Георгий Агеевич Лобов. К 100-летию Героя Корейской войны

Георгий Агеевич Лобов. К 100-летию Героя Корейской войны
Сделав свой первый боевой вылет во время Советско — Финляндской войны, Лобов одержал свою последнюю победу в конце 1951 года, сбив американский самолёт F-80 в небе Кореи.Он родился в Екатеринодаре (ныне Краснодар ) 23 апреля 1915 года. Окончил 7 классов, работал обжигальщиком на цементном заводе в Новороссийске. В 1932 году стал секретарём комсомольской организации завода. До призыва в армию успел окончить первый курс Новочеркасского авиационного института. В 1939 году окончил Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков.

Боевое крещение получил во время Советско — Финляндского конфликта зимой 1940 года, летая на биплане И-15бис.

Великую Отечественную начал в первые же дни комиссаром эскадрильи 26-го истребительного авиационного полка под Белостоком. Позднее сражался на Ленинградском фронте.
Осенью 1941 года во многих полках работал замечательный советский художник Яр — Кравченко. С раннего утра и до позднего вечера он был на самолётных стоянках, на взлётно — посадочной полосе, заглядывал на командный пункт, в землянки, общежитие лётчиков и рисовал, неустанно рисовал.
Яр — Кравченко отказывался от всяких привилегий. Жил в землянке на аэродроме, питался тем же, чем и лётчики, — нередко одними сухарями. Он делил с ними горечь неудач и радость побед. Может быть, поэтому его работы были так выразительны и реалистичны.

Когда художник закончил в боевых полках серию авиационных рисунков и портретов, журналист М. Жестев в одной из ленинградских газет написал о нём тёплую корреспонденцию:
"Славой овеяны имена наших лётчиков — истребителей, они любимы народом, и эта любовь привела художника Яр — Кравченко к народным героям. Мастерской рукой портретиста он создал фронтовой альбом. Когда рассматриваешь этот альбом, каждый штрих приобретает необыкновенное значение. Тут нет сражений в воздухе. Героизм лётчиков дан через портрет. Вы чувствуете его во взгляде глаз, повороте головы, в каждой черточке лица..."

Мы перелистываем альбом. Вот Герой Советского Союза младший лейтенант Харитонов. Он сидит в кабине. Художник зарисовал его волевое лицо перед вылетом в бой. Вот стоят на аэродроме Кузнецов, Грачёв, Плавский. Эти 3 крылатых богатыря сбили в воздушных боях 48 немецких самолётов. Вот мастер штурмовки капитан Горохов, вот лётчики — ночники Апполонин, Мациевич, Григорьев — люди зоркого взгляда, бесстрашно идущие за врагом по следу зенитных разрывов. И вот лётчик Мурга. Под портретом лаконичные строки: "В воздушных боях он уничтожил 11 фашистских самолётов..."

Альбом издан редакцией газеты "Атака" в ноябре 1941 года. Вы перелистываете его от начала до конца, от первого до последнего портрета, и вам не хочется расставаться с близкими и дорогими вам людьми. Их бодрость, мужество и отвага заставляют усиленно биться ваше сердце. Вас глубоко волнует образ героя лётчика, славного защитника города Ленина. Он многолик, этот образ, он в сердце каждого советского патриота".

С февраля по декабрь 1942 года служил в составе 286-го истребительного авиационного полка. Затем временно исполнял обязанности командира 115-го Гвардейского истребительного авиационного полка.

В июле 1943 года Георгий Агеевич был назначен заместителем командира 322-й истребительной авиационной дивизии ( 2-й истребительный авиационный корпус ). Вспоминая о тех днях, командир дивизии Герой Советского Союза А. Ф. Семёнов писал:

"Занимая столь высокую должность, Лобов любил сам слетать на боевое задание, подраться с противником. Довольно часто приходилось сдерживать его активность: у заместителя командира дивизии было немало дел и на земле..."

В феврале 1945 года Гвардии подполковник Г. А. Лобов принял под командование 7-ю Гвардейскую истребительную авиационную дивизию, в составе которой и закончил войну. К тому времени он совершил 346 успешных боевых вылетов, в воздушных боях сбил 15 самолётов лично и 8 в группе с товарищами. Воевал на И-16, на "Яках" и на Ла-5

Георгий Агеевич Лобов. К 100-летию Героя Корейской войны
Последнюю победу в Великой Отечественой войне одержал 8 мая 1945 года над чехословацким городом Мельник. Это был последний из вражеских самолётов, уничтоженных нашими лётчиками в этой войне. В воздушных боях был ранен.

После войны, в 1946 году, окончил курсы усовершенствования офицерского состава.

Свою 3-ю войну, уже в Корее, командир 303-й истребительной авиационной дивизии генерал — майор авиации Г. А. Лобов начал в августе 1951 года. Его дивизия одержала здесь наибольшее количество побед, сбив 302 самолёта противника, в том числе 18 "сверхкрепостей" — В-29. Именно в период пребывания его в 303-й ИАД советские ВВС добились превосходства над хозяйничавшими здесь до того ВВС США, с апреля по декабрь уничтожив в воздушных боях более 500, главным образом американских, самолётов. В этих сражениях Лобов совершил 15 боевых вылетов, сбил 4 самолёта F-80, хотя его личное участие в боях в значительной степени было ограничено. Удалось найти упоминание лишь о 3 победах Г. А. Лобова.
31 августа 1951 года F-80 во время отражения крупного налёта на транспортные коммуникации в районе Ансю. Однако, победа не подтверждается американцами.

9 сентября 1951 года между 11 и 12 часами дня в районе Ансю разыгралось грандиозное сражение, в котором участвовало около 200 самолётов противоборствующих сторон. В этом сражении участвовали все 5 полков 303-й и 324-й дивизий, и одну из полковых групп возглавил сам командир 64-го корпуса генерал — майор Г. А. Лобов. В налёте участвовало до 18 бомбардировщиков В-29, до 50 истребителей F-86 и до 80 истребителей — штурмовиков типа F-80 и F-84.

Всего нашими лётчиками было заявлено 7 побед над пилотами "Сейбров": по 2 победы записали на свой счёт лётчики 176-го и 196-го полков 324-й ИАД, ещё 2 F-86 сбили лётчики 17-го полка и 1 — пилоты 523-го ИАП. Кроме того, шестёрке "МиГов" из состава 18-го полка, которой командовал командир корпуса генерал — майор Г. А. Лобов, удалось выйти в район действия ИБА противника, где они встретили 64 штурмовика F-80 без прикрытия и атаковали их сверху. В этой атаке Лобов сбил один F-80, а остальные тут же ушли в море.

У нас был сбит один МиГ-15, лётчик 196-го ИАП старший лейтенант Н. Е. Андрушко катапультировался из сбитого самолёта. Американцы же заявили, что сбили в этом бою 2 "МиГа", но, скорее всего, вторая победа не состоялась, так как все, кроме Андрушко, из боя вернулись на свои базы в Аньдун и Мяогоу. Как и прежде, американская сторона отрицает потери своих F-86 в этом бою и только подтвердила повреждение в этом сражении одного своего F-86Е с № 51-2740 из состава 335-й АЭ, но его пилоту 1-му лейтенанту Дону Ябушу удалось благополучно сесть на своей базе, и его вскоре восстановили. Это был "Сейбр", который обстрелял старший лейтенант Самойлов, но не сбил, а только подбил его. Только победу генерала Г. А. Лобова подтвердила американская сторона: Генерал сбил F-80 с № 49-814 из состава 8-й ИБАГ, который упал в районе Хайджу, — судьба пилота неизвестна.

В свою очередь пилоты 334-й и 335-й АЭ заявили, что сбили в этом сражении 2 МиГ-15. В действительности капитану Ричарду Беккеру из 334-й АЭ удалось сбить самолёт старшего лейтенанта Н. Е. Андрушко, а вот капитану Ральфу Гибсону из 335-й АЭ не повезло — он в лучшем случае легко повредил один из "МиГов", но не сбил его...

12 сентября 1951 года противник предпринял крупный налёт силами двух ИБАГ. В воздух были подняты 2 авиадивизии корпуса, которыми лично руководил в воздухе командир корпуса генерал Лобов. Против 150 самолётов противника было поднято 80 МиГ-15 из состава 5-ти полков корпуса. Встреча с противником и последующий бой состоялся между 16 и 17 часами дня в районе Сюкусен — Дзюнсен.

В 16 часов 50 минут в районе Сюкусен полковая группа 523-го ИАП, которую возглавлял сам командир корпуса генерал — майор Г. А. Лобов, встретила смешанную группу из 30 штурмовиков F-80 и F-84. В ходе боя с этой группой Лобов сбил один "Шутинг стар", а старший лейтенант М. А. Зыков сбил один "Тандерджет". Разогнав эту группу штурмовиков, наша группа без потерь вернулась на свой аэродром.

Всего в этот день пилотами корпуса заявлено 11 побед над F-80 и F-84 без потерь. Американцы признали потерю 3-х машин: F-84E №49-2399 из 139 ИБАКр ( его сбил капитан Бокач, 196-й ИАП ); F-84 №51-666 и № 51-663 из 8-й аэ 49-й ИБАГ, пилоты Л. Миллер и Г. Вольц попали в плен.

Войну в Корее Г. А. Лобов закончил командуя 64-м истребительным авиационным корпусом. Вспоминая о тех днях, он позднее писал:

"Наибольшее количество воздушных схваток, в начальный период нашей боевой деятельности, советские лётчики провели с истребителями — бомбардировщиками противника, как правило, наносившими 1 — 2 массированных удара в течение дня по наиболее крупным объектам. В основном это были поршневые самолёты типа Р-51 "Мустанг", а впоследствии реактивные F-80 и F-84. В этих налётах одновременно участвовало по 2 — 3 авиагруппы — примерно 150 — 200 самолётов. По мере наращивания наших сил самолеты США стали нести большие потери и всё чаще обращаться в бегство при появлении "МиГов".

Георгий Агеевич Лобов. К 100-летию Героя Корейской войны
F-80

Так, 9 сентября, я со своим ведомым А. Калюжным, в сопровождении 4 ещё необстрелянных лётчиков, прибывших недавно на пополнение, вылетел в район Аньчжу. Следуя на высоте 6 км мы встретили противника — на высоте 3 км строго на встречных курсах шли 64 F-80 в колонне восьмёрок. Солнце находилось у нас за спиной, поэтому атака к левого полупереворота была внезапной. Сразу удалось сбить ведущего замыкающей восьмёрки.

Георгий Агеевич Лобов. К 100-летию Героя Корейской войны
F-84

F-80, даже не встав в традиционный для них оборонительный круг, поспешно сбросили бомбы и ушли в сторону моря. Повторить атаку из — за близости берега мы не успели. Конечно, МиГ-15 превосходил по своим ЛТХ F-80, но всё — таки позорно бежать, имея 10 — кратное преимущество.

Разумеется, не все истребители — бомбардировщики уклонялись от боя. Были случаи, хотя и непродолжительных, но упорных схваток. Однако как только противник начинал нести потери, он тут же, ретировался. Так 12 сентября 1951 года нам пришлось вести бой группой из 80 МиГ-15 со 150 F-80, в районе между Аньчжу и Пхеньяном. Поскольку противник не имел истребительного прикрытия, то потеряв за считанные минуты 15 самолётов, бросился наутёк. Мы же благополучно вернулись на свои аэродромы. Только 3 машины имели небольшие повреждения".
10 октября 1951 года командиру 64-го истребительного авиационного корпуса генерал — майору авиации Г. А. Лобову за мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, было присвоено звание Героя Советского Союза ( с учётом его заслуг в Великой Отечественной войне ).

По возвращении в СССР он продолжил службу в ВВС. В 1955 году Георгий Агеевич окончил Военную академию Генерального штаба. Был назначен начальником кафедры Военной академии имени М. В. Фрунзе. В 1975 году генерал — лейтенант авиации Г. А. Лобов вышел в отставку. Жил и работал в Москве.

Он скончался 6 января 1994 года. 23 сентября 2010 года на стене дома, в котором проживал Герой, установлена мемориальная доска.

В заключение хочется сделать маленькое уточнение, по-поводу боевого счёта Г. А. Агеева. Недавно я получил письмо от Александра Георгиевича Лобова, сына прославленного лётчика. Он сообщил, что боевой счёт Г. А. Лобова в Великой Отечественной войне составил 15 личных и 8 групповых побед, в Корее — ещё 4 лично. Таким образом, 19 личных побед одержано им в ходе 2-х войн!

Путаница в числе побед возникла из-за "неофициальности" войны в Корее 1950 — 1953 годов. Для того чтобы не упоминать о ней, но и не преуменьшать числа побед, во многих официальных изданиях, в том числе и в известном двухтомнике "Герои Советского Союза" ( и в обоих изданиях книг М. Ю. Быкова ), все сбитые Г. А. Лобовым лично самолёты были отнесены к Великой Отечественной войне. Кстати, в том же двухтомнике "Герои Советского Союза", неверно указано и то, что он закончил войну командиром полка. На самом деле с февраля 1945 года он командовал 7-й Гвардейской ИАД. Сведения эти получены из некоторых материалов личного дела, хранящихся у сына легендарного лётчика, в частности из автобиографий, написанных самим Г. А. Лобовым.

Думается, что будет правильным указать истинные данные о воздушных победах лётчика: 19 лично и 8 в группе, в ходе 2-х войн. "Уменьшая", на первый взгляд, число побед Г. А. Лобова, мы восстанавливаем историческую правду...

На Дальневосточных рубежах (Из книги воспоминаний С. А. Красовского — "Жизнь в авиации". Москва, "Воениздат", 1968 год.).

Летом 1950 года на одном из аэродромов Приморья приземлились стреловидные реактивные машины. Это были первые эскадрильи Георгия Агеевича Лобова.
На Дальневосточных рубежах сгущались чёрные тучи войны. Американская военщина уже начала войну в Корее, непрерывно устраивала провокации на границах Китая. Разведывательные самолёты с американскими опознавательными знаками не раз пытались вторгнуться и на территорию советского Дальнего Востока. Нужно было в короткий срок перевооружить наши части на реактивную технику.

Я спрашивал Лобова, какие трудности встретились у него при переучивании на реактивную технику, сколько ушло на это времени, какие извлекли уроки. Он, не торопясь, обстоятельно отвечал. В конце беседы подытожил:

— Главное препятствие, пожалуй, чисто психологического свойства. Первое время о новой машине у нас ходили буквально легенды. Лётчики смотрели на реактивный истребитель с чрезмерной почтительностью. А на деле — всё намного проще...
— Почтительность тоже не мешает. Ведь дело-то новое, да и не совсем обычное.
— Нет, мешает, — возразил Лобов. — Конечно, не всем, но мешает. Посмотришь на иного лётчика и чувствуешь: сковывает машина его действия, создаёт излишнее напряжение в полёте. А не победишь этого в себе — на реактивном самолёте не полетишь !

С интересом приглядывался я к Лобову. Он возмужал, на смуглом скуластом лице особенно выразительны были глаза. Лучики морщин без слов говорили, что 35-летнего авиатора вряд ли баловала жизнь. Я знал, что Георгий Агеевич в юности был рабочим, трудился обжигальщиком на цементном заводе "Пролетарий" в Новороссийске, там же заводские ребята избрали его комсомольским вожаком. Потом — Новочеркасский институт. Георгий хотел строить боевые и гражданские самолёты для нашей авиации, но учиться долго не пришлось. Его вызвали в комсомольский комитет института, потом в горком.

— Хотим направить тебя в школу военных лётчиков, — сказал секретарь.

Лобов пробовал возразить, сказать, что строить самолёты не менее важное дело, но его убедили, что Воздушному Флоту теперь нужны военные лётчики. Военной авиационное училище он окончил по первому разряду и сразу же был выпущен командиром звена — всего 3 курсанта удостоились такой чести. Началась служба в одной из строевых авиачастей под Ленинградом. Георгий учил подчинённых, упорно учился сам, пока не наступила пора проверить приобретенные боевые навыки. В боях с финнами он получил боевое крещение.

Великую Отечественную войну встретил на границе, в Западной Белоруссии, будучи политработником. Когда нависла прямая угроза захвата нашего аэродрома противником, Лобову пришлось вместе с другими лётчиками поджигать свои самолёты. Улететь на них было нельзя: они стояли без горючего. Осунувшиеся, измотанные непрерывными боями, лётчики чуть не со слезами на глазах выполняли приказ комиссара, но другого выхода не было.

— Мы ещё вернёмся сюда, — говорил товарищам Лобов, — и дальше пойдём.

Лётчики верили, что скоро поднимется на недруга вся наша огромная страна. Трагедия отступления не переросла в бессильное отчаяние, они верили своей партии, представителем которой был для них Георгий Лобов.
С крайних западных рубежей Георгий Агеевич Лобов попал на ленинградский "пятачок". Воевать здесь было очень трудно. Едва наберёшь высоту, как под крылом город, тут же и линия фронта. Хотя система обнаружения была довольно несовершенной, истребители не раз наносили ощутимые удары по врагу. Эскадрилья Георгия Лобова состояла из ночников — бойцов высокого лётного искусства. Чтобы вести этих людей за собой, комиссару самому надо было уметь многое. И молодые лётчики, которым политработник больше всего уделял внимания, оправдывали его надежды. Вылетая в ночное небо Ленинграда, они не раз преграждали путь врагу.

Осенней ночью 8 ноября 1942 года на глазах тысяч ленинградцев лётчик Алексей Севастьянов таранным ударом сбил "Хейнкель-111", и обломки самолёта с паучьей свастикой упали в Таврический сад. Младший лейтенант Севастьянов учился у Лобова, многое перенял у него, прежде чем стать умелым воздушным бойцом. Ныне одна из улиц Ленинграда носит имя Алексея Севастьянова, не дожившего до светлого дня победы.

На завершающем этапе войны у Гвардии подполковника Лобова, командира истребительной дивизии, было на счету уже около двух десятков сбитых вражеских самолётов. А последний, двадцать седьмой самолёт он сбил над Прагой.
В мирные дни, когда встал вопрос о том, кому доверить освоение реактивной техники, выбор пал на Лобова. И Георгий Агеевич отлично справился с задачей. Полетев одним из первых на реактивном истребителе, он переучил на новую технику десятки лётчиков. В основу обучения он положил личный показ — самое действенное средство в новом деле.

И вот мы беседуем с Лобовым о том, как здесь, на Дальнем Востоке, лучше решить задачу по переучиванию.

— Что, если передать одно из ваших подразделений в часть, которая пока летает на поршневых самолётах? — спрашиваю я.
— На время переучивания? — уточняет Лобов. Чувствуется, что ему жаль расставаться со своими лётчиками.
— Да, конечно.
— Лучшего способа, пожалуй, сейчас и не придумать, — соглашается Лобов и добавляет: — Неплохо будет, если к нам тоже перевести одно из подразделений, летающих на старой материальной части.

Контроль за переучиванием лётчиков на реактивные самолёты был возложен на генерала Алексея Ильича Подольского — энергичного, знающего дело специалиста. Спустя некоторое время он докладывал, что учёба идёт полным ходом. Теоретические занятия чередуются с полётами на самолётах МиГ-15. Чтобы ускорить выполнение плана боевой подготовки, полёты организовали одновременно на 3-х аэродромах.

К осени 1950 года уже 2 наши части истребителей полностью переучились на реактивную технику. Метод обмена подразделениями получил самое широкое распространение. Успех объяснялся тем, что на Дальнем Востоке мы имели опытные кадры авиаторов. Так, лётчики, которыми командовал Герой Советского Союза полковник Н. В. Исаев, ещё до переучивания успешно освоили полёты на полный радиус, на предельных высотах вели воздушные бои, уверенно действовали над морем, совместно с наземными войсками не раз на учениях уничтожали морские десанты "противника".

Победы аса представлены в книге М.Ю. Быкова "Победы сталинских соколов"
Источник: airaces.narod.ru

Похожие статьи:

Вторая мировая войнаПочему советские летчики уступают по числу сбитых самолетов асам Люфтваффе?

Вторая мировая войнаАсы Второй мировой.Советские летчики

ПолитикаПхеньянский вектор. О перспективах укрепления сотрудничества и союза России и КНДР

Военное делоРеактивный страж Корейского неба. Самолет МиГ-15

Вторая мировая войнаПуть к Победе. 14 марта 1945 года

Рейтинг
последние 5

Magyar Szabad

рейтинг

+2

просмотров

807

комментариев

0
закладки

Комментарии