Соджорнер Трут: Скиталец Истина

Соджорнер Трут: Скиталец Истина

Когда речь заходит о правах человека, и о борцах за мир во всем мире (то бишь за одинаковое отношение ко всем людям, вне зависимости от цвета кожи и национальности прабабушки), то почему-то этот самый борец всегда предстает перед лицом обывателя в качестве человека европеоидной расы, со светлой кожей и честными голубыми глазами. Ну, не мне вам об этом рассказывать — примерно уже нарисовали себе похожий портрет. Но были и другие борцы, которые никак не вписывались в среднестатистические рамки. В их рядах значился и Скиталец Истина — чернокожая женщина по имени Соджорнер Трут.

 

Начало пути

Она родилась в 1797 году, в Сварткиле (штат Нью-Йорк). При рождении у нее было совсем другое имя, и звали будущего Скитальца Изабеллой Баумфри. Кроме этой девочки, у Джеймса и Элизабет было еще 12 детей, каждый из которых, как и сами родители, был рабом. Семья жила относительно неплохо до тех пор, пока был жив их хозяин, полковник Харденберг: после его смерти наследники распродали рабов и имущество. Куда отправились родственники Изабеллы — неизвестно, зато в записях того времени осталась информация о судьбе самой девочки. Впрочем, она и сама прекрасно помнила все, что с ней происходило после отлучения от семьи. Изабелле было всего 9 лет, когда ее продали, как дополнение к стаду овец, некоему Джону Нили. Покупка обошлась рабовладельцу в $100, и еще неизвестно, что обошлось дороже — маленькая рабыня или отара. На тот момент девочка свободно говорила только на голландском языке. В воспоминаниях Изабеллы новый хозяин остался как жестокий и несправедливый человек, который ежедневно избивал беззащитного ребенка и периодически насиловал. Два года юная Баумфри страдала от подобного обращения — по истечении этого срока ее продали владельцу небольшой таверны, Мартинусу Шрайверу, уже за $105. И снова тяжелая работа, а затем, казалось бы, повезло: за $175 ее купил Джон Дюмон, достаточно мягкий и незлобивый человек, но и тут вышла промашка, так как жена Дюмона оказалась чересчур придирчивой и ревнивой. В итоге, в 1815 году она обвинила Изабеллу в развратности. Справедливости ради надо отметить, что дыма без огня не бывает: к тому времени девушка состояла в близких отношениях с неким Робертом, рабом с фермы соседей. Естественно, хозяевам обеих сторон это не понравилось: Изабеллу посадили под замок, а Роберта наказали настолько жестоко, что он впоследствии скончался от ран. Хозяин молодого человека мотивировал свой поступок тем, что не хотел, чтобы у его раба были дети, владельцем которых он не сможет стать. Баумфри родила от Роберта дочь. Девочку оставили с матерью, и через пару лет “наградили” отчимом: Изабеллу выдали замуж. О чувствах чернокожей рабыни никто не заботился, а потому ее истинное отношение к будущему мужу затерялось в анналах истории. Однако она все же стала примерной супругой, и родила Томасу четверых детей. А пока Изабелла трудилась, и занималась малышами, в США набирало все большие обороты движение аболиционизма.

Выбор сделан

Основной идеей этого движения была отмена рабства. Аболиционисты разделились на два лагеря: одни считали, что все можно решить словами, вторые были уверены, что придется применять оружие. Как показывает время, последние оказались правы: за оружие браться все-таки пришлось. Когда в Нью-Йорке начался законодательный процесс отмены рабства, Изабелле было всего два года от роду. Когда он близился к своей логической развязке, ей исполнилось 30. За несколько лет до этого Дюмон заверил рабыню, что от того, насколько добросовестно она будет трудиться, зависит ее “амнистия”, и при условии честного труда обещал отпустить ее на свободу гораздо раньше. Изабелла работала, не покладая рук. Нормы шерсти, которую она должна была напрясть, только росли. В итоге женщина получила травму руки. Дюмон же переменил свое решение и отказал ей в свободе: мол, и так работать меньше стала из-за травмы. Возмущенная рабыня не подала виду, и продолжила трудиться, но… делала она это ровно до тех пор, пока не решила, что выполнила свои обязательства перед Дюмоном, обработав около 100 фунтов шерсти (более 45 кг). Потом она взяла на руки новорожденную дочку и просто ушла.

Я не сбежала, поскольку это неправильно; но я ушла, веря, что имею на это право.

Именно этими словами бывшая рабыня отвечала на многочисленные вопросы из разряда “Как вы могли оставить остальных детей?”. Изабелла прекрасно изучила характер Дюмона за годы, что проработала у него, и могла с уверенностью сказать, что он никогда не обидел бы ее детей. К тому же, согласно законодательству того времени, они не могли получить свободу раньше, чем им исполнится двадцать лет. Так что, по сути, особого выбора у Изабеллы не было.

Она не превратилась в бездомную бродяжку, найдя пристанище в семье Ван Вагенер. Истинные христиане, супруги Айзек и Мария, даже выплатили Дюмону $20, которые оставалась должна Изабелла за последний год. Женщина все-таки просчиталась, и Дюмон оказался не столь солнечным и человеколюбивым, как ей виделось. Рабовладелец продал ее пятилетнего сынишку Питера, но с помощью четы Ван Вагенер Изабелла не просто подала на него в суд, но и выиграла дело. Она стала первой чернокожей женщиной, на сторону которой встало законодательство в судебном процессе с участием белого мужчины. В течение этого времени, и вплоть до 1829 года, Изабелла жила в доме Ван Вагенер. Там же она приняла христианство, а потом вместе с Питером переехала в Нью-Йорк. Женщина не бежала от работы, наоборот — труд был ей в радость, а потому очень скоро она поступила на службу к евангелисту, от которого через несколько лет ушла. Из-за смерти мужчины Изабеллу и ее нанимателя обвинили в отравлении — и оправдали. Судьи, с которыми сталкивалась бывшая рабыня на своем пути, явно благоволили женщине. Питер в 1839 году устроился на китобойное судно и ушел в плавание. Мать получила от него три письма, но, когда судно через три года вернулось в порт, юноши на нем не было. Куда исчез молодой человек, так и осталось загадкой.

Через год после исчезновения сына Изабелла Баумфри берет себе новое имя, и превращается в Соджорнер Трут. Псевдоним как раз и переводится, как “Скиталец Истина”: sojourner — “временный житель”, truth — истина. Путешествуя по всей стране с проповедями методистской церкви, Соджорнер понемногу “пропитывается” идеями аболиционизма. Она пришла к выводу, что равны не просто люди с разным цветом кожи, но и люди разных полов. Трут превратилась в гремучую смесь, которая раздражала хранителей “традиционных ценностей”, как соль — рваную рану. Чернокожая аболиционистка с феминистскими наклонностями плевала на их мнение, и всюду старалась распространить свое. Как оказалось, Соджорнер была неплохим оратором: может, ее речи и не были столь изящны, как у прочих “работников публики”, но они были искренними, и чудесным образом находили отклик в сердцах людей.

 

Особенно прославилась Соджорнер своей    проповедью, прозвучавшей в 1851 году на Конвенции по правам женщин. Сохранилось несколько ее переводов, и я привожу здесь цитату из самого распространенного:

Ну, детки, такая тут суматоха началась, так что явно что-то здесь не так. Я думаю, весь этот шум насчет негров на Юге и женщин на Севере, все эти разговоры о правах — белым мужчинам может прийтись туго и очень скоро. Но о чем все эти разговоры? Вон тот мужчина говорит, что женщинам нужно помогать садиться в экипажи, переносить их через канавы, уступать им везде лучшие места. Никто никогда не помогает мне садиться в экипажи или перешагивать через лужи, не уступает мне лучших мест. А разве я не женщина? Посмотрите на меня! Посмотрите на мою руку! Я пахала и сеяла, я собирала урожай в амбары, и ни один мужчина не мог обогнать меня! А разве я не женщина? Я могу работать столько же и есть столько же, как и мужчина, когда есть что, и меня так же били кнутом! А разве я не женщина? Я родила 13 детей, я видела, как большинство из них продавали в рабство, и когда я плакала в своем материнском горе, никто, кроме Иисуса, не слышал меня! А разве я не женщина? ..

А потом этот маленький человечек сзади говорит, что женщины не могут иметь столько же прав, как и мужчины, потому что Христос не был женщиной! Откуда взялся ваш Христос? Откуда взялся ваш Христос? От Бога и от женщины! Мужчина к Нему отношения не имел.

И если первая женщина, которую Бог когда-либо создал, была достаточно сильна, чтобы в одиночку перевернуть этот мир с ног на голову, то уж эти женщины все вместе смогут перевернуть его обратно, снова поставить на ноги! И пока они просят это сделать, мужчинам лучше им позволить.

Простая, местами неблагозвучная речь взорвала публику. Я плохо представляю себе смелость этой женщины: учитывая обстановку в стране, когда близилось к своему кровавому результату противостояние Севера и Юга (минутка истории: Гражданская война в США длилась с 1861 по 1865 год), когда на бывших рабов смотрели, как на таракана — Соджорнер не боялась никого и ничего. Смелая, независимая, она продолжала борьбу за свои убеждения. Благодаря этим чертам на одном из выступлений Скитальца Истины произошло нечто, из ряда вон выходящее: один из слушателей выкрикнул, что с подобными речами может выступать только мужчина. В ответ на это заявление Соджорнер просто расстегнула блузку и показала грудь. Полагаю, что ей, бывшей рабыне, которая за свою жизнь насмотрелась такого, что материала хватило бы не просто на статью, а на целую книгу, — стесняться было уже нечего. Кстати, о книге: именно так и поступил в 1850 году Уильям Ллойд Гаррисон. Он издал книгу воспоминаний, которую ему надиктовала Изабелла, назвав ее “Повествование Соджорнер Трут: северная рабыня”.

В 1858 году наступил пик политической карьеры Скитальца. Она принимала активное участие в работе различных общественных организаций, чья деятельность была направлена на мир во всем мире (читай — равенство всех и вся). Трут встречалась с Авраамом Линкольном, участвовала в вербовке солдат для армии Севера, работала в госпитале, словом — всеми доступными ей способами служила на благо общества. Не забывала она и про семью: в 1860 году в штате Мичиган в одном доме с бывшей рабыней проживала дочь Элизабет, 35-ти лет, и двое внуков.

 

Не все удавалось Соджорнер. Несмотря на личные встречи с Авраамом Линкольном и, позднее, с Улиссом Грантом, женщину не допустили к участию в голосовании на президентских выборах. Видимо, менталитет американцев еще не был готов к тому, что женщина настолько разумное существо, что вполне способна сделать свой личный выбор и поставить крестик напротив нужного имени. Трут поддерживали не все, но многие, причем значительная часть ее сторонников принадлежала к сильным мира сего.

Скиталец Истина, урожденная Изабелла Баумфри, умерла в собственном доме 26 ноября 1883 года. Семья похоронила ее в Бэтл-Крик.



 

Велена

рейтинг

0

просмотров

412

комментариев

5
закладки

Комментарии