Константин Сергеевич Есенин - главный футболовед Советского Союза

Константин Сергеевич Есенин - главный футболовед Советского Союза
Год 2015-ый — год многочисленных юбилеев. Осенью будет отмечаться 120-летие со дня рождения великого русского поэта Сергея Александровича Есенина, а перед самым Новым годом мы вспомним о нем еще раз, помянув его добрым словом по случаю 90-летия со дня смерти.
А это значит, что многим из вас будет интересно узнать о судьбах его детей. Об одной личности мы остановимся подробнее. Имя этого человека неразрывно связано с историей нашего футбола, в первую очередь, советского. Он жил с главной командой страны и фиксировал все ее выступления. Результатом его работы стала книга, которая так и называется "Футбол: Сборная СССР". К великому сожалению, ему не удалось задокументировать все матчи главной команды великой советской державы: история сборной СССР по футболу в упомянутой мной книге обрывается 1982-ым годом. И все же надо отдать ему должное: в книге собрана более чем полувековая история выступлений сборной СССР на международной арене. Да, в истории советского футбола были взлеты и падения, но именно он на протяжении всей своей жизни видел выступления главной команды страны и неустанно следил за ними. 3 февраля 2015-го ему исполнилось бы 95 лет. О нем я упоминал вскользь в одном из материалов, но сегодня посвящаю ему более подробный рассказ. Знакомьтесь: Константин Сергеевич Есенин (см. фото, стоит слева. Справа — Г.Д. Качалин, главный творец успехов сборной СССР: Мельбурн-56, Евро-60)

"Он все умеет, знает, может,
Сначала вычтет, после сложит,
Разделит, корень извлечет
И гол поставит на учет.
Он точно знает, сколько с лета
Бобров мячей забил в ворота
И сколько раз, как таковой,
Был флаг поломан угловой!
В жизни путь прошел он не окольный:
Труд, война, спортивной страсти свет...
Сын поэта и всевед футбольный,
Самый лучший наш футболовед."
Евгений Ильин, поэт-пародист

Константин Сергеевич Есенин
Все это самым прямым образом относится к Константину Сергеевичу Есенину, сына великого русского поэта и актрисы Зинаиды Райх.

Константин Сергеевич Есенин
С.А. Есенин, русский поэт, отец К.С. Есенина

Константин Сергеевич Есенин
Зинаида Райх, актриса, жена С. Есенина, мать К. Есенина
.

Мне было лет 7 или 8, когда в мои руки попала книжка "Футбол: Сборная СССР". Первое, что бросилось в глаза — имя ее автора. Константин Сергеевич Есенин. Я сначала опешил: неужели сын поэта был футболоведом. Позднее, когда мне исполнилось 15, по ТВ показывали документальный фильм о детях Есенина, где в частности упомянули и о нем. Книжку я перечитывал не раз и не два, и каждый раз не мог от нее оторваться. Ведь великая сборная СССР — часть нашей спортивной истории. Сборная, в которой выступал лучший вратарь всех времен Лев Иванович Яшин. Сборная, которая стала первым чемпионом Европы. Сборная, чьими усилиями была достигнута бронза-66 на ЧМ в Англии. Сборная, которая дважды становилась олимпийским чемпионом в 1956 и 1988-ом. К великому сожалению, последний успех сборной Советского Союза автору книги лицезреть уже не удалось — он умер за 2 года до последнего сеульского триумфа. Его вклад в историю футбола неоценим до сих пор.

Константин Сергеевич Есенин
Таня и Костя Есенины

Родная старшая сестра Татьяна Сергеевна (1918-1992) — журналист и литературовед, после военной эвакуации полвека жила и работала в Ташкенте, где и похоронена. После гибели отца (обстоятельства смерти поэта неизвестны до сих пор) Константин воспитывался в семье З. Райх и Всеволода Мейерхольда А Константин Сергеевич всю свою жизнь прожил в столице. Он вырос здесь, закончил школу №86, что на Красной Пресне, поступил в МИСИ, но неожиданно нагрянула война. Учебу в вузе ему пришлось оставить и закончить уже после войны.

Константин Сергеевич Есенин
Комсорг К. Есенин во время Великой Отечественной войны

В 1941-м году студент четвертого курса Московского инженерно-строительного института Константин Есенин добровольцем уходит на фронт. 1942-й застает его в окопах на Ленинградском фронте. По «дороге жизни» Константин приезжает в блокадный Ленинград. Однажды из резерва к ним прислали одного офицера – молодого, худенького, физически не очень сильного парня. Во время артобстрела, вышло, Есенин с молоденьким офицером легли на дно оказавшейся поблизости воронки. Тот прижался к бывалому армейцу и прошептал: «Боюсь!» Есенин посмотрел на него осуждающе. Внутренняя борьба – между ними и в каждом из них – продолжалась какие-то считанные секунды. И тут молоденький уже громко сказал: «Боюсь, не выполним задания!» Есенин вмиг увидел перед собой настоящего бойца. Где еще так быстро, как на войне, мужают люди? Он по-мальчишески странно и наивно смотрел на ветерана войны, если тому довелось пройти «огонь, воды и медные труды», и война не составила на нем ни одной царапины. Он – из других. Из тех, кого война не щадила… Даже если бы его ранило единожды – так, как во время боя на острове Эзель, когда разрывная пуля прошила грудную клетку, и он выжил, перенеся тяжелейшую операцию и провалявшись четыре месяца в госпитале, он бы, рассказывая, потерял голос. А тут – четырежды… Его бы мог сыграть актер приключенческого фильма.

– Шел июль сорок четвертого года, – вспоминал Константин Сергеевич. – К тому времени я уже считался бравым солдатом: усвоил военную науку артиллериста, связиста. Быть два года в ленинградской блокаде — это что-то значит. Началось наше наступление – грянули бои на плацдарме перед рекой Вуоксой близ Ленинграда. Я был комсоргом первого батальона 22-го стрелкового полка 92-й дивизии. Третьего июля прибыл с подкреплением в 281-ю стрелковую дивизию. В штаб 1064-го полка попал глубокой ночью, а наутро предстоял бой… Из строя выбыл командир роты, и тогда командование младший лейтенант Есенин принял на себя. В шесть утра ему надо было повести бойцов в наступление...

На четвертый день боевых действий они «вгрызлись» в оборону противника. До реки Вуоксы оставалось около ста метров. И тут его ранило. Но из боя не вышел. Силы уже покинули младшего лейтенанта, когда он попал в медсанбат. Там решили: нужна срочная операция. Есенина отправили в Ленинград. Операция длилась три часа. Выжил боец, но после выздоровления в свой полк уже не попал.

В наградном листе из-за отсутствия данных в строевой части полка (в ту ночь Есенин толком не смог даже зарегистрироваться) не поставили его отчества. Необходимое добавление сделали, кода боец уже находился в другой дивизии. Потом и вовсе путаница произошла. Оказалось: Есенина наградили двумя орденами Красной Звезды, и в то же время он из одной дивизии попал в другую. Оформлявшие документы посчитали, что это – ошибка, и Есенин получил один орден. И только через тридцать с лишним лет второй нашел хозяина: награду «обнаружили» красные следопыты...

Газета «Красный Балтийский флот» за 9 декабря 1944 года напечатала заметку «Сын Есенина».

Кто рассказал нам о нем? Возможно, что комбат, а, может быть, и рядовой боец. Только о Есенине мы слышали из многих уст...
Когда младший лейтенант Есенин пришел в батальон, его спросили:
– Поэт Сергей Есенин – однофамилец твой?
– Отец.

Пожалуй, младший лейтенант Есенин воевал не хуже других...

Научился Есенин за время войны по вою мин определять – надо ли залечь или можно спокойно пойти дальше… Война стала большим и обычным делом для этого безусого комсорга батальона. И, может быть, поэтому перед последним боем комсорг написал: «Я – не поэт. Это даже к лучшему: писать посредственные стихи мне просто стыдно, писать хорошие – нужен талант. Но Родину, Россию, я люблю...»

– Мы послали его в роту, когда она залегла. Немецкие корабли били по берегу, и, казалось, нет силы, чтобы поднять снова в бой роту, – с уважением сказал майор Мелехин, двадцатитрехлетний храбрец, награжденный пятью орденами.
– Комсорг Есенин… Да, мы послали его в роту… Немецкие корабли по-прежнему били по берегу… Но Есенин поднял роту и повел ее в бой. Когда его ранило, никто не знал. Он умер от потери крови… Все его видели до последней минуты среди наступающих...

Что же тогда произошло на самом деле? Уже стемнело, и Есенина подобрали санитары другой части, а в родной – после боя его не досчитались… Ту газету, сообщившую о гибели, Есенин увидел спустя несколько лет...
Поставьте на его место себя. Трагически погиб отец. Отчима расстреляли. Мать стала жертвой бандитов. А вы сами? Вы четырежды смотрели смерти в глаза. Вас атаковал инфаркт. И вы – живы! И вы – счастливы?

– Счастлив! Я очень счастлив! – много раз повторял Константин Сергеевич.

Счастье – после лишений и потерь – созидать! Созидание – его послевоенная работа в строительстве. Есенин работал начальником отдела «Главспецстроя», референтом в Совете Министров СССР по строительным вопросам, главным специалистом Госстроя РСФСР, принимал непосредственное участие в возведении крупнейшего спортивного комплекса – Лужников. Болезнь вынудила Есенина оставить строительное дело, и он пристрастился к спортивной журналистике. Созидание – придуманный им (чтобы помочь футболу) лимит ничьих. Созидание – его четыре книги о спорте...

В войну был с Константином Сергеевичем случай. Его, тяжелораненого, вынесли с поля боя. Положили на дроги и повезли к санитарному поезду. Через каждые десять-двенадцать метров каменистой дороги раненый кричал: «Остановитесь! Больше не могу!» И дроги останавливались, а возница причитал: «Батюшки, так к поезду не успеем...» И вдруг – из громкоговорителя, со стороны станции – еле различимый голос Левитана: «Наши войска перешли в наступление по всей линии фронта. Освобождены Эстония...» И тогда раненый закричал: «Черт с тобой! Вези! Все выдержу!». Ту дорогу Есенин запомнил на всю жизнь. И вот он шел теперь по жизни. Морозно – задыхался, глотал валидол. Шел. Надо дойти вон до того светящегося столба. Дошел, а вдали – еще один. Надо дойти и до него. До следующей вехи. Дойти...

Константин Есенин приложил значительные усилия для сохранения архивов С. Есенина и В. Мейерхольда, которые после гибели Райх и Мейерхольда и последующего выселения детей поэта из квартиры в Брюсовом переулке он вместе с сестрой Татьяной спрятал на даче в Балашихе, а после войны передал государству. Перу Константина Есенина принадлежат также опубликованные воспоминания об отце.

После войны завершил образование в МИСИ. Работал на московских стройках прорабом, начальником строительного участка. В 1950—1960-е годы принимал участие в возведении крупнейшего тогда в СССР спортивного комплекса в Лужниках — Центрального стадиона им. В. И. Ленина, строил жилые дома, школы и кинотеатры. Работал в организациях Главмосстроя, занимал должности референта в Кабинете Министров СССР по строительным вопросам, главного специалиста Госстроя РСФСР.

Страсть к футболу у Константина Сергеевича появилась за 5 лет до начала войны. В 1936 году играл в финале юношеского первенства Москвы и был отмечен за отличные спортивные успехи. После войны играл в футбол на соревнованиях сборных команд производственных коллективов. Наблюдая за матчами на первенство СССР, начал вести футбольную статистику, в которой вскоре стал признанным специалистом. Первые футбольные проспекты, программки и справочники ещё в 1930-х годах Константину привозили из-за границы В. Мейерхольд и З. Райх.

Вспоминает Лев Николаевич Филатов:
— Константин Сергеевич Есенин — высший у нас авторитет по части футбольной «цифири», как он сам величает своё увлечение, заведующий всеми «гроссбухами» (тоже его выражение)… Есенин остаётся самым известным, почитаемым и читаемым футбольным историографом. «Цифирь» свою он не просто расставляет столбиками и подсчитывает, как скупой рыцарь. Он весело колдует с ней, извлекая невиданные пассажи. Эти его находки добавляют футболу какие-то лишние искорки, удивляют, потешают, а иногда и велят задуматься.

Константин Сергеевич Есенин
К.С. Есенин с Игорем Бурачевским возле памятника великому поэту.

Давным-давно он выиграл конкурс болельщиков, который проводила газета «Красный спорт» (сейчас – «Советский спорт»). Он сумел предсказать победителей четвертьфиналов, полуфиналов и финала розыгрыша Кубка СССР 1938 года. После вручения Кубка футболистам «Спартака» выяснилось, что из многих-многих писем любителей футбола в «Красный спорт» только открытка Есенина правильно отвечала на все вопросы. Удачливый прогнозист был удостоен приза и портрета в газете. Может быть, именно тогда поверил Константин Сергеевич в то, что футбол на всю жизнь станет его увлечением? Постепенно он собрал любопытнейшую картотеку по чемпионату страны, Кубку СССР, международным встречам сборной Советского Союза, отдельным игрокам. Не проходило дня, чтобы откуда-нибудь не позвонили и не попросили дать ту или иную справку – и из управления футбола, и из редакций, а то и просто любители футбола.

Да, в вопросах истории и статистики футбола Есенин у нас, как выразился редактор «Футбола-хоккея» – «высшая инстанция». Но он и сам играл в армии за сборную дивизии, выступал за команды производственных коллективов. Уж не урок ли это иным любителям футбола в частности и спорта вообще, любимое место которых только на трибуне или у экрана телевизора?

В год московской Олимпиады Есенин работал в футбольном пресс-центре – журналисты множества стран буквально расхватывали выпускаемые бюллетени. В них всегда было множество интереснейшей информации – и в преддверии отдельных игр, и после них. «Это были горячие денечки, – вспоминал Константин Сергеевич. – Мы работали очень дружно и увлеченно. Расходились последними, когда уже все ворота были заперты. Олимпиада сдружила нас так же, как сдружила спортсменов-олимпийцев». Выходит, статистика к тому же – посол мира.

Из воспоминаний Льва Филатова:
– Едва я, как редактор «Футбола», начал готовить материалы в печать, меня поразил разнобой в фактах. Многое писалось наобум: в фамилиях, в фактах, цифрах путаница, одно и то же событие излагалось то так, то этак. Гол приписывался то одному, то другому… И я решил, что футбольная проза выиграет, если обопрется на точные сведения. И позвал Константина Есенина.

Когда он впервые зашел в мой кабинет, я понял, что не ошибся в выборе. Передо мной был человек с фантастической памятью, приводившей меня в замешательство, с глазами, загоравшимися за стеклами очков, как только ему приходило в голову, что еще что-то можно извлечь из гроссбухов. Напористый и обязательный, не желавший сидеть без дела, считавший, что он перед еженедельником в долгу, Есенин был не первым и не единственным футбольным статистиком. Но его заслуга в том, что он навел порядок. И каждый автор, дорожащий достоверностью, получил возможность опираться в своих рассуждениях не на туманные воспоминания, а на точные сведения. В прогнозах на любой матч он мог вспомнить предыдущие победы и поражения встречавшихся команд, разного рода истории, связанные с былыми играми, высказать почти безошибочный прогноз.

По инициативе Константина Сергеевича наш еженедельник учредил «Клуб бомбардиров имени Григория Федотова», первым забивший 100 мячей, и «Клуб вратарей имени Льва Яшина». Он составил списки ста лучших бомбардиров в чемпионатах СССР и футболистов, сыгравших в первенствах страны наибольшее число матчей.

Несколько лет подряд всем на удивление Константин Сергеевич печатал у нас прогнозы перед финалом Кубка СССР. Смысл был в том, что, по его мнению, победит та команда, которая первой забьет мяч в ворота у Северной трибуны. Это в четный год. А в нечетный – в противоположные. Народ посмеивался, но каждый раз выходило по Есенину. И футболисты поверили. Признавались, что держат в уме, какие ворота надо беречь пуще глаза, а в какие – во что бы то ни стало забивать. Дело доходило даже до того, что при выборе ворот, помня о выкладках Есенина, капитаны команд с трепетом ждали, кому будет предоставлено право их выбрать.
У Есенина-младшего был принцип: стихи не писать. А тем более – не публиковать. Он считал: что бы ни написал, обязательно будут сравнивать со стихами его отца. Но о футболе он писал под фамилией Есенин со спокойной совестью. Он стал нужным для тех, кому что-то неясно в футболе. А неясно – всем.

В важные для страны годы требовался человек, который бы отслеживал все выступления национальной футбольной команды. И такой человек нашелся. Константин Сергеевич Есенин, простой строитель, выпускник МИСИ с душой и совестью отдавался столь важному делу, фиксируя каждый матч с участием сборной, а позднее — изложившим ее историю в книге о национальной команде.

Первым составил списки:
— Всех матчей сборной СССР (официальных и неофициальных).
— Лучших бомбардиров, на основании которого был создан Клуб бомбардиров имени Григория Федотова
— Игроков, проведших наибольшее количество матчей в чемпионатах СССР.
— Тренеров клубов СССР.

Интересный факт. Однажды в аэропорту Татьяна Сергеевна Есенина с двумя тяжёлыми чемоданами стояла в очереди за билетами. Переносить чемоданы ей помогал молодой офицер. Когда Татьяна Сергеевна достала паспорт для предъявления кассиру, офицер прочитал фамилию и удивлённо спросил, волнуясь: «Вы Есенина? Скажите, а вы не родственница футбольного статистика Константина Есенина?». Когда Татьяна Сергеевна встретилась с братом, то рассказала ему об этом эпизоде, добавив: «Ты стал знаменитее отца». И долго потом смеялись.

Был женат дважды. В первый брак вступил, вернувшись с фронта; родилась дочь Марина. Семья вскоре распалась, затем Константин Есенин познакомился и в 1951 году зарегистрировал брак с выпускницей Московского пединститута Сицилией Марковной (р.1921, Владивосток). Она уже имела к тому времени сына от погибшего фронтовика; потом работала в Академии внешней торговли, преподавала русский язык для иностранцев. В 1965 году отношения прекратились, а в 1980 году супруги официально развелись. Детей от второго брака не было.

Из интервью с Сицилией Марковной Есениной женой Константина Есенина:

— Константин Есенин увлекался спортом, футболом. Вроде бы о его отце этого не скажешь. Откуда у него эти увлечения?
— Да потому что, когда мать, Зинаида Райх, с Мейерхольдом ездили за границу, они много привозили ему разных футбольных проспектов, и он еще тогда, в детстве, увлекся спортом.
<...>
— У него было три ранения. Было пробито легкое, отчего на спине после операции остался шов длиной в 17 сантиметров… Он был награжден тремя орденами Красной Звезды. Только третий орден получил много лет спустя, когда я уже работала в Венгрии, гдето в начале семидесятых...
<...>
— Константин до этого был женат, но уже развелся. Относились в той семье к нему плохо. Друг его говорил: мы все пришли из армии, у нас ничего не было. Но нас всех как-то жены приодели. А Костя ходил в шинели на одной пуговице...
<...>
— Зарегистрировались мы в 1951 году. Купили билет на концерт Райкина, и все. Не до свадьбы было. У него была десятиметровая комната на первом этаже. А я жила с мамой и сыном на улице Правды. Там около 30 метров было да кухонька с печкой. Тогда какое было время!
<...>
— Он был очень скромным сначала, нос не задирал. Но потом начали, знаете, его носить на руках: и вечера, и издаваться стал, его стали приглашать на выступления. И актеры обижаются, что он там был, а здесь не был. И он довольно-таки изменился, стал говорить: «Знаешь, возьмешь микрофончик и ходишь свободно так по сцене!» Орда женщин и все прочее...
<...>
— И так получилось, что я, как говорится, домашняя работница, а он туда, а он сюда. Причем к сыну моему он вообще никак. Хотя сын очень тепло к нему относился и тянулся. Писал стихи и прибегал, просил Константина почитать. А ведь я ему говорила, когда мы решили быть вместе: ты подумай! Ведь у меня же ребенок, сын!.. ...
<...>
— В 1980 году мы с ним разошлись. А рассталась я с ним как с мужем в 1965 году, когда у меня умерла мама. Константин умер в 1986 году...
— А дети у вас были?
— Детей у нас не было. Потому что детей от них, как я считала, иметь нельзя. У них у всех была очень плохая наследственность, все Есенины больные. А он? У кого была такая биография! Отец повесился, мать убили, отчима расстреляли. У самого такие ранения!..

Книги К.С. Есенина
Футбол: Рекорды, парадоксы, трагедии, сенсации / [Дружеские шаржи футболистов И. Соколова]. — М.: Мол. гвардия, 1968. — 208 с.: ил.
Футбол: Рекорды, парадоксы, трагедии, сенсации / Есенин Константин Сергеевич. — М.: Мол. гвардия, 1970. — 208 с.: ил.
Московский футбол / Есенин Константин Сергеевич. — М.: Моск. рабочий, 1974. — 264 с.: ил.
Спартак Москва / Под ред. Л. Филатова. Друж. шаржи И. Соколова. — М.: ФиС, 1974. — 152 с.: ил.
Футбол: Сборная СССР / Есенин К. С. — М.: ФиС, 1983. — 208 с.: ил.

Константина Сергеевича не стало 26 апреля 1986 г. Но благодаря его работе мы сегодня можем прикоснуться к истории нашего футбола и главной команды страны. Команды, которую мы потеряли вместе с великой страной. Но которая всегда будет в нашей памяти. И в этом его главная заслуга.

Похожие статьи:

СобытияРоссийские болельщики отбили нападение поляков

СпортФизкультура и спорт в дореволюционном Дмитровском уезде

СпортРоссия-Польша 1:1

СпортФутбол в царской России

СпортЧемпионат мира по футболу 2018

Рейтинг
последние 5

Magyar Szabad

рейтинг

+1

просмотров

1852

комментариев

0
закладки

Комментарии