодна овцам земля та. Шли они горами и, видя камни, тоже мимо прошли, так как нельзя просо сеять. И увидели степи цветущие и зелёные. Там стояли два лета, а потом мимо пошли, так как хищники появились. Мимо шли Каяла, и дошли до Непры (Днепр) ибо его как явную границу имеем. А вороги злые, и преткновении мы имели от них на Днепре, Уселся там род славянский, и были они огнищане, так имел каждый дыру в земле и огонь Сварогу…А после тех двух темней (20 000 лет) варяги пришли на землю беря её от хазар, до рук своих…» 

Ильская стоянка

(Из книги «Станица Ильская»: Исторические очерки, Краснодар: Издательско-полиграфическое производственное предприятие, 1994. с. 1 — 9)В 1898 г оду французский археолог Жозеф де Бой (де Бай) открыл на южной окраине нынешнего посёлка Ильского, вблизи излучины р. Иль, поселение людей. В раскопке обнаружены кости 15 видов животных: мамонтов, бизонов, оленей, медведей, лошадей, ослов, гиен и другие останки загонной охоты, следы круглых жилищ с очагами, сложенными из камней…В июне 1979 года экспедицией Ленинградского отделения института Археологии Академии наук СССР, возглавляемой кандидатом исторических наук В. Е. Щелинскнм, в посёлке Ильском была открыта ещё одна стоянка людей, получившая название «Ильская-2». По возрасту она близка уже упомянутой стоянке… 

Сказание про Сораву и Русаву

В те старые часы, когда жили Прадеды Прадедов и не умели времена считать, а кто умел, тот за давностью позабыл, в те времена, когда полудень не там был (то есть, ещё не было наклона земной оси после падения луны Фаты) и когда в небе два Месяца было (Месяц 29,5 суток обращения, и Фата 13 суток обращения вокруг земли), а теперь один только ходит, в те часы старые были Прадеды наши в степи, и жили они на возах, как мы в дому (то есть, рассказывается о временах старого Ория).И был тогда над Пращурами царь Криворог. И не имел он сына, а только двух дочек, одна была русая — Русава, а другая золотоволосая, как Солнце-Сура, — Сорава.И, пожаловался царь Криворог богам, что нет сына, от которого бы помощь была, а одни дочки. А что с них — вырастут, замуж отдаст, замуж отдаст — от него уйдут, с одного воза на другой. А что на чужом возу, то уже не твоё.И молил царь богов, чтоб дал ему хоть зятей сильных и добрых.И пришла как-то рано утром к царю дочка Сорава с вестью: «Не знаю, отец, как и сказать тебе, а видела я, как сестра младшая Русава с хлопцем говорила. А тот, хлопец высок собой, ясен и красив, силён и ловок!Позвал царь Криворог Русаву: «Что ж ты, дочка, от меня хоронишься, хлопца не покажешь, разве я не отец тебе?» «Не нарекай на меня, батьку, я сама видела его впервые и не знаю, откуда шёл и куда потом делся».А на другой день пришла Русава к отцу и сказала: «Ты вчера нарекал за хлопца моего, а сегодня на рассвете Сорава сама с хлопцем была и с ним долго вела беседу».Позвал царь Криворог Сораву: «Что ж ты, дочка, вчера про Русаву говорила, а днесь сама с хлопцем была?» «Не нарекай мне, отче, взаправду видела я мужа, красного и доброго и сказал он, что завтра на Зорьке утренней вдвоём с братом приедут к тебе нас обеих сватать!»А на другой день так и было: приехали два молодца, как писаные, статные, добрые, пo-праздничному одягнутые и стали дочерей у Криворога за себя просить.«Кто ж вы такие, чтоб царских дочек за себя сватать?» — спросил Криворог.«А мы сыновья царя того, что на Небе, и всё, что прошло, — у нас живёт, а что будет — тоже Отцу известно. Это он нас к тебе послал, чтоб во всём помогать и Род твой славный продолжить».И остались они на возах царских, и расплодился-размножился Род Русов-Русавов и Суров-Соравов, и били они врагов многих, и оттого люди наши уцелели, не извелись, как прочие. Много было в степях народов, да мало от них потом осталось! 

Сказание про древнюю Русину

В древности был край Пращурский, который звался Русиною, и был он богатый и славный. Да однажды понехали землю ту Русы и пошли прочь. А потом долго про неё вспоминали, долго по ней жалковали. призывали Жалю с Карною, да не знали уже, камо грясти и где искать ту землю Русинскую. И даже внуки с правнуками про ту землю дбались, да вспять пути не находили, вспять дороги не видели. Так и до наших дней дошла поведка про Русину древнюю, и мы также не знаем, где остался тот край чудесный. А ушли наши Пращуры искать медовые речки и кисельные берега, где хлеб прямо с неба падает — бери и ешь, и люди там не стареют, и дети не умирают. Да не нашли они той земли, а свою счастливую Русину оставили. И живём мы теперь в лесах и степях зелёных, и всё время лишь горе мыкаем.То брехали Пращурам люди про чудесный край, где ни звери, ни птицы, ни люди никогда не стареют и не умирают. И яблоки там круглый год висят, оборвёшь — а они зацветают снова. И капуста тут же вырастает, как только головку возьмёшь.А когда пришли Пращуры в степи (Причерноморские и Азовские), а и там люди гибнут, и дети, и так же надо трудиться за хлеб, и скотина так же умирает, и людей хворь берет. И нету нигде такой земли, по которой текли бы молочные реки!И стали Пращуры жить, как все, — с хищными зверями и людьми бороться, сражаться за пастбища, за реки свои, за живот и здравие.И до сих пор так живём — добро редко имеем, а работы хватает для каждого, так что и передохнуть некогда. 

Сказание про Род-князя, Родич-град и Рода-Рожанича

Когда много времён прошло, и Русы о прошлом понемногу забывать стали, то певцы-Бояны напоминали им о древности, о Пересечне, о Родич-граде и Роде-Рожаниче славном.Так когда-то возвели Русы валы высокие для защиты от Горыньской Змеюки. То враги были, что за Горынь-рекой тырловались, а оттуда на Русь лезли (враждебные племена образно называют Змеюкой). И как пробиралась та Змеюка, так людей жрала, и ниоткуда спасенья не было, потому как соседи Русам не помогали — они сами Змеюки той боялись.И вот возвели Русы валы, а посредине стали Родич-град будовать. Строили, да не достроили, поспорили и разошлись в разные стороны, а валы бросили, и охраны на них не оставили.А в ночи приползла Змеюка Горыньская и многих людей убила.Собрал тогда один Воевода людей и прогнал ту Змеюку силой. И сказали люди, чтоб тот Воевода был над ними Князем, а иначе всем — гибель. И велел тогда Князь славить Рода-Рожанича или, иначе, Сварога и приносить ему требы. И сказал он так:«Сварог-отец есть Род божий, а от него через Перуна, Свентовида, Даждьбога, Яра, Купалу, Вышня, Крышня, через Велеса мудрого, Сивого, Коляду, Хорса и Мать Сыру-Землю нашу происходит и наш Род, Род славян-русов. И оттого мы должны, прежде всего, Рода-Рожанича славить и Род свой беречь. А кто не будет заветы Богов и Пращуров чтить, дважды речь не стану — изгоню из Рода, и он станет бездомным Бродником!»Поняли Русы, что князь об их же благе печется, и назвали его Род-князем и стали его слушаться.Достроил Род-князь Родич-град, поставил на валах охрану, а в степь выслал дозоры. Мотом приказал волов пригнать, запряг их в большой плуг и провёл в дикой степи первую борозду. За ним и все люди стали поля раять и жито-пшеницу сеять. А когда Змеюка налезала, собирались и били её. А Роду-Рожаничу непременно Требу давали — молоко, яйца, сыр, масло, просо, пшеницу. И давал им Сварог урожай щедрый, и Русы редко страдали голодом.И размножилась Русь, стало много у неё воинов и пеших, и конных, и стали бояться её враги.Потому восславим и мы Рода-Рожанича и Род свой, и старого Род-князя, и всех воинов, что за Русь полегли! 

Сказание про Родню Волынскую

В те старые времена, когда люди ещё киями-палицами бились и топора-секиры не знали, а вместо ножа брали кость, обтачивали на камне и той костью резали мясо, а рыбу острыми каменьями потрошили; когда дрова ломали руками и берегли уголья в печи, потому что не у каждого в доме были крем ушки, так уже в те времена Русы наши были и жили в городе Родне за Днепром. И были они на своей земле вольными, и потому край тот звался Волынью…»Глава 3. Сотворение белыми людьми Державы ЕгипетИтак, спасшиеся рода антов после потопления Антлантиды переселились на север Африканского континента и создали державу Египет (в мифах древнего Египта сказано что, эту державу создали девять белых людей приплывших на лодке, и первые четыре династии фараонов были белыми) Во многих славянских источниках эта великая держава называется Та-Кемия (переводится: то земля чёрных), но греки называли проживающих там белых людей Кимерийцы или Кимры. Смотрим документы. 

Книга Света

«В великой стране Та-Кеми, что находилась на востоке от Антлани, и на юге от Великой Венеи (Европы), проживали многочисленные племена с кожей цвета мрака (Негры) и племена с кожей цвета заходящего Солнца (предки отдельных семитских племен, в частности арабов). Среди этих племён существовали две могущественные касты Жрецов и имели они три духовных учения, которые им дали Харийцы (род белых людей, предки казаков — Характерников) пришедшие из страны Антов». 

«Хронограф Малалы» и «Ипатьевская летопись»

(тексты практически совпадают слово в слово)«А в Африке (с неба) упали три огромных, камня (осколки луны Фаты), а после потопа и разделения народов стая царствовать сначала Местром из рода Хамова, после него Еремия (Гермес), а после него Феост (Гефест), которого египтяне называли Сварогом. Во времена Сварога в Египте упали клещи с неба и начали (египтяне) ковать оружие, а до того бились палками и камнями. Тот же Сварог закон установил для женщин, чтоб выходили замуж за одного мужчину и хранили ему верность, а прелюбодеек велел казнить. Поэтому называли его Сварог, и почитали его египтяне. До этого жены блудили с кем хотели и были как скот блудящее. Когда рождался ребёнок (женщина) говорила тому, кто ей был люб: «Это твое дитя». Сварог этом порядок уничтожил, а велел одному мужу иметь одну жену, а того, кто преступал этот закон, ввергал в огненную печь. За все это назвали его Египтяне Сварогом и почитала как бога.А после него царствовал сын его по имени Солнце, которого называют Даждьбог, 7470 дней, что составляло двенадцать с половиной лет. Не умели Египтяне считать иначе: одни по луне считали, а другие днями годы считали. Число 12 месяцев узнали потом, когда начали люди дань давать царям. Даждьбог был сильным мужем, услышав от кого-то о некой богатой и знатной египтянке и о неком человеке, восхотевшем сойтись с ней, искал её, желая схватить её на месте преступления и не желая закон отца своего Сварога нарушать. Взяв с собой нескольких своих мужей, зная час, в который она прелюбодействовала, ночью в отсутствии мужа её, застиг лежащею с другим мужчиной, которого она сама облюбовала. Он схватил её, подверг пытке и послал водить её по земле египетской на позор, а того прелюбодея обезглавил. И настало непорочное житье но всей земле Египетской, и все восхваляли его. По умирании жеДаждьбога сына Сварогова, царя Египетского, потом царствовал Сирий, а по Сирию царствовал Орий, а по Орию царствовал Филисий». 

Книга мудрости Перуна

«При великом переселении потомков рода Небесного (Славяно-Арийцев) за Рипейские горы (Уральские) кои защищают на западных рубежах Святую Рассению, дойдут они до великих вод Океана Западного (Атлантического) и перенесет их сила небесная на землю Безбородых людей с кожей цвета пламенн Священного Огня (индейцев, коренных жителей Антлантиды)…. Великий достаток отуманит головы вождей и жрецов и будут использовать силу Стихий Мидгард-земли …и уничтожат землю ту (Атлантиду) и скроется она в глубинах великих вод, тако же, как скрылась в древние времена к глубинах северных вод Священная Даария… Спасутся праведные люди (Атлантиды) и Сила небесная перенесёт их на восток в земли людей с кожей цвета Мрака… Люди с кожей цвета Мрака будут почитать потомков Рода Небесного за Богов… Четыре рода Расы Великом сменяя друг друга будут обучать Древней мудрости новых Жрецов и строить Трираны-Гробницы к виде гор рукотворных, четырехгранных (Пирамиды строились под руководством белых людей)…. Другие же рода расы Великой расселятся по всему лику Мидгард-земли и перейдут Гималаи (и придут в Индию, см. сказы выше)». 

Глава 4. Расселение родов Сканда, Одина, и Скифа со Словеном и Русом

Рода русов уцелевшие после катаклизмов в Семиречье (Омская область, горный Алтай) по мере отступления волы и ледников продолжали расселение в Европейские степи Причерноморья и Азова, находя общий язык с оставшимися там после потопа родами белых людей. Хотя, некоторые из них, живя долгое время в изоляции, многое утратили из ранее единого языка Славяно-Арийцев. К VII тысячелетию до нашей эры наиболее крупные поселения русов существовали вдоль крупных рек вокруг Русского (Чёрного) моря. Столицей считался древний город Хорсунь. В устье Буга был город порт Уруб (ныне Николаев), в устье Днестра построили Белгород, в устье Дона крепость Русу (ныне Азов), в Крыму город Саки и Новогород (ныне Симферополь).В пятом тысячелетии Причерноморские и Азовские степи пережили крупное нашествие русов с востока во главе с Царицей Исхарой. Дальше, когда Семиреченский князь Сканд вернулся из второго Харийского похода в Индию в 2616 г. до н. э. (2893 СМЗХ), то жрец Один благословил его рода па переселение в европейскую часть материка. Они прошли мимо Урала, и вышли на реку Мутную, а около озера умер их волхв Мойск, и в честь него это озеро назвали Мойск-озеро. Реку же назвали Волхвом. После этого они пошли дальше на север. Там Сканд поставил новый Асгард (Свеодский — несущий свет Одина). Князь Сканд умер, но перед смертью сказал, что будет покровительствовать этим землям из мира Нави, Так произошло название этой земли — Сканди-Навья.После успешного переселения Сканда верховный жрец Один, также собирает свои рода, оставляет в Семиречье править своих братьев, а сам в начале идет на запад в Гардарику (Городищенская Русь), а затем на юг в страну Саков (Казаков), оставляя там часть людей во главе со своими сыновьями (так в наших степях появились рода Ясов — Асов). После этого он отправляется на Север к морю.В 3099г. от СМЗХ (4414 лет назад) сыновья Донского казачьего царя Урвана — Рус, Словен и Скиф, снаряжают походное войско казаков для последующего расселения. Младший брат Скиф остаётся в Причерноморских степях. Рус следует на Дунай, а старший Словен с сестрой Ильмерой идёт на север где в 3113г. от СМЗХ (то есть 4400 лет назад) основывает свою столицу город Словенск. Его внук князь Венд сын старшего сына Волхва в честь деда называет свои рода «словенами» и начинает воевать на севере.В 24 веке до н.э. в наши степи прибывают, русы с Урала во главе с воеводой Сурьей и его старшим сыном Самаром. В 1703 году до н.э. степной царь Авар организует военный поход в Египет. В 1418 году до н. э.воевода князя степных руссов Таргитая Невр, разбивает Городищенских русов. В 1391 году до н.э.погибает на Днепре князь Таргитай, и вместо него избирают князем Радигоща. В 1348 до н.э. его сменил сын Рос, который в 1321 до н.э. победил царя русов-скитов — Черного, в честь которого назван город Чернигов. В 1262 году до н.э. под ударами ахейцев гибнет Троянская Русь (вместе с городом Троя) и часть Русов — троянцев во главе с Антенором также оседает в Причерноморских и Азовских степях.А теперь подкрепим вышесказанное документальными источниками. 

Сага об Инглингах

«…. Страна в Асии к востоку от Танасквиля называстся Страной Асов, или жилищем Асов, а столица страны называлась Асгард (нынешний Омск). Правителем там был тот, кто звался Одином …. Большей горный хребет тянется с северо-востока на юго-запад (Уральские горы). Он отделяет великую Скифию от других стран… К югу от него расположена Страна Турок…. так как, Один был провидцем и ведуном, он знал, что его потомство будет населять Северную окраину Мира. Он посадил своих братьев Be и Вили правителями в Асгарде, а сам отправился в путь и с ним все Дии (жрецы) и много другого народа. Он отправился б начале на запад к Гардарики, а затем на Юг к страну Саков, у него было много сыновей, и поэтому оставив там людей и своих сыновей правителями (потому то и называется море Азовское, а одно из племён составляющих нынешнюю Осетию назывались Ясы или Осы (Овсы), а второе Ланы или Аланы), он отправился на север к морю, и поселился на одном из Островов….. Один умер от болезни в стране Свеев (нынешние шведы) и был после смерти сожжён и его сожжение было великолепным — … дым от погребального костра высоко поднялся к воздух…» 

Мазуринский летописец

(ПСРЛ т.31 изд. 1968)«Лета 3099 (от С.М.З.Х) Словен и Рус с роды своими, отлучашася от Ексинопонта (Чёрного моря) и от роду своего и от братии (Скифа) и хождаху по странам вселенныя, яко крылаты орлы прелетаху пустыни многие, ищущие себе места на селение, и во многих местах почивающе мечюще их и нигде же не обретоша себе селения. 14 лет пустые места и страны обхождаху, дондеже дошедше до озера некоего великого, Мойска зовомого, последи Ильмер проименовался во имя сестры их Ильмеры. Tогда волхование повеле им наследником места того быти. И старейший Словен с родом своим и со всем, иже под рукою его, седе на реце, звомой тогда Мутная, последи же Волхов проименовасе во имя старейшего сына Словенова, Волхова зовома.Лета 3113 (от С.М.З.Х) великий князь Словен поставиша град и именоваша его именем своим Славенск иже ныне зовется Великий Новоград от устия великого озера Ильмера по реце Волхову полтретья поприща и от того времени новопришельцы скифы начдша именоватися Словяне»Из Акимовской летописи так же известно, что другой сын Словена князь Вандал (Венд) который правил по смерти Словена «ходя всюду на север, восток и на запад морем и землей, многие земли на вскрай моря повоева и пароды себе покоря…». 

Велес Книга

«Се выли князь Словен с Братом своим Скифом и пришла весть великая с востока (что, идут ещё переселенцы из Сибири в Европу) и рек он: «Идём до земли Ильмерской и Дунайской. И так сделал и старшего сына оставил у старца Ильмера и пошёл дальше на полночь (север) и там град свой Словенск утвердил. А его брат Скиф у моря был и был у него старшин сын по имени венд, а после него внук был Кисек, что владел степью полуденной. И кровь там много лилась и битва превеликая свирепствовала там по обеим сторонам Дуная. До гор Русских (Карпатских) и хребта Карпенского (Кавказкаго). И речем о том, что утвердили Колу (круг), что б он врагам отпор творил. И поразили их и отбросили от себя. И родичи рекли о созыве веча единого, чтоб сотворить землю нашу». 

Сказание про Макодуна-Царя

Во времена давние, за которыми ещё древнейшие виднеются, а за ними такие, что и камень от тех времён разрушился, и земля с могильников осыпалась, в те самые древние времена, когда ещё и Комыри (Кимры) не приходили, жил-был в степях царь Макодун.И было у него множество скота, коней и овец, а слева от него за столом садилось две тысячи людей, да и то не все, потому как земля Макодунова простиралась от Донца и Дона до самого Днепра, и тем, кто с краю жил, пять дней надо было скакать, чтоб попасть на обед к царю, а другим и вовсе десять дней требовалось.И говорил царь: «Кто придет — садись, хлеба-соли дадим, платить не заставим. А кто не захочет с нами остаться, тому все пути-дороги свободны!»И шли всякие люди к царю, садились справа за стол, как гости. А те, что слева сидели, все звались Макодунами.И когда царь садился за стол, служки несли ему целого зажаренного телёнка, от которого царь чоботным ножом отрезал лепший кусок. И приходил воин с мечом и щитом, а другой — с рогом, наполненным медом-сурьей. Натыкал царь на острие меча мясо, принимал рог с мёдом и вздымал к Даждьбогу, а воин брал щит и держал над столом, и говорил Макодун:— Благослови, Боже! Прими рог наш и степную еду, какую имеем, защити люд свой щитом и мечом от врагов всяческих! Слава тебе, Свароже! Слава тебе, Перуне! Слава тебе, Даждьбоже!С этими словами Макодун выпивал рог и закусывал мясом.Люди трижды кричали «славу» богам, потом трижды славили царя, а затем уж садились есть-пить да бояна-спивака слушать.Царь посылал Бояну серебряный рог меда, а когда тот выпивал и славил царя, Макодун просил Бонна рог оставить на память и спеть им думу про старовину. И Боян начинал так:— Слава богам нашим в небе, слава! И царю Макодуну слава! И Роду-Племени его, что Макодунами прозывается, слава!Было время, когда Русы звались Сирийцами. Было время, когда правил ими Сварог. И в то время земля дрягнулась (землетрясение) и до воды пошла. И Сварог-царь на лодиях по морю бурному повел людей к полудню (на юг), и через три дня дошли до Великой Земли. И Сварог перед самым берегом своим трезубом великую рыбу из волн достал и сказал: «То есть знак от богов, что не исчезнуг Русы, и Сурья наша будет в небе сиять, и после тяжких времён в земле новой ещё лепшая жизнь настанет!»И остался Русами Рыбный Януш править, а царь Сварог уплыл до Египету.Допел Боян песню, поблагодарили его люди.А тут пришёл знавец гилочный — тот, кто лозу ведает. Поднял он два прута, покрутил ими, потом встал лицом к полудню и закричал: — Гей, царь Макодун, скачи к полудню! Уводит враг наших людей в рабство-отрочество! Скачи, не медли, и настигнешь врага завтра утром на восходе Солнца великого!Вскочил царь Макодун:— Люди мои, сыны Солнца нашего, садитесь на коней борзых и всю ночь неустанно скачите к полудню!Помчались Макодуны, всю ночь скакали, а рано утром увидели в степи Греков с людьми, пленёнными и стадами угнанными. Налетели они на Греков, разбили их, а Русов освободили. Вернулись назад и сели за столы царские доедать-допивать. Вышли вперёд волынщики и громко заиграли на волынках, прославляя царя Макодуна и его храброе воинство.И так всё время на Руси было — то мир, то война, то другая. И каждый раз Русы за вольность свою сражались, хотя и любили жить мирно. 

Глава 5. Времена Богумира

Из Семиречья продолжают притекать переселяющиеся роды русов и в XI веке до нашей эры в прикубанские степи переселяются Роды князя Богумира (которых Геродот называет скифами) и в это же время усиливается в военном отношении Белогородский (на Днестре) царь Святогор.После того как на севере Африки разразилась засуха, в 1049 году до н. э. в Причерноморье из Кимерии возвращается часть Антов-кимерийцев, ведомых своим царём Кимром. Огнём и мечом проходят они от Дуная до Таманского полуострова, занимают весь Крым и в 1026 году до н.э. пленят и казнят царя Гора (Горея). В 911 г. до н.э. кимры во главе с царём Теушпой нападают на воинов царя Сварога сына Святовита.: В личном поединке Сварог побеждает брата Теушпы — Рогдая и после жестокой сечи, так и не выявив победителя после междоусобного побоища, дружины расходятся. В 838 г. до н.э. умирает Сварог и князем избирают его младшего сына Таргитая у которого было три сына Липа, Арпа и Кола. В 8 веке до нашей эры себя прославляют князья-русы: Светозар, Радим, Дулеб, Гор. 

Велес книга

«Был Богумир — муж Славы и имел трёх дочерей и двух сынов. Жил он к скуфе (жилище) степном и подчевался на травах. И был он богам послушен, и вразумляем ими. Также и мать их наречённая Славуней, створяющая им потребу (жила с ними). И рек тот Богумир на седьмой день: «Я хочу дочерей своих отдать (замуж) и внуков увидеть. И сказав так, запряг в повозку коней своих и поехал. И приехал до дуба, стал в поле, и остался ночевать огонь разведя. И подъехали вечером трое мужей на конях к нему на встречу. И рекли так: «Здраве будь? Чего ищешь?» И поведал им Богумир трудности свои, а они отвечали — «Мы сами суть в походе, чтобы найти жен». Вернулся Богумир к степь свою к привел трех мужей дочерям. И отсюда три рода изошли и славны были.Это Древляне, Кривичи, Поляне, так как первую дочь Богумира звали по имени Древа, другую Скрева и третью Полева. Сыновья же Богумира имена свои имели — Сева и младший Рус. От них происходят Северяне и Русы. Три мужа те были — три вестника Утро, Полдень и Вечер (направления расселения). Сотворились те роды в Семиречье (район г. Омска) в крае, где обстали мы за морем. В Крае Зелёном, коней и скот разводили, до древнего исхода в Карпенские (Кавказские) горы. То было за 1300 лет до Германореха (1000 лет до н.э.). В то время была превеликая битва на берегах моря Готского (Азовское), а там праотцы накидали Курган из белых камней, под ними погребли бояр и вождей своих, которые в сече пали». 

Сказание про Горея и Гороха

Была при наших Дедах такая война, что, как огонь, занималась со всех сторон, к куда от него деваться — неведомо. Глянешь на полночь — там дым идёт, на восход солнечный и на закат — чёрный прах встаёт, и с полудня война валом валит. И повсюду люди горюют и плачутся.И сказал тут наш царь Горей (Гор):— Все, кто меч держать может, все, кто на коня ещё садится, отрезай наполовину бороду и иди землю русскую защищать! Когда мира добьёмся честного, то и борода отрастёт заново, а ляжем на поле со славою, в Ирии она не понадобится!И пошли Деды сражаться с Комырями. А за ними Кельчина идёт, а побили её, Годячина нападает, а побили ту, ещё идут вороги. И встает за ними пыль до небес, и много их — как песка в море, и даже трава после них не растёт.И поклялись Деды лепше заткнуть, чем землю свою врагам отдать. И день-в-день три года, три весны, три зимы, три лета бились они, оборонялись, пока враги не прошли несметные и подались к Заходу, Солнца на людей иных, потому как видели они, что крепка Русь наша, что не поддается она, и война с ней может быть до скончания века. И нет у них больше ни коров, ни лошадей, нет ни злата, ни серебра, и поживиться тут нечем.И пошли враги несметные в те края, где много хлеба и скотины всяческой, прошли степями и сгинули. И многие из них пали, убитые и порубленные, так что вся степь мертвецами чернелась, и некому хоронить их было, и клевали их птицы-вороны и терзали собаки с волками, и скоро степь только костями белелась обглоданными.И осталось Дедов совсем мало, и царь Горей загинул на той войне, а других забрала потом злая Мара (богиня смерти и покоя), потому как впроголодь жили люди, мяса не имели, только траву варили и корни ели.И стал над Русами царь Горох — сын Гореев, стал считать, сколько осталось Русов, да и сам заплакал. Потому и рекут люди старые, что во времена Гороха людей было трохи.И держались те люди вместе, изживали злую Беду терпением, в речке рыбу ловили, с травой мешали, варили. Жуков ловили, полевицу всякую, горохом диким, питались, тем и выжили. А потом стада развели, и снова Русь размножилась, посильнела, и враги обходили её стороной. 

Глава 6. Приход из Семиречья родов Ория (другого)

В VII веке до н.э. на Северный Кавказ из Семиречья переселяются роды отца Ория. В это же время усиливаются Вавилонские цари Набопаласар (627 г. до н.э.) и Навуходоносор (610 г. н. э.) и набирают себе в армию русские дружины и с помощью их захватывают Сирию, Палестину и Египет. После победы вавилонцы (Вайлы) устраивают пир (597 г. до н. э.) и опаивают вином русских воевод и князей, а затем их убивают. После этой трагедии те русы, которые ходили в военный поход с вавилонцами возвращаются в родные причерноморские степи и встречают там вновь прибывшие рода Ория с сыновьями. 

Велес книга

«А после Богумира был Орей с сынами своими.От отца Ория и до Дира было 1500 лет…. Вожди рода Ория сильны, как и те которые к старину под солнцем Египтян били. В те времена (до прихода в степи Кубани родов Ория) не было единства. Были как стадо овец вез Велеса. … И то парсы убираются, и великая части руских Набсура потчует не стрижась, пел то враги…. наши же люди (часть) пошли под Набсура царя, а затем пошли в солнечный Египет, и долго те лета творились. И так пройдут дни и русы уйдут от Набу царя.А парсы не пошли за ними. И так дошли они до краев наших (та часть русов, что ушла от Набсура) и там услышали песни наши (вновь пришедших родов Ория) об Индре и Валу, и нашем былом. И столп веровать былым богам и то свом Боги они суть наши отцы. Единые имена мы с ними носим. И никогда не называют нас по-другому, как тех язычников, которые бабские ласки терпят».«Расскажем подробности, как начались мы в округе этой. За 1500 дет до Дира пришли наши прадеды до гор Карпенскнх (Кавказских) …до горы великой (Эльбрус), до долины с траками, где много злаков …и там осели.. ..И там уселся Кий, который начал обустраивать Киев (первый Киев был на Кавказе и назывался Кийяр) то была русская столица…. И жили ладно, ибо роды управлялись отцами Родов… — И такой наша жизнь была 500 лет. А там двинулись мы к восходящему солнцу и к Heпре пошли. Та ведь река к морю течет, и к полуночи мы сели на ней. И звали Непру препятствием и там поселились они и 500 лет все сами собой управлялись и так были богами хранимы многими … зовущимися соязычниками. Ильмеров множество было там, огнищан оседлых. И так скот водили к степи, да и там богами хранимы были. Может быть еще Орей Отец водил их (старый Орий)….»«Был Киська тот, и вел он родичей со скотом через степи на полдень. Шел где солнце сияет и пришел он к отцу Орию и рек: — Оба мы имеем детей, мужей и жен, и стариков, — надо оборонятся от врагов. И так вот реку объединим овец своих и скот и будем племенем единым. И боги вдохновят нас. И увидим добро от века до века. — А когда считать начали то тот (Орий) сказал: — «Разве единое, правильное решение?» — И тот Отец Орий отвёл свои стада и людей от них и увёл воинов поделенных. И рек: «Там строим град, и то Голунь буде, так как голая степь и леса». А Киська ушел прочь, и вел своих людей, не смешиваясь с людьми отца Ория и он есть старший. И так сотворял в земле той города и села…»«…И потом было семьдесят князей наших, яко Мезислав и Боруслав и Комоногрянец и Горислав. Итак, избираемы иные от веча, и отлучаемы вечем, если люди иx не хотели. Эти князья сильно трудились, и этот Кышек был велик и мудр, и он умер, а потам были иные, и каждый творил благо…» 

Геродот

«Скифы (рода князя Богумира) своими излишествами разорили и опустошили всю Азию. Кроме того, что с каждого народа они взимали наложенную ими дань, скифы совершали набеги и грабили всё, что тот или иной народ имел у себя. Киаксар и мидийцы пригласили однажды их вождей на пир — напоили, а потом перебили». 

Сказание про войну с вайлами

Вспомним о том, как пришли Вайлы (вавилонцы) на землю русскую, пришли несметною силою. А в руке — меч кривой, борода в косички плетёная, а на голове шапка горшком. Много пеших шло и много конных, налетали горшкоголовые на Дедов-Прадедов, как волки, по степи рыскали, скот отбирали, серебро-злато высматривали.Вздохнули Деды, за мечи взялись и пошли обороняться от нечисти. Разбили одну часть Вайлов, за ней другая идет, разбили ту, а за ней третья встаёт. Увидели Деды, что сила у врага немереная, и нет ей ни конца, ни краю.И захватили злые Вайлы почти всю Русь. И стали они людей и царей-князей плетьми бить, требовать у них золота, и детей мучили, чтоб казну спрятанную указали. А у Дедов тогда ни серебра, ни золота не было, а только медь одну знали. И сам царь дедовский старый Рогач (это один из царей еще до прихода родов Ория) никакой казны не имел, жил, как все люди племени, скотину держал, молоком да сыром питался, а про золото ничего не ведал.Убили его Вайлы злые. А когда поняли, что взаправду у Дедов ничего нет, тогда взяли половину людей в полон и погнали на солнце Египетское, и угнали их в рабство до конца жизни, А другая половина Русов убежала к полуночи, там по лесам жила и скиталась.А потом окрепли Русы, размножились и вернулись, чтобы Вайлов побить. А те Вайлы давно в степях сгинули, только кости старые белелись в траве. 

Сказание про царя Усилу Доброго

В старые времена, в древние дни жили-были Пращуры наши в лесах-степях. Пшеницы тогда не сеяли, а меняли на мясо, кожи, сало и овечью шерсть. И жили они просто, но счастливо, грамота была невеликая — что надо, на чурку резали, и того для дела хватало: И были Пращуры рядными, честными, добрыми, никогда друг перед другом не кичились. Водили скот по степям на травы, заботились о ягнятах и жеребятах. И каждый знал коня, как мужик уздечку, и каждый знал скот, как учёный книгу, и ежели заболеет корова, знал, как лечить, а коли человека хворь возьмет, знал, как оздравить. И друг другу они говорили лишь правду, никто не лгал, старых слушались, дедов уважали, баб почитали, детей стерегли, жён защищали и помогали слабым. И всякому прохожему-проезжему давали есть-пить, место у костра и ночлег. А завидя вора, скакали за ним на конях и от своих отар отгоняли.И был у наших Пращуров царь Усила Добрый. И царь тот, как все люди его, спал в телеге, накрывался попоной, а под голову седло клал. А в ночи вставал, проверял дозоры, и горе тому, кто заснул в траве?На заре вставали наши Прадеды, молились на Восток ясный и говорили так: «Красуйся, Заря ясная, красуйся в небе! Ты рано встаёшь, к нам идёшь, как жена благая, молоко нам своё несёшь и в степь проливаешь. Будь счастлива, Зорька Пастушья! Прими поклон отцу с матерью, прими поклон делу с бабою, и брату родному, что рано преставился, и сестре нашей, что умерла! Пусть горят они в небе синем звёздами и сияют нам из Сварожьего Ирия!»Так молились Пращуры, Богов славили, и Боги давали им добра всякого, для жизни необходимого. Но и лишнего не давали Боги, потому как от лишнего человек изводится, от лишнего жена портится, сыны гуляют, работать бросают, дочки расходятся по чужим людям, и от лишнего человек остается один сам с собой, всем лишний.А тогда люди добрыми были, соседям помогали, за работу плату не брали. И молодёжь в те времена была к старым почтивая, к малым бережливая. В простоте жили, о чистоте Купальской заботились, зла не знали друг к другу и зависти. И приходил к ним Бог в простой свитке, говорил с ними, подсказывал, а люди те по простоте своей думали, что это Дед старый к ним ходит, и отвечали ему с уважением. А потом вдруг видели, что старей тот по земле шёл, а потом по небу, по Стезе Млечной, что Заря, несши, пролила из кувшина.Вот играли как-то Дети в траве, и девочка одна землю рыла, вскапывала и в неё травинки втыкала. Подошёл к ней Старец Белый и похвалил: «Так, дитя, сеять надо.» И дал ей всякие зёрнышки, велел посадить и попивать часто. Взяла девочка, сделала, как Дед велел, а через неделю взошли ростки. Поливала их девочка целое лето, и созрели огурцы, дыни, арбузы. Все удивлялись, ели, хвалили, новые семена собирали. И стали люди землю бороздить, стали зёрна в неё садить и с тех пор научились хлебопашеству. Горох стали сеять, чечевицу, фасоль и бобовину всякую. А потом лук степной и чеснок на огородах своих выращивали. И стало людям, что есть кроме молока, масла и сухого творога.И сам царь Усила Добрый из дуба вырезал плуг, запряг волов, распахал землю и засеял пшеницей. И когда созрел урожай, восславил Богов, поставил Первый Сноп Даждьбогу, налил ковш мёда и на землю плеснул Земио-богу, — принес им требу, как водится.Стали наши Деды и прадеды землю раять, хлеб сеять и богов славить, потому, как больше не нуждались и коров-овец на муку не меняли.И пришёл к ним купец чужедальний, стал показывать им золото-серебро, предлагать в обмен на кожи, сало, мясо говяжее и овчину. И царица Годыня, жена Усилы, набрала серебра-золота, стала им украшаться, стала в волосы завивать, кольца носить и браслеты, а тело в парчу-бархаты облекать. И все жёны за ней стали так делать. А за жёнами и девчата наряжаться начали, а за ними хлопцы свои мечи в золото, а уздечки в серебро оправлять.И стали друг другу завидовать — у кого уздечка краше или седло, и стали себя возвеличивать, а над другими смеяться. Исчезла прежняя простота, жизнь пошла какая-то другая, скучная. И сам Усила-царь заскучал, а жена его подбивает на войну идти, чтоб ещё больше серебра-злата у другого царя отобрать. И из-за тех мыслей, про лишнее, пошла жизнь у людей скаредная и тяжкая, к войне надо было дбаться, оружие сотворять, кузни ставить, мечи ковать, ножи крепкие, пики острые и идти на войну посреди лета. Как узнал про то царь соседний, стал он к отпору готовиться, стал учить людей на коней садиться, в чистом поле скакать и оборону держать.И когда Усила-царь повёл своё войско, вооруженное кто мечом, кто вилами, соседний царь своих людей выставил, и началась сеча великая. Много народу в ней полегло, много было кормежки воронам. И пошло то Зло по степи гулять, так что соседи дальние тоже друг в дружку вцепились, и по всей земле, где Прадеды жили, один царь восстал против другого. И был от того один убыток: скотину поели, посевы вытолкли, горшки — и те побили, не в чем есть стало.Стали Деды тут жаловаться, на Годыню-царицу нарекать, что ежели б не она, то не пошёл бы Усила на соседей войной. А Годыня кричала на Прадедов, что будь они храбрыми, то всех царей перебили б давно и добро их себе забрали. И пошло ещё большее помрачение, в полях — запустение, на скот падёж, меж соседями — междоусобицы,И пришёл и напал на них враг лютый, привёл его купец чужедальний. И побил тот враг Пращуров, а Годыню за шею к возу привязали, кнутами побили и в полон вместе с другими людьми увели. И потеряли Пращуры всё, что имели, и царя Усилу Доброго в землю зарыли, потому что убили его враги.И долго длились годы рабства-отрочества, пока не собралась Русь воедино и не смогла отразить врага.Помните же о тех Прабабах и Прадедах, что немудрыми были и из-за того земли и воли своей лишились,Славьте Богов и просите у них токмо мира и хлеба, а что лишнего — то ненадобно! (Ведь до сих пор на Руси говорят: «Лишь бы не было войны») 

Сказание про Лихо Степное и Кишку-царя

Когда были Деды наши в степях, жили они на возах, на возах и добро держали. А где поставят воз — там и село целый день стоит, там и слобода у речки костры палит и на них юшку рыбную готовит. Поедят-попьют, скот напоят, переночуют, а на Зорьке Утренней дальше едут, в другие места, где трава сочнее и вода чище, где цветов больше.Едут Деды табором, а впереди воз идёт, а в том возу царь дедовский спит, попоной накрытый, овчиной подоткнутый. И был тот царь совсем стар и больше спал на возу, чем царевал, и больше мирил людей, чем наказывал.Вот взял царь, да и умер как-то ночью, умер, как заснул, будто дитя малое в попону вцепился, и дышать перестал.Собрались Деды хоронить царя. Обвешали гарбу его боталами разными железными — блях всяческих и цепей нацепили и повезли его вокруг земли дедовской, чтоб он землю свою в последний раз увидел, и чтоб люди с ним проститься могли.Идут кони, шагом переступают, а бляхи звенят печально, цепи громыхают, железо гудит и разносит жалобный стон. И, слыша то, люди спешат к возу и кланяются царю, плачут, провожая его в последний путь.Схоронили царя Деды наши, а сверху насыпали курган высокий, чтоб не добрался до могилы зверь дикий, и чтоб не тронула чужая злая рука, схоронили, страву поели, а потом собрались на Раду — как дальше жить без царя? Сыновья его царевичи в войнах полегли, и из родни никого не осталось.Думали-спорились, а потом решили разойтись по Родам, и чтоб в каждом Роду свои Старейшины-Родичи правили, и как они скажут, тому и быть. Решили, что единый царь и единое Племя не надобны.Разошлись люди, и пришло к ним Лихо Степное, стало скот морить, Дедов хватать, в полон уводить на чужбину. Раскидало то Лихо Дедов наших по всей степи, разбросало, друг на друга озлобило, каждый Староста своё речет, а других не слушает. И такое горе тяжкое по всей степи покатилось, что никто не знал, как ладу дать и что сделать, дабы опять к ним Добро пришло.И вспомнили тогда, что при едином царе лад был кругом и мир. И собрались Роды и выбрали себе нового царя — Кишку, или, иначе, Киську. И сказал им Кишка-царь, чтоб собирали скотину, считали, заново по Родам делили, чтоб всем досталось, и дети не сидели без молока. И сказал дозоры в степи ставить, всадников собирать и врагов отваживать, отбивать у них и коней, и скот.И ходило в траве высокой Лихо Степное Одноглазое (образ врага), посматривало на Дедов, а подступиться уже не могло, потому что прекратились у них свары, прекратились раздоры, а поселилось меж них Добро.А против Добра Лихо ничего поделать не может. 

Глава 7. Войны русов казаков с Киром и Дарием

В VI веке до н.э. царь персов Кир II, из династии Ахеменидов, вторгается на Кавказ, где его полчища были разгромлены Царицей Саков (казаков)-масагетов, Сиромахой. Царица Сиромахова (вдова Махова, Мах-означиет Великий) имела свои летние пастбища на Дону и Донце, а зимние — в современном Азербайджане, где граница её царства пролегала по реке Араксу. Тут и произошла в 529 г. до н. э. , описанная в сказе (см. ниже) битва руссов (саков-массагетов) с персидскими полчищами., а плененный Кир был казнён. Через 16 лет после смерти Кира Дарий I новый владыка Персиды усилился настолько, что решил наказать русов за смерть Кира и в 513 году до н. э. перешёл через Босфор и Дунай в Северное Причерноморье с войском в 800 тысяч человек и флотом 600 кораблей. Против него выступил союз казачьих царей Белгородского царя Иданфирса, Царя Скопы, Донского Князя Антира, Кубанского Кныша. Царица Сиромаха — (греку Геродоту еврейский толмач прочел её имя с права налево и получилась Тамирис) была жива, но, находясь к востоку от мест вторжения персов, уже не играла основной роли в непосредственном разгроме Дария. Однако участвовала в Совете старейшин русских, главным князем над руссами был тогда царь КАНЫШ.В сече русы-казаки порубили около 700 тысяч персов (512 г.), но Дарий сумел бежать. Согласно легенде, война окончилась так: «Однажды русы-казаки послали Дарию послов с весьма странными дарами — птицей, мышью, лягушкой и пятью стрелами. Сам Дарий истолковал это послание как признание безоговорочной капитуляции: русы отдавали ему всю землю — ведь мышь водится в земле и питается тем же, что и человек — зерном; лягушка живёт в воде, птица быстротой полёта символизирует лошадь — самое ценное имущество воина-казака; а присланные стрелы говорят о том, что казаки складывают своё оружие к ногам победителя. Однако Персидский жрец Горбий истолковал это послание иначе: «Если вы персы — пересказывает это толкование Геродот — не улетите как птицы в небеса или подобно мышам не скроетесь в землю, или подобно лягушкам не ускачете в озёра то не вернётесь назад и падете под ударами этих стрел». Последующие события убедили Дария в правильности толкования Горбия. 

Сказание про царя Дида-Маха

Во времена царя нашего храброго Маха (сына казачьего царя Гура), которого люди величали ещё и Дидом, были степи полуденные богаты и травой, и водой, и скотом всяческим. Только одна Беда была там, одно Лихо, одно Диво-Дивное, что нельзя было мирно жить русским людям. Везде в траве, где ни ступишь ногой, людские кости найдёшь. Погибали там люди ни за что! Нападали на них то волки злые, то ночью темной из густой травы налетали лихие разбойники — перережут людей безжалостно, а скотину с собой уведут. Потом те разживутся, разленятся, а на них другие нападут и всех перебьют.Так и были те степи ничьи, кто хозяином заявится, сам и погибнет.И Русы-саки только по краю той степи ходили, ближе к лесу гоняли скот, а сами стереглись, глядели в оба. А вечером уходили в лес, чтоб в степи огня не разжигать и не спать под открытым небом. В лесу же копали глубокую яму, в ней делали печь, ставили сверху котлы и варили вечерю, А как сварят, тут же гасят огонь — лучше быть во тьме и холоде, чем у костра светлого, который враги могут увидеть. Спать ложились, закутавшись в войлок и обложившись бараньими шкурами. А двоих-троих оставляли на страже, чтоб не спали, степь слушали, а ежели недоброе услышат, чтоб всех потихоньку будили, — а оружие у каждого даже во сне рядом было.Так жили-были наши Пращуры — в степи не заживались, а к осени домой ворочались — подальше в леса тёмные, дубовые. А чтоб враги пути не нашли, следы свои заметали, траву побитую выпрямляли, следы конские засыпали и ногами утаптывали.А дома все хаты за тынами стояли, друг к дружке жались, ярками окапывались. И в хатах тех на всю весну, зиму и осень оставались только старые, малые и жёны. Все вместе они траву косили, сено сушили, в стога-скирды складывали. Собирали грибы, солили их, мочили, сушили. Копали коренья, солили щавель, ягоды сушили и с мёдом квасили — запасали всё, чтоб на долгую зиму хватило и себе, и скотине. Жёны и дети также ловили рыбу, солили, сушили, вялили, сами не ели, на зиму берегли, когда мужья, сыновья и братья пригонят скот из степи. В те дни были празднества, отмечали вместе Великие Овсени (новолетие отмечалось раньше Осенью в день Осеннего равноденствия) и наедались досыта. Когда Радогощ приходил, ходили друг к другу в гости, на Коляду Солнечное Коло о восьми лучах носили, на Масленицу ели творог, пекли блины. А часто хлеба до весны недоставало, и жили пустым борщом, морковкой, петрушкой и корнями всякими, а какие горькие — в золе пекли. Кто подальше жил — курей держал, а кто с краю, держать боялись. И собаки у них были такие, что не гавкали, и кони не ржали, скотина не ревела. Даже животина понимала, что тихо себя надо вести, а то враг злой услышит, придёт. Песню кто затянет — старшие цыкают, потому, как та песня может Лихо накликать, а за Лихом Диво-Дивное увяжется, а за ним и враг кровожадный.Так до первых снегов таились, а когда снега на крыши падали, покрывали леса и овраги, тогда радовались люди — до весны уже не придут враги! И охотники отправлялись в лес выслеживать зверя дикого — косулю, птицу какую, а может и кабана дикого или рыбу подо льдом уснувшую.Привезут охотники еланя забитого, снимут кожу, каждый возьмёт свою часть, а остальное — для всех людей, кто хочет. Нарежут мясо тонко — да на мороз, а оно за день, если мороз крепкий, вымерзнет, высохнет и долго держится.Ставили Пращуры ледники глубокие, набивали их свежим снегом, крыли соломой, и лёд держался до самой осени, и летом там хранили свежее мясо. Вокруг ледников бегали псы, охраняя хозяйское добро от злых людей и диких зверей. За службу свою получали добрый корм, чтоб могли в ночи выдержать холод. За ледниками стояли стога соломы и сена, псы прятались в них в лютые морозы. А когда, заявлялись волки и лисы, из стогов выскакивали, гавкали, и хозяин выходил с пикой или секирой.Так жили Пращуры, и всё время на страже были.Как-то раз по весне примчались гонцы с полудня и поведали, что на землю Киверецкую Ромы напали, людей похватали, царя их Достовала в полон взяли, вместе с царицой Живой в Ромею далёкую увезли. Осталась Кивереччина одна, без царя, разбитая, разграбленная, и просит царя Дида-Маха, чтоб он её к себе принял.Поглядел Дид-Мах с воза на гонцов киверецких и сказал:— Так и быть, идите! Гоните скотину на земли наши, живите мирно, не злобитесь, не сварьтесь, а мы вас Обиде не отдадим!Пришла Кивереччина чуть живая — настрадалась, наголодалась, всего боится, всего опасается, будто лань, мыоивцами загнанная.И кинул Дид-Мах клич собраться всем царям и князьям, а где Родами живут старейшинам-родичам и воеводам отважным. И сказал им Мах:— Братья-Цари, Князья и Воеводы с Родичами! Прибежали к нам Киверцы и поведали страхи великие. Напали на них Ромы, побили, царя их Достовала с царицей Живой забрали. Осталась Кивереччина одна и прислала гонцов у нас защиты искать. Я принял их, как родню, потому что они такие же русичи, как и мы. А теперь, Цари, Князья, Воеводы и Родичи, прошу попить медов наших и поесть мяса, да помыслить всем вместе, отчего так случилось с Киверой и что делать дальше. Враги со всех сторон нападают, людей убивают, скот угоняют, а наши Роды отдельно живут, каждый сам по себе.Сели Цари и Князья во главе стола, а ниже их сели Воеводы и Старейшины-Родичи. Стали есть-пить угощаться, а Цари с Князьями начали похваляться, как бились они прежде с врагами да как побеждали их всех до единого!Молчат Воеводы и Старейшины-Родичи, слушают, пьют и едят. И Мах тоже молчит. Когда ж гости стали мёд пить по пятому рогу, обозвался к ним Дид-Мах:— Что было когда-то, то прошло, Цари, те времена уже в буркунах-травах заплутали и сгинули, так что не осталось о них ни славы, ни памяти. А надо нам нынче мыслить, как войско единое собирать и как свою защиту создавать-будовать. Сколько можно от врагов по лесам да по балкам прятаться, сколько можно в опасеньи и страхе жить?— Успеется про то толковать! — отвечали Цари-Князья и опять за своё — мёды крепкие пьют да старыми подвигами похваляются. Вскоре и вовсе упились — неведомо, что рекут, разоряются.Кликнул Дид-Мах своё войско, да те полки взял, что с Князьями-Царями приехали, и повел их в чистое поле, сказал, что к походу готовиться надо, освобождать земли киверецкие от врагов. Сам же тайно один полк назад отослал и велел ему настрого:— Кого пьяным в Станс увидите, того рубите нещадно! Кто не годен нынче е поле сражаться, недостоин и Царём-Князем зваться!Пошёл полк вспять и побил всех Царей-Князей, что во хмелю спать завалились. А было их всего сто да ещё пятьдесят Царей-Князей русских.Вернулся полк, доложил Маху исполненное, и Мах тут же отослал его в Киверецкую землю на разведывание, и велел раньше пяти месяцев не ворочаться. А сам повёл войско назад.Приехали в Стан, а там все перебитые. И сказал Мах:— Видите, что натворили Цари? Упились мёдами, а враги налетели и перебили их до единого!Похоронил Дид-Мах Царей достойно в земле русской, а Племена их под свою руку взял. С тех пор укрепилась Русь намного и оборонялась от всех врагов.А полк тот, что на Дунай ушёл, через год воротился с добычей великою. А царя Достовала Ромы только через тридцать лет но старости домой отпустили, да и то в обмен на их пленников. А дети его так и не воротились с чужбины. 

Сказание про царицу Сиромахову

Когда не стало на Руси царя Маха, всё прахом пошло. Скотина умирала, разбойники нападали со всех сторон и уводили людей в рабство. Заплакали Русы:— Сиромахи мы бедные! Некому теперь нас от врага боронить! Услышала тот плач царица вдовая и так сказала:— Ежели плакать да горевать, то ещё горше будет. Неужто не осталось среди вас молодцев храбрых? Пусть придут ко мне самые летние!Сошлись добры молодцы — один другого краше — сошлись и стали спориться, кто сильней и ловчее, кто из них воеводой будет, а остальные, чтоб слушались.А царица сказала им:— Почто споритесь? Я буду вашей начальницей. А кто мне не подчинится, тому голову сниму напрочь!Примчались тут гонцы издалека и принесли недобрую весть, что царь Вайлов (Вавилонцев) Киряка (Кир) идет на Русь с войском многим, и перебил уже стражу полуденную.Позвала царица Сиромахова сына своего Богу раза, велела отправляться на полудень (юг) и выведать у врага его коварные замыслы.Пошёл царевич Богураз искать Вайлов. А те, хитрые, с пути ушли, в горах спрятались, а на дороге обозы оставили. А в тех обозах кувшины глиняные, а в кувшинах вино старое, крепкое. Налетел царевич Богураз с войском своим на обозы, добро забрали, вино выпили. А потом попадали в будяки да заснули на солнышке. Тут их, пьяных, Вайлы и порубили, а Богураза в полон взяли. Пришёл в себя Богураз-царевич, затужил и горько закручинился, что так оплошал и позволил взять себя пьяного.А царица Сиромаха уже о том прознала, поставила нал войском младшего сына Винамира и на выручку поспешила. Два дня шла, да опоздала — убили Вайлы царевича.Поплакала Мать-Сиромахова, а потом на Киряку-царя напала; войско его разбила, а самого царя в полон захватила.Привели Киряку к царице, а та и говорит ему:— Ты почто сына моего Богураза сгубил? Почто пришёл пить кровушку русскую? А захотел крови, так будет тебе!И велела царица отрубить пленным Вайлам головы, а кровью их напоить Киряку-царя досыта.А когда напоили его так, что он пьяный стал, сняли и с него голову, чтоб другим впредь неповадно было на Русь зариться.И долго царица Мать-Сиромахова Дедами нашими правила и суды праведные рядила. И не раз ещё Деды с Вайлами бились, что войною на Русь шли, да не удалось им ни Дедов побить, ни Русь нашу закабалить. 

Нашествие ойранского (иранского) царя Киряки

В прадавние времена, о каких и старый ворон не крячет, во времена времён, которые от давности пожелтели, как старая борода Прапрадеда нашего, расскажем правду о тех временах, когда на русскую землю иранский царь Киряка шёл с силой своей несметною. И шёл он первый раз на Русь, чтоб Щуров-Прашуров наших побить, землю дедовскую отобрать, русское имя на ней истребить и сделать её иранщиной.Что за туча тёмная встала, что за туча весь полудень облегла?А то иранцы идут с Кирякой, а за ними рать несчитанная с конями, верблюдами, с быками, ослами и припасами многими.И была над Пращурами нашими царица, и звали её царица Сиромахова. Собрала она рати русские, поставила сына своего Винамира воеводою и послала их на врага.Что за пыль по степи встаёт, и куда вороньё летит? А летит оно на поживу скорую, чует смерть многих храбрых витязей. И ещё летят гонцы борзые, всем разносят наказ царицы, велят уходить к полуночи в леса тёмные, в балках прятаться, чтоб скот врагу не достался, чтоб враг людей не хватал, не бил старых с малыми, не уродовал, кровь славянскую не проливал.Ой, не плачь, не кричи, матерь русская, когда к сече зовут твоих детушек, не убивайся по ним преждевременно. Коль сохранит их Перун — воротятся, а падут, как герои, со славою — уйдут в Ирий на луга Сварожии. Сам Перун им навстречу выедет на Белом, как снег, коне и уведёт их в свои чертоги небесные.Повернули возы к полуночи, пошли кони, быки с коровами, овцы, телята, потянулись в леса дремучие, чтобы там от иранцев прятаться, пережидать беду неминучую.И летят по степи всадники, и бросают клич во все стороны:— Все, кто молод, на рать иди!— Все, кто крепок, на рать иди! Защищать иди землю русскую!Идут нам Сербы на помощь, идут Славутане от Днипра широкаго, идут люди с Карпат-горы (Эльбрус), спешат они на подпомогу нам! Держитесь, братья, обороняйте землю русскую, не отдавайте ворогу!И схлестнулись две силы грозные, будто две волны в степном море. Застучали тут стрелы острые, заблистали кинжалы медные, полилась на землю горячая кровь. Бьются воины до самого вечера, и один день, и другой, и третий, лишь, когда темнота спускается, по станам своим расходятся.И взяли Русы в полон самого Киряку-царя с воеводами и привели их к царице.И велела Сиромаха отрубить им головы, а Киряку напоить той кровью, а потом казнить, чтоб другим неповадно было на землю русскую хаживать.А когда наступило другое утро, исчезли иранцы, будто и не было их никогда, не захватили ни Руси, ни Пращуров, ни стада наши, ни волюшку.И, собрались все Русы на Великую Тризну, славить мёртвых, славить царицу Мать-Сиромахову и сына её Винамира, и богов русских, что врага одолеть помогли.Ели Русы страву (пища) поминальную, пили мёды, играли на скрипицах, на кобозах своих журавчатых да гуслях переливчатых. Поминали героев-витязей, что до смерти с ворогом бились. А самая легшая смерть в бою, она ведёт прямо в Ирий к Сварогу. А Мор с Марой отступают тогда и не могут взять того витязя, что со славой лёг в землю русскую. И Сварог речёт ему:— Садись, сыне мой, одесную, ибо в Навь принёс землю родимую, и отныне будешь иметь жизнь вечную! 

Сказание про царя Кныша

Во времена Дедов и Прадедов наших, про которые и самые старые люди уже позабыли, был у наших Пращуров царь Кныш.Жил он как все — ни в селе, ни в граде, а на своём добром возу, железом окованном и двумя лошадьми запряжённом. На возу было и добро его, и сундуки, сзади поставленные и попоной накрытые. А впереди — сам царь сидит и кныш хлебный жуёт, за то его Кнышом и прозвали.И Деды наши о добре своём заботились, за детьми смотрели, чтоб не попал кто под колёса с воза, а скот, чтобы траву зелёную ел и воду чистую пил.Так всю весну и жаркое лето по степи на травы наши Деды ездили. А осенью приезжали Греки, покупали скот, продавали горшки, меняли пиво-вино и соль-перец на шкуры, а за гyрты скота давали и серебро-золото.Кныш-царь сам за всем смотрел, чтоб греки хитрые не обманули людей. Заметил как-то, что один грек хитрит, и пригрозил ему своим кием дубовым. Грек стал кланяться и всё на шутку сворачивать. А потом сказал Кнышу, что Дарий-царь на него злобится и хочет отнять его землю.Посмеялся царь, а когда уехали Греки, созвал к возу воевод и велел про всякий случай к войне готовиться, чтоб до весны всё было как надо.Стали воеводы молодёжь обучать, как пику держать, как мечом владеть, как засады устраивать. А в полуденную степь выслал Кныш дозоры, чтоб неусыпно врага выслеживали.Прошла зима холодная, стало тепло, началась весна цветучая, трава пошла яручая, только живи, да радуйся!Да примчались гонцы с полудня:— Идет Дарий-царь с силой страшною, и уже он в трёх днях пути от нас на полудне!Поднял царь Кныш дуду в небо, загудел так, что трава склонилась, полетел гудёж над ланами дальними, возвещая людям о беде-войне.— Эй, люди добрые, опасайтесь, вдет на нас война страшная! Уходите к полуночи в леса тёмные, угоняйте скот, забирайте детей и старцев! А молодёжь и все воины — на коней с мечами и пиками!Сел Кныш на коня, взял меч и повёл войско навстречу врагу. И видит — земля на полудне дымом взялась, чёрной пылью окуталась, и гудит, и чадит, и полыхает пожарами. Это враг идёт, враг несчитанный, по земле русской валом катится. Полнеба уже в дыму и пыли, аж до Солнца та туча встала, и течёт враг силой немереной.Пришёл и станом раскинулся. Выслал Дарий-царь в разведку Вайлов (вавилонцев) своих. Идут Вайлы, голова у них глечиком, а на голове валенки вместо шапки надеты — шапки у них были такие, из войлока свалянные, на печные горшки похожие. Ничего не увидели Вайлы и в стан вернулись.А Кныш спрятал своих людей по балкам, а ночью послал лепших харцев (воинов, казаков — характерников). Напали они на стан вражеский, шум устроили, переполох, не давали спать до самой зореньки. А как Заря встала, они исчезли, как не было!А следующей ночью опять тревожат Дария-царя до утра раннего. Потом спать ложатся, а другая часть днём выскакивает и Вайлов за собой выманивает. Ни днём, ни ночью нет Дарию-царю покоя, вымотались его воины, стали сонными, никуда не годными — ни в поле воевать, ни стражу нести.И стояла тем летом в степи небывалая засуха, трава высохла в порох и многие источники иссякли. А в те, что остались, Кныш-царь приказал дохлую скотину кидать, чтоб враги нигде не могли напиться. А сам опять посылает харцев (характерников) те поскачут, врага подразнят, а когда Вайлы за ними погонятся, уносится прочь через кусты. А из кустов пешие воины русские выбегают, бесстрашно под коней вражеских бросаются и вспарывают им брюха длинными ножами-оконякамн (акинак — скифский короткий меч для вспарывания брюха коням). Летят враги наземь и от мечей гибнут.Растерялся Дарий-царь: вроде и войны настоящей нет, а каждый день людей его убивают, ни спать, ни отдыхать некогда, ни еды, ни питья не стало. Кони и люди мрут, сами собой, без сражения.И разверзлись как-то ночные пологи, заблистало над степью зарево, загремела гроза небесная, и с облаков поскакали всадники — то сам Ондра-Перун (Один -Перун) со Сварожичами па врагов незваных напал.Полетели над степью Перуничи, стали бить-бросать в неё молнии. Загорелась степь сухостойная, сизым дымом и мглой укуталась.Увидели Русы- казаки тот добрый знак, закричали радостно:— С намиОндра-Перун! Сварожичи с нами! А иранцам — смерть неминучая!Стали пучки травы поджигать и бросать вокруг стана вражеского. Закричали тут в стане вражеском, начали в бубны бить, дудеть в трубы. А степь занялась жгучим пламенем, заметались в страхе звери дикие, и не выдержали иранцы, дрогнули, побежали. А Огнебог русский погнался вслед за врагом.А вослед им Русы наскакивают, догоняют обгоревших и обезумевших, гонят в стан.Побросали Дарий-царь с вояками всё добро своё и награбленное, вскочили на коней и потекли к полудню. Вайлы ноговицы свои снимали, горшки с голов сдирали и бросали, мечи теряли и, что есть духу удирали назад.Покончил войну Кныш, сел на свой воз, да опять за сладкий кныш взялся.Тут сказанию конец, делу венец, а людям, что землю нашу от врага защитили, — слава! И Богам слава, что победу нам дали. А теперь пора к столу поспешить, поесть-попить и Дедов похвалить!Детям — в науку, старым — для памяти. 

Глава 8. Русы. Кимры. Аланы. Ярусланы.

В V веке до н.э. царь Замах сын царя Свята и внук царя Маха становится инициатором постройки Городищснской Руси в районе Северского Донца. Однако роды и племена русов вновь стали обособляться «и стали с тех пор Словены и Русы раздельными»Рядом с Русами появляются новые рода Ярусланов (в будущем вместе с родами Джигов они составят основу современных Адыгейцев). Это дружественный и даже братский народ по отношению к Русам.Когда в степях стало много, врагов, Ярусланы примкнули к Русам, вместе сражались на поле брани и вместе справляли Тризны по убитым. Русы приглашали Ярусланов даже себе в князья. В сказах объясняется происхождение понятия Я-РУС-ЛАНЬ: «когда-то была война великая с Ланями (потомки родов Новояров пришедших на Кавказ ещё со Старым Орием) в степи, и Лани Щуров побили на той войне… А потом стали мирно жить с Русами и поженили молодых хлопцев на своих девчатах, и с тех пор Русы-Лани сталися». И дети их говорили на двух языках, «однако ж они себя тоже Русами почитали». То есть это была смешанная русо-аланская ветвь, соединившая в кровном родстве два народа. Они были «темавые», т.е. темноволосые, но помнили своё родство с Русами. Но так как род Русов и род Аланов считались изошедшими от древнего рода Яров, пришедшего на Кавказ ещё с Родами старого Ория 20 тысяч лет назад, то в начале родового имени они добавляли «Я».В 422 г. до н.э. в Крымские степи во времена правления царя Оставра («тавр» — «бык», племена тавров (ставров), занимались в основном разведением крупного рогатого скота) прапрабабкой, которого была царица Сиромаха, с запада (на кораблях) переселилась новая большая группа русов — Комырей (кимров).В 392- 390г. до н.э. Русы предпринимают поход на Рим захватывают его и разрушают. Князь Атей объединяет разрозненные царства Русов. Есть несколько серебряных монет в одном из городов Причерноморья с необычным изображением — всадник казак, на полном скаку осадив коня, бросил уздечку, поднял свой тяжёлый лук, прицеливаясь, по-видимому, в невидимого нам врага. Одет всадник как простой воин, на нём нет роскошных одежд. Надпись на монетах читается хорошо — «Атей». Как подчёркивают современники, Атей внешне ничем не отличался от простого казака. Когда к Атею прибыли послы Филлипа Македонского он встретил их, чистя своего боевого коня. В 339 г. до н.э. в возрасте 90 лет князь Атей погибает в засаде на Дунае.В 335 году до н.э. князь русов Зарин в жестокой сече не далеко от Белгорода (устье Днестра) разбивает многотысячную армию Александра Македонского, сам Александр спасается бегством. В 331 г до н. э. Зарин опять разбивает войска Александра Македонского теперь ведомые его лучшим полководцем Запирионом.В 309г. до н.э. в Приазовье у р. Кубань происходит крупная междоусобная война между братьями князем Сатиром и Евмелом (союзником Евмела был кубанский царь Арифан). После ряда сражений Евмел берёт власть в свои руки и строит крепость при впадении Дона в Азов (казачья столица Белая Вежа). 

Велес книга

«Новояры идут (происходят) от старого Ория (они потомки переселенцев, выживших после катаклизмов и пришедших в степи 20000 лет назад), и были также Русичи, и шли до полудня (юг) и там. ходили по степям 10 веков. То есть тоже Русы, избирают князей своих роды, закотжь, каждый о племени своем вывирают князя, п князья выеирают стершего князя. И это есть от отцов. И так живут в земле этой, если враги приходят наних, то там избивают оных….. И поле то стало Русским. Новояры были до ныне, и земля та наша от мечей и крови пролитой за неё.И Эллины сказали князю старшему нашему, что повинуются ему, и не хотят до земли Неров ходить. И брат его отрок Олань (Алан) пусть берега морские имеет. (Алан, возможный Родоначальник рода Аланов, которые являются потомками Новояров, из родов Старого Орчя, — они предки современных осетин, которые состоят из родов Аланов и родов Ясов-Асов). 

Сказание про царя Замаха

Во времена давние-прадавние, когда ещё Пращуры живы были, правил у них царь Замах, сын Свята. А Свят-царь был сыном царя Маха. А Мах был сыном царя Гура, который тоже был сыном царей русских.Так царь Замах, внук Махов, всех славян имел под рукой. И стали разные Роды и Племена от Замаха отделяться и селиться, чтоб быть отдельными.Созвал Замах всех царей и князей и спросил, кто согласен остаться под его рукой. И набралось больше половины согласных, а меньшая — несогласных. Велел тогда Замах сыну: — Неси мой меч! Буду с несогласными биться! Засмеялись те: — Что ж ты один станешь против всех нас?— Один, да ещё Боги со мной будут, те что славянам вместе жить повелели. И меч у меня не простой, а Меч-Кладенец, тот самый, что Перун с неба когда-то Пращурам кинул, и кто его имеет, побивает всех до единого!Встал Замах против отшельников и начал биться с ними, и сражались они так до самого вечера. Убил Замах нескольких насмерть, а остальные сказали:— Воистину ты силу имеешь божескую, значит, подчинимся тебе! И велел Замах ставить с полудня своей земли деревянные города.— Ни с восхода, ни с захода не имеем мы сильных врагов, с полуночи Русь Сиверская помогает, а с полудня всегда приходят враги могучие и неведомые. Посему надо отгородиться от них.И стали Русы возводить города — великие гряды и малые, городища и городки, и так сотворил Замах Русь Городищенскую, которая служила укрытием и защитой от всяких нежданных врагов.И пришли как-то к Замаху люди с полуденного захода и сказали:— От Волыни пришли мы, от Хорпов Горянских, от Карпат-горы и Дуная синего. Дед твой Мах всех славян до купы собрал, над всеми владычил и никому не давал спуску. Ты же о нас не радеешь, а Словены тебя и вовсе не слушаются. Послал с ними Замах сына своего Замашко-царевича., чтобы ладу в тех землях дал и Словенов до купы пригорнул. Да пошла там война великая, и сгинул в ней Замашко-царевнч. А Словены окончательно отреклись от Русов и стали жить обособленно. Узнал про то Замах, разгневался, хотел другого сына послать — Борилу-царевича. Да сказали старые Родичи, что не годится посылать на смерть и другого сына. Ежели Замашко-царевича не послушались, то не станут слушать и Борилу Замаховича.И стали с тех пор Словены и Русы раздельными. 

Сказание про царя Замашича

Ой, почто Мать Сыра-Земля гудит, ой почто лес-трава дрожит, ой почто в степи пыль стоит, что стряслось там и что содеялось, и почто Земля-Мать Сыра в ночи плачет?Так рекли внукам Деды старые и заставляли Землю-Мать слушать ухом, а потом посылали к царю Замашичу рассказать про то земледрожание. А те прибегали к царю и видели, что царь Замашич сам Землю слушает и говорит, что это Русь Городищенская с врагом бьётся, и надо завтра на Зорьке Красной ей на помощь идти.И выходили полки на Зорьке, и видели дым в степи, и когда подходили к Городищам, вплели множество злых врагов, что у стен с Городищанами бились И повергали их на землю во множестве. И накинулась тут на них Замашина конница, как ветер буйный на врагов налетела, стала сечь их, будто траву, бить-рубить, наземь сбрасывать, лошадьми топтать и мечом пронзать.И когда закончилась сеча, увидели Русы, что Городищан мало осталось, едва половина, а рядом с ними чужие стоят, что так же дерзко с врагами сражались. И спрашивал Замах про людей тех, и отвечали ему Городищенцы:— Сии люди с нами Братскую Чащу пили в вместе ворога злого били. Вон те рудые-рыжие Скоча (возможно Скоты?) будут, а темавые — Яруслань наша, Русы вольные, что в с геи и ходят, и стада свои на травах выгуливают,Прцвечал царь Замашчч чужих князей, до воза своего звал, угощал. А раненых велел лековатъ-оздаравливать, а воинов их накормить-напоить и дать в дорогу припасов.И с тех пор Яруслань стала с нами, а до того отдельно была всегда, сама в степи жила, стада водила, говяд плодила, гуляла. С того времени и Скоча с Городищенской Русью в союз вступила и от врагов за стенами городищ пряталась и помогала оборону держать. 

Сказание про Габай-князя Оланского

Когда ещё в степях не было Комырей, да уже были Оланцы недолго, приехали Греки и нагородили градов на берегу нашего моря Русского. Сели в тех градах за стены и зовут на Торг всех Русов, а также Оланцев и Куманю. А Торжищем тем Греки ведают, и ежели давали за корову чувал соли, то скоро стали давать за неё половину. И ежели давали два аршина оксамиту, так те де дают один аршин. И чем выше стены града кладут, тем меньшую цену дают за узбожь. А на шкуры, какие брали досель, днесь и глядеть не хотят Греки.Поведал про то царь-Габан Оланский царю Куманскому Кумеху, и стали думать они, как Грекам супротив стать. Прискакал к ним ещё и царь Кощобский со своими Костобокими и сказал, что ежели грекам не противиться, то они скоро задарма станут узбожь-товар брать.И послал Габай-царъ гонцов во все концы собирать степных царей-князей, чтоб всем вместе решать, как быть с Греками.И велел он для гостей забить десять коров, зарезать двадцать молодых овец, насобирать щавеля, катрана, прочих кореньев и наварить пять мешков зерна.Первыми три брата Суны приехали и рассказали, что видели в степях кости высохшие — головы старые, щелепы ощереные, может то ещё Веда (Венеды) Русская с врагами билась. И приехали с князьями-Сунам и люди их, и были среди них такие, что Русов не понимали, а иные могли с Русами говорить. А Суной звались они, потому что так прежде Солнце наше называлось.И приехали с ними Костобцы, а потом Языги собрались, и Забродня Куманская, которая хотя Русов ещё разумела, да уже покуманилась до конца. И всего приехало тридцать Племён, а в каждом Племени пять-шесть Родов, а в каждом Роду — сотня другая людей.И расселись они вокруг кострищ великих, стали пировать, рога с мёдом к небу вздымать. И взял царь-Габай первое слово.— Братья, — рек он, — князья-цари степные! Поглядите вокруг — нету с нами многих Родов, куда они исчезли? А они похищены Греками и отрочат в чужой земле. Где их семьи, где их родные? Убиты они и замучены в тяжкой неволе. Дойдёт черёд и до нас, ежели не истребим города греческие, какие на нашей земле расплодились!И вздохнул тяжко старый князь Бачун, воевода Оланский, и так ответствовал:— Греков можно побить, брате мой, ежели Друг за дружку держаться, а у нас часто Ладу нет. Сколько раз уже степные народы с Греками бились, да терпели от них поражение. Ещё за часы Маха, когда Русы вместе были, и единое Слово имели, и когда царица Сиромахова Киряку-царя била, уже в те времена Греки на Торжища приезжали и оглядывали наши земли, чтоб осесть на берегах моря Русского, и грады свои возводили. И сражались с ними Русы, и грады их рушили, а Греки ещё сильней становились и наши грады захватывали. Надобно за море идти и рушить града их в земле Греческой!И одобрили все те слова, и часть степных народов пошла посуху, а потом через Дунай в землю Греческую, а другие делали чайки-лодии и шли в море и за море, и гуляли там не день и не два, а три полных месяца землю вражескую разоряли, огнём жгли и грабили дерзко. Потом домой воротились, добра навезли. Собрались опять Племенами, и Габай-царь читал им списы (ещё одно из подтверждений что письменность и грамотность у наших народов была на высоком уровне) про ту войну, как ходили они в Трапезун и Царь-град Греческий. Читал списы, колико богатства взяли, а колико сребра, злата, драга каменья, а колико бархату, сукна привезли. И ежели потеряли кого, тоже записано было, какие воеводы убиты и сколько воинов, и из каких Родов были люди те.И рек им Габай-царь:— Не сгубила города Греческие сия война, не в Царьграде и Трапеэуне сила Греческая таится, а ещё дальше от Царьграда па полудне — в Милете, Ионе и других коренных градах, от каких, как бурьян в степи, новые ростки поднимаются.И на то цари-князья соглашались, и пили вместе из Братины, и новые войска собирали, строили аж три тысячи лодий, и шли за море греческие города руйновать. А когда вернулись назад, узнали, что Волохи напали на Лужичей и людей их тысячами угнали в отрочество, и многие греческие города не пощадили.И с тех пор ослабели Ольва и Хорсунь, и долго на Русь за отроками не ходили Греки, людей не угоняли, русских сёл не жгли и полей не вытаптывали, как раньше. 

Сказание про царя Оставра

В ту древнюю старину, что поросла травой-чернобыльником, так что даже самый старый Дед или Баба не могут сказать, когда то было, в те часы-времена, когда Пращуры жили в степях у лесов, охотничали, землю деревом драли, ячмень-просо сеяли и разводили говяд — коров и быков, а, когда спорились, под Перу новым Дубом судились, — в те прадавние времена и случилось это событие.Жил себе в степях, что на полудень от леса, царь русов Оставр. Люди его гоняли в степи скотину — быков, овец, коней. И были они храбрыми, крепко сидели в седле, врагов не боялись, а царя слушались.Ежели пошлёт кого Оставр с поручением, тот день и ночь скачет, пока не передаст царёв наказ всем людям. А у костра сядет — песни поёт про дела стародавние, про царей и богатырей. И недаром шлёт ему царь ковш вина греческого, и недаром тот ковш серебряный ему в награду даёт, потому, как знает Певец обо всём, что надобно, — чему молодых учить и чем старых тешить.Шлёт царь Певцу кусок мяса лепший — шлёт баранину с зелёной цыбулею (лук). Тот мясо ест, вино пьёт, и опять песню заводит про дела давние и подвиги славные. Царь Оставр ему усмехается и про Деда своего с Прадедом слушает, как те доблестно с врагами сражались и как одолели они супостата могучего.«Ой, ты гой еси, царь Оставр наш, мудрый царь и великий! Славен будь, как Прапрабаба твоя, как Прапрабаба царица Матъ-Сиромахова, что Киряку-царя, кровь русскую лившего, покарала, самого кровью досыта напоила, а потом сняла напрочь голову! И от Дария-царя, что приходил с Вайлами, она вместе с Каныш-царём наши степи избавила! Будь и ты мужественным, царь Оставр, потому как слух отовсюду стекается, — с захода солнца народ новый в степи пришёл, и что будет с нами — неведомо…»Услышали ту весть люди, пригорюнились, а царь Оставр челом нахмурился и ответствовал: «Придут враги — будем биться, но и дожидаться их, сложа руки, тоже не станем».И велел Оставр в ту же ночь собираться, баранам ноги вязать, на возы укладывать, коней седлать, и прежде чем хворост в кострах прогорит, отправляться к полуночи.Поднялись все, в один миг уложились, стада погнали, а Оставр с конной дружиной обоз замкнул.Через два-три дня стало видно, как над заходом сгустилась чёрная туча. И росла та туча и ширилась, будто всё небо закрыть хотела. И бежали оттуда зайцы, лисы, козы, быки буй-туры, и сагайдаки скакали вместе с волками, и птицы всякие летели встревоженные, и прочие звери спасались большие и малые.Хотел Оставр с дружиной своей навстречу туче скакать, чтоб самому увидеть врага, и какой тот владеет силою. Да увидел он в поле Дуб, а на Дубе том сидел-посиживал чёрный Ворон. И был то не просто Ворон, а Птица Вещая, и прокаркал он слово грозное, а потом снялся и прлетел к полуночи.Разумел Оставр язык птиц и зверей, и понял он упреждение, что идёт-приближается Лихо великое, какое лепше не видеть, не слышать, а уносить поскорее ноги.И погнал он обозы дальше к полуночи. День и ночь скачет, отдыхать не велит. Притомились кони, шагом пошли. Покормят их наспех овсом, дадут травы, напоят и гонят опять вперёд.Спотыкаться начали кони, тяжело дышать и шататься — надо дать им хоть день единый для отдыха! Велел Оставр в перелеске раскинуть Стан, чтоб кони травы зелёной поели досыта к воды чистой живой попили вволю.Тут видит Оставр — чьи-то стада бегут, ревут, землю роют, а следом — возы запряжённые с баранами, овцами, жёнами и детьми. А там всадники скачут и кричат Оставру-царю: «Возьми нас с собой, у нас царя больше нету, остался в поле лежать… Идут Комыри (кимры-анты)! Комыри всех убивают, скотину берут, и не видно им ни конца, ни краю!»Прибилось к ставрам много людей, и велел царь возам и стадам в лесу укрыться, а всем ратным людям к обороне готовиться.Выстроили Русы конницу. Скоро и враг пришёл, — враг чужой и числом немереный. Стал он в поле и выслал к царю послов. Пришли послы от Комырей, стали говорить, а Русы всё понимают (то есть анты даже живя на чужбине сохранили родной язык).— Нам степь нужна, мы хотим осесть на этой земле!— А тут я живу, русский царь, — отвечал Оставр, эти степи мои, а дальше одни леса…Поскакали Комыри назад, к своему царю. Потом вернулись и передали:— Будем биться! Кто одолеет — того и степи!И началась великая сеча: три дня бились, одолеть не могли. Да видит Оставр, что Комырей — сила, а ставров с беглыми людьми совсем мало осталось. И велел он в леса подаваться, что будешь делать, если злая Беда пришла вместе с Лихами?А Комыри изловили в степи последних овец и коров, развели костры, стали пить-есть, песни запели. К Оставру же всадники скачут, говорят, что Комыри в лес пришли, а обороняться от них уже нечем.Собрал Оставр Ратную Раду, стали думать-решать, как быть.Потом вышел Оставр к Комырям и сказал, что подчиняется им и отдаёт всех овец и баранов и каждую третью корову из стад, только чтоб Комыри Русам жизнь оставили и не разоряли дотла.Согласились Комыри, вернулись в степь. А всех, кто там раньше жил, будто огромной метлой повымело, только возы поломанные да люди лежат искалеченные — кто без рук, кто без ног, кто, истекая кровью, к воде ползет утолить предсмертную жажду, а про остальное уже не думает.Собирал Оставр всех живых, покалеченных, лечил, поил-кормил, успокаивал. Итак помалу жизнь стала налаживаться.И были Русы, Щуры наши, под Комырями, с ними мир и войну вместе держали и наказа их слушались строгого. И когда шли Комыри (русы-анты) войною на Волохов, то и ставр-русы шли с ними биться. И побили Волохов Комыри, и на других народов нагнали страха великого.И долго-предолго Комыри были над нами. И были они нашей Веры и нашего языка, только с далёкого краю пришли на Русь (с северной Африки). И были на них жупаны бараньи, а у тех, у жупанов, комыри высокие. И шаблюки у них были гострые, из железа прудкого кованые, и против них ничто медное не держалось совсем. Так это было. 

Сказание про войну царя Подопригоры с царем Покотигорой

Когда Щуры наши с Пращурами ещё в длинных сорочках бегали, а Прабабы шерсть-волну на возах пряли, был над Русами царь Колыба.Тот Колыба-царь жил мирно, ни с кем воевать не любил, однако ж людей своих в руках крепко держал, споры разбирал, обиженных защищал и дозволял им своих обидчиков по Прави наказывать. И потому тихо было у наших Пращуров, редко драки и свары случались, а больше было лада в Родах.А в степях на полдень жили два царя, тот, что у горы Подопригора, а за горой — Покотигора. И люди были у них смешанные, и Русы там были, что поженились на чужих девчатах, и дети у них на двух языках говорили, однако ж они себя тоже Русами почтили.Была когда-то великая война с Ланями, и Лани Пращуров побили на той войне. А потом заключили мир и потребовали молодых хлопцев, чтоб пасли скотину в степи. И переженили их Лани на своих девчатах, и с тех пор Русы-Лани стались. И разделились они на Подопригор и Покотигор, и пошла между ними такая война, что ни днём, ни ночью покоя не было!Нападали друг на друга, скот отбивали, угоняли, за выпасы дрались. И возы в колах весь час стояли — попасутся стада, а потом их в коловоз (круг из повозок) загоняют, и всё равно в ночи часть коров супротивники крали.И стали Подопри горы царю Колыбе жаловаться, и тот направил их к полуночи к земле Городищенской. А в Городищах сидели бояре разумные, и учили Подопригор, как ярки делать глубокие и стены ставить дубовые крепкие. И сидели они за ярками и стенами, и никого из степи не пускали. И так получили они защиту в Руси Городишенской и помогали ей обороняться от всяких врагов.А вскоре стало слышно, что пришли враги новые и Покотигоры, от них спасаясь, аж за Днипро-реку убежали (не будущие ли Албанцы — Аланцы, родственники адыгейцам?). Тогда Подопригоры (ярусланы-адыгейцы) опять в степи ушли и гоняли там стада свои вольные.Да однажды поднялась до неба пыль-курява, задрожала, застонала земля, а в ночи зажглась тысячами огней от костров. И выслал Колыба-царь дозоры, и те вернулись с известием, что это Яруслань пришла Подопригорская, и что в степях на восход солнца идёт кровавая сеча, — из-за Дона-реки явились враги жестокие и отбирают у Ярусланов скот и людей, и просят Ярусланы о помощи.Отвечал Колыба-царь:— Негоже Яруслань в беде оставлять, в их жилах и русская кровь течёт, надо дать им подмогу!И выслал он полки свои лепшие, и пошли Русы с Ярусланами нападать на врагов. Разбили, разметали, скот отобрали и возы с добром, жён и детей вернули и борзо прискакали назад. И сказал Яруслан-царь Колыбе-царю, что дружба их теперь будет на веки веков, и дета детей и внуки внуков её никогда не забудут! (Дальше в сказах мы увидим, что когда погиб князь Русколани Бус, то русы призвали княжить к себе Ярусланского князя Адагу (Адыга), не он ли стал родоначальникам нового рода, нынешних Адыгейцев?) 

Глава 9. Войны с греками.

В 292г. до н.э. Новоградский (г. Симферополь) князь Словен (греки называли его Скилур, а славян склавенами), совместно с Белгородским царём Всеволодом разбивает армию ЛисиМаха. Также в это время Донской атаман Савмак выступает против Боспора.В 94г. до н.э. русы-Аланы во главе с Новоградским царём Словеном четвёртым (потомком старого Словена) выступили против царя Митридата Евпатора VI, жившего в I в. до н.э., с которым русы торговали, затем — воевали, потом заключили мирный союз, чтобы вместе идти воевать за Дунай против Волохов. 

Сказание про грека Мутрю-царя

В степях вольных жили Деды наши и Прадеды, а ещё раньше — Щуры с Пращурами. И строили они себе хаты из самана — кирпичей глиняных, на Солнце высушеных, либо плели загородку из хвороста и лозы, глиной обмазывали, а крышу очеретом крыли, как мы и сейчас делаем. И жили в хатах тех, землю раяли, пашницу сеяли, разводили коров и овец и пасли их на травах. А Овсени приходили (праздники новолетия, отмечались в дни осеннего равноденствия) Грек приезжал. Грек приезжал — пашницу брал, пашницу брал — серебро давал, ножи, ложки, горшки всякие и миски.Вот приехал как-то Грек и сказал, что не приедет больше на Овсени, потому как Мутря-царь не велит Грекам к Русам ходить и пашницу за серебро брать. Закончил Торги Грек-крамарь и уехал к себе за море, там, где на берегу царь Мутря живёт и Грекам к Щурам ходить запрещает.Скоро не стало у Русов ни соли, ни серебра, ножи, какие были, поломались, горшки побились.Осерчали тогда Деды и Прадеды и решили: раз не велит Мутря торговать, сами у Греков возьмём, что надо! Собрались и пошли войной на Мутрю-царя. Дошли до самого моря, стали бить Греков, города их палить, дома валить, серебро-золото забирать.И стал тогда просить Мутря-царь мира с Пращурами, чтоб в союзе с ними против других врагов ходить-воевать, а Греки за то, как прежде, будут с Русами торг вести.И держал слово Мутря-царь, и десять лет мирно с Дедами жил и торг с ними держал, — давал серебро-злато за коров, коней, кожи, сало и за пашницу. Да началась в греческом царстве война, стали Греки меж собою биться. И позвал тогда Мутря-царь Дедов наших на подмогу. Пришли Деды, врагов побили, царя Мутрю оберегли. И в благодарность им отпустил Мутря-царь слуг своих из людей русских, дал им волю-вольную, чтоб отправлялись домой.И ещё дал Мутря Дедам броню крепкую, железную, кованую и повёл их за синий Дунай против Волохов, И взяли они много добра, золота и вернулись домой со славою.И сказал тогда царь Русов Добрян: имеем мы теперь сброю тяжёлую, крепкую и сами можем идти против Волохов и добро их себе забирать!И пошли Деды сами на Волоха, да не одолели, полегли тысячами и еле унесли ноги с Дуная. И нарекали люди на Добряна-царя, что из-за жадности посрамил он землю свою.И опять помирились Деды с Мутрей-царем. 

Сказание про Хата-Русу и царя Коняву

Было это в древние часы на Руси, было это в великие времена.Там, в степи, где растёт деревей, где синеют Перуновы Батоги и колышется жёлтый коровяк на ветру Стрибожьем, там лежат старью щелепы-челюсти, и лежат они со стародавних времён, а когда прислушаешься — те щелепы о чём-то тихонько шепчут, будто рассказывают.А рассказывают они о том, как возникла Русина-Русь, как были они Ойрийцамн-Русами и были Резамн-Ресами, как шли до Хаты через Шубу, как нашли себе край богатый и там остались.И вот когда яблоки уже спели, и весёлый Стрибог разносил тот дух по всей широкой степи, многие степные князья-цари приезжали на Русь праздновать Овсени, потому как Русь богатой была и любила гостей. И было то ещё до Кельчу и Комырей.Собирались гости, пили-ели, на дудах дудели, на полынках играли, били в бубны и плясали вокруг огня святого овсеннего. А потом слушали Спиваков, которые про древние времена рассказывали. А рассказывали они о том, как Русы жили одни в степи, и назывались они Хата-Русы, и не имели врагов.А Хата-Русами (хатинками) звались они потому, .что ставили себе хаты, оставляли в них жён и детей, а сами всё лето и осень на степные выпаы ездили. На зиму же ворочались, держали скот в загонах и кормили его сеном заготовленным.А хаты они делали так: выроют яму, нальют воды с глиной, сена в неё домешают и топчут-уминают ногами. Потом из глины той саманы- кирпичи делают и сушат на Солнышке. А потом уже хаты складывают и камышом-очеретом крыши покрывают.Так ходили Хата-Русы, где хотели, гоняли скот по степям широким, кормили его травой тучной, поили водой чистой, и Даждьбог давал скоту их приплод и блага всяческие.Да пришли как-то в степь враги, и были то Греки с Волохами, и стали Русь воевать.И плакали Жаля с Кариной, и сам Водяник с Русалками на речках плакали, что такая злая доля нежданно выпала и наслала лютого ворога.И в то время был над Русами царь Конява. И видел он, как пыль встаёт в небо тучею, как сагайдаки степные бегут, пьют воду из речки и убегают дальше. И сказал он людям своим, что надо стада переправлять на другой берег.И погнали Хата-Русы возы, переправили на другой берег речки и пошли вслед за сагайдаками свет за очи — ген-ген далеко в степь широкую, чтоб не настигли враги.И взяли они с собой муки-брашна и сала, пекли их со степною цыбулею и в каждую торбу клали — и хватало такой еды на месяц. Захочет, кто есть, берёт понемногу, разводит водой — и сытый.И шли они так четыре месяца, и четыре раза пекли муку с салом на великих становищах.Стала трава в степи желтеть, а сена из-за врага не накосили, а без сена скотине зима будет тяжкая.Дошли Хата-Русы до Руси Городищенской, и там из лесов четыре тыждня от врагов оборонялись. И захватил Конява-царь немцев, а те сказали, что Греки дали им злата, дабы они Русь воевали и разоряли.И пришли на помощь Ярусланы хоробрые, и Веда (русы-Венды) пришла с полуночи. Налетели они на врага орлами сизыми, били и гнали его, триклятого, чтоб ни следа и ни духу не было.И не стало врага в степи. И пошла Русь косить сухую траву и в стога-скирды складывать, чтоб хватило скотине на зиму. И ещё царь отбирал чёрное зерно гречаное и в отдельную купу складывал. А весной Русы впервые сеяли гречку, и с тех пор уже не покупали у Греков.A Конявой царя прозвали за то, что он коней безумно любил. И вот завёл он целые табуны и всю Русь посадил в сёдла. И была та конница сильною, была борзой и храброю. И Русь за то уважала царя.И увидели Греки, что Русь сильная, и отошли, подались через Дунай синий дальше к полудню. И там размножились-расплодились, а потом опять стали на Хата-Русь нападать. Отошли Хата-Русы к полуночи, а Греки стали на берегах морских города свои городить и дороги прокладывать.И пошла между Хата-Русами и Греками война ещё большая, и долго-предолго, тысячу лет шла та война. Ослабеют Греки, Русы придут и города их разрушат, сядут на море. А Греки приходят с миром, начинают торговлю вести, а потом — глядь — Греки уже с мечами и в броне праздно ходят, а Русы на них работают. Осерчают Русы, соберутся с силами, прогонят Греков прочь. И так без конца.И ты, старый Метрядь греческий, великие беды знал и великие деяния видел, и крови нашей русской упился, а теперь лежишь молча, не проронишь ни словаИ ты, царь наш Мах, уже не придёшь на то поле, где Русь с врагами в траве каталась и душила врага голыми руками, как волк душит телёнка.Страшное то поле русское, на котором мёртвых больше, нежели живых. Один ухватил другого, да так и лежат, сцепившись. Другой на колено встал и умер, не приподнявшись. А царь-князь живых созывает и плачет он над тем полем мёртвых: «Ой, горе мне, Жаля, горе! Где я возьму равных тем, что пали? Не знаешь ты, злое поле, где найти замену храбрейшим?Отчего ж, злое поле, ты съело людей моих?»Горят костры русские, слушают князья-цари Спивака, задумались, не шелохнутся. Не пьют мёды крепкие, не едят мяса сладкие, не слышат, как мёд из ковша на землю льётся, — забыли обо всём, кроме песни, кроме слова над степью летящего.А Спивак заканчивает свою думу: «И ты, Вергунец наш, Перунько, и ты всё видел кругом и помогал Русам своим Мечом-Кладенцом, Где махнул, там сразу дорога широкая пролегала, где повернулся — поля пустели, и головами сотен врагов засевались, как капустой дозревшею.И никто не станет собирать тот урожай кровавый, и никто не будет на месте сём строить грады. Только волк к ним придёт в ночи, только ворон прилетит клевать очи вражеские. И не будет им Огнебога жаркого, и поминальный дым не поднимется, в Тризну по ним не справят, и душа их не отправится в Сваргу синюю!»Так заканчивает Спивак, и царь наливает ему серебряный корец мёду: «Дяка тебе, выпей мёду, а корец себе оставь, как награду!»И все дякуют Спиваку. 

Сказание про русов и хитрых греков

Час за часом течёт неудержимо, как волна в Дону, одна за другой, и никто не знает счёт волнам, и никто не ведает, сколько прошло времен.Так в старину Щуры с Пращурами по степям ходили и помнили, только, что из Ябулаки пришли на Дон, а где та земля прежняя и как к ней добраться, никто уже рассказать не мог. А Ябулакой звалась она оттого, что там росли духмяные яблоки, вишни, сливы и жардели душистые.А теперь жили Пращуры на Дону и многое терпели от Греков — и разбоя, и смерти от них навиделись, и обмана коварного. Скажут, бывало, Греки, — гоните овец, мы заплатим, добре! Русы гонят овец, а Греки меж тем врагам-бродникам про то скажут. Бродники (кстати тоже один из казачьих родов) нападут, перебьют Русов, а кого живого оставят, тем же Грекам и продадут. И не увидит он боле края родимого, ни отца, ни матери, ни жены, ни детей, а будет ходить в чужедальней земле за свиньями, да и тем завидовать. Свиньям дают на ночь проса варёного, а русу-неволънику ни крошки, что у свиней украдёт, тем и кормится.И был тогда у Русов воевода по имени Руча. Сказал он как-то:— Греки хотят купить у нас триста коров, просят, чтоб молодые юноши их пригнали, сказали, заплатят добре.Вышли юноши на Зорьке и погнали коров к полудню, по дороге песни поют весёлые. Видят—скачут к ним Ярусланы и говорят;— Греки дадут вам вина, вы напьетесь, а они вас повяжут, как агнев, и заберут в отрочество (рабство).— Что же делать? Воевода Руча сказал коров отогнать…— Мы с вами пойдем и будем неподалёку. А когда греки дадут вина — не пейте, а выливайте на землю.Пришли юноши на Торг, а Греки им уже вечерю добрую приготовили — хлеба, мяса, вина. Поели молодые русы, а вино наземь вылили. Глядь — а Греки уже с цепями идут, дабы взять их в железо. Вскочили юноши, — заплатите, — говорят, — нам за коров!— Завтра утром заплатим, — отвечают Греки.— Тогда мы до завтра коров в степь отгоним!А тут уже Греки с мечами бегут, начинают юношей хватать, коров заворачивать. Откуда ни возьмись — Ярусланы! Налетели, Греков побили, а юношей провели в степь и сказали:— Коровы ваши, а деньги греческие — наши!Так помогали Ярусланы Русам и против Греков, и против иных врагов. И долго они дружили с Русами, аж пока Гунны в Донскую степь не пришли, тогда Ярусланы за Днипро-Славуту переселились (та часть Ярусланов, которая звалась Пакотигоры, а Подопригоры остались в степях). 

Царь-Прастарь. Сказание

Давно то было, ещё, прежде чем люди научились брагу делать, был у наших Прапращуров царь-Прастарь, царь Разумный. Каждый день высылал Прастарь в степь дозоры, и каждый день они ворочались с вестью, что кругом всё тихо и мирно.Да однажды прискакали всадники и сказали, что на полудне пыль-курява тучей встала, что слышен в степи великий крик, а ночью видели дозоры множество далёких огней.И на другой день курява вставала тёмная, а к вечеру показались стада, что бежали к полуночи. И примчались дозоры сказать, что это Герлыги идут, что враги на Герлыг-Хоролов напали, и многих уже нету в живых, в сече пали, а других враги на аркан взяли, жён и девчат полонили, детей побили, а старых людей, как баранов, зарезали. И просят Герлыги у царя-Прастаря защиты и помощи.И сказал Прастарь, — пусть идут, кто поможет им, если не Русь-Борусь, и с кем нам дружить, ежели не с Хоролами? Пусть идут, хлебом-солью примем, защитим, от врага укроем!Два дня шли Хорпы Хорольскне, Герлыгн и Горяне, и станом раскидывались на Руси. И собрались вечером у костра шестеро царей, и стали они Прастарю рассказывать.— Каждый раз, когда в небе Трезуб поднимается выше, мы идём на Торг и продаём Грекам наших говяд. Так и в сей раз, пригнали мы говяд на торги осенние, а Греки сказали, что отдадут товаром, как только придут их корабли. И мы стали дожидаться у Дон-града, который Греки Танаисом нарекают. Те же Греки, чтоб не платить, подговорили степных разбойников, и вот Горе явилось к нам в расплату за доверие к Грекам!— Не верь Греку, ни когда плачет, ни когда смеётся по-дружески, —сказал им Прастарь. Обманом Грек живёт! Нет у него ни чести степной, ни гостеприимства, от Дедов идущего, Богами благословлённого.И позвал царь-Прастарь своих гуселыциков и домрачеев и попросил их спеть про старовину. И так запели гуселыцики-велесовичи:— Ещё когда не было Греков, жили Пращуры наши в степях и лесах ладно и рядно. А когда пришли Греки, пригласили к себе наших лепших Богатырей и напоили вином. А когда те перепились, заковали в цепи, отнесли на корабли и увезли в земли полуденные. И никогда они назад не вернулись! И был среди них Гора-Богатырь, который одной рукой вола поднимал, скалы на плечи валил, и Буй-Тура страшного убивал одним махом. Греки из него своего Богатыря сделали, хвалились им и говорили ему, — убьёшь чудовише — Змея Злого — отпустим. Гора-Богатырь им Змея убил, они тогда просили — освободи от Пеликана, что всех прохожих и проезжих калечит. И когда Гора-Богатырь их освобождал, они опять обманывали его, и так держали, пока он там не состарился и не помер.Услышали ту песню цари Хоролов, Горян и Герлыгов и согласились — то правда, что нельзя Грекам верить, нельзя с ними гоститься и всегда надо быть начеку, чтоб они не придумали ещё какого обмана.Тем временем приспело в котлах варево, и велел Прастарь всех людей кормить, какие к ним нынче пристали. А бежали они кто на коне, кто пешком, кто на возу спасался, покидав туда и баранту, а кто говяд пригнал, а баранты лишился, не умеет бегать баранта (бараны). А кто только семью свою спас, а остальное всё потерял.Поели-попили они, отдохнули малость, собрались с силами, поблагодарили Пращуров за гостеприимство и пошли-поехали на заход Солнца, к Днепру-реке и далее, каждый в свои края.А царь-Прастарь правил Щурами ещё долгие годы, и было под его рукою шестьдесят Родов. И при нём люди русские не претерпевали зла от врагов, потому как всему был Ряд, и каждый муж с детства становился воином.

 Глава 10. Начало новой эры. Войны с Ромеями

В середине 1 века до н.э. князь Яровит вступил в кровавую борьбу с полками Цезаря препятствуя ему в проникновении в Причерноморье и Азовские степи, где в то время насчитывалось несколько самостоятельных царств в княжеств русинов. Русы различали Ромов (или Румов), т.е. «собственно римлян», Волохов (в переводе с польского vlochy («влохы») значит «итальянцы», т.е. те же римляне, однако это не совсем одно и то же. Волохи «сидели за Дунаем», — это была территория, подчинённая Риму и платившая ему дань, своего рода римская провинция, «нечистокровные римляне») и Ромеев-Греков (Византию). Как видим Русы очень точно определялись в названиях — Византия, хотя и считалась Восточной Римской Империей, но фактически принадлежала грекам.В 14 году нашей эры с востока от волжских земель на Северный Кавказ пришли новые Славяно-Арийские переселенцы во главе с Зиром. Но они, пройдя в Причерноморье и соблазнив часть казаков Дона, уходят осваивать новые земли дальше на запад и в северную Европу. В этом же веке в русской степи появляются славянские племена Готов и первые переселенцы русов-волгар (Гунов) с Волги. (Прокопий, секретарь Велизария, Болгарский корпус называет Гунским поэтому это один и тот же народ).В 106 году Римские легионы Траяна вторгаются в Русские земли и разбивают Даков, На помощь им приходит степная Русь и наносит поражение римским войскам.В конце второго и начале третьего века русы под руководством воеводы Добрита совершают военный поход на Рим.В середине третьего века нашей эры князь Вятка переходит Межу на Дунае и уничтожает римские крепости, а в 263 году разрушает Рим. В 271 году Готы отнимают у Римлян Дакию (в Румынии) и двигаются дальше в Италию. Между 307-314 г, русины составляют с Римом федерацию (согласно Веронского документа) и имеют своего представителя при императоре (упоминание об этом есть у Византийского писателя Никифора Григора, 337 г.). 

Велес книга

«..И вспомним армии поражены были дедами нашими в устье Дуная. И вот Траян налез на Дулебов и деды наши, придя, налегли на него и разбили, то было 300 лет до нашего времени (времени князя Буса).И вот Греки говорят кругом, что мы варвары. И те и другие то Хищники, зарятся на землю нашу. И эта земля взята мечом и кровью, и то есть наша земля…» 

Сказание про Златовень-царя

В древние часы был на Руси Златовень-царь. Был он сердцем добрый и своих людей жалел, и ежели нападали какие чужие племена на Русов, то Златовень-царь говорил, что лепше отойти дальше от той земли, чем за неё биться и оставлять жён вдовами, а детей сиротами.Старые люди любили царя, а молодые на него злобились и думали, что царь врагов боится и им потакает во всём.И вот пришли Годяки и стали на Русь нападать. Это Греки Годяк подкупили, потому как близилось время осенних Торгов, и Греки знали, что ежели Годяки Русов побьют, то не токмо скотину, отобранную за полцены продадут, а и много русских людей пригонят в отрочество.Послал Златовень-царь гонцов к Ярусланам за помощью. Те налетели, порубили Годяк на сечку дробную и отогнали аж до Синего моря.И минуло с тех пор двадцать лет. И за те двадцать лет Русь усилилась и размножилась. И поняли тогда все, отчего царь-Златовень хотел долгого мира, теперь Русь была в пять раз сильнее прежнего и имела много детей. И стала бы она ещё сильнее, да все степные народы шли войной против Волоха, и Русь Златовеньская с ними тоже пошла.Доходили они до моря Синего, стругали чайки, садились в них и плыли против Ромов и Волохов. А как били они Волохов в тот раз! Прошли мечом всю Волошину и освободили многих рабов. Да потом стали гибнуть воины от Чёрного Мора Греческого, и много их умерло, и мало домой вернулось. Посмотрел на них Златовень-царь, покачал головой тяжко и сказал:— Ослабили Русь Мор и война, надо много детей завести!И велел он каждому мужу взять себе десять жён.И вскоре опять усилилась Русь.И теперь всякий раз, когда мужи шли на войну, жёны, деды и дети уходили дальше к полуночи и дожидались своих мужей, бывало, и по три года! А война та как началась, так и шла почти беспрестанно, и тянулась долго-предолго — больше ста лет. И в той войне Оставуры сгинули, и Годяки, и Гуны, и многие другие племена и народы. 

Сказание про царя Богуслава

Когда приходила осень, то собирались Пращуры праздновать Великие Овсени, щедрые на богатство и страву. Били гусей, курей, уток коз и свиней, жёны и девчата их готовили, и горы пышек с пирогами пекли.И как только Солнце вставало над степью, мужи трубили в турьи рога и били в степную шкуру. И гремела она громом во все стороны, и дым от кострищ великих тянулся к небу, чтоб вся степь видела и слышала — это Пращуры справляют Великие Овсени!И шли тогда к Руси и ехали все ближние племена и дальние, и те, кто слова не ведал славянского, потому как знали — Русы всех привечают, к столу сажают и от души угощают.И был у Русов царь Богуслав, что всегда славил Богов русских, и Боги давали ему мир и добро.И когда собирались все у столов, ещё раз гремели турьи рога, и несли служки царю, на свежей траве лежащему, барана зажареного и пшена вареного, и рог мёда пенистого наливали. Отрезал царь кусок баранины и три ложки пшена клал на тарель деревянную. Потом вставал, поднимал к небу еду и рог меда и говорил:— Благослови, Боже! Дякуем за мёд и брашна, что ты дал нам в этом году! Пущай и в грядущем всё необходимое будет! Поднимем же рог славы и здравия Богам нашим, и земле русской славянской, и всем гостям нынешним! Да будет вам страва сладкая и мёды-квасы крепкие!И вздымались рога в небо, и все люди трижды славу кричали, и выпивали по полному рогу мёда.И несли юноши печёных козлов, кабанов, говядину, птицу всякую, рыбу, солодощи, а девицы красные ходили возле столов, разливая гостям мёды, брагу и квас.И шло веселие русское, далеко окрест.А потом выходили Спиваки и пели думы про часы стародавние, про рыбного Януша, про Сварога, про царей Могучара, Вершу и Вентыря и про князя Коняву, что всю Русь в седло посадил.И наливал царь Богуслав мёд в серебряные рога и посылал Спивакам в награду.И увидел он тут своих конников, что из степи ехали, и гнали они перед собой немцев (т.е. немых, не говорящих на русском языке) связанных.— Волохов поймали! — известили царю.— А что ж то за Волохи?— А то подглядачи, царь наш, изведатели тайные и разбойники! И привели к царю немцев, царь их сам распытывал, бо знал Волошскую речь добре, и рассказали они:— Велика земля Волошская, да тесная. И послали нас воеводы Волошские аж до Вологи, мы были там, возвернулнсь, до Днепра дошли и тут нас люди твои пояли…— Что ж, — рёк царь Богуслав, — немцы (люди другого языка) тоже люди, тем паче у нас свято (праздник) великое, дайте им поесть-попить.— Мы не настоящие Волохи, мы с Дячины. Видим, ты добрый царь, прими нас, и мы тебе верно служить станем!— А где ж ваши семьи и родичи?— Не имеем ни семей и ни родичей, Волохи всех перебили, а нас ещё детьми похватали, и служить на себя заставили.Тут царь Богуслав принимал их под свою руку, и они клялись на ножах острых верно служить ему. И стали с тех пор немцы записывать на шкурах дела царёвы.А когда началась Великая Война против Волохов, то шли на них все степные народы, как туча грозная. И от той тучи затмился, заволновался синий Дунай. И сто лет война шла та тяжкая, и Волоха она обессилила до конца. И шла на Волоха Седьмая Руса, шла Хорпа с Васильками, шла Боруса лесная, Оса (Асы-Ясы) и Комыри (анты), какие издавна жили с Русою, Скоча шла и Ира с Голою, Ставры с Сурожцами, Тыша-Руса и Дика с Тиверой, Улича и Фрака с Белохорватою. И каждое племя гнало свои возы и грабило Рому, как раньше Рома их грабила, и дошли аж до Тёплого моря (Средиземного). И сто годов шла та война, а может и больше, и стали Волохи мира просить и великие гроши за то давать.Слава же богам нашим и людям, а Роме — ганьба вечная! 

Сказание про Сильного царя

Был у Щуров-Пращуров русских Сильный царь, зело храбрый, и царь тот Румов с Ромеями бил. И мужей своих он весь час учил делу воинскому, и были они сильными, ко всему привычными, к голоду и холоду выносливыми и ничего не боялись. И высылал царь дозоры далеко в стели, а те, что видели, на чурку записывали и царю посылали. То была невеликая грамота, а всё ж для дела хватало.И были у Сильного царя знахари, что людей от хворобы хранили, а детей травам учили, чтоб из них новые Знахари вырастали.И ещё были у него Гусляры, и те детей Старовине учили. Сидели Гусляры и дети под деревом либо в лесу на траве и слушали Думы, про дела Щуров и Пращуров.Так текли часы-времена, да скоро прискакали к царю вестники от Скочи-Саки племени и сказали, что Ромы идут, Ромы с Ромеями на Русь налезают, людей хватают, отрочат, и не будет им домой поворота.И скакал Сильный царь за Скочами, и видел Ромов, идущих табором. И велел он не идти навстречу, а скрыться Русам в балках, а Скочам — за теренами да верболозами.И когда приблизились Ромы, выскочила Скоча на конях борзых, напала на врагов, а те стали обороняться.И шла та сеча до полудня. А потом послышался в степи великий гром — это Сильный царь велел бить мечами по щитам и бросил вперёд свои полки. И, видя то, Ромы стали отходить — не захотели великой сечи. А Русы и Скоча со своим Алун-царём за ними вдогонку кинулись, и погнали Ромов аж до Дуная, а потом воротились.И видят — Годяки идут, идут борзо за Дунай-реку против Волохов, на Скочу-Саку и на Русь не глядят. И послал Сильный царь к ним вестников, абы выведали, чего Готы хотят. Воротились вестники и сказали, что Годь разбойничья сама пойдёт до самого Риму, и сама одержит победу над Волохами, а прочие пусть делают, что хотят.«Коли мы, Руса, Сака и Хоропы с Волохами воевали, Годь на помощь к нам не пришла, — сказал Сильный царь, — а коли Годь Ромов одолеть не могла, то нас просила о помощи, и мы им помощь давали, поскольку Волохи — враги общие. Но ежели они нами пренебрегают, то пусть сами идут!»И велел Сильный царь идти своему войску к полудню, потому как там усилились Ромеи-Греки. И бил Сильный царь Ромеев-Греков, и отобрали Деды наши множество скота, золота, серебра и много попонников. И заключили с Греками мир, и домой возвратились весело. 

Сказание про Халабуду-князя

В давние времена тоже были такие князья, что могли за золото продаться, аж до третьего колена.Был когда-то у Антов Халабуда-княжич. Прозвали его так за то, что он ещё с детских лет уходил далеко в степь, строил себе халабуду из вербовых веток и трав и жил там седьмицами.Дома его ищут, волнуются, — может враги украли, — а тут он сам ворочается. Наберёт припасов — сала, пшена, гречки, мяса — и опять исчезает, камо неведомо. Отен князь Яворан ищет его, а сын опять в степи в халабуде.Так и жил Халабуда странной самотной жизнью, будто волк-отшельник, бродил по степи, за дичью охотился, в балках кашу себе варил.И вырос он высоким, сильным, на меч и копьё ловким и никому неподвластным.И подался он к бродячим разбойникам и стал у них предводителем. А когда набралось таких бродяг три тысячи, Халабуда повёл их к Дунаю и нанялся на службу к Ромеям и Волохам. И стал на их стороне биться против своих же людей славянских.Осерчал на него князь Яворан, так что проклял его страшным проклятием и навеки отдал Лиху с Дивами. Нелегко было отцу отдавать сына Лиху с Дивами, да что поделаешь — Халабуда стал злейшим врагом для русичей.Там, за Дунаем, Греки и Волохи ему жену дали, дом, злато-серебро и рабов-отроков, чтоб он только лепее бил своих прежних родичей. И был Халабуда без сердца, без Веры, без Прави, и русичей-антов истреблял беспощадно. И стал он Великим Воеводой у Волохов, а Русам стал зверем лютым.И собрались однажды Русы и порешили, что Халабуду надобно поймать за любую цену. И князь Яворан сказал в сердцах:— Лепше бых не имел сына такого! Сами знаете, каким он рос, не слушался ни отца, ни матери. А изловите его — делайте, что хотите, и я сам вам в том помогу!И решено было идти за Халабудой к Дунаю, заманить его в град Пересечень и изловить там.Выслали Русы к берегам Дунайским удалых Герцев, что на конях перед Волоками гарцевали и силой своей похвалялись. А Волохи по всему Дунаю строили крепости-бранницы, и уже почти сотню поставили. И было там много волошского войска, что во главе с Халабудой те бранницы охраняли.Как увидел Халабуда русских Герцев (Харийцев, то есть казаков характерников), стал похваляться Ромеям и Волохам с теми русами расправиться и перебить их до последнего! Кинулся он со своими легионерами через Дунай, переплыл его и погнался за Герцами (Характерниками). Три дня и три ночи скакал, аж пока не достиг Пересечня. И там велел он своим воинам раскинуть лагерь и отдохнуть.А ночью Герцы (казаки-характерники) тайно под стены лагеря подобрались, накидали соломы с хворостом и подожгли огнём. Загорелся лагерь, Волохи стали вскакивать, неодетые, за мечи хвататься, а Русы били их стреламм, поднимали на копья и отсекали мечами головы.И Халабуда проснулся от шума, огня и дыма, схватил свой меч и напал на Русов. Многих убил он силой своей могучей, и тут скрестился его меч с отцовским. Да набросились тут на него все Русы, повалили наземь, связали, привели к отцу и на колени пред ним поставили.И сказал ему тут отец слово грозное:— Русов бил, негодный изменник? На отца родного меч поднял? Так подайте мне мой меч, я сам сниму с тебя голову!Подошли тут к нему воеводы антские и сказали:— Погоди, Яворан, успеешь снять с него голову. Халабуда есть нынче Волох и притом Воевода Волошский. Пусть он прежде расскажет, для чего по берегу ставят бранницы?И поведал им Халабуда, что те крепости ставят Волохи, дабы Русов удерживать, за Дунай не пущать, а самим идти многими силами до Днепра-Славуты и Припяти, до Волги и Дона быстрого, чтоб всю Русколань (Держава Русанов) подчинить, добро и скот отобрать, взять в отрочество лепших жён, мужей и девиц прекрасных, а старых и малых убить, чтоб землю русскую уничтожить и ничего на ней не оставить!Услышали про то люди, подивились такому Злу и в один голос за смерть его высказались.И пришёл с топором мясник, и снял тому Халабуде голову, и разрубил тело белое на куски и раскидал по полю, дабы жрали его птицы и звери дикие, потому как предателю смерть от меча не положена, его удел — топор, каким хозяйки рубят голову курице.И всех Волохов, что в полон взяли, до единого уничтожили, дабы никто не ведал, где они и когда загинули.Да пришли тут новые силы Волошские, переправились с того берега, и опять Русы с ними бились, так что земля от крови рудою стала. И собирали Русы тех, кто пали в сече, и сжигали их на кострах Огнебоговых, и дым смрадный шёл на землю Волошскую, как завещание мёртвых, чтоб расплатились за них с врагами.И собирали потом Русы силы многие, и шли через Дунай тысячами, шли через Межу в Нуру и Панщину, и собирали добычу великую.И шли с Русами Хоропы хоробрые, с Хорпами — Славинцы, Хорвы, Киверечина, Бужанщина, Днестровщина и всякий другой люд словенский — и Фряка, и Ватра, и Лемок, и Гуцула хоробрая и Будина, а с ними та коже и Морава сильная, и все племена и народы степные. И брали они всё, что нашли, волов, коров, коней, а также людей, кто вольно хотел жить в русской земле, а до того отрочил в земле Волошской, а сам был с Мазови либо с Горыни, либо далее — с Волыни весёлой, либо с Днипра, а то и с Дона широкого, либо с моря Синего. Всё брали Русы, на возы клали, а ещё давали им Ромеи с Волохамн дань великую — злато, сребро, дорогие каменья — и с тем богатством домой ворочались.И долго они помнили злого Халабуду-предателя, что продал свою землю Волохам и за то получил Месть справедливую. И про то детям и внукам своим рассказывали, чтоб имя его охаять вовеки! 

Сказание про Бурьян-царя и Ярусланов

В старые часы, в седые времена, когда и седина жёлтой становится, а желтизна зеленеет, как кость старая, и темнеет, как черепки от горшка, в те времена, от которых и дубовая колода рассыпается на труху, так тогда Ярусланы ходили в степи, а Борусяне-Русы жили в лесах.Били Ярусланы в степях драков и прочую живность, стада пасли, а Борусяне-Русы в лесах охотннчали и строили себе дома деревянные.И приехал как-то царь Ярусланский Гороща к Борусянскому царю Бурьяну с людьми своими на конях. И поведал он, что идут все народы на Ромов с Ромеями, и что Хоролы уже пошли на Ромов, Герлыги, Гупы и Гуцы, и Лемки, и Хусты, и Хорпы, и что Ярусланам с Борусями тоже надо идти на войну и в сече братьев своих поддерживать.Отвечал ему царь-Бурьян Борусинский, что в тех войнах много погибло уже Племён и Народов, и ежели перебьют всех Ромы, кто будет радеть о вдовах, жёнах и старцах, кто будет защищать и кормить детей? И сказал ему царь Гороща:— Во все времена Ярусланы с Русами мирно жили и помогали друг другу, так и теперь пополам всё делить должны, — и добычу, и радость, и горе, и вдов, и сирот наших, и детей от беды-горя хранить!— Верно ты речёшь, — отвечал царь Бурьян, — враг у нас единый и горе общее, и люди наши одной речью рекут, значит и с врагом вместе биться должны.И пошли Ярусланы с Борусянами на войну, и делили они вместе добро и горе. И клали они головы за волю нашу от отца до сына, от сына до внука, а от внука до правнука, потому как долгой-предолгой та война была, пока Кивереччина не переправилась на другой берег Дуная великого и стала бить там Ромеев. А за ними Булгары пришли и Уличи, и Хорвы сильные и Сербияне хоробрые, и так огнём прошли всю Ромею. 

Сказание про Карпат-гору и Кощобу

Те старые травы, что берегут кости хоробрых воинов и разрастаются кругом, скрывая щелепы и мечи ржавые, и сброю старую, только те травы, буркуны и лопухи всякие — знают, как собиралась сила степная великая на врага давнего, на злобного Волоха, на грабителя-нападника непорядного.И сказал Кощоба-царь, что поведёт людей на Дунай, и сощлись к нему многие храбрые воины и потекли к заходу, дабы перейти Дунай и Межу.И там те бояны-воины сложили голову, потому как всякий день шла великая Вала, и Волохи прятались за стены и оборону держали крепко. И уменьшилась скоро сила Кощобская, и уменьшилась сила Фрякова. И кинули они клич по всей степи, и пришли новые силы Фряжские и Кощобские. И убили они царя волошского, и прошли до Тыши-реки и далее за Дунай.И земля та была названа Дячиной, в подяку Богу за то, что Фряки — великие «волки-вояки» недаром сложили головы и одержали победу великую. Волохи от них разбега лись, как овны от волков лютых. Ивзяла Фряга венская всю землю от Карпат-горы до Дуная и назвала её Фряжской.А после той войны пришли Годяки и стали на Фрягу налезать, И была там великая Сеча, и Годякам пришлось отступить.Восславим же Богов наших и храбрых воинов, и каждому Роду, из которых были воины те! И ты, земля Дякова, велика еси, ты Русена-земля маша, да житья не имеешь тихого! Ты — земля Сечи и крови нашей, — и крови чужой, и, полита теми кровями до гырла, и жажды не имеешь боле, и ты Русова земля теперь!Храни же, деревей-цвет, щелепы наши, и кости, и мечи, и броню ржавую, ибо это всё, что осталось от храбрых. Они смеясь текли на врагов и не страшились смерти, и бились с надеждою, что с Богами вместе Русь защитят!Не позабудем и мы о них никогда и изречём им вечную славу! 

Сказание про царя Необора

Старые люди сказывали, что были времена, когда Русами царь Необор правил. И те русы Кощобцами звались за то, что имели сброю копытную, а ту сброю и копьё не возьмет, а ту сброю и меч не разрубит. (Чешуйчатые панцири из роговых и костяных пластинок являются весьма характерней особенностью Сарматского вооруженья. Археологически они засвидетельствованы неоднократно. Этот панцирь был сделан из лошадиных копыт, разрезанных на пластинки, которые просверливались и сшивалась лошадиными и бычьими жилами. Он напоминал по виду змеиную чешую или зелёные сосновые шишки. Подобные панцири были очень крепки, выдерживали даже удары мечей и копий в рукопашном бою).И царь Необор всем велел в сброю ту одеваться, чтоб крепкими быть и чтоб враги одолеть не могли.И был тот царь Необор роста высокого, голоса звучного, сильного, басовитого, так что коли крикнет на поле битвы, все его слышат и исполняют приказ. Царь Необор брил бороду, длинные усы отпускал и чуб на голове оставлял, а в ухе серьгу носил с синим камешком и так говорил:— Ежели снимут враги с меня голову, так по серьге синей узнаете её! Все наши Пращуры ещё со времён Сварогя брили бороды, носили длинные чубы и усы, а в левом ухе серьгу имели Сварогову.И был тот царь Необор храбрый и необоримый, и на Ромов ходил он в Панщину, и боялись его Ромы с Ромеями, и всё хотели обмануть да похитить.Да был царь Необор всегда настороже — коли подле Ромов сидел, так мёду не пил, ни вина греческого, ни пива, ни браги, потому как похитить пьяного легче-лёгкого. И с купцами Ромейскими пировать не хотел, потому как наестся человек и отяжелеет, а отягченный и меч не поднимет, как следует, и может во вражьих руках оказаться.Так жил царь Необор, воевал, и не могли ни Ромы его похитить, ни Ромеи ганебные дотянуться. А брали они много людей на земле нашей, и ежели придёт Рус продавать коней, то они не столько на коней глядели, сколько на Руса. Опоит его вином с маком зелёным, а пробудится Рус уже в цепях, уже на корабле чужом плывёт, родину потерявши. И так охота к питью его приведёт ко злу, и никто никогда до смерти не избавит его от отрочества.И то правда, что Ромы с Ромеями много отроков потребовали, а те отроки землю им раяли, сады садили, огороды копали, яблоки, капусту и горох собирали и тех Ромов с Ромеями, как хилых, кормили. А сами они были слабыми и ничего не умели делать. И вот они сделали Паншину, куда Русов жить звали, а сами хотели над ними панами быть.И крепко остогыдло-опротивело то царю Необору, и ходил он всё возле Дуная поглядывал, как добраться до Ромов и передушить их, будто цыплят. И ходил он не год, и не два, а тридцать лет к ним примеривался. А потом напал на Волохов с верою, что одержит над ними победу. Да одолели его Ромы, похитили, к себе на Волошину отвезли и людей его взяли в отроки.Ой, как плакали Русы на горе Карпатовой (Северный Кавказ), плакали на Киевской земле, что уже становилась княжеством, а горше всех плакали на Паншине, где от него воли ждали.И стал после Необора-царн Бож-князь на Руси царём. И побил Бож Ромов, и все их прибрежные грады разрушил, да не нашёл Необора-царя, потому, как он от тоски и печали помер. 

Сказание про братский пир князей степных

Ой, да как тяжко Щурам-Пращурам нашим в степях вольных при Годяках жилось и Волоках! Ой, да как часто враги набегали и людей резали, будто скот!Бывало, проснутся Прашуры на Зорьке и рады, что ночка тихо прошла. А то встанут — двух-трёх сторожей не хватает, зарезали их вороги проклятые, что в траве высокой гадюками-змеями неслышно в ночи приползли.Ой, не спи, не спи, милый козаче! Гляди зорко вперёд во все очи! Не верь степи вольной, траве высокой, не то — заснёшь навек, не проснёшься, Солнца ясного не увидишь!Ой, не смейтесь, неразумные дети, не смейтесь, как бы не довелось потом горько плакать!Ой, не спи, княже наш, думай думу, от врага нас лютого борони и на возах спящих в ночи стереги, пока день не наступит ясный!Как-то у князя ярусланского Бужича сторожа двух Торжаков поймала, а те клянутся, что Ормяны они и товар везут Ормянский. А потом, коли железы жгли, да теми железами подбодряли их, так признались, что Волохи. И что послали их Волошские Воеводы разведать, где кто живёт, где какие князья, воеводы, сколько людей и какие стада, и где припасы их и кошары.И позвал князь Бужич всех князей и воевод на Совет великий, чтоб сговориться всей степью идти на Волохов.И приехал на возу со своей дружиной Голога старый, и сошлись все князья от Ярусланов, и прочие Воеводы и цари-князья разные, чтоб держать Великий Степной Совет. Один годяцкий князь не приехал, прислал сына своего Конарека. А тот сидит на коне надутый и речёт так важно, не слезая с коня:— Что нам Волохи? У нас двадцать тем войска доброго, да мы их руками голыми передушим!Отвечал ему князь Ярусланский Бужич:— К голым рукам надобно меч прибавить, да щит, да лук, да копьё дубовое. Рано похваляешься, молодой княжич, лепше старших людей послушайся!.И добавил Голога Старый:— Негоже витязю прежде временное похваление. Надобно мысль Волошскую выведать, чего им от нас надобно…Пригласил Яруслан-князь Бужич всех гостей поесть-попить, поджидаючи, пока соберутся князья дальние.Пришли девицы молодые пригожие и подавали гостям баранину печёную с доброй кашей, с луком крепким, огурцами и бураками. И мёды носили пенистые, и подавали каждому гостю с поклонами.Только князь Конарек не пил, не ел, и дружина его нашей ежей пренебрегала, жрали конину сухую и питьё своё пили годяцкое.Поглядел на то Старый Голога, ничего не сказал, только крякнул.Приехал с дружиной Хорол-царь и сказал:— Благослови вас Боги, друзья-князья, и ежу вашу, и мёды пенистые!— И ты будь здрав, брате наш, — отвечали князья, садись с нами, не гребуй!А к вечеру приехал Лзыкий-князь, весь день скакал, с коня-на-конь пересаживался. За ним на другой день и самые дальние приехали.Три дня дожидались всех князей, а потом Великий Совет держали, И решили Чашу Братскую пить, чтобы всем стать братьями и завсегда помогать во всём один другому.И пили они Чашу с вином, с кровями всех степных князей смешанную, и нареклись меж собою братьями. Только Годяка не стал пить и сказал:— На Волоха и без Братства поможем. А какие мы Братья вам?И встал, и сел на коня, поехал прочь, и «прощай» не сказал никому.Князьям, однако ж, то было не в новину, они знали повадки готские. Привели пленников- Волохов и те опять всем князьям рассказывали, для чего воеводы их в степь послали.А на десятый день Совета прискакали гонцы от Хоропов и сказали, что Волохи до Карпат — горы добираются и что, началась там большая война.И ещё узнали князья, что Годяки разорвали конями трёх Русов, а с ними и детей малых, и жён.Встал тут Голога Старый и сказал:— Князья мои, братья вольные! Отовсюду идёт беда, ни там, ни тут, нету добра. И есть у нас два пути: первый — идти к Дунаю и по-мирному сговариваться с Волохом, а другой — начинать войну! Что будем решать, братья?— И скоту ярмо не любо, а Волохам служить ещё тяжче, — отвечал Яруслан-Бужич. И так — смерть, и так — отрочество, а убитому всё же легче, он позора не ведает.Тем часом примчались гонцы с Днепра и сказали, что Хоропы уже на Дунай идут.И решили князья степные весь скот и возы с семьями отправить к Городечням, а дружинам идти до Карпат-горы.Так началась Великая война, и растянулась она аж на сто лет! И за те сто лет люди умирали, новые рождались и тоже гибли, и до правнуков война шла та злая. И сгинуло в ней много людей, и Хорсунъ с Олявой сгорели, а Щуры пошли за синий Дунай и далеко в Волоках воевали. 

Сказание про Беду Степную

Ой, что там за Туча-Хмара поднялась, ой почто она надвигаться стала? Ой, почто Русичи собрались, ой почто они изменились? И почто великая Туча с полудня идёт — сунется прямо к полуночи? И летит в небе птица всякая, и бегут в степи звери разные, туры бегут и сайгаки, корсаки скачут вместе с волками, и зайчат с дрофою не трогают, и стрепеты подскакивают, крылами бьют, и лисы бегут наляканные.Ой, что ж сталося в той степи, что в зелёной приключовалось? Что за Лихо злое бежит, что за Диво кричит и скачет, и какая Беда нынче Русам выпала?И летят по степи возы, а в тех возах овцы лежат связанные, а рядом коровы бегут с быками, и люди русские на конях с мечами.И во главе дружины стоит воевода — Рус Старый на своей буланом коне, а по правую руку его — витязь младший — всадник Русич Тугой Перечич, а по левую руку — комонец Всятич.И сказал Рус Старый тихо идти, коней жалеть, не загонять. И пошли они мерным шагом к полуночи. А вскоре за ними враги показались, гнали коней, не жалели, и пылъ-курява вставала за ними великая. И когда они приближались, Русы сами начинали гоном скакать, и кони у них были свежие, не уставшие, и легко скакали вперёд, и врага далеко позади нехали.Тем часом русские стада и возы ушли к лесам полуночным, и дружина за ними пришла и табором стала.И была в те времена в степи такая сумятица, ходьба, скачки и всякие заколоты, и один народ убегал от другого, и нападали Роды на Роды и Племена на Племена, потому как налетела в степь великая сарана, и траву всю как огнём дочерна уничтожила. И стали народы за пастбища биться, за траву и за воду чистую. И Русы тоже бились за пастбища и людей некоторых утратили.А тут пришли в степи Волохи и стали людей хватать, забирать в отрочество, и явилось в степь Горе великое, и людская кровь лилась, как вода.И отошли Русы в край полуночный, да и там у лесов покоя им не было.И пришли Кощобцы и помогли Руси, и погнали они Волоха хищного к полудню аж до горы Хороповой, до Кровавец-горы, что теперь Крывань-гора называется. И били Волоха Русы с Кощобами, и гнали его. В полон брали, и коней брали, и волов, и овец отбивали отары великие, и хлеба много брали, вина и олеи и другого добра всяческого.И дошли аж до Тьши-реки великой, и там за рекою — пропали Волохи.И вернулись назад Русы и восславили воеводу своего Руса Старого, и Перуна-Громометателя, что в войне помогал, и всех людей своих живых и погибших.Восславим и мы тех Праотцов-Русов, пусть венчают их Боги в Нави синей навек! 

Боянов гимн.

(Памятник русской культуры IV в. н.э., написанный славянскими рунами на пергаменте. Из рунической библиотеки Анны, королевы Франции дочери Ярослава Мудрого. Хранившийся в собрании статского советника Сукиладзева.)Гимн послушника Бояна старому (князю) Словену и молодому, умершему, и живому и Злату, волхву — (С)варги .Мёд не мечите Вы гости, затаите вы рот! Послушайте речь о делах Словена Старого, мглу изгнавшего от (Д)непра. Он будет рода Скифа, Сва (небесное) дитя. Примчали меня кони и спешивали их в ряд и строили у княжьей руки. Видит Боян очами лишь истину, но князь велик, как небо и являет полки на гостей -хетов и хунов.Служит сними (с полками князя) младой стременной Боян.Молвим хором родимичи — Гой — ВЭ! Готы и други (другие) Земеголы услышат злой звон клича сынов Рода. Гимн Боян поёт, и стекаются к нему волхвы, вои, голядь, а также сколоты, родна, рытвы, росены. Ибо как руки плечам нужны, — князю нужны те мужи с конями. Белы месяцы окружили тихо. Словен очами сияет, как солнце летом. Обжигают ярые кнуты нам плечи.Я же Боян Словенову речь внимаю и трепещу как дерева листы, очи с дыма (от дыма) как ключи (родники) точат (слезоточат, так как при волховании использовался дым специальных трав). Зимеголы вы внимайте мне! Зря вы кормили меня даром и поили меня.И грянул в Нави глас Старого Руса (воевода см. выше), наставника Буса, Бояна младого волхва отца (Бус отец Бояна). И глаголила тень — о кроде (поминальный обряд сожжения погибших) великой, врагам сотворенной, баил (расказывал) Злат (погибший перед этим в сражении брат Буса). — Лепы (хороши) Златогоровы гимны, истинно лепы.— Оком глядите — огни Чегирь-Звезды (Кометы) идут. У Чегирь угря хвост иже зеленый. Зрите в стлязях (просторах) небесных срок чарам. Мечи Яра Буса (их рода Яров) и до Кияра (первый Киев который был основан на Кавказе) Славны! (Наверное, здесь предсказывается скорая гибель Буса Яра и еще 70 мужей Русколани от рук готов). Проговорив, умерла Злата тень. И страхи были долго ещё.Я Боян пою любовь рокоту ристалища. Зрю, великие воды утекли после Пращуров наших Кимров (это роды славян, жили на Северном Кавказе). Волхвы, которые умерли, вешают из Сварги, — изгоните варягов, они не ясуни (светлые). И молча на концах мечей, прогнали гостей. Смотри из Сварги Старый Словен, кто удал и кто смел. Не молчи Боян! Снова удачу пропой, тому, кто благ. Зрим! От Велеса не убежать! (так как он встречает все умершие души у врат Ирия) Славы Словена не умалить! И меч Бояна, то язык ясный. И пьём в память Златогора Волхва. То Орию память и Скифу то гимн.Златыми мисками на тризне сыпь! 

Глава 11. Войны с Готами и Болгарами (Гунами).

В 338 году предводитель Готов Ерман (Германорех) начинает борьбу за объединение готских племён под своим началом, что ему и удаётся сделать к 376 году. Грек Сократ Улфил современник междоусобных войн Готов 369-375г. пишет о них так:«Варвары обитающие за Дунаем, называемые Готы в возникшей у них междоусобной войне разделились на две группы из коих одна повиновалась Фрити-Герну (Германарех), а другая Афанарику. Фрити-Герн принял христианскую веру со своими сторонниками и, получая помощь из Царьграда, одержал победу над Афанариком. Затем он стал обращать в христианство и Готов зависимых от Афанарика.»Писатель VI века Прокопий говоря о вероисповедании Готов называет его Армянским христианством и причисляет Готов к славянским племенам по сходству их языков. То есть уже в 4-6 веке часть славянских племен попадает под разрушающее воздействие христианства. Германорех заключает с Русколанью мирный договор и уже будучи стариком для закрепления мира берёт себе в жёны сестру Русколанского князя Буса, но в неё влюбляется его сын Рандвер. Узнав об этом, Германорех повесил своего сына, а княжну Лебедь приказал растоптать лошадьми.В 376 году в возрасте 110 лет Германорех погибает от рук Буса и его брата Златогора, мстившим за свою сестру, и вся власть достается его преемнику Амалу Винитарху (Венету). И он, чтобы доказать Византии свою христианскую преданность, совершает по отношению к князю Русколани (столица Русколани г. Кияр, находилась где нынешний Пятигорск) из племени антов, Бусу Белояру (род Белояров произошёл от соединения казачьего рода Белогоров и Антского рода Яров, поэтому иногда упоминается просто Бус Яр), подлейший поступок.Придя с миром и выпив вина за братство он подлым образом захватывает Князя Буса Белояра и ещё 70 князей и распинает их всех на крестах (вот так готы уже были «просвещены» христианством). На помощь русам-антам выступают азовские русы — саки (казаки) под предводительством атамана Вандала (Гунигара) и Ярусланский князь Адаг (Адыг). В одном из сражений Вандал погибает, но его сын Белобор (Балобер) продолжает войну и одерживает победу над Венетом (Винитархом). Белобор возглавляет союз южных славянских держав — Русколань. В 412 году после смерти Белобора (Балобера) его старший сын Рус остается княжить в Кияре (Киев Кавказский), а другото его сына Мундзука избирают князем Волжских русов — болгар. 

Велес книга

«Вот ведь Германорех идёт на нас от полночи…. Он же внук-внучок от Ореха, и бросает на нас воинов своих с рогами на лбу. … И се былд повреждена Русколань от Готов и Ерменреха, и тот хотел жену от рода нашего. И то повреждение в учебу нашу притекло на нас. И Ерманрех разюил и повредил Русь Божью…. но потому как Готов подпирали сзади Гунны и Берендни (так называли в старину казаков) они пошли на полночь между Ра рекой и Двипой. Там то пропал Германорех…. Семкдесят русов и иные казнены (времена князя Буса). И была смута великая на Руси. И младой венд Слакен, собрал Русь и повёл на них. И в тот раз разбил Готов, и не дал Жале (Богиня) ннкуда идти, и потекла она на полночь, и там сделалось ладно Карне (Богиня Перерождения Душ). Се радостно и дед наш Дажьбог со всеми героями этими, потому как одержали отцы множество побед. ……. А Гуларех повел их на новые земли вот Гуны с Берендеямн и говядами (коровы) своими и остались в тех краях…. А тут Гуларех привёл новые силы свои и отразнл Гунов во главе мглших и пошёл на нас. …И тот Голорев перед трудами великими засомневался. Тут Матерь то Летящая, речет ему, что первое нам надобно на Гунов напасть и их разбить, и поворотиться на Готов. И так посткпив, разбил тех Гунов и поворотился на Готов, а там и сына Германореха поверг и умертвил…. Готы что остались после Гулареха, ушли на полночь и там исчезли, и Детерих вёл их. После же о них не знаем ничего…. И так жилили мы и 50 лет творили битву великую, всякий день с Гунами и Готами, но не с Берендеями, ибо те имели князя Сака и тот премудр был и искал с Русами и был нам друг. Берендеи ходили потиху….» 

«История Готов», Иордан

«Амал Винитарий двинул войско в пределы антов. И когда пришёл к ним был побеждён в первой стычке, затем повёл себя более храбро и короля их по имени Боз с сыновьями его и 70 знатными людьми распял, чтобы трупы повешенных удваивали страх покорённых». 

Адыгская легенда записанная Н.Б. Ногмовым

«Баксан (Бус) был убит готским королем со всеми своими братьями и восьмьюдесятью знатнейшими нартами (героями). Услышав это народ предался отчаянию: мужчины били себя в грудь, а женщины рвали волосы на голове..» 

Сказание про буй-тур-русов и уголичей

В те времена, когда ещё земли Киевской-на-Днепре не было, а была единая Русколань, и Русы жили от Pa-реки до Карпен, то между Днестром и Прутом тоже обитали русские племена. В те времена все славяне, какие были на полуночи и восходе Солнца, назывались Русами, потому что были русыми и голубоглазыми.Ещё перед тем, как Дарий-царь на Русь ходил, а царица Сиромахова на Дону владычила, тогда уже славяне-русы вместе были и правил ими единый царь — Маха. А потом жена его, царица вдовая Мать-Сиромахова владычила Русами и Киряку-царя Ойранского (иранского) разбила напрочь.Да пошли потом между Русами распри великие — одни хотели расселиться Родами, а другие хотели оставаться в едином Племени.И вот часть Русов отошла к Роуси-реке (впадает в Днепр) и там поселилась, а другая часть уже давно жила за Горынъю, хоть там были Ляхи, что Русов примуковали.Те же, что между Днестром-Турасом жили и Прутом, назывались Буй-Тур-Русами, потому как были сильными, крепкими и могучими, будто грозные быки буй-туры. И вот Буй-Тур-Русы пошли на Дунай и там осели в гырле-устье его на болотах. А те, кто остались между Днестром и Бутом, назывались Бужанами-Бужичами или Божичами, потому что река их Боугом звалась.А возле них недалеко была Кивереччина и Уголичи. Те Уголичи или, иначе, Уличи, жили без страха, Волохов нe боялись, и хаты свои ставили улицами широкими. А Русы полуденные и восточные ставили гряды колунями, чтобы в коло сила была.Те же Уголичи были храбрыми и сильными, и град у них был великий и крепкий, и улицами на углах пересекался во все стороны. А ещё он был перекрестьем для многих путей из Руси в Волошину и Грецколань и потому назывался Пересечень-градом.И Буй-Тур-Русы были храбрыми. И вот после смерти князя их Боже-Буса стал сын его Бус-младший Буй-Турами править. Собирались они вместе с Уличами, делали бусы-лодии, от которых потом пошли чайки казацкие, и отправлялись за добычею к Грекам.Было ведь два Боже-Бус князя и два князя Менжемира хоробрых, первые были отцы, а младшие — их сыновья.И так был Божа-князь (в некоторых источниках его называют Дожа или Дажин-князь) и был Божа-Бус, сын его хоробрый и удачливый. И ходили бусичи, Русы полуденные, против Греков с великой войной на бусах-лодиях многими ратями. И легионы ромейскме не могли бусичам противостоять. Когда ворочались они с добычею и проходили мимо Ромейских градов, никто из Греков не выходил, все они боялись Русов до смерти. Буй-Туры, как уже говорилось, жили в устье Дуная и были могучими воинами (их держава Русколань простиралась от Дуная до Кавказских гор). И когда выходили сражаться, то снимали рубахи и так, голяком, шли на Греков и побеждали. Потому Греки, как только видели их, кричали:— Тур-Русы пришли! Беда, спасайся! — и разбегались все, кто куда. Знали, кто к Буй-Турам попадёт, у того жизнь будет короткая — тоньше волоса в прялке у молодой бабы.А били Русы Греков за то, что те Русичей крали и продавали в отрочество. Русы же рабство-отрочество ненавидели, а с ним вместе и Ромеев-Греков, и ходили Греков наказывать.Как-то раз ворочались три тысячи лодий Буй-Туровских, и пятьсот из них были нагружены золотом, серебром и дорогими каменьями. А когда пристали к родному берегу, узнали, что Годь на их сёла напала, стариков убила, а жён и детей в полон забрала. Опечалился Бус-князь, потом приказал яму рыть, сложить в неё всё добро и четыре камня поставить, чтоб потом отыскать.И послал Бус-князь к Ярусланам просить коней, потому что своих Готы забрали. Пришли Ярусланы, пригнали коней и рассказали, что Готы возле Боуга-реки Станом раскинулись.Обратился Бус к людям своим:— Русы мои, Буй-Туры храбрые! Лепше загинем, а за жён, детей и отцов отомстим!И пошли Буй-Туры к Боугу-реке и укрылись в балках до вечера. А ночью оседлали коней и налетели на Готов, как вихри, разбили их, разметали, отбили половину родичей, а другая уже была Готами до смерти замучена. И били Русы Готов так, что земля почервонеяа от крови, и полегло врагов две тьмы!А потом прослышали Русы, что Гуны в их степи идут.И опять долго бились-сражались с врагами новыми в чистом поле, и не знали ни покоя, ни отдыха. А когда вернулись назад, хотели добро найти, да не знали — где. Все, кто яму копал, в боях сгинули, и сам Бус-князь полёг от меча вражеского.И так добро то осталось где-то на Буге-реке, лежит-дожидается, может кто придёт и отыщет его. 

Сказание про Адагу-царя

Случилось то в прадавние времена, о которых люди давно забыли, а само время рассыпалось, как труха, и только старые Спиваки ещё помнят и рассказывают про стародавнюю Русь, да про житьё-бьггьё наших Пращуров.После того, как Годяки убили князя Руси Боже-Буса, а с ним и семьдесят воевод его, да ещё и на крестах распяли их, горько плакала вся Русь и вздыхала. И призвала она Адагу из Ярусланов, чтобы княжил над ней. Пришёл Адага с людьми своими и поставил над Родами князей, потому что своих убили враги.И стал Адага учить молодых русов владеть мечом и щитом, бросать копья, стрелять из лука. И скоро усилилась Русь, и новые князья появились, стали мстить врагу за грабёж и разбой. Где не встретят Годь — там и побьют. Адага знал, как с Годью воевать, и та боялась его до смерти. И отошла она к заходу, за Днипро, а там её била Тивера из Белграда и Улича из Пересечня. И ушла Годячина, и стало тихо в степи, спокойно на пастбищах.Да не успели люди вздохнуть, как начался в степи Мор. Скотина стала хворать и падать, а Руса за ней, как за людьми плакала: сдохнет корова, не будет молока, чем тогда накормишь детей?И сказал Адага собирать траву деревей и скотину натирать утром и вечером. И ещё сказал зверобой варить и, отваром коров поить. И избавились люди от Мора, не умирал больше скот.Да налетела в степь сарана и всю траву поела вчистую, так что стала чёрной земля, ничего не осталось, даже старого бурьяна.Ударился тогда князь Адага трижды о землю, обернулся в кречета и полетел в небо. И увидел оттуда, что весь полудень чёрный от сараны, а люди бегут к полуночи. Велел Адага гнать стада к полуночи. Три дня и три ночи шли Русы, пока достигли мест, где сараны уже не было.Так не раз спасал Адага-князь Русов, и люди славили его в песнях. Помянем же и мы его имя добром! 

Сказание про царя Лихослава

То было давным-давно, ещё в начале веков, когда Русы в лесах и степях жили, скот гоняли, охотничали и бортничали.И тогда в степях люди, как в великом котле, кипели, — одни уходили, другие являлись, одни других убивали и грабили, уводили пленников и продавали в рабство.И были у наших Щуров-Пращуров цари разные — были умные, храбрые, а бывали и глупые. И был у них царь Лихослав ленивый — всё на возу спал да мёд хмельной пил. И людей своих распустил совсем, слушаться перестали, а потом и от Рода начали отделяться. Пошли селиться по всем малым речкам, и две-три семьи уже Род новый делают, а про старый не желают и знать. Ловят в реке рыбу, бьют в лесу зайцев и вепрей, в лесах борти на мёд делают, орехи-ягоды собирают. А надо хлеб — меняют у тех, кто просо под золу сеют. Берут просо — толкут, варят, пекут и едят, И что в степи происходит — Русам не ведомо.Ежели бегут люди от врагов каких, — Русы их принимают, а сами на сечу не идут, потому, как и сам царь ихний не хочет ни в какие дела вмешиваться, ему на возу лежать спокойнее.А тем временем Хоролы пришли из Гнилого Дона, где у них зимние кошары, они там, в камышах, своих овец зимой держат, и рассказали, что на восходе большая война идёт — Гуны на Ланей и Ерусланей напали, много скота отобрали, а людей в отроки взяли и заставили на себя работать, а кто противился, того убивали, либо огнём жгли, а то к лошадям привязывали и на куски разрывали. И собрались Лани и Ерусланн, вступили в сечу с Гунами, и часть стад своих и людей отбили, и идут сюда, за Днипро, к Герлыгам. И мы стада свои забрали, от Гунов уходим, да скоро Гуны и в наши степи придут.Услышали про то степные цари и собрались на Совет, как общей силой против врага выступать. И послали к царю Лихославу гонца с требованием людей для войска прислать.Подумал царь Лихослав, почесал бороду, и позвал Старших Родичей, чтоб те подготовили воинов. И собрали те пять конных ратей, и послал их Лихослав к степным царям воевать.Пошли они, поехали к полудню, а уже вечером прибежали назад! Велел царь Лихослав их киями побить, а каждого десятого на дубах повесить, а остальных назад отослал, чтоб степные цари на него не гневались. И сам взял кий дубовый и всех советников своих колошматил, так что разбегались они с воплением. И ушли вояки назад на полдень, и в тот раз уже добре бились, царя своего боялись.И сказали Старые люди — когда-то были Русы Могучары великие, а теперь стали ленивые. Только когда бьёшь и наказываешь, тогда слушаются. Видишь, царь, своими очами, что людей нельзя распускать, а надо держать в послушности. А чтоб люди тебя слушались, самого себя распускать нельзя!Ежели б все такие были у нас цари, то Русь давно бы загинула. Да, слава богам, достойными князьями и героями она прославилась!

Глава 12. Основание Киева на Днепре.

В 429 году умирает сын Белобора Князь волжской Болгарии Мундзук и власть передается его сыновьям Аттилу и Болелу. А в Русколани одним из царств-княжеств, после смерти князя Руса правит его сын Кий, который решает увести свои рода в более спокойные места и вначале они переселяются на Дунай, а потом уже окончательно обосновываются на Днепре, рядом с Родами князя Вуслова, где в 427 годуосновывается град Киев-на-Днепре. Но в Причерноморскнх и Приазовских степях остаются многочисленные рода русов-саков, русов-антов, русов-тавров и так далее. Своей столицей они считают город Голунь (на Северном Донце) и Кийяр (современный Пятигорск). 

