Алексей Стаханов

Алексей Стаханов

В ночь с 30 на 31 августа 1935 года за одну смену, длившуюся 5 ч. 45 минут, никому тогда ещё не известный забойщик шахты «Центральное Ирмино» Андрей Стаканов добыл 102 тонны угля при норме в 7 тонн, в 14 раз превысив норму и установив рекорд. Этот рекорд доказал эффективность такого метода и способствовал изменению технологии труда шахтёров.Писавший об этом подвиге корреспондент перепутал имя, назвав героя Алексеем, а редактор газеты «Кадиевский пролетарий» повелел исправить в фамилии «к» на «х». В день публикации этой статьи никто ещё не предполагал, что она породит стахановское движение, а которое через несколько месяцев обратят внимание в Кремле, и тогда сам Сталин вручит шахтёру паспорт с новыми именем и фамилией.

Причиной небывалого достижения Стаханова заключалась в умелом владении отбойным молотком. До этого дня в забое одновременно работали несколько человек, которые вырубали при помощи отбойных молотков уголь, а затем, чтобы избежать обвала, укрепляли брёвнами свод шахты.

За несколько дней до установления рекорда в беседе с забойщиками Стаханов предложил кардинально изменить организацию труда в забое. Забойщика необходимо было освободить от крепёжных работ, чтобы он только рубил уголь. Он подсчитал, что если разделить труд, то можно за смену нарубит не 7-9, а 70-80 тонн угля. 30 августа 1935 года в 10 часов вечера в шахту спустились Стаханов, крепильщики Гаврила Щиголев и Тихон Борисенко, начальник участка Николай Машуров, парторг шахты Константин Петров и редактор многотиражки Михайлов. Включили время отсчёта начала работы.

Стаханов уверенно работал, мастерски рубя угольные пласты. Крепившие за ним Щиголев и Борисенко намного отставали. Несмотря на то, что Стаханову нужно было прорубить восемь уступов, перерезав в каждом куток, что занимало много времени, за 5 часов 45 минут работа была выполнена. Когда подсчитали результат, оказалось, что Стаханов нарубил 102 тонны, выполнил 14 норм и заработал 220 рублей – столько обычно он зарабатывал за две недели.

После того, как 11 сентября статью из газеты «Кадиевский пролетарий» неожиданно перепечатала «Правда», весть о славных делах донецких шахтеров быстро облетела страну и вызвала массовое движение передовых рабочих за преодоление старых технических норм и резкое повышение производительности труда. Кузнец Горьковского автозавода Александр Бусыгин вместо 675 коленчатых валов по норме отковал за смену 1050 валов. Ткачихи Евдокия и Мария Виноградовы в Вичуге вместо 16—24 станков стали обслуживать 70—100 станков, а затем по 144. В обувной промышленности перетяжчик обуви Николай Сметанин удвоил норму выработки. Машинист Петр Кривонос стал водить товарные поезда с удвоенной скоростью. Рабочие сами стремились в передовики – одни из идейных соображений, другие ради полагающихся льгот и вознаграждений.

Поднятый в стране шум дошёл до ЦК, и на очередном пленуме было решено превратить Стахановское движение в движение миллионов. же к середине ноября почти на каждом советском предприятии появились свои Стахановцы. В 1936 году по инициативе профсоюзов стали создаваться школы Стахановского опыта. В отдельных отраслях промышленности стахановцы составляли от 20 до 27 процентов всех рабочих. Активно проводились стахановские смены, дни, пятидневки, декады, месяцы, в которых участвовали целые предприятия.

Стахановское движение позволило привести в действие и огромные экономические резервы, связанные с освоением новой, современной техники. До середины 30-х годов рост промышленной продукции обеспечивался в основном за счёт вовлечения в производство новых рабочих. Выработка в расчёте на одну машину увеличивалась очень мало, новая импортная техника давала незначительную отдачу по сравнению с передовыми капиталистическими странами. Рекорды стахановцев, собственно, потому и выглядели столь ошеломляющими, что достигались на общем фоне слабого использования возможностей, заложенных в передовой технике.

В 1936 году Стаханов поступил в Промакадемию. Ему дали квартиру в Москве в правительственном доме на Берсенёвской набережной. Для недавно овдовевшего шахтёра тут же нашлась и невеста-москвичка. В 1941—1942 годах Стаханов был начальником шахты № 31 в Караганде, а в 1943—57 годах работал начальником сектора социалистического соревнования в Народном комиссариате (с 1946 года – министерстве) угольной промышленности СССР.

В 1957 году Хрущёв выгнал Стаханова из Москвы обратно в Донецкую область. Семья же предпочла остаться в Москве. О подвиге Стаханова было приказано забыть. Тогда-то Стаханов и запил. В полном забвении и одиночестве он провел почти десять лет, пока в лежащем под забором пьянице один из молодых шахтеров не узнал Алексея Григорьевича Стаханова и не рассказал об этом журналисту газеты «Комсомолец Донбасса» Игорю Авраменко.

В 1970 году в ознаменование 35-летнего юбилея Стахановского движения Стаханову присвоили звание Героя Социалистического Труда, у него появилась новая семья – Стаханов женился на сестре своей первой жены, умершей ещё до переезда в Москву. Однако побороть алкоголизм мужа ей оказалось уже не под силу – ремиссии, которых с трудом добивались врачи, через несколько месяцев вновь сменялись запоями.

На пенсию Стаханов вышел в 1974 году. 2 февраля 1977 года Стаханов скончался от инсульта в психиатрической клинике, где в очередной раз проходил лечение от алкоголизма.

Ahan

рейтинг

+4

просмотров

1289

комментариев

2
закладки

Комментарии