К.Д.Кавелин и его отношение к русской истории

К.Д.Кавелин и его отношение к русской истории

«Кроме нас, нет народа в мире, который бы так странно понимал своё прошедшее и настоящее. Ни один народ не разрывается в своём сознании на две половины, совсем друг другу чуждые и ничем не связанные».
К.Д.Кавелин «Мысли и заметки о русской истории» 

Начать нужно с того, что Константин Дмитриевич Кавелин в социально-политической науке считается наряду с Б.Н.Чичериным и Т.Н.Грановским апологетом русского либерализма второй половины XIX века. Однако следует заметить, что русский либерализм существовал как отдельное идеологическое направление лишь в фантазиях тех более поздних историографов, предложивших выделение такой социально-политической мысли. В фантазиях – это потому, что идеология вышеперечисленных деятелей русской либеральной мысли практически ничем не отличалась от консервативной, что можно наглядно продемонстрировать на примере творчества Кавелина, во многом не соответствовала основным постулатам классического либерализма и уж не имела ничего общего с либерализмом западников-компрадоров в перестроечные «девяностые» годы.

Проблема, обозначенная в эпиграфе, имеет первостепенное значение при рассмотрении экзистенциального содержания идей русского общества. Кавелин, говоря о разделении общества, имел наличие диаметрально противоположного мнения о правлении Петра I и сделанных им преобразованиях в духовной, экономической и социальной жизни страны. Как известно, отношение к Петру I среди интеллигенции в XIX было разносторонним, славянофилы (А.С.Хомяков, И.В.Киреевский, К.С.Аксаков) порицали его за изменение быта русского народа и привнесение инородных элементов, западники же (П.Я.Чаадаев, В.Г.Белинский) восхваляли его как великого реформатора, направившего Россию по пути прогресса. Константин Сергеевич Аксаков писал о наметившемся конфликте «земли и воли» после проведенных Петром реформ и наступившей бюрократизации страны. Утверждение абсолютистского строя вкупе с секуляризацией Церкви, по его мнению, привело к тому, что царь становится тираном, не учитывающим народное мнение: «При всех высоких царственных качествах этого Государя дошло при нем до того, что в печатной инструкции военно-учебным заведениям сказано нечто странное для христианского общества, именно что “Государь для подданных есть верховная совесть”, чем как бы упразднялась личная совесть»[1]. Западники же возводили Петра в ранг героя и великого реформатора России. Об этом писал, в частности, Петр Яковлевич Чаадаев: «Он сам пошел в страны Запада и стал там самым малым, а к нам вернулся самым великим; он преклонился пред Западом и стал нашим господином и законодателем»[2]. Как видим, славянофилы и западники очень разнятся в своей оценке деятельности Петра I. И не только. Славянофилы писали и говорили о особой роли Православия в жизни русского народа, о необходимости симфонии Церкви и Государства. Для них идеалом была Московская Русь, существовавшая до петровских реформ. Именно в ней они находили и истинное русское самобытное развитие, и становление русского национального государства. Но затем пришел Петр, который в сочинениях самых рьяных славянофилов предстает как чуть ли не как Антихрист, который внедряет западные институты в народную жизнь, вводит западные порядки и ломает старые русские традиции.

У западников же на русскую историю другой взгляд. До Петра было одно только «невежество, темнота да дикость», нам было суждено только «задыхаться в нашей истории»[3], но вдруг пришел европеец Петр и все исправил. Направил страну по правильному пути развития, который сами представители западнического направления и считали западным. Петр привел Россию к зрелости, серьезной возмужалости. А юность была такая: «Сначала дикое варварство, затем грубое суеверие, далее иноземное владычество, жестокое и унизительное, дух которого национальная власть впоследствии унаследовала»[4].

Как мы видим, несмотря на диаметральность мнений насчет русской истории, западники и славянофилы сходились в одном: были реформы Петра, по сути своей очень революционные, ознаменовавшие собой начало новой эпохи и ставшие перевалочным пунктом для русского народа на его историческом пути. Только одни трактовали эти реформы как деяния Антихриста, другие – как деяния «господина и законодателя», «человека великого». Отсюда и экзистенциальный разлом в сознании как у самого народа, так и у самой интеллигенции, созидательнице идей.

И тут на идейно-политической арене российской действительности появляется мыслитель, который отвергает такое разделение, мешающее консолидации единого русского народа. Преодолеть умственные преграды, каменной стеной стоящие между теми, кто должен броситься друг к другу в объятия, ведь всех объединяет Отечество, общая судьба и общая кровь. Вот за решение этой задачи и берется наш замечательный мыслитель – Константин Дмитриевич Кавелин. Главную проблему он видит в том, что «мы не умеем связать прошедшего с настоящим», и все, о чем мы ни думаем, «в таком вопиющем разладе с совершающимися фактами и с ходом нашей истории»[5].

Действительно, если мы обратимся к трактовкам важных исторических событий представителями различных идеологий в современной России, то обнаружится, что некоторые периоды истории России вызывают негодование и осуждение со стороны фанатиков идеи. Для одних отрицаемым периодом становится Россия до 1917 года, для других – 70 лет советской власти, для третьих – вся история нашей страны до 1991 года. Ведь одно дело – критиковать и осуждать власть за определенные поступки действия, другое дело – забывать о прошлом и, приходя к власти, начинать отмечать «новую эру» и строить «новую утопию». Главное – помнить о своих корнях, о своей вере, о своих предках, чтить их и исполнять миссию на земле, которую дал Бог нашему народу.

Ответ же Кавелина тем, кто разрывает русскую историю на куски, таков: «Внутренняя история России – не безобразная груда бессмыслиц, ничем не связанных фактов… мы вышли в жизнь общечеловеческую, оставшись теми же, чем были прежде, - русскими славянами»[6]. Историк доказывает, что история России – это непрерывная закономерная система, не подверженная делению и разрыву, как того требуют некоторые представители интеллектуальной среды. Нет, мы – единый национальный организм, выбирающие все вместе, как страна должна развиваться, определяем её путь в истории и на нас лежит ответственность за исторический выбор. Сделав выбор, мы потом развиваемся, как, например, после петровских реформ, которые тоже. Кстати, не следует идеализировать – не стоит впадать из одной крайности в другую. Или мы стоим на месте и стареем, вымираем – такова судьба нашего народа после молчаливого согласия в ответ на приход к власти западников-либералов, причем западников и либералов в своём самом извращенном и гротескно переделанном варианте. Выбор делает либо народ, либо власть; и в одном, и в другом случае рано или поздно Справедливость призывает к ответу, и мера ответственности зависит от совершенных на земле деяний.

Кстати, следует сказать и об отношении Кавелина к Петру I, которое можно выразить одним предложением из труда этого историка: «Не поняв Петра, нельзя понять России: он многое для неё сделал». И как вы бы не относились к Петру, или еще к какому-нибудь очень важному событию из истории жизни народной помните: это все часть единого нашего Бытия, и резать его на кусочки, обагряя кровью сознание, не стоит: слишком велика цена подобных ошибок.

[1] К.С.Аксаков, статья «Бюрократическое и земское государство», журнал «Русь» №26.
[2] П.Я.Чаадаев «Апология сумасшедшего».
[3] Там же.
[4] П.Я.Чаадаев «Философические письма». Письмо первое.
[5] К.Д.Кавелин «Мысли и заметки о русской истории».
[6] К.Д.Кавелин «Взгляд на юридический быт древней России». 

Похожие статьи:

ИсторияОбщинное устройство славянских племен

ИсторияКуликовская битва и Куликово поле

ТрадицииОбряды славян

ИсторияРусская трагедия начала XX века

КультураДни славянской письменности и культуры традиционно пройдут в Москве

Рейтинг
последние 5

Сергей Кузнецов

рейтинг

+1

просмотров

7223

комментариев

0
закладки

Комментарии