Велес книга

«Был Кий до захода Солнца и оттуда шёл до солнца до Днепра-реки, там Кий утвердил град, где обитали другие славянскне роды. И там осели, и огнище сотворили Дубу — Снопу, яко он Сварог Пращур наш».«…. Се было, после того как Готы порушили Русколань. Потекли мы до Кия, и сели на земле той, где ходили на битву со степью вражеской, чтобы себя оборонить. И так было после 1500 лет от Отцов Киевских (От прихода родов Бугумира), 300 от жизни в Карпатах и тысячу от Кияра Града (на северном Кавказе, который основал первый князь Kий). И часть пошла до Голунь и там осталась, а иная в Кие Граде, и первая есть Русколань, а другая Киевляне, которые тоже Суру чтут, за скотом ходят и стада водят десять веков на земле нашей.Голунь. была городом славным и триста городов сильных имела. А Киев (Новый на Днепре) городок имел меньше, на полудне 10 городов и всё, и сёл немного. А вообще были в степях все роды, и жито меняли на полудне. И его грекам давали, в общем, за золотые цепи и кольца и ожерелья. Носили грекам на обмен пиво на вино, и творили его для обмена сами….«…. Пришло князю Кию на yм ходить на болгар (жили по Волге, волгары). И повёл рать на полночь (север) и дошёл до Воронежца и вынужден был своих воинов полян повернуть, Осаживает и берёт измором и голодом Голунь, город руских на Донской земле и населяет тот край русскими. Лебедян сидел в Киеве граде у горы (Киев, который был на Кавказе) и правил по умному, от храма…. И так это земля наша от края до края, и зовётся Русколань… И есть земли волжская по обеим берегам Ра реки (Волги). И эта земля отцов наших, и её мы имеем и бережем…»

Сказание про Кондыря-Деда и Волынского Князя

Ещё до того, как князь Кий на Днипро пришёл, ходили Щуры наши с Пращурами по Дикому Полю (казачье название наших степей), гоняли скот на травы зелёные. И был у них Старейшиной Кондырь-Дед, такой старый, что борода его белая уже в прозелень пошла. И многие люди ещё помнят, каким он был добрым и заботливым, и потому при нём жилось просто и счастливо. Гоняли Щуры-Прашуры наши скот по степи, кормились кислым молоком, творогом, когда надо, мясо добывали на охоте — в те времена всякого зверя и птицы в степи много было — диких коз, быков, сагайдаков, дроф жирных и стрепетов. Так с утра молодёжь шла на охоту, а дети искали траву — калачики. Дикий щавель, чеснок, перуновы батоги, катран, рогоз-жорень брали и до воза несли, а там мать их борщ из травы с мясом варила.И царь Кондырь на возу жил, с людьми говорил, споры судил. А то соберёт Спиваков и песни слушает про старовнну древнюю, а рядом горит костёр большой, а на нём царица варево готовит ему, песни слушает да вздыхает, когда в них про Беду или Тяготы русские рассказывается.И собрались как-то вечером Родовики у царского костра и стали жаловаться:— Всем хороши эти степи, и трава тучная, и вода сладкая, только от врагов покоя нет, горя не оберёшься! На прошлой седьмице нападали, и нынче опять коров угнали! Скачут с мечами длинными и арканами, и нет на них никакой управы, и людей наших уже гибнет больше, чем рождается. Что делать, камо грясти, где мира искать?И сказал Кондырь-Дед:— Надо уходить из степи, в другие места подаваться, в леса уходить и там жить!— Что ж, веди нас, — согласились люди.Поднялись славяне на Зорьке, запрягли возы, овец и ягнят положили рядом со своими детьми, а остальной скот так погнали, и взяли путь к полуночи. Доходили до реки, останавливались, раскидывались на ночь станом, возы в коло ставили и сторожу не забывали. А наутро отправлялись дальше к полуночи. И через месяц пути дошли до Боголесий Дубовых, а оттуда вверх по реке, пока ни сёл, ни людей вокруг не стало. Тогда поглядели на кобь, и Птица Вещая указала им место, где они и осели.На полуночном берегу реки поставили хаты, чтоб река отделяла их от степи, и враги не могли легко нападать. И принялись за работу: построили для скота большие загоны, косили сено, сушили, в стога складывали. Кто рыбу пошёл ловить, солить, сушить на зиму, кто в лес отравился охотничать. И когда пришли Овсени, увидели люди, что жизнь у них стала тихая, мирная и сытная, и благодарили за то Кондыря-Деда.Шло время, и стали забывать дети, как трудно приходилось отцам в степи, как тяжко было сохранить стада, как всякий день надо было с врагом сражаться. А теперь молодёжь росла и не знала, как меч на меч рубиться, как в поле стоять насмерть, — не хотела, и слушать про войну. Обеспокоились Отцы-Деды, пришли к Кондырю и сказали:— Ежели враг нападёт, уничтожит всех до единого!Отвечал Кондырь-Дед:— Как выпадет побольше снега, надо слать гонцов на Волынь и просить прислать Князя, чтоб учил нашу молодёжь военному делу.Согласились Отцы-Деды, и как только выпал снег, послали пятерых всадников на Волынь. К Колядиным святкам вернулись они, а с ними Князь добрый на санях вместе со своею родыной.И стал Волынский Князь собирать дружину, начал обучать молодёжь науке воинской. А уже летом пришла Беда, напали враги с полудня, два села разорили, детей побили, скот угнали. Погнался за ними Князь с Дружиной, отбили пленников и скот, и вражеское добро отобрали — коней и мечи, и больше не приходили враги те. А Пращуры за то Волынского Князя уважали и с полюдья платили ему часть, чтоб имел всё необходимое и защищал людей своих. И ещё привёз с собой князь Знахаря-Ведуна, чтоб он лечил Пращуров, а также учил их, что есть Навь, Правь и Явь русская. И с тех времён Русы называли Правь, кто Правой, а кто — Равой. И назвали ещё Равой Русскою речку, что течёт у Карпат-горы за Покутом, и значит она Праву нашу, А от той Правы и Правда идет, а без Правды одна Ложь остаётся в жизни, 

Князь Кий и Цари-Ярусланы

В древние времена, когда ещё Деды Пращуров наших в Донских степях жили, то были там и Ярусланы-цари (Адыгейцы) с Родами своими, и были они в дружбе с Дедами Пращуров наших, поелику пили с ними Братскую Чашу и язык знали, разумели друг друга.Жил в тех степях и князь Кий с братьями и сестрой — прекрасною Лыбидью, и ходили они в степях, скот гоняли, до Новграда Ставрского (Крымского) и до Сурожи доходили. А потом заявились в тех степях Годи с Гунами, и начались бесконечные войны, и многие народы оттуда к заходу Солнца ушли.Ушёл и князь Кий к Дунаю синему, дошёл до дунайского гирла и там осел. Да увидел он и люди его, что житья там мирного нет — всякий день война, и всякий тыждень, месяц и целый год война, и кровь, и убитые.И пошёл князь Кий к Тыше-реке дунаевой, и поставил там град Киевец-на-Дунае, и обосновался в нём со своими людьми.Да вскоре и туда война добралась, Волохи не давали покоя русам, и другие народы против киян восставали, и ушёл князь Кий из тех мест и к Карпат-горам отправился. Однако ж и на Карпат-гope не было житья мирного, и там война шла всякий день.И пошёл он к Роси-реке и укрепил там Княжгород, а оттуда пошёл к Днепру на поток Боричев и там град Киев на пещерах поставил. И там уже мирно жил, и не всякий день шла война, а с полудня от него Ярусланы-цари гоняли свой скот — коней и коров — они ещё прежде Кия за Славуту-Днипро переселились и теперь опять были в дружестве с Русами.И когда Волохи в степь приходили угонять людей в рабство волошское, то Ярусланы брали котлы великие, их кожей обтягивали и били в те. котлы палицами. И все Роды в степи знали, что тревога идёт, и собирались вместе и на Волоха храбро набрасывались, и гнали его за синий Дунай, и аж до Панщины доходили и там добра набирали всякого.А отойдут Волохи, Ромеи с берега моря налезают на Русь. Отобьются от Греков, опять гонцы скачут и упреждают про Волохов. И пришли как-то Волохи силами многими — тридцать тысяч отборных воинов — и вели их Воеводы в червоных плащах.И приготовились русские цари и князья к отпору. И сказал тут Ярусланский воевода Уляг-Сунь (Заходящее Солнце):— Выпустим, братья, на них быков!И когда быки увидели воевод Волошских, в червоное одягнутых, так заревели страшно, на них накинулись, стали бить и топтать. Потом и силы русские подоспели, прогнали Волохов. А быков добрая сотня загинула, и многих пришлось дорезать, шкуры снять, посолить.Да не успели мяса накоптить Русы, не успели нарадоваться Князь Кий с Ярусланами, как прискакал гонец с новой вестью — Волохи на Карпат-гору войной идут!И сказал Ярусланский царь Руса-Сунь (Светлое Солнце) Хоробрый, что полетит сизым орлом в небеса и поглядит оттуда на Волохов. И ударился трижды о землю, взмыл сизым орлом в облака, оглядел всё, вернулся, трижды о земь ударился и опять встал царём Руса-Суном. И поведал так царь им Вещий:— Видел я всю Русь с облаков, и видел Волошину злую, и видел их войско великое, и видел, как хватают они рабов, как сжигают дома и посевы наши. Поскачем же, братья, на выручку!Стали Кияне с Ярусланами к войне готовиться. А на полночь от них жили другие Русы, которые ниоткуда не приходили, и звались они Великая Сивера, и были то Борусы и Венцы, и носили они меховые плащи-венцирады и высокие шапки бобровые. И пришли они к Киянам и сказали, что хотят дать помощь против Ромов с Ромеями, потому как много у них людей Ромы похитили и угнали в полон, и ежели они киян одолеют, то и на Сиверу нападут.И прислали Сиверцы воев своих и припасы, и пошли вместе с Ярусланами и киянами на Дунай, дошли до Межи, до Панщины, а оттуда до старого Киевца.А там сидела Годячина злая и, дальше их не пускала. И та Годячина была с Ромами, а то была против Ромов вместе с Ромеями а то хотела союза с Русами и против Ромов, и против Ромеев.И велел Кий не сговариваться с Годяками, потому как те — обманщики великие, на хитрость и злобу богатые, и верить им можно только мёртвым. Тогда уже Годяка не встанет, не обманет, не обхитрит.И была Годячина завсегда одна, и Русы сами по себе были.И шла война с Волохами не год и не два. Дети рождались, вырастали, сами родителями становились, жёны — матерями, мужи — отцами и храбрыми воинами. А страшная война всё шла, и Волохи на Русь лезли, как волны на берег, одна за другой непрестанно, русы били их, а они лезли.И всё время Ярусланы с Русью шли — все сто годов. И за времена те тяжкие научились Русы смерти не бояться, и видели враги, что, сколько не воюют Русь, а уничтожить её не могут. И шли на Волоха почти все народы степные — и Комыри, что теперь Кутригурою стали, и Кутригура пришла Балан-харская (харийская), и Сивера, и Вятичи, и Радимичи.И вся степь поднялась против Волохов, и пошли за Дунай и на Греков. Вспомним же те дела славные наших храбрых Пращуров, токмо благодаря которым мы, их потомки, до сих пор на нашей земле живём!

Сказание про Кия и как он границы Руси ставил

И в древние времена, как и теперь, люди искали, где жизнь лучше.Так, сидел Кий с Родами у моря Синего возле Дона-реки. И стали чужие люди идти тучами, разобьют одних — другие приходят. И сказал Кий:— Уйдём отсюда, видите, сколько врагов стало!Забрали Русы Киевы добро своё и пошли-поехали на закат Солнца. Идут, скот перед собой гонят, а речку встретят — на ночь остаются. И так берегом моря дошли до земли Сурожской, где Русь Сурожская жила, да не было у них лишних пастбищ. И пошли люди Киевы дальше, и четырнадцать годков по степям ходили. Куда не придут, видят — худо. И Одуд-Птица летит, кричит: «Худо тут! Худо тут! Худо тут!»Как услышит князь Кий ту Птицу, так и велит идти дальше. И пришли они к Дунаю и Тыше-реке. Видит Кий — места добрые, и травы много, и вода, однако много врагов там — с полудня Ромы сидят и с тех, кто в Нуре живёт и Панщине, по две шкуры дерут и ещё одну сверху. И кругом люди ходят недобрые — то Годяки нападают, то Булгары (Хуны) летят с конницей. Послал Кий гонцов к Русколани, к Турасам и Сурожи братской, чтоб помогли против врагов.Пришли Русы-братья степные и начали великую сечу с Годиками, разбили их в тот раз, но и своих много осталось на поле. И сказал тогда Кий, — голов в поле много лежит и не понять по ним — своя ли, чужая. Русы должны чуб отращивать, бороду брить, а в ухе серьгу носить, как сам Сварог делал, когда на земле живым Богом был. И тогда по серьге и чубу можно опознать голову Руса, взять сё, пробить в ней дыру, чтоб Душа вышла к Сварогу, а потом зарыть с почестями и Тризну над ней справить. А вражьи головы пусть клюют вороны и едят звери дикие!И с того времени стали Русы чубы отпускать и носить серьгу в ухе. И видел Кий, что врагов слишком много, и решил оставить Киевец-Дунаевец и идти к полуночи (на Север) до Карпат-горы (Эльбрус).Осел он там на пять лет, и как-то раз пришли к нему три Старца из Лемков и сказали:— Мы тут Богам молимся в горах и лесах, и Боги за то дают нам Веду (знания) Малую, чтоб мы людям рассказывали. Опасна жизнь в Степях Диких — там ходят Забродни, Кумани, и Годяки бродят хищные, и Угры, и Ромы, и ни от одного из них мы добра не видели. А есть на Днепре-реке тоже люди славянские, какие с давних пор там живут. Иди на ту реку, укрепляйся, и будет там Русь Великая, а мы, когда надо, поможем. Иди смело к полуночи через Дикую Степь аж до (Д)Непры-реки, мы тебе Водчих дадим.Подякувал князь Кий и пошёл на (Д)Непре-реке обосновываться.И поставил он град, а потом велел ставить коны, чтоб обозначить землю свою. А те коны — камень белый чистый, а на камне том — след ноги княжеской, только в десять крат больший, Солнце Русское, Трезуб Сварогов и Кий великий, а Кий тот есть ими княжеское.И пришли к Русам Киевым Болгары-Кутряцы и привели собак — кутек больших и подарили их князю на Кутню, чтоб в ночи стражу несли. А потом пошли те Болгары к Ингульцу и там остались пасти овец, а ежели видели, что в степи, посылали к Кию гонца. А Русы Киевские давали им за то хлеба, сала и мяса.И с того времени, как поставил Кий коны со стопами своими на белом камне, там и граница русская стала, и за неё не пропускали врага.А потом Годячина ушла на полночь и сгинула, и укрепилась тогда Русь Киевская и Антия (бывшая Русколань).А когда окрепла Русь и расширилась, поставил Кий новые коны-таможи от Ингульца до Киева-града, от Горыни-реки до Дреговы, а оттуда до Донца-реки, а от Донца-реки до самого Дона Верхнего и аж до Болгар на Вологе. И то княжество русское стало великое, и донская земля Радимская стала землёй Северской русской. И врагов кияне на землю свою не пускали, а когда те лезли — били их.И пришли из степи Ярусланы — Велико-сунь, Уляг-Сунь Червоное Солнце и Руса-Сунь Хоробрый с людьми своими, и коны Киевские признали, и пили-ели с киянами три дня и три ночи, в дуды дудели, а потом опять в свои степи ушли, уговорившись во всём помогать друг другу. 

Сказание про Княжгород Русский

В те времена, когда князь Кий пришёл на Русь, то на Роси-реке тоже издавна были люди славянские. И спросил их Кий, что за град сей и чьи в нём люди. И отвечали те, что град их называется Княжгород, а правит ими князь Вуслав. И выносили они Кию хлеб-соль на рушниках вышиваных, и подавали с поклонами и добро-словами, и князь Вуслав в гости их зазывал.Принимал Кий хлеб-соль и глядел кругом, а стены у града покосились, а старые ереки землёй затянулись, эелеиухой покрылись, и плавают в них бубыри и лягвы кличут, всё старое, под] нилое и земля осыпается.— Что ж ты, князь, о граде своём не радеешь, а придут-нападут враги? Принимай-ка нас на подмогу!И велел Кий новые стены править и новые столбы ставить, и брёвна на гойдалках делать, чтоб ежели враг полезет, теми брёвнами его бить. И рыли горожане с киянами колодязи в граде, и улицы мостили, как следует. И скоро стал град чистый и крепкий.А в одну из ночей Забродни пришли из степи и, не зная, в ловушки налезли. А там стража их так брёвнами гойданула, что десяток враз в глубокий ерек упал, а остальные вмиг разбежались.— Так и со всеми врагами будет, — рек городнянам Кий. А потом велел своим людям в леса-степи на охоту идти, зверя бить. А тем, кто в граде, велел ставить крепкие магазеи из дуба, чтоб там мясо, сало и кожи хранить, а ещё зерно, пшено и гречку на них выменивать. И скоро магазеи полные были — добрый запас на часы войны.А потом князь Кий шёл на Днипро и там Киев-град ставил, а от Княж-города ему всегда помощь и поддержка была. 

Сказание про землю русскую-полянскую

Ой, почто земля гудит, и камо звери бегут, ой, почто туча-хмара стоит над полуднем? Никогда то Лихо не придет с полуночи, редко придёт с Восхода солнечного, редко придёт и с Захода, а идёт всё время от Полудня! А на полудне враги злые живут — Ромы хищные с ганебными Греками, и идут они в нашу землю за отроками. Ой, земля наша Русская, земля Полянская, нет тебе покоя никогда от врагов! Нет тебе мира долгого, нет защиты и нет управы, и никто не постоит за тебя, кроме тебя самой!Так причитал князь Byслав Полянский, когда принесли ему дозоры весть, что опять туча чёрная сгустилась над полуднем, и люди неведомые с оружием скачут на лошадях и едут с обозами. И велел князь Вуслав брать мечи, садиться на коней и скакать навстречу противнику.И вернулись вскоре передовые разъезды к Вуславу-князю и привели людей незнакомых и сказали, что князь Кий русский со своими Родами пришёл, и что это не враги явились, а братья, и хотят они вместе с людьми Полянскими землю русскую Защищать.И велел Вуелав-князь нести мёды добрые, хлебы свежие, мясы тучные, гусятину и поросятину и объявить всем, что пришёл час радости и веселия, И велел призвать гусляров-песенников и заиграть так, чтоб Днипро заплясал и горы, а в лесах — сам Лесич с Березичем, а в озёрах — Русалки с Водяником, и чтоб плясали земля и небо, и сам Дид-Дуб-Сиоп (Сварог, Перун, Велес).Триглав Великий к нам на празднование пришёл!Так принимал князь Вуслав Кия.И встал князь Кий перед всеми и так сказал:— Вы люди славянские, и мы тоже, и о нашем прошлом пусть напомнят Бояны Вещие!И вышли два старца, одетые в белые кожухи, с гуслями боянскими в руках, и были то Боян Прастень от Киян, а от Полян Боян Дед Малота.И запел так Боян Малота:— Роды наши не сами из земли вышли и не сами по себе появились в степи, а пришли славяне издалека — из края Семиречья святого, где течет Ирий-река (Иртыш — Ирип Тышатиий) Великая. Когда в древние времена наступило тяжкое житьё, ушли наши Щуры и Пращуры из края Семиречного к заходу солнца, увёл их отец Оседень (Богумир), и дошли они до Непры-реки, которая во всяких войнах быть преткновением для врагов могла, и осели тут наши Роды Полянские, а Древляне — в лесах, а Дряговнчи — в припятскнх болотах, а Кривичи — ещё дальше, в верховьях Днепра и Дивуны. С тех пор и живём тут, и претерпеваем от Ромов и Греков, а теперь и Годи пришли с Гунами.И запел тогда Прастень Бонн Киевский:— А наши Щуры с Пращурами ушли из края Семиречного к полудню, и вёл их Орей-отец с сыновьями своими Кием, IЦеком, Хоривом. И дошли они до гор Великих, и сказал Орей, чтоб сыновья разделились, и всяк осел на землю свою. И отошли Щек и Хорив к заходу, осели на Карпат-горах, что прежде Русскими назывались. А Орей основал Голунь на Северском Донце, а Кай заложил Киев в степях у Карпенскнх гор, что потом стали именоваться Кавказийскими. И пролегла земля Троянова от Pa-реки до Днепра и Карпат, потому как сказал тогда Орей:— Три сына у меня, как добрый знак Триглава Великого, коего мы почитаем. Пусть же будут они после меня Троян-царём на земле нашей, и каждый будет о людях своих заботиться и править по справедливости!И стал править у наших Пращуров царь Троян (три сына), а потом их потомки славные. И стояла земля Троянова тысячу лет, пока Готы не пришли в степи наши и начали большую войну. А теперь новый враг — Гуны идут с Восхода. И наши Роды, что издавна сидели на Дону, вынуждены были покинуть землю свою и уйти к Дунаю, а потом сюда, к Днепру. И привёл нас Кий из Рода Кия-отца славного, что некогда великое княжество у Кавказийских гор заложил. Так и ныне мы должны быть едины, чтоб врага общего от своих земель отбивать!— Правду речёшь, брате мой, — отвечал ему Малота-Боян. Как добрый мёд становится ещё крепче в медовых ямах, так окрепнет и сила наша славянская. Раньше дружили мы с Волынью и Горынью, а теперь и с Русью Киевой будем дружить! Лепше все тяготы на одно сильное княжество принимать, чем одной Бедой Роды многие будут мучиться. И должны мы, как Деды с Прадедами, землю нашу славянскую — землю Троянову — совместно защищать и беречь!И помогал Кий обустраивать князю Byславу Полянский Княжгород, а потом, когда Киев-град на Днепре возник, князь Вуслав с полянами вошёл в Киевское великое княжество. И правил Кий Русью ещё сорок лет, и умер не от раны или стрелы вражеской, а от глубокой старости. А после него Киевская Русь стараниями князей наших и бояр продолжилась, и до сих пор стоит! 

Как Киевская Русь сотворялась

После тяжких страданий и многих утрат пришёл князь Кий к Днепру и стал стены града с башнями-вежами ставить и землю русскую обустраивать.Прискакал тут гонец от Дряговы и сказал, что дреговичи не хотят признавать Кия своим князем. А вслед ему другой скачет и весть несёт, что русичи с Роси-реки признают Кия и помощь ему предлагают. Третий скачет от Мигрощей, те не желают Кия, не хотят его знать и Древляне.— Обойдусь пока одними Полянами, — сказал Кий, а ежели, кто захочет присоединиться, знает, где Киев-град стоит, пусть придёт, и поговорим с ним по сердцу!Тем временам от Волыни гонец летит:— А мы тебя, княже, поддерживаем!И Жмерь поддержала Кия, а Чернига и Быховщина не захотели. Так и жил князь первые годы, не ведая, пойдут ли Роды под его руку или все порознь так и останутся.А тут Годяки с Гуняками на Русь напали, и Чернига запросила:— Прийди, княже, помоги нам! И Быховщина:— Прийди, княже!И Дряговщива с Древлянщиной тоже запросили помощи.Отвечал им Кий:— С чего мне живот свой класть за тех, кто меня не хочет? Признаете меня своим князем — приду!Тем временем слухи пошли, что Годяки в степи Забродней хватают и лошадьми разрывают. Привяжут за руки, за ноги, а потом ударят коней — и в разные стороны. А других захваченных пленников Грекам-Ромеям в полон продают, и скот по степи ловят и себе режут.Побежали Русы к Кию просить борзой помощи.Отвечал им Кий:— Когда дождь с неба падает, тогда и за шапку вспоминаете, а коли Солнце светит, так и не надобна? У вас есть свои Старейшины-Родичи, пусть и хранят вас от ворога.— Почто укоряешь нас, княже, мы простые люди, не воеводы, защиты просим, а с Родичами упрямыми делай сам, что хочешь!Тут и самим Родичам не до свар стало, потому, как великая Беда со спех сторон нагрянула, И пришли все Родичи и Воеводы к Кию и положили перед ним свои посохи и палицы с гулями. Так передали они ему знаки власти и признали Кия единым князем, и уже под его началом стали с Годями и Гуняками воевать.А когда закончилась тяжкая война, приехали все на Великую Тризну. И поставил тогда Кий в Родах и Племенах своих Воевод, а Родичи токмо суды вершили да требы богам правили, как положено. 

Сказание пробеды Киева-града

Как не в один день дерево вырастает, как не в один день яблоко поспевает, так не в один день и Киев-град появился.Ещё и Щуры наши не жили, а самый старый от горшка два вершка был и за материнский подол цеплялся, так в те времена уже Кий ставил град.А нынче от старого Дуба, что рос в Киеве, уже и пенька не осталось — исчез давно.А когда поставил Кий Киев-град на Днепре, стали люди хворать. И первым делом позвал князь Зналых людей на Раду, и те сказали ему, чтоб уберечься от Чёрной немочи, надо чеснок есть каждый день. А когда летом люди животом болеют и страдают от Жары, то надобно пить кислое молоко, а также долго варить ячмень и пить его крепкий отвар.И велел князь поставить Здравницы и при них Знахарей всяких держать, которые травы лекарные знают, отвары и мази из них делают и всякого хворого оздравливают. И были там Костоправы знатные аж из-за Дуная синего, были и Ромы с Ромеями, каких когда-то Русы в бою полонили, они на Русов работали, а потом, когда получили волю, не захотели назад ворочаться, так и остались наших людей лечить. Были также Моравы, Чехи с Хорватами, и с Каргш-горы были люди Зналые, и потому княжьей волей люди были здравы и не боялись немочи.Одолел Кий ту беду, а за ней другая пришла — налетела из степей сарана и пожирала всё, оставляя голую землю.И велел Кий раскладывать великие Огнища, и цепью костров окружить поля, и держать огонь день и ночь. И сарана в костры лезла тучами и сгорала там до конца,А зима пришла, волки стаями набежали и стали драть овец, свиней, коров и коней, а человека одинокого захватят — тоже разорвут. И в ту зиму княжеское войско воевало с волками — окружали те места и били хищников, пока те не исчезли.А ушли звери — пришли люди хищные, Гуны пришли проклятые, напали на Волынь, Мораву и Панщину, и всех отрочили, всех мучили, и скот отобрали, и не дали людям времени хлеба посеять.А потом пришла зима, а с нею — великий голод. И послал Кий возы к Киверцам, а тс вернулись пустые, потому как Киверцы тоже голодовали. А те возы, что на Карпат-гopy ушли, вернулись с припасами — Коропы поделились тем, что у Ромов отбили. И продержались люди до весны, а там рыба пошла в Днепре сильная, и коренья стали люди копать — кугу дрягвенную и катран сладкий, и ели помалу с рыбой. И вытянулись люди, выжили, хоть и исхудали до кости. А когда трава пошла, то варили сё и пили густой навар. А зерен ячменя с пшеницей не трогали — посеяли всё до единого. Летом на ягодах-овощах отжили, а там и День Даждьбожий приспел, Первый Сноп принёс.Только обмолотились люди, только первого хлеба наелись вдосталь, как новая беда навалилась — Годяки грабить пришли.И сказал князь Кий людям:— Стояла до нас земля Русская не одну тысячу лет и столько же ещё стоять будет, потому, как всегда Праотцы наши защищали её от врага, и мы нынче за угодья свои постоим!И две седьмицы шла великая сеча, и прогнали кияне врагов из степи. А пришли Овсени — послал князь охотников в леса промышлять зверя, а жёны дома мясо солили, сушили и запас делали. И сам князь Кий ходил на кабанов диких, и сам не раз брал медведя, и еланей бил, и коров сохатых.И в тот раз зима сытной была, и люди весело праздновали Коляду, и пускали Коло горящее, и славили князя, и пили во его здравие мёды с брагою, и богам хвалу возносили от сердца.И мы тою князя до днесь помним и славим, и мы его, Вещего, никогда не забудем, во веки веков, до конца! 

Сказание про Лебедию Русскую

В те времена, когда ещё князь Кий на Дону широком жил, то на полуночь от него тоже была земля русская, и прозывалась она Лыбедия, потому как сестре Киевой Лыбеди со всеми стадами и людьми принадлежала.И было много Русов там, Вятов и Сиверы, а в реках — много рыбы и птицы, а больше всего было гусей, уток и лебедей. И держали Русы собак, потому что и врагов было много, и каждый норовил стада угнать, чужим трудом скорыстатъся. Потому и жили люди напоготове к войне, хлеб сеяли, скотину водили. И Кельча (Кельты) между ними гоняла стада. Когда наступала зима, то она подавалась к полудню, а летом — опять к полуночи, до Сиверы. И жили Русы в мире с Кельчей той, а была Кельча рудою и белою, а Русы были русыми все в час тот. И были то такие кельтские Племена, которые были сыты войной и не хотели идти за царями своими, так к Русам подались и с ними жили почесно и мирно. И часть той Кельчи до конца с нами осталась, своё понехала и в конце-концов стала Русой.И была Кельча в гилочном веденьи сильная, могла прутами воду находить и криницы в степях безводных, и могла сказать, будет ли война и с какого края ворог придёт. Знала Кельча травы для еды и лечения, как хворь прогонять недужную. Кельча хвалила Конскую Голову и рассказывала, что та Голова поведала, будет ли зима тяжкой или лето засушливым и выпадет неурожай в поле. И часто Кельча правду предведела, и Русы знали, что лепше кельтскую бабу спросить, чем самим загады решать.И на Тризны Русы ходили к Кельче, а Кельча у Русов слева садилась, ела, пила меды крепкие, дякувала и опять в ночь скакала, туда, где коловозы свои оставила. Одно худо — воровала Кельча скотину. И часто подбиралась она к Уграм, в червоные одежды наряженная, на добрых баских конях прискакивала, а скотина, червоное видя, ревела и за ними бежала.И покуда Угры седлали коней и отправлялись в погоню, Кельча была уже далеко на полудне. Догонит скот до Танаис-града, а там уже Грек ждёт, гроши платит, сажает скотину на лодии, и уже поплыла она к Грекам за море! А Ира (нынешнии Ирландцы) Скоча (Скоты) или Кельча (Кельты) другой дорогой домой едет и поёт весело.И оборачиваться Кельча могла: падает на землю, бьётся трижды и бежит сагайдаком вольным далее, и не может найти её враг в степи. Видел — была тут Кельча, а уже нету! А в небе соколы стаей летят — то ж Ира летит, то ж Кельча, а пойди поймай её в небе ясном!Так было в наших степях до последних времён, а потом Кельча ушла камо-неведомо, и исчезла. А та, что осталась, стала Русью.В этом сказе приводятся почти фантастические факты мистического могущества Славяно-Арийцев. Но главное, что это не фантазии. Приведем более свежие примеры:1. Документально зафиксированный и описанный во многих литературных изданиях факт, когда в начале прошлого века два англичанина, были свидетелями публичного выступления Факира, который отрубил своему мальчику-помощнику голову, а потом оживил его. Свидетелем этого уличного представления была много сотенная толпа зевак, которые все это наблюдали и никто не заметил подвоха. А подвох выяснился, когда англичане проявили фотоплёнку своего фотоаппарата, на которой во время всего выступления Факир и мальчик просто стояли в стороне не, производя никаких действий. То есть всё представление фиксировалось только в сознании людей. И практически все сто процентов были подвержены этому наведению.2. Все народные предания о казаке-характернике Степане Разине также говорят о его умении воздействовать на сознание людей, без исключения. В рассказах о том, когда Степан убегал из острогов рассказывается, что он просто плескал из ковшика водой и всем, в том числе и охране виделось наводнение, они открывали замки, чтобы спасать людей и только видели как Степан по прибывающей воде на ладьях со своими людьми уплывает к Волге. Но эти все события естественно также происходили только в умах окружающих его людей.3. Мне в детстве моя бабушка (Мария Камышан) уроженка ст. Крепостной Северского района Краснодарского края, рассказывала, что когда она была совсем молодой девчонкой то у них в станине жил одинокий дед казак-характерник, которого все побаивались. И приводила в пример один из множества небывалых вещей, которые он творил.Например, привезут им (раз в месяц) в станицу кино в клуб (и клуб, надо сказать, стоит на возвышенности очень высоко от реки), а для молодёжи это уже праздник, поэтому естественно девчата с нарнями надевали нa себя лучшее, что было из одежды, и шли в клуб. Родители естественно перед этим их предупреждали: «не дай бог вымажетесь!». И вот когда все заходили в зал и рассаживались по лавкам, то этот казак, зайдя в помещение и ни слова не говоря, мог вызвать в умах всех присутствующих наводнение. Всем без исключения казалось, что вода течет прямо из под сцены, прибывает всё выше и выше. Кто вскакивал на лавки, чтобы не замочить выходные одежды, другие закатывали штаны и подбирали платя, а дед только усмехнется и уходит и тут же вода пропадает.Поэтому не будем удивляться умениям наших Предков, а попытаемся просто правильно их понять и продолжим дальше. 

Глава 13. Аттила, Гуны и Готы.

434-435 годы русины-анты появляются на реке Саве близ города Новиедуна (нынешняя Югославия), где опять происходит столкновение с Готами. В 434 году князь Аттила начинает свой военный поход на запад. Приск Ритор бывший при дворе Аттилы, в записках о гунах говорит: «Они между собою говорят не только на своем языке, но и на готском, который близок к их языку, и на итальянском, по причине частых сношений с Италией. (Приск потому так записал, так как в тех местах, через которые он проезжал, были поселены переселенцы с Волги Болгары, потому он и утверждает, что болгары в своей стороне говорят не только по-болгарски и по-сербски, но, даже, по-итальянски, от частого с ними обращения)».После победы, при заключении первого мира с Византийцами Аттила вставил пункт в мирный договор: «Торговле быть на равных правах и в равной безопасности, как для Византийцев, так и для Руси». Этот пункт был продиктован победителем вследствие притеснений сделанных жителям Руси со стороны Византийцев. Когда же Аттила собирался в поход на Галлию, то за ним последовали Ардорик со своими Словенцами и его вассал Велимир со своими Готами.В 445 году погибает родной брат Аттилы — Болел. А 454 году и сам Аттила (Гатыло). Смерть Аттилы, вопреки утверждениям некоторых «историков», наступила не от половых излишеств с многочисленными жёнами, а потому что его «дивчина завраждила», т.е. убила. Из других источников известно, что Атилла действительно взял в жёны готскую девушку, но, поскольку гунны разбили готов, то та, очевидно, из чувства мести убила его.Сыновья его делят власть между собой. Ирнаку (Эрнаку) досталась Смоленщина, а Денчичу Дунай и Волжская Болгария. После смерти Атиллы Византийцы стали стеснять Русь, не желая упускать своей выгоды в торговле и тогда Денчичь, сын Аттилы, объявил им войну. За ним правил Князь Мунд (Жигмунд или Зигмунд) внук Аттилы. Но с тех пор готы полностью отошли от союза с Гунами (Болгарами) и. перешли на сторону Византии. В 482 году возмужалый Федорик Велимирович (сын Велимира) опустошил Македонию и Фесалию. В эти же времена в 460 г. умирает и князь Кий и князем избирается его сын Лебедян. Его в 480 г. сменяет вновь избранный князь Верон. А в 500 году избирается Сержень, который терпит поражение от Болгар. 

Велее книга

«…И вот Кий умер, тридцать лет правил нами, а после него был сын Леведян, которым звался Славер и он жил (правя) двадцать лет, а после него был Верен из Великограда, — также двадцать, и после него Сережень—десять, лет. И се не они ли одержали победы над врагами, и тьмы лиха неслись на них».«А вот боляр (боярин-воин) Гордыня, который бил Готов в год тысяча третий от Карпенского (Кавказского) привода. Он третий от Ория. И тот, который третий от Ория шёл без страну на них. И боляр Сеченя, убивший сына Эрманареха, и отбросмл Гулареха от Воронежца….. И Гуларех ушёл на новые земли».«Ныне вспомним, як Готы соединились с Гунами на нас. И Гуларех напал от полночи, а Гуны от полудня. И тут плакала Русколань и Борусия, перед лицом обьединившихся Гунов и Готов. Тут Русь воздвигла силы свои, и Гунов отразили, утверждая край Антов и Скуфь Киевскую (Скуф это поселение не имеющее высокой крепостной стены, а гард поселение имеющее высокую крепостную стену)»«И вот Жмудь (одно из литовских племён) рекла нам о Готах, которые с Детерехом пошли к полуночи, и там Жмудь повернула их на полдень. и вот идут они на Ромеев и там воюют с легионерамн и воинамн другими. Берут выкуп великий от них, и вот вторгаются в земли их. И вот Детерех убит был Крехимом….» 

Лызлов «Скифская история»

…..Соглашаются на сие многие древние и новейшие историки, яко там, то есть по обе стороны реки Волги, ниже реки Камы, между Великой Волгой и Белой Воложкой до большой Нагайской орды [которая Заволжской ордой иностранцами названа], живёт народ болгарский, Страна, именуемая Болгары, обретающаяся по левой стороне реки Волги вниз идущей, а еще иностранцы и по обе стороны Волги полагают её…..….Половцы же и печенеги были народ военный и мужественный, нашедший от народа готов и цымбров, ….от них же гепиды, и литва, и прусы старые явно произошли… Народы печенегов, и половцев, и ятвижев истинная суть есть литва, и имеют между собою в наречии лишь малую разность, как поляки и россияны; житие имущие в Подлесии, где ныне Дрогичин….…..Иные историки тех половцев называли готами, и это истина есть, ибо, когда были в соседстве российским странам, греческим же, и волосским, и польским странам пограничили, великие им пакости наездами своими чинили. Ибо чуждыми трудами и граблением непрестанно жили…. 

Сказание про Гуняк Отиловых

Ходили Русы в степи, и подкрадывалось к ним в ночи Лихо Семиглазое-Семиочитое — то шакалом выло, то пардусом неслышно ползло.И всю ночь не спали Русы, и тысячи огней во тьме видели. А то костры горели далёкие, и у каждого костра — сто врагов, а всего тех костров — тысяча, и как от того Лиха избавиться?Покидали Русы овец на возы и поехали к Борусам в леса дубовые, в густые тернии, к Городечням славным — на Донце-реке. Там сидят Русы Лесные — Бор-Русы и мечи готовят против Гуняк-врагов.Вот напали Гуняки на Русов, потекли многою конницей, и пошла в степи великая валка. Да пришла Русь Лесная на подмогу, а потом вступила с ними в битву Русь Киевская Днепровская. И видят Гуняки, что Русь храбрая, и что не могут они над ней вытезсть, и тогда стали пытать мира Гуняки Отиловы.И шли Гуняки Отиловы на полдень и с Тиверрй и Покутой сговаривались про совместную войну против Ромов. И те русы полуденные (южные) с ними шли, и Везунча, и Уличи, и Хорвы. А Русь Степная, Русь Еорусская и Киевская Русь не ходили — не знали они ещё, каков Отила тот, умеет ли держать своё слово, и справедливо ли добычею делится. А потом слышно стало, что Гуняки слово держат и Ромов бьют, а Отила страву русскую ест и мёды пьёт, как и мы.И вот пошла Русь Дунайская с Гуняками, а Степная Русь и Киевская всё равно не пошли.И в те времена Диво Дивное каждую ночь в степи резвилось и нападало на Лихо Семиочитое, и Русам зла никогда от Дива не было. Теперь всё зло доставалось Ромеям-Грекам, — грабили их Гуны с Русами полуденными (Южными и Причерноморскими), отбирали мною скота, коней и добра всяческого, пригоняли в Киев и продавали задёшево. А Русы Киевские только глядели, что творится на Межах и Паншине, а также в Норочи за Дунаем синим. И плакали Греки, как когда-то Русы, и не знали, камо податься и куда главу свою деть, чтоб целой осталась.И было так, пока Отила с людьми дальше на запад Солнца не отошёл. А когда назад вернулся, то вскоре помер — его дивчина какая-то завраждила.И с того времени исчезли Гуны, и Русам уже некого опасаться стало. 

Глава 14. Антия и Кельты

И так после распада Русколани на Кавказе появляется держава русов — Антия, которая охватывала северный и западный Кавказ и земли от среднего течения Дона до низовий Днепра. А ушедшие из Дикого поля рода русов-киевлян образовали небольшое княжество Киевское. В 501 году берегами Азовского и Черного морей овладели болгары, создав болгарское государство.С 527 года на Дону и Кубани усиливается царь Горда. А в 543 году, после смерти болгарского царя Аттилы (это уже другой) воевавшего на Дунае на северный Кавказ приходят и обосновываются на постоянное жительство болгарские племена. Ныне известные как «балкары» или «черные болгары» (принявшие мусульманство), но основная масса болгар возвращается на Волгу, и живущих ближе к Каспию называют «Овятки», или «Белые Булгары» так как они не приняли учений ни Христа, ни Магомеда (называются ещё чистыми болгарами, как и Чимарии — чистые марийцы). В середине V века русы Причерноморья на некоторое время захватывают власть в Италии и возводят на престол своего вождя Эрариха, но в конце века, по сообщению Псевдозахария Сирийского, возвращаются в свои степи на Северный Кавказ. 

Сказание про царя Ругату

Как по весне, когда снега тают, и течёт живая вода-модрица, и голубеют поля, так в небе Велес со своими волами синими вместе с Орием рают землю Навскую. И вспоминаются времена стародавние, которые давно в верболозы ушли, да там где-то и затерялись. Так во времена те, когда наши старые Бабы-Пращурицы ещё в длинных сорочках бегали, а наши Щуры Навьими на Том Свете были, в те времена, когда хлеба не знали, не сеяли, а собирали корни, в золе пекли, пили молоко и творог и творили из молока на Сурье осуренном и молились на Солнце ясное, чтоб оно от Мор-Мары и Ямы избавило, так в те времена было в степи много разных людей. Были люди Русские и не Русские, Вагарские, Лебедянские, Гырловые, Корческие и Гниловые с Камышевахи, с Дона, и просто степные неведомые. И все те люди проживали мирно и помогали друг другу.И был у них царь Ругата Сильный, и был он славным и храбрым, никого не боялся ни днём, ни ночью. И ходили люди его табором за скотом на больших возах, лошадьми запряженных. А на возах тех были плетёные козыри поставлены и сверху войлоком обтянуты, а внутри сено и овечьи шкуры настелены. И жили в тех возах деды старые, бабы, дети и хворые, а также воины, в сече раненые, кого надо было лечить травами, поить отварами и мазать мазями. А все мужи сильные с мечами, пиками за возами ехали на баских буланых конях. А за спиной у них — тульи стрельные, а за спиной — луки тугие, и каждый готов оборону держать от врага.А вечером становился Табор у речки, возы колом (кругом) ставили, а в середине разжигали большое Кострище, а дальше в степь высылали дозоры, чтоб враги не напали нежданно. А враги нападали часто, особенно Греки, крали в ночи и скот, и людей. Не хотели платить, предпочитали задаром брать, а юношей крали и холостили навек, делали из них покорных волов.И ненавидел их за то царь Ругата, бросался вслед с войском своим, бил, ломал, не давал пощады. И ежели клялись пленённые Греки, что никогда больше не станут ходить на Русь и просили отпустить их, помиловать, то знал Ругата, что через тыждень они придут назад с новою силою, и потому никого из них не жалел.’И. скачет гонец к царю Ругате и говорит, что Годяки близко, и что они конями разорвали двух Родичей, и вблизи ходит также Угра степная и Хоропы. И клич даёт царь своим людям:— Седлайте, Русы, коней и всякого, кто захочет нашей земли, накормим ею досыта, чтоб больше чужой земли не хотел!И скакали Русы в широкие степи, и сражались там отважно с врагом, и помогали им Костобцы Хоробрые, и на время Русь от врагов избавилась.И три дня справляли Русы с Костобцами Тризну по своим убитым собратьям-воинам, и славили царя Ругату и царя Костобцев, и всех людей русских, а врагам изрекали ганьбу. 

Кельча и Русь степная

Во времена, когда Русами царь Ругата правил, пришли в степи рудые (рыжие) Кельчи (Кельты), Иры (белые племена выведенные князем Ирием, и обосновавшиеся, в районе Ира-на, Ира-ка, Ce-Иpии, а потом при нашествии Арабов в седьмом веке переселившиеся в район Ирландии), к Скочи (Скоты — арийские рода вышедшие из Семиречья. Обосновавшись в Приазовье они ассимилировались со скифскими и прочими племенами, поскольку свидетельства, исторических и военных деятелей — современников скифов, сколотов и саков, скотов — не видят различая между этими народами), и стали вести большую охоту с собачьими гонами за сагайдаками, кабанами и козами.Набьют зверя, пригласят Русов и пьют-едят вместе, песни поют весёлые. Дружно с Русами жили, только, случалось, коров у них крали. Сидит, бывало, царь Pyгата, а Кельты ему мясо несут. И знает он, что у русов украдено, а чем докажешь? Съест Ругата молча, ещё и подякует.Как-то прибежало с плачем одно племя степное и рассказало, что Годяки на них напали, многих старых и малых побили, других конями разорвали, скотину позабирали, коров, коней, а молодых погнали продавать Грекам в отрочество!Поднялся Ругата-царь и сказал:— То и нам всем будет, ежели Готов не наказать и не втемяшить им, что они не одни в степи живут, и Дружба Степная за себя постоять может!Сели Русы на коней, а с ними и Кельты со Скочами (Скотами), а за теми и Иры храбрые. Поскакали они на полудень, догнали Готов, окружили и побили нещадно, а полонников освободили.Тут прискакал гонец и сказал, что Рома (Римляне) идёт, узке до Паншины дошла и Межи, ходит в Нарочи и грабит русских людей.Кликнул царь Ругата других степных князей, и собрались они идти на Рому великой войной. И пошли Кельты, Скочи (Скоты) и Иры, Русы и Русколани, Веды и Вятичи и другие степные племена, и народы с вояами своими и со стадами. Помалу дошли до Днепра, а потом берегом морским шли и переправились через синий Дунай.И началась война аж на сто лет! И за те сто лет люди умирали, новые рождались, старели и тоже умирали, и аж до правнуков шла война та злая. И Рома от неё плакала, и Руса, и никто мира просить не хотел, потому, как Руса в рабство идти не хотела, а Рома плакала, потому что без рабов жить не могла.И та воина всё шла и шла, много русов погибло на ней и ромов, и греков-ромеев, и прочих, кто хотел войны, и кто не хотел. И часто слышно было в степи, как волынка играла, — то Кельты шли на войну. И сам царь Кельтов рассказывал, что ему явилась Конская Голова (способ предсказаний) и предвещала победу, и ещё ранним утром он видел в небе Червоный Воз.А ведуны знающие растолковали, что грядёт день смерти царя, а злая война ещё будет длиться и длиться! 

Сказание про Кельчу в степях

Как пришла весна и Русы стали выгонять скотину на пастбища между Днепром и Днестром, то старые Родичи молодёжь наставляли: «Ходите, Русы, до Днестра борзого, ходитe до Днепра славутного, а до Дуная синего не ходите! Тот Дунай синий грозный, за ним сидят Волохи и смотрят, как бы Русов в рабство забрать, на себя работать заставить. И юношей они холостят, а старых и малых до корня изводят».И шли молодые Русы в степь со скотом, и доходили аж до Великой Могилы, где когда-то Комыри (Кимры) с Оставурами против врагов своих бились, и в той могиле похоронили Комыри своего царя. Поставили его в яму на возу царском, а вокруг — убитых коней и всадников, а с ним и жену, вражеской стрелою пронзённую, и всех воинов, что в том бою пали, поставили охраной вокруг, чтоб они в Навь (Миры Предков, куда уходят умершие) с ним вместе отправились.И Русы хранили ту Могилу от поругания, и никто не смел её осквернить — мог за то головы лишиться или из Рода изгнанным быть. Только Тризны справлять у Могилы той дозволялось.И вот пришли молодые Русы в те места, поставили себе шалаши-халабуды и стали в них жить, за скотом смотреть. И пришла к ним Кельча и сказала, что у них свято (праздник), и тоже станом раскинулась.А утром ранним стала Кельча плясать, начала с песнями Конскую Голову от халабуды до халабуды носить, а знахари — провещать будущее и заклинать Диво-Дивное и Лихо Семиочистое, чтоб они ни к скоту, ни к людям не приходили.И Русы за то уважали и благодарили Кельчу.А потом Кельча Русов к себе на страву (пиршество) звала, и все Русы садились слева от царя Кельчи и трижды ему «славу» кричали. И спрашивали Русы, отчего Кельча в степи дозоры не выставила, неужто ворога не опасается?А потом видели, как кельтские знахари косили траву и небольшими стожками вокруг ставили. И прискакали тут дозоры Волошские, и глядели в степь, а Кельчу и Русу не видели, не могли заглянуть за стожки те волшебные (вот так же и казаки — характерники отводили глаза).И встал старый Ведун кельческий, и махнул он вишнёвым прутиком, и тотчас развернулись и ускакали враги. И опять Русы трижды Кельче «славу» кричали, и сдружились они с Кельчей тою навек, и уже вместе от врагов оборонялись. 

Глава 15. Обры и Хазары

Когда в Южной Руси появились племена аваров-обров, то это привело к большой вражде между ними и Антией. В 561 году в Прикавказье начинаются многочисленные войны. При описании этой борьбы славян с аварами византийский историк Менандр упоминает антских властителей во главе с Межемиром. Последний принадлежал к знатному роду и пользовался большим авторитетом, среди антов. Из Византийских хроник также известны имена и некоторых других антско-славянских вождей данного союза; Добрита, Артагаста, Мусокия, Прогоста.После того как обры-авары откочевали через степи Северного Кавказа за Дунай в Венгрию и создали там аварский каганат, анты объединяются с ними против римлян, но в 602 году их союз распадается, и между антами и аварами вновь начинаются боевые действия.В 626 году по сообщению Византийца Константина Манасси степные руссы осаждают вместе с аварами Константинополь.В VI-VII веках хазары потомки евреев, вышедших из Израиля в Прикаспийской части Кавказа, создают свой Каганат. И в VII веке складывается разбойничье Хазарское государство. Они совершают через Дербентский проход набеги на богатые области Причерноморья и Азова. Их столица в начале располагалась в городе Семендер (Дагестан), а потом её перенесли в город Итиль (Волжская гирла).Также в VII веке в Придунайские земли на территорию фракийцев пришли конные племена с Волги называемые «булгары», и в 681 году под предводительством хана Аспаруха образовали страну, называемую Болгарией. 

Велес книга

«… И Обров как песка морского, яко рекут нам отдавайте Русь целую. И против тех Окров мы встали и стали воевать. И не было в то вреня ЛАДУ на Руси, и те Oepw силой одержали победу над нами и это в учение нам от Дасов (евреев)… … В то время Волыняне рекли о единении нашем. И род за родом согласились и победили силу великую, объединившись. И в то время отцы наши гордились нами. И была Обрам в те дни общая смерть, и упрятали их в землю до конца».«Был в степи Боярин Скотень, живший честным трудом, и не подвластен он Хазарам, Был нрианец он и от Ириана (Иран, Ирак, Се-Ирия, Иpa-кутск — земли принадлежащие раньше потомкам Ирия, которые их оставили и ушли на север в Ира-ландию) помощи просил. И они прислали конницу и разбили Хазар. Рассказывают, что иные Русы остались под Хдзараами, некоторые добрались до града Киева и там поселились. Те же русичи, кто не хотел ходить под хазарами, ушли к Скотеню (степная казачья Русь оставалась свободной)……. Русь же устроилась на землю тк и до сих пор мы там. В то время пришли Варяги к Киеву с торговыми гостями и били Хазар. Хазарский коган говорил Скотеню и просил помощи. Отказал в том Скотемь и сказал: «По истине сами поможетс себе».«..Говорил Светояр, да узреем зрением телесным того боярыня Гордыню нашего, который Готов поразил со Скотенем. И то славное деяние от прихода Славянских людей на Русь — 1300 лет. Бо наглели, грабили, налезали они на нас. Тогда единым князем был Светояр, который собрал Борусов на Русколани. И взяла Русколань и вооружнла Борусов и пошли на Готов из Воронежца. Там было 100000 отборных воинов конных. И никого пеших так вот бросились на них. Сеча злой и короткой была и посвирепствовала та сеча до вечера, и с Готами покончили». 

Сказание про царя Пребора

Когда сгаровина ешё молодая была, и Деды Дедов в коников играли, а старые Прабы в колыбелях-колысках лежали и была ещё Живая Вода, когда старый Ворон про зиму не крячил, а уже по болотам студёная стояла вода, так пришли в те времена на Русину Дяки.И шла Дячина на Волоха и, Дяка его, била и ломала.А Волошина гроши ей давала и в Федоряки-наймиты обкручивала. Даст сначала Дячине, а Коропам не даст, а потом — Коропам, а Дячине не даёт, и всё для того, чтоб натравить их друг на друга.Дячина была храбрая, на ножи лезла и билась насмерть. А Волошина была хитрая, и чего силой не возьмёт, то берёт грошами — серебром и золотом, и добилась того, что Дячина стала у ней Федоряками.А Федоряками назывались такие народы, какие к Волохам нанимались по соглашению, чтоб хранить их межу-границу.И то ж скоро берега Дуная пустые стали — пройдёт кто по городу, а его стрела Дячинская убьёт. Опустели грады и сёла, и скоро только Хока в домах тех жила.И пришли к Дунаю Ясы (Асы) с царём своим Корзоем, и Волохи дань заплатили Асам, а Русам ничего не дали — хотели, чтоб Ясы с Русой посварились. Однако же царь Пребор русский и царь яский Корзой были разумными, и ту дань меж собой поделили. И злились Волохи, а ничего поделать не могли. И в те времена уже Волошина Ромейской была. Грекам принадлежала, и Греки ненавидели Пробора-царя, а Русы знали — ежели враги проклинают царя, знать то добрый царь для Руси!И как Волошина Ромейская не старалась, не могла извести Пребора-царя. И подкупила она тогда Обрского царя Буяна. И напал Буян в ночи на Пребора-царя, захватил и увёз к Волохам. Убили Волохи царя Пребора — ещё живым закопали в землю. И плакала по нём вся Межа, и плакала вся Дячнна Придунайская. 

Сказание про Калюжу-Царя

В те далёкие времена, которые в буркунах-травах заплутали, так что не осталось от них ни славы, ни памяти, был над Русами царь Калюжа, и много старался он для людей своих, и люди его любили за то.В тот час шли великие войны на земле нашей, и Калюжа-царь берёг людей от напастей. И как-то случилось, что Русы не могли детей выкармливать,много помирало их осенью и зимой. И призвал Калюжа-царь людей Зналых, и те сказали детей в тепле держать, давать им зимою мёда и ягод, поить брагою и молоком, блюсти чистоту и хворых отделять от здравых. И скоро стали дети здоровые.Так пасли Русы скотину, рыбу ловили в реках, бортничали в лесах. А жили они возле речек, и там бабы бакши садили. Мужики скот гоняли в степях, сторожевую службу несли и редко дома бывали. А дома жёны, деды и дети работу свою справляли каждый день, а работы много было, так что детям и погулять времени не выпадало. И нарекали жёны, что ежели-б не война весь час, токозаки чаще б домой ворочались и во всём помогали, и всем тогда стало, легче.Да прискакали гонцы от Волыни и сказали, что Обра на них напала. И велел Калюжа-царь брать мечи и становиться на межах-границах, и не пускать Обру в земли свои. И стояли казаки на межах и стражу несли. И был в то лето великий недород хлебный, и бакши капусты не уродили, и Руса с осени стала голодовать. И сказал Калюжа-царь орехи собирать, крапиву мочить и рыбу сушить, а зерно в общий амбар собрать и всем выдавать понемногу и поровну. Так жили Русы бедовали до следующего года.А там охота пошла добрая, скотина за лето расплодилась, и бакши уродили рясно. И с того времени поправилась Русь, и царя своего славила.Вспомним и мы Калюжу-царя и помянем его имя славой! 

Сказание Про Диво Степное.

Днём было в степи добре, а ночью было утерпенье Русам великое, потому как Диво ходило в бурьянах и гукало, и смеялось, и плакало, и даже стражникам порой жутко было.Однако ж Диво-то ещё не Лихо, хоть и голос у него мерзкий, А вечером Скоча (Скоты) идёт красть-катраиить скот чужой, идёт пешая, только с мечами и стрелами, и смеётся, ничего не боится.А Русы, на них глядя, только головой качают — и как Скоча та не пугается, и как она, если что, от всадников убежит? Прошла Скоча — и в травах пропала. А Русы сидят у костра, и собаки подле них рядом лежат, они врага в ночи добре чуют, и когда лезет кто — рыкают и гарчат.Вот вскочили собаки, гавкают — кто-то идёт в степи. Поднялись Русы на Могилу древнюю, а с неё далеко видно — и видно, что Скоча ворочается, а за нею враги гонятся. Вот остановилась Скоча, и Старший их стал палкой конников в пыли рисовать. А потом махнул рукой — и вскочили кони, и уже летит Скоча на баских конях, а враги далеко отстали — не догонят, не отомстят.Гладят Русы и Диву даются, было то или не было, или Скоча в дружбе с тем Дивом Степным?А меж тем уже третьи петухи пропели, и Зорька ясная поднялась на небе, а Ночная Яма стала отходить в балки, в глухие терны и шипшину колючую.Догорает в степи костёр, бледнеет в свете грядущего. Вот уже и бабы встают за варево принимаются, а девчата молоко несут утренее. Скоро и все уже на ногах, умываются. Зорьку с Солнцем приветствуют, Богам и Пращурам славу поют и садятся за сниданок-свитанок.И рекут друг дружке, что уже другой вечер и утро Диво Дивное вдалеке кричит, в траве скачет, к небу подпрыгивает и опять оземь бьётся!И отвечают им Старцы, что-то знаменье недоброе — знать скоро придёт на Русь година тяжкая, и война, и боль, и страдания.И потому князь велел, чтоб были готовы все и мечи имели, и чтобы острыми были мечи те, и кони наготове стояли, зерном кормленые, и чтоб мёда им свежего давали заранее, потому как от того мёда кони сильные становятся, а на войне сильный конь — половина победы.И скачет к Русам Скоча комонная и рассказывает, что видела в степных травах Диво Дивное и Лихо Семиочитое, и что Лихо то идёт прямо к ним с Восхода солнечного!И велел русский князь Турас собираться борозо и идти до Донца Северского к Городечням.Вставали Русы, и скотину гнали, и возы трёхосные поклажу везли, и люди шли и комонно ехали.И когда Солнце во всю мощь засияло в небе, Русы уже далеко отошли от мест тех. И видели они со старых Могильников, как Обра злая текла, и как повернула она к старому Табору русскому, оглядела его и опять потекла. И целый день Русы шли до реки Донца, и целый день за ними Обра текла. И видит князь Турас, что не поспеет он до реки дойти, и враг их скоро настигнет.А тут другой табор с восхода идёт — едут Ярусланы с царём своим Ярусланом Зореславовичем, и кричат они Русам, чтоб те поспешили. И прибавили Русы шагу, а Ярусланы свернули в степь за Могилы Великие, и Обра за ними пошла.А Русы спешили, скотина траву на ходу хватала, а люди не могли остановиться и сварить еду, аж пока не дошли до Донца. Вечером увидели они реку, перегнали стада вброд на другую сторону, и там только разложили костры, а уже ночью заодно вечеряли и обедали.И видели Русы, что опять Диво в ночи скакало и мёртвые кости к небу подбрасывало, и собаки всю ночь рычали на Диво то. А утром стража обнаружила в степи множество костей — там Русы когда-то с врагами бились, и кости их остались непогребенными.И велел кинзь Турас разжечь кострище великое Тризненное, и нести в него кости русские. И целый день Русы собирали те кости, и горели они в огне очищающем, и превращались в прах, как положено. А Русы трижды славили безвестных павших героев, и так они в.той поминальной Тризне обрели мир и покой. А вночи опять Диво Дивное прыгало, а за ним и Лихо Семиочитое бесновалось — выло жутко и драло землю когтями крепкими. И кричало оно пардусом, и в траве стлалось, то с одной, то с другой стороны подползало.Утром Ярусланы пришли и сказали, что надо дальше подаваться, потому, как враги сильные текут, и никто им на пути не препона.И шли Русы с Ярусланами к Городечням, и там в лесах дубовых скрывались, и Обру видели, а та всё шла. 

Сказание про Царя Яруслaна Зореславовича.

Течёт время, как вода-модрица, а за ней, за водой, видны берега. А там Берегини венки плетут, на лугах пляшут, песни поют. А там тополя цветут с липами и пахнут мёдом до самой Сварги, где живут наши Щуры с Пращурами и рают поля синие, и песни поют Богам, и глядят сверху, как на земле люди живут и любятся, и бьются насмерть, и умирают. Земля ведь Русская старая-престарая, с древних часов обустраивалась многим борением. И мы — потомки тех Русов, что звались Резами и Ойрийцами, каких знали в Яболоке, Шубе, Меде и Ирии.И когда пришли Русы к Дону-реке широкой и там осели, то были в степях тех народы разные. И каждое Племя жило по своим обычаям, имело свои пастбища, а также Воевод и Князей. С Русами многие дружно жили, пили с ними у костра Вино Братское из одной чаши-братины, куда каждый из князей кровь свою добавлял. Да было в тех степях ещё больше врагов.Что опять за туча чёрная Солнце застлала, свет белый закрыла? А то стрелы вражьи летят и копия, то пики острые на землю падают. А что за вторая туча поднялась к небу? То Русы врагу отпор дают. И слышен по всей степи грохот грома — то стрелы вражеские в русские щиты бьют. И падают Русы, и кровь течёт, своя ли, чужая — всё равно красная. И трава степная почервонела, и земля тех кровей упилась, а где русская кровь пролилась, там и земля русская стала. А враги всё идут, видимо их невидимо. И собрались цари-князья русские и порешили: уйдём отсюда новую землю искать! И пошли все к заходу солнца.И был ещё один царь в степи — Яруслан Зореславович, стоял он со своими стадами у речки. И видит — люди идут, скот гонят. Подошли к нему и спрашивают позволения дня на два расположиться у речки, самим помыться, детей искупать, скот напоить. Принял царь Яруслан Зореславович всех князей за столы свои и велел двадцать коров забить, чтоб на всех мяса хватило, и мёд принести, и барашка. Пили-ели гости, хозяина благодарили. И пришёл к ним старец один, борода до земли, волосы длинные, и сел он на самом краю, как незаметный и бедный человек. Увидел его Яруслан Зореславович и послал лепший кусок мяса и рог мёда пенного. И сказал тогда Старец:— Да хранит тебя Отец-Перун наш небесный! Будь всегда сильным и непобедимым, и ежели ударят враги твоего воина, то пусть станет два, а коли стрела ударит, то отскочит и самого врага убьёт. А ежели твой час приспеет, то пусть будет конец лёгким, а смерть — тихою, будто сон! Сказал так, упал на землю, оборотился в белого лебедя и улетел в синюю Сваргу.— Благословен ты еси, старче божий! — глядя ему вослед, скачал Яруслан Зореславович.Закончили цари-князья пировать, а тут, откуда ни возьмись, зайцы бегут, а за ними волки, олени, дикие козы, стенные сайгаки. Бегут, на людей не обращают внимания, в речку кидаются и плывут на другую сторону.Увидел то Яруслан Зореславович и велел коней седлать и скакать в степь с мечами и пиками наизготовку, потому как знали все, ежели зверь бежит, то верный знак, что пришло войско великое.Солнце уже к вечеру подалось, когда увидели Ярусланы врагов, и было их видимо-невидимо, и кричали они не по-нашему, и мечами махали. Как увидели Ярусланов, так и набросились на них, стали рубить-колоть беспощадно. Да кого ранят, тот живым остаётся, кого разрубят, из того двое становится, и стрела от них отскакивает, и копьё не берёт.Увидели то враги, испугались, и отошли вскоре, в степи растаяли. Вспомнили тут все старца длиннобородого, которого Яруслан Зореславович за трапезою почтил, и как он за то благословил Ярусланов.И с тех пор по всей степи через травы и кусты терновые пошла слава про князя-царя Яруслана, Яруслана да ещё Зореславовича, какого никто одолеть не может. И стали бояться враги князя того, а Русам он помогал от напастей избавиться.Воспоём же и мы славу князю тому Яруслану Зореславовичу за его доблести и помолимся Богам и Пращурам, чтоб они ему место подле себя уготовили. 

Сказ о том, как казаки Белую Вежу защищали

В год Трубящего Изюбра, в месяц грозник (июль), вторглись на земли казачьи орды хазар. Перво-наперво поднялись захватчики на высокий холм, где красовалось капище Бога Плодородия и Жертвенного Огня Семаргла, одного из Небесных Покровителей казаков-характерников. Храм спалили, жрецов умертвили, жертвенник огненпламенный разрушили. Златого крылатого пса — изображение Семаргла — на куски порубили да растащили, кто сколько мог ухватить, злобно выкрикивая:— И тебя, златая псина, достанем в небе стрелами!Спасся только молодой жрец Ярун — затаился в подземелье. На закате, когда басурмане покинули пожарище, смотрел он с холма на вражью рать. Подобно змее ширококрылой неслась она по дороге к Старой Веже — главному граду казаков на Дону. С наступлением сумерек басурмане дошли до бурливой реки, стали на ночлег и развели костры. Всю ночь пробирался Ярун тайными тропами по дремучему лесу, переплыл в узком месте реку Дон и утром, весь мокрый, исцарапанный колючим кустарником, изодранный ветвями, оповестил седобородого князя Добрыню о беде неминучей.Собрал князь своих старейших казаков на совет, и порешили все защищаться до конца, хотя силы были неравны и надежда на спасение ничтожна. После полудня басурмане начали переплывать на бурдюках и лошадях реку и подступать к городским стенам, но не ближе полёта стрелы.— Сдавайтесь, — кричали они снизу воинам, которые толпились у котлов с кипящей смолой. — Сдавайтесь сами, не то к завтрашнему утру вырежем всех до единого!Настала ночь. Смотрел на вражий стан князь Добрыня и клял себя за то, что так и не возвёл каменных стен вокруг Старой Вежи. Деревянные завтра сгорят — и всё будет кончено…В стороне одиноко стоял молодой жрец Ярун. Обратив глаза к звёздам, он шептал: «К тебе взываю, о Семаргл! Не дай погибнуть Старой Веже — твоему последнему святилищу! Не дай погибнуть народу казачьему! Накажи злодеев, что порушили твой храм, а тебя, светоносца и огненосца, на куски порубили! Яви своё небесное могущество!» И долго, долго молился волхв Ярун.А глухой полуночью вдруг спустился с небес крылатый oгненный пёс превеликий. Начал он летать низко над полчищем вражьим, и от жара пламенного, нестерпимого иные из ворогов сразу погибали, а иные бросались в реку, но там вода кипела ключом, словно в котле, и они сразу шли на дно. Вскорости всё было кончено. Тишина настала, раздавались лишь стоны умирающих, а огненный крылатый пёс Семаргл сызнова вознёсся к звёздам и растворился средь них.В эту страшную ночь удалось спастись лишь жалкой горстке хазар. Они спешно покинули пределы земель казачьих, дав себе зарок никогда более к ним не подступаться. С той-то поры жива поговорка басурманская: «Нет страха страшнее Семаргла в небесах!» Князь Добрыня воздвиг новое капище Семаргла на высоком холме у Дона, и Ярун сделался в нём верховным жрецом. А через несколько лет он уже любовался на белые каменные стены казачьей столицы и с тех пор стала она называться Белой Вежой (г. Азов). 

Глава 16. Дикое поле в VII-IX веках нашей эры

В 650 году Князь Киевский Светояр направляет дружины во главе с Князем Болером на Дон и Кубань для военных действий против казаков, что бы ограничить их свободное перемещение и заставить платить полюдье, но его военная кампания терпит неудачу.В 701 году умирает болгарский Хан Аспарух.В 746-750 году Князь Бравлин Новгородский предпринимает действия по очищению Причерноморья от греков и идёт войной на Крым где освобождает от греков город Сурож (Судак), Корчев (Керчь). В 626 годусогласно хронике византийца Феофана корабли русов господствуют в Чёрном море.В восьмом веке в южнорусских степях появились венгры (мадьяры, приуральские русы с Южного Урала). Они поселяются в приазовских и причерноморских степях, но в 9 веке уходят на Дунай. В это же время Казаки с Осетинами организовывают новую союзную державу. В 844 году по сообщению Ал-Якуби степные русы-казаки нападают на Севилью в Испании. В 860 году русы нападают на Константинополь. 
Житие Стефана Сурожского
«После смерти Стефана, мало лет мину, принде рать великая русская из Новаграда, князь Бравлин силен зело».

Велес книга

«..И по тому вечу правил от рода князь. И этот князь был Бравлен который поборол эллинов у берегов морских …. И сегодня есть у нас другой князь Бравлин правнук деда своего, и сказал он: «Идите на полдень на Грецколань!» Греки среди эллинов племя особенное и торгует у нас в степях скот наш, и хочет брать его задаром!Вот раны наши от других имеем. Обернитесь же назад и поразите врагов. И вот города наши в тяготе во время сечи этой. Вот речем мы князю Бравлину продержаться с помощью героев».«И так за две тьмы (20000 лет) не смогли соьрать Русь. А там пришли варяги и взяли её. Они сыновья великой Руси, пришедшие от полночи (с севера), ведь не было у нас возможности в лесах Ильмерских это сотворить…. И там есть Киев это лпшь малая часть. Там уселись варяги суть хищники…»«…И вот после тысячи трёхсот лет от Карпатского исхода Аскольд злой пришёл к нам. Тот Аскольд (867-882г.) идёт от варягов до нас. И Аскольд враг наш…. Аскольд пришёл до нас с Кнудом после 200 лет от Алдореха, и хочет править нами. И се Дир эллинец (845-867) называемый смирным прежде него был. И Аскольд победил Дираса и сел он один на место то. И тако ж врагом нашим не хотим его как врага.И вот Эрик (Рюрик 862-879 г.) идёт», 

Свод древнебулгарских летописей

(составлен, когда волжские булгары уже приняли ислам и арабский язык)Атилла Ас-Бата (Бата-Батый это как основатель, отец чего либо) по прозвищу «Аудан Дуло» (Богдан Дуло) имел сына Эрнака, с него начинается род Булгарских Царей. Его правнук — Тубжак (сын Зигмунда), а у него уже были правнуки — Бат-Боян и хан Аспарух. Аспарух был дружен с дядей князем Киевским Светояром, который укрепил город Киев и отделился. Светояр назвал своё государство — Дулеба. Около701 года умер Аспарух. С 759г. по 787 г. Булгаром правит Тат-Утяк. Его дочь от русской выдана за хазарского когана Аскала и родила сына — Руса, сменившего на Хазарском троне Аксак-Тимера.Будим (Вадим храбрый) родился в городе Будиме и поэтому названный его именем. Поступил на службу в Канн-Караджару (отцу Игоря Старого). Сыном Вадима был Дир. Внук Вадима — Рюрик тоже имел прозвище «Бата» (основатель). Правнук Вадима — Барыс был женат иа дочери царя Шамгуна (Симеона — царя Дунайской Болгарии). В 816 г. Вадим назначен Айдаром (за боевые заслуги) тар-ханом Балына. (Балын — земля белорусов и великороссов). Вадим восстановил Новгород и Русу, постоил Шамлын, Джир и Мен. Его наместничество называлось Ак-Урус (Белая Русь, ак на араби означает белая, когда составлялись эти летописи болгары уже приняли ислам и арабский язык), для отличия от русской области в Кара-Булгаре (Чёрном Булгаре, это на Северном Кавказе).После 858 г. Дир, был воеводой антского ополчения в Киеве. Дир получил титул русского князя и правил под наблюдением хазарского наместника Аскольда, а Киев выплачивал Хазарии дань и помогал войсками. Ильяс (фактический правитель Хазарии) приказал Диру и Аскольду произвести внезапное и беспощадное нападение на город Рум (Византия). Дир, тяготившийся хазарской властью и рассчитывающий на помощь Рума в борьбе с ней, первым принял лжеверу христианскую. Аскольд убил Дира. Когда на трон в Киеве посадили сына Олега — Игоря, Салабхи стал его соправителем. Аскольд внезапно хотел убить Салабхи, но Рюрик «Бата» был начеку и убил Аскольда копьём.С 787 г. во главе государства стоит сын Тат-Утяка — Канн-Караджар, далее — его сын — Игорь Старый, который правит с 815 до 855 г. Игорь Старый — эмир Болгара и хакан всего Саклана. Его мать — руссская Арья-Аслан, родная сестра матери Руса (Когана Хазарии). Сыновья Игоря Старого — Габдулла Джилки и Олег. После смерти Игоря Старого подняли на ханский престол его старшего сына — мусульманина Габдуллу Джилка (855 год). Младший брат Джилки — Олег был старой Веры. «Не расставшийся с суевериями» (Родной Славяно-Арийской Ведической Веры)… 

Сказание про Русов и Угров

Течет модрая река времени, течёт, в море впадает и там исчезает, будто и не было. Так и люди хранят Старовину Пращурскую, а потом многое забывают, будто и не было тех времён, про которые потомкам знать надобно.Так во времена царя нашего Зеленима (степной казачий царь) прискакали гонычи от Кощобы, и передали они от царя их слово такое, что с Восхода солнечного идут на нас разбойники степные безжалостные.И приказал тогда царь Зеленич пырей-траву высокую рвать, и из того пырея плести вервь зелёную, и той вервью обкручиваться, чтобы в траве ни коня, ни всадника не видно было врагу.И до вечера плели воины вервии те, а вечером уже на конях зелёные попоны были, и всадника в той траве никто увидеть не мог. А трава в то лето такая густая была да высокая, что когда Месяц из неё вставал, так за деревей зацеплялся, и долго шелестел в траве и шуршал, пока на небо взбирался.И пришли изведатели к царю Зеленичу и рассказали, что видели кострища великие и много людей, а то враги были злые, та была Угра дикая.И сказал царь Зеленич идти на врага и бить его, гнать геть подальше с земли нашей. И напали Русы на Угру, а та Угра убегала, зубы щерила, а потом ворочалась и нападала на Русое. И жестокими были сечи.Кровавый Месяц ходил над степью, а Русы шли из травы, гремя мечами по щитам своим, и гул великий стоял окрест.Вставай, Месяц, вставай, ясный, да погляди на ту битву страшную! А там Угра дикая волком выла, а там Русы в щиты били и на врага бросались. И гром мечей, и звон щитов заглушали крики людские и конское ржание, и ничего слышно не было — ни стона, ни вопления человеческого.Расступись, Мать Сыра-Земля, дай в твои недра укрыться от врага злого и меча беспощадного! Так молили иные воины к бежали в бурьяны от грозящей смерти. Да ежели час приспел, то Смерть-Мара и в густой траве настигала, и на поле боя дых перехватывала. Однако ж тех, кто пали героями, Перуница поила водой вечной жизни, и они отправлялись в Сваргу в войско Перуново. А трусливые и малодушные попадали к Мору с Марой и мерзкому Яме.И появилось вдруг в степи множество русских воинов, и шли те Русы прямо из травы, а враги того пугались и князьям свои кричали: «Та Руса заколдованная есть, и ничего мы с ней поделать не можем!»И кричали на них князья их, и мечами размахивали, головы снять им сами грозились. И шла Угра в сечу, и от русских мечей падала. И шла та битва три дня и три ночи. А потом Угорские князья решили идти лепше на Панщину, там люди смирные и легко подчиняются.И пошли Угры иа Днепровщину, а оттуда — на Панщину. И не стала Панщина биться, и стала Угрой.Такая же беда была с Мазовой и с Норчей — не сражались они до конца, и исчезли — стали Волошиной.А Русы помнили, как Хоропы и Седьмичане врага не щадили, и Меды, и Троянцы, и все от Ойразов до Иры знали, что за родную землю надо сражаться до смерти! А ляжет Рус на поле со славою — отправится на Тот Свет в Ирий прекрасный, и встретится там с отцом, с матерью, с братьями, сестрами умершими и всей своей прежней Родыной. А там они землю Сварогову рают, пашницу сеют и вено венят летом, и Свет Тот такой, как и наш, только без болезней и горестей. И люди там такие же, как и здесь, только синие, и земля там синяя, и трава, и синие кони ржут, и синие стада по синим степям ходят. 
Глава 17. Сказы о культурном наследии

Сказание про Рай-Ирий

В прежние часы, во времена давние ходили Пращуры наши по степям. Стада гоняли, в телегах жили, и всё добро — на возу, и жена с детьми, и всё добро — скотина в степи — овцы, коровы, лошади.И был в те времена старик один самый древний — всем Дедам Дед. Был он весь сивый, а борода жёлтая и аж зелёная от старости, от всех тех годов, от каких не осталось ни сынов, ни дочек, ни внуков, а правнуки уже переженились давно, у самих бороды сивые, и праправнучки скоро замуж выйдут.И не боялся тот Дел говорить правду, даже царя укорял, если надо. И было ему за то уваженье великое, и все к нему за советом шли, несли Деду кусок лепший, малину-ягоду сладкую и землянику лесную, а Дед брал и раздавал детям.В те времена люди не знали ни хлеба, ни картошки с капустой. Собирали щавель дикий в поле, искали катран — корень сладкий да жёлтых петушков листья зубчатые. Тем и жили, молоко пили, на свято мясо ели и горя большого не ведали.Сядут ночью у костра большого, а старый Дед бывалыцину заведёт, побасенки людям рассказывает, а теми побасенками и правду скажет про времена ещё древнейшие и про обычаи Пращуров.«Теперь не знаете вы, люди добрые, как Пращуры наши Царей хоронили. Выкопают могилу, положат Царя в убранстве, а с ним и коней его добрых, и воинов, вместе павших, и слуг его верных. А с ним вместе и жену его, что сама на себя наложила руки, перед санями царскими убиваючисъ, чтоб вместе с ним ехать в край дальний, на святую воду Большой Реки, где семь речек течёт, где стоит Рай-Ирий.Там цветы цветут, никогда не вянут, там птицы щебечут в кустах зелёных, с которых лист никогда не падает. Там сын мой живёт родимый, который в бою сложил голову от недруга злого. И там все наши Деды и Прадеды свивают снопы на полях Сварожшх, а на свои поля уже никогда не придут, на коров и овнов своих не глянут.И в том Рае-Ирии ясном птицы зимой живут, весны дожидаются. А когда придут Крышний с Вышним, зазеленеет трава и зацветут вишни, летят домой под крышу свою, находят гнездо, в котором птенцов прошлый год выводили и готовятся в этом ещё выводить.Летят скворцы и жаворонки, летят ласточки и поют-щебечут, а о чём — мы не разумеем. А щебечут они слово ясное, несут нам привет с Того Света от родичей, что ушли гонять стада синие в Нави, а про нас помнят и хотят сказать сло»р доброе, хотят помочь, уберечь от, зла. И говорят они птицам-вестницам: «Вы летите, пташечки малые, летите домой и несите весточку, да скажите сынам и дочкам, чтоб не плакали по нас, не тревожились. Мы своё отжили, отстрадали, а теперь обрели жизнь счастливую!»И летит ласточка, грудка белая, прилетит домой, на дерево сядет, защебечет-засвищет, за душу возьмёт, а про что говорит — не ведомо.А речёт она, чтоб мы не печалились, не тужили понапрасну за отцом с матерью. Что отжили они своё, а срок придёт — и мы с ними будем!»Расскажет про то Дед и надолго задумается. 

Сказание про Огылу Чудного и его сыновей.

В старые часы, в древние времена, когда пасли Пращуры скот в степи и домов не строили, был царём у них Огыла Чудный. И был царь тот силён, как два быка, что деревянным плугом землю пашут, и был он силён, как два жеребца, что с возом пшеницы по горам скачут, скачут без передыха, без устали, в пене летят с возом тяжёлым, а дух перевести не хотят. Такой был царь Огыла Чудный — телегу за задки одной рукой брал, из колеи глубокой вытаскивал и с краю ставил, так что лошади на него оборачивались и силе той страшной удивлялись.И ходило с царём по степи много народа, почитали его и уважали за силу его чудную, за доброту и заботу о людях.И было у Огылы два сына, два сына, как два месяца, молодые да пригожие, на матерь схожие, которая давно умерла. А когда умерла мать их царица, поплакал по ней царь, детей взял, стал миловать и голубить двойняшек, при себе на телеге царской держал, сам кормил, пеленал и стал им заместо матери.Подрастали дети, возле него игрались, друг с дружкой дрались, смеялись, царь на них ласково покрикивал, поил-кормил, спать укладывал.И росли сыновья, как трава в степи, — сильные, здравые и весёлые. И учились на коне скакать, мечем рубить и бороться. И выросли сыновья, как два явора, друг на друга похожие, так что и отец путался, кого из них зовут Бровко, а кого Вовко.И любил их народ вольный за доброту их, за храбрость, за то, что защищать всех обещались. И клялись царевичи людям своим быть верными, а отцу послушными, и целовали на том бляхи, подвешенные к отцовскому возу, которые гремели-звенели на ходу, чтоб все знали — то царь Огыла едет! И ещё целовали бляхи царевичи, обещая всякую беду избыть, старцев уважать, о детях заботиться, порядок держать, ни вдов, ни сирот не забывать.Радовался царь Огыла и молил Богов, чтоб беда сыновей не тронула и чтоб, они своё слово исполнили.И случилась как-то война, налетели враги в ночи и побили многих. Вскочили царевичи на коней, погнались за врагами, отбили пленников, а самих врагов захватили и пригнали к отцовскому возу. С того времени возмужали они, в силу вошли, и когда сражались с врагами в сече жестокой, друг за дружку крепко стояли, а недругов когтили, как соколы, и всадника могли одним ударом до самого седла разрубить.А царь Огыла постарел, хворать начал, стал прежнюю силу терять. Хотел как-то поднять воз одной рукой, как прежде, да и двумя не смог из ямы вытащить. Сел он на землю, закручинился, что не может больше ни врагов бить, ни царевать, как следует.И пришли к нему два сына-царевича и сказали; «Что горюешь, отец? Разве мы не руки твои? Разве мы не сила твоя страшная? И разве ты не голова наша мудрая, сединами убелённая? Что скажешь делать, то исполним!»Встал царь Огыла и благословил сыновей на царствование, велел, чтоб любили друг друга, а сам на воз полез отдохнуть. Закинул ногу, а залезть не может уже. Подняли его царевичи, как пёрышко, уложили на коврецы бархатные, обложили кругом подушками и сказали: «Сиди теперь, отец, на возу своём гремящем и будь нашим главою». Порадовался царь на сыновей своих, да в скором времени и помер.Положили его сыновья в сани богатые, украсили цветами. Забили в бубны, созывая людей на похороны, на погребенье великое царское.И вырыли люди могилу большую, в земле хоромы сложили из дерева, камнями вокруг обустроили. Положили царя Огылу в санях, а вместе с тем коней его борзых, чтобы ехал на Тот Свет к Нави-реке. А чтоб было чем заплатить перевозчику, положили горшок с червонцами, с серебром и мелкою медью. А чтоб ни в чём не нуждался царь на Том Свете, положили ему мяса, сухого творога, зерна и с плачем зарыли могилу ту. Насыпали над ней великий курган, а на нем посадили дубок молодой, чтоб сохранял царя, тень давал летом, и чтоб гнездились на нём птички вешние, щебетали царю весело.А потом три дня поминки справляли, пили мёды, квас и вино, пели песни перед курганом и боролись, чтоб царь Огыла, глядя на людей своих, ещё раз с ними побыл и ещё раз вместе порадовался.И начали цари-братья после Огылы править. Так и жили бы в мире, да опять напал враг лютый, жён полонил, детей затоптал, стариков избил, скот отобрал, и огонь Вечный жертвенный погасил.Разбежался народ по степи, а когда собрались, пересчитались — ровно половина осталась. И сказали Бровк и Вовк своим людям: «Хватит плакать-жаловаться. Возьмёмся за мечи острые и пойдём врагу мстить, жён отбивать, телят и коров ворочать. И пусть каждый убьёт двух врагов, а если сможет — и трёх!»И пошли вперёд степями зелёными, подобрались к врагам, затаились в траве и слышали, как бьют враги их жён, как детей мучают, ломают им ноги, чтоб калеками стали, и домой не смогли вернуться, и отомстить за зло не смогли.Дождались братья ночи, вышли к вражеской коновязи, зарубили стражников, оседлали коней и, как вихрь быстрый, как гром грозный, налетели на стан вражеский. Стали отбивать скот, детей и жён похищенных, а врагов уничтожали беспощадно всех до единого.И тут наскочили они на царицу ихнюю, что лежала в возу, раскрасавица — волосы черные, очи чёрные, а сама белая, румяная, будто кровь с молоком. Стали перед ней братья, опустили руки, и захотели оба её в жёны взять. И впервые друг другу ничего не сказали, впервые недоброе затаили в душе. А царица та была хитрая-прехитрая, одному брату сказала, что будет его женой, и другому то же сказала. И встало между братьями разделение, стали спорить они и ругаться, а потом мечи схватили и друг на друга накинулись. Чиркает меч о меч, так что искры сыплются. Обступил их народ, просит остановиться, укоряет, что за чужеземную жену братскую кровь пролить хотят.«Небось отец ваш Огыла сейчас с неба глядит на вас!» — крикнул кто-то.Остановились братья, один поднял к небу голову, а другой хватил мечом и срубил брату голову напрочь!Занималась Заря Утренняя, а брат всё стоял над убитым братом и не слышал зова царицы вражеской, что манила его в постель тёплую, обещая ласку и счастие. Не дождалась она, соскочила с воза, подбежала к Бровку, обнять хотела. А он крикнул страшно, взмахнул мечом и подчистую срубил ей голову. А сам ушёл к поле тёмное, в дикую степь бескрайнюю, и никто о нём больше не слыхивал.Собрались тогда Стар-отцы и выбрали себе нового царя. А про Огылу Чудного и сыновей его только песни остались да присказки. 

Сказание про Царя-пахаря

Когда Пращуры наши пастухами были, не было у них хлеба, не было проса, всё надо было у соседей выменивать. А когда хотели варева — лили в котлы воду, клали мясо, добавляли корешки всякие, крошили шавель и на огонь ставили. И такое варево каждый день ели. Ешё бабы ягоды собирали, грибы, морковку, катран, дикий лук и чеснок.Кончился как-то хлеб, и собрался царь со своими людьми к соседнему царю ехать, чтоб выменять жито на мясо и кожи. Приехал к соседу и видит — много народа вышло в поле, думал — его встречать, ан — нет! Видит он, царь соседский Житняк ведёт волов, запрягает в плуг и своей рукой правит первую борозду от восхода к закату солнечному. Потом другие люди волов впрягают, борозды ведут, а за ними старики в белых рубахах по полю идут и зерно раскидывают.— Знаешь что, Житняк, дай мне за кожи и мясо зерна! — решил царь.Вернулся домой, приказал подать волов, воткнул в степную землю дубовый корень и погнал вперёд. Пошли волы, поднялась земля, за первой бороздой вторая легла, за ней третья, и так вспахал он целое поле. А когда полежала земля три дня, зачерствела, сыпаться стала, велел тогда царь пень разлапистый выкорчевать, привязал к волам и пошел боронить-ровнять землю.Глядели на то старые люди и головами покачивали:— Царь наш никак умом тронулся! И почто он землю дерёт, почто над ней издевается?А царь землю разборонил, зерно стал сеять. А, посеявши, велел стеречь, чтоб ни птица, ни зверь какой не тронули.Тут Сварог из тучи на землю глянул, увидел, что посев лежит, стал оглаживать свою длинную бороду, а Перун своим мечом-молнией разрубил тяжёлые тучи, и хлынул из них дождь благодатный. Полил-напоил он пашню, чтоб земля степная высохшая влагой насытилась. А потом выкатилась на небо одноколая колесница Хорса, и согрелась опять земля, распарилась. А через несколько дней зелень проклюнулась, крохотная, нежная, потянулась к Солнцу. И пошло жито расти, цвести, колоситься.А когда созрело, созвал царь всех своих баб, чтоб колосья рвали, жито венили, жито венили — в снопы складывали, в снопы складывали — на ток везли, на ток везли — молотили, молотили — зерно веяли. А когда свеяли зерно, растёрли между двух камней на муку и сделали хлеб. И стали хвалить люди царя своего, и Орайком его прозвали, и принесли ему первую поляницу.И сказал Орай — царь:— Первый хлеб Богам дайте, потому, как они его нам растили, дождями поливали, солнцем согревали, ветрами обвевали, от Лиха избавляли!И восславили люди богов, и принесли им первую требу новым хлебом. А потом разделили на всех, и каждому достался кусок — и старому, и малому.И с тех пор стали Пращуры работать в поле, и от голода больше не пухли, и кореньями горькими не питались.Восславим и мы царя Орая, ежели б не он, так и поныне зерна бы не знали и зимой лютой без хлеба и муки бедовали! 

Вывод

Итак, из выше представленного материала, складывается картина миграции и взаимоотношения белых народов между собой и другими народами. Мы видим, что Северный Кавказ явился котлом, через который прошли практически все нынешние белые европейские народы, которые по мере отступления воды и ледников занимали освобождавшиеся земли. В сербском языке даже остались очень древние слова, как, например, «ледяиа», что означает целина, второе значение равнина.В самые древние времена белые народы имели один праязык и единую культуру. Но с течением времён часть родов сохранила свой язык и культуру даже проживая вдали от родных мест (Антлантиде и Африке), как, например, вернувшиеся на Кавказ с запада Анты-кимры. Другие же жившие обособленно (в изоляции пока не сошли воды и не отступили ледники) много столетий подряд потеряли единство родного языка, но сохранили общую культуру (Алане, Ясы, Ярусланы и другие).За протекавшие столетия образовалось много новых родов (отпочковалась от более древних). Они брали свои самоназвания по герою-прародителю и основателю рода (Адыги, Алане, Саки и т.д.), или оставляли за собой свои древние названия (Ясы-Асы, Руссы и т.д.). А уже к этим, имяобразующим названия Родам, современных народов, присоединялись другие братские Рода Славяно-Арийцев, например: современный народ Литовцев состоит из Родов: Литава, Готов, Жмудь и т.д. Казаки образовались из Родов: Саков, Скотов, Антов, Черкасс, Бродников, Хатов-Хетов. Русы из Родов: Русов, Полян, Древлян, Северян, Родимичей, Волынян и т.д. Осетины из родов: Асов-Ясов и Аланей. Адыги из родов Адагов, Яруслан и Джигов.Соприкасаясь в дальнейшем с семитскими народами, арабами и евреями, Славяно-Арийцы в дальнейшем потеряли свою родную Веру и Культуру: одни из них приняли христианство и латинизированные языки (Западная часть), другие приняли Ислам и арабизированные языки (Восточная часть), а третьи приняв Ислам и христианство все таки сумели сохранить свой язык (Дунайская Болгария, Серебрянная Болгария (Сербия), Россия, Польша, Чехия, Словения и т.д.). Поэтому, материалы в этой книге, собранные из разных источников являются напоминанием о былых единых корнях белых народов и о той общей Культуре и Вере, которая в прошлом нас всех объединяла.

Данные материалы также показывают, что мы разъединены чуждыми нам религиями, которые внедрили в нас понятие страха, ненависти, рабского существования и прочих «ценностей» и если мы не вернемся к живительным нашим источникам; Древней Вере и Культуре — мы исчезнем, как исчезло до этого множество народов, которые отрывались от своих корней.

Похожие статьи:

РелигияРоський свет, роський мир: истина – в Творце!

КнигиДревняя российская история

Альтернативная историяВолхвизм - духовная школа славян

ИсторияПроисхождение славян: всплеск ведической культуры в Европе конца I тыс. до н.э. – середины I тыс. н.э.

ВидеороликиПолитика по вытеснению русских с Кавказа!

Инглиизм

рейтинг

+2

просмотров

6481

комментариев

9
закладки

Комментарии