Опубликовано: 4 июня 2018

рейтинг

+1
Здрава
Друзья ,прекрасен наш союз!
Автор: Здрава
Редактировалось: 3 раза — последний сегодня в 09:18

Свет маяка

Свет маяка
Свет маяка


Далеко, далеко за морями и туманами находится страна Семидесяти Островов.
Острова, расположены, так далеко друг от друга, что жителям, приходится общаться только огнями маяка.
У маяков свой особый язык- язык точек и тире.
Все новости: у кого выпал зуб, или птицы поклевали посевы, островитяне узнают из световой переписки.
Они никогда не ездят, друг к другу в гости, нет, не потому что глупые, и не смогли изобрести плот или лодки. Просто на островах растут только цветы и травы. А еще смотрители маяков - гномы. Маленькие человечки панически бояться воды: будь то морская, соленая, или пресная, льющиеся с неба дождем.
Они конечно не сахарные и не растают, но страх перед водой был у островного народца всегда. Поэтому гномы носят с собой зонтики.
Они прекрасные цветоводы, потому что, открою вам маленький секрет - рождаются из цветов, а закончив земной путь - превращаются в семена.
Да, да цветы, растущие на островах, вырастают очень медленно, и когда появляется новый гном, старому уже лет сто или почти сто.
Малыша обучают всем премудростям маячного дела, азбуке, садоводству, рыбной ловле, и так гномы несут свою вахту уже много тысячелетий.
На каждом из островков, живет один гном, ну и ученик, когда приходит время.
А на одном острове, где находится самый большой маяк, прозванный Великаном, живут три гнома: Виль,Тиль и Жиль.
Маленькие человечки в смешных белых рубашках изо льна, в зеленых, окрашенных хвощем штанишках.
Гномы ростом с пальцы взрослого человека. И такие же разные. Например, Жиль, пухленький коротышка, как большой палец. А Виль напротив, высокий и немного сутулый, как средний палец. Тиль, как указательный палец, с очень прямой спиной, словно солдатик.
На их острове не только самая высокая башня, но и настоящие пушки, стреляющие горохом, для приветствия кораблей. Пушки заряжают сразу стручками с горошинами, чтобы выстрел получился громким.
Сейчас у наших гномов была большая проблема, не было четвертого гнома. А это был не порядок. Ведь, главный маяк должен светить на все четыре стороны света: юг, север, восток, и запад.
Четвертый гном недавно, превратился в семена - парашютики.
А новый, из-за сильно дождливого лета, еще не родился. Вот и сегодня небо затянуло тучами, и Вилю пришлось под большим зонтом пробираться к закрытым цветам, чтобы собрать пыльцу на завтрак.
- Льет, как из ведра, - вернувшись в дом, сообщил он своим братьям.
- «Апчхи! Когда уж этот дождь закончится, не припомню такого лета», - сказал простуженный Жиль.
-Давайте завтракать и на работу. При такой погоде, часто случается беда. Корабль может сесть на мель, или разбиться.
Гномы поспешили по винтовой лестнице наверх.
В лестнице этой было ровно одна тысяча ступеней.
Спускаться по такой длинной лестнице, и то голова закружиться у обычного человека. А уж подниматься, особенно если у тебя маленькие и короткие ножки, очень тяжело.
Но каждый вечер, а если пасмурно, то и днем, гномы зажигали на маяке фонари.
К полудню дождь все же закончился, и уставшие гномы спустились с башни. А когда они отдохнули в своих маленьких кроватях, их ждала настоящая радость. Под жарким солнцем, наконец- то раскрылся волшебный цветок, и в нем сидел маленький мальчик. Он потянулся, открыл глазки, а потом плавно скатился с лепестков прямо в траву. Бом!
Дать ему имя была очередь Тиля.
-Бом! – почему - то сказал Тиль, и вправду, маленький рыжий гном был похож на клоуна.
-Может Бомь?
- Нет, Бом! - Звонко произнес Тиль.
-Бом, Бом, – радостно захлопал в ладоши малыш, ростом с мизинец..
Ему надели красную курточку, синие штанишки и повели в дом.
Надо было быстрее обучить малыша азбуке, чтобы маяк мог передавать новости на все стороны света.
Азбуку преподавал, Жиль, самый старый из гномов, но так как он был простужен, его место занял Виль.
- А - один короткий, один длинный лучик.
- Б – один длинный и три коротких сигнала.
Бом болтал ножкой и вместо азбуки, рисовал на листочке смешных человечков. Вот одному он пририсовал бороду, как у Жиля, другому – чубчик, как у Тиля. И когда мальчик собирался рисовать третьего гнома, учитель подошел и отобрал у него листик.
- Бом, ты меня огорчаешь.
- Мне скучно, - заканючил мальчик.
- Тебе не может быть скучно, ведь это самое главное для чего рождаемся мы, гномы, дарить свет кораблям, и спасать людей.
-А ты видел хоть один корабль с тех пор как родился?- хитро спросил маленький ученик.
Виль растерялся.
Но ему на помощь уже спешил Жиль: «Учитель моего учителя видел самый настоящий корабль, и спас его, указав правильную дорогу».
-Ууу, как давно это было.
- Но никто из нас не знает, когда это может случиться. Поэтому мы делаем свою работу добросовестно. К тому же, мы общаемся с соседями, а их семьдесят. И у каждого есть какие-нибудь новости.
Вот сегодня мы расскажем, что у нас родился ты, малыш. И ты увидишь, как радостно замигают их фонарики, поздравляя тебя и нас.
- А, вы возьмёте меня на башню сегодня?
- Нет, Бом тебе надо подрасти. Ступеньки еще слишком большие для твоих ножек.
Бом продолжил учить алфавит, а вечером уложив его спать, братья отправились на вершину маяка.
Какой -то странный малыш,- начал разговор Жиль, он почти выздоровел, попив чай с лимонником и имбирем.
- Да, и фонарик у него светит так слабо, что я опасаюсь за его жизнь, –поддержал брата Тиль.
- Никогда не видел ничего подобного, синий фонарик. Ни у одного из наших семидесяти сородичей не такого.
- Это все дожди, – проворчал, Жиль тяжело дыша.
А теперь надо открыть читателю тайну, о каких фонариках идет речь.
Дело в том, что за простыми рубашечками, и теплыми жилетом связанными из паутины, как у Жиля, прятались сердца - фонарики.
Светом этого фонарика гномы могли управлять сами.
Все это зависело от желания помочь.
Для простых новостей сердца горели в полсилы. А вот если на море шторм, или в небе новолуние, и темнота укрывает море, сердца – фонарики светят так ярко, что никто не собьется с дороги.
Наконец трудолюбивые братья поднялись на самую верхнюю площадку маяка, и стали осматривать море.
В ночи со всех сторон мигали оранжевые, розовые, лиловые и желтые фонарики.
Сообщить радостную новость братья доверили старшему - Жилю.А сами в это время осматривали горизонт: может все же плывет где-то одинокий корабль.
Но по морю никто не плыл: ни парусник, ни дымный пароход, ни огромный лайнер.
Тиль был взволнован, чем и поделился с братьями.
-Может мне кажется, но вот в той южной части нашего мира, стало меньше фонариков.
Теперь уже и Виль и Жиль посмотрели в ту сторону.
И стали считать фонарики, как звезды на небе.
- Шестьдесят семь,- сказал Жиль
- Шестьдесят пять, – проговорил вслед Виль.
- Вот, смотрите, шестьдесят пятый только что потух.
Гномы в ужасе замерли.
Но через несколько мгновений, Тиль, самый быстрый, нашел подзорную трубу, и стал наблюдать за морем.
Труба была старая, и пыльная. Тиль протер стекла краем своего кафтанчика и посмотрел снова.
Он увидел только огромное темное пятно, которое перемещалось по морю, захватывая все новые острова, и гася маяки.
- Там само зло!- сказал Тиль и заплакал. Нет, он не был плаксой, просто видеть гибель своих братьев и ничего не делать было выше его гномьих сил.
Надо было спешно передать эту новость на другие острова.
И Жиль стал придумать слова, а братья стали их передавать далеким друзьям.
- SOS!Огромное, темное зло несет гибель нашим братьям. Маяки погашены. Братья будьте осторожны. Не знаю, как и где, но спасайтесь.
До самого рассвета братья сидели в башне. А утром с восходом солнца, Тиль снова посмотрел в подзорную трубу. Но ничего не изменилось и при свете дня: темное облако все также двигалось по воде, неся смерть и разрушение.
Гномы спустились вниз, пора было кормить малыша, и приступать к обычным дневным делам: прополке огорода, уходу за цветником.
Все были грустны и скоро Бом это заметил.
- Что- то случилось?
Братья переглянулись, и Жиль, тяжело вздохнув, проговорил: «Пусть уж лучше будет готов».
Начал Тиль: « Ты уже большой малыш, тебе скоро три дня. Ты должен знать, на нас движется неизвестное чудовище».
- До нас уже двенадцать островов с юга,- добавил Виль.
-Мы не знаем, как с этим бороться.- Грустно вздохнул Тиль.
- Надо проткнуть чудище шпагой.
Вчера Бом смотрел книгу с картинками про мушкетеров, и сегодня вообразил себя ими.
Малыш вскочил со стула, и побежал в сад. Там он подобрал колючку с розового куста, и поспешил к своим старшим братьям.
- Да, да, – пробормотали озабоченные гномы.
-Ну, до чего же вы трусливы,- разочаровано, прошептал малыш, а потом закричал на весь остров.- Что же будем сидеть и прятаться, словно навозные жуки? Надо не ждать чудища,а плыть ему навстречу! И сражаться.
Гномы сокрушенно покачали головами, но ночью, когда они снова увидели, как гаснут маяки, Тиль гневно произнес: « Малыш храбрее нас всех троих. Надо плыть и сражаться!»
- На чем?- воодушевленно спросил Виль.
- А хотя бы на зонтиках! Сделаем из зонтов корабль, один будет лодкой, другой парусом. Они не промокнут, и ими тоже можно сражаться, как шпагой.
- Или пикой, - уточнил Жиль.
-А еще можно взять наши пушки, и запастись шариками репейника. Они жутко колючие.
И вот пока маленький Бом спал, братья собрали корабль из зонтов, погрузили две пушки, и теперь решали, кто поплывет в это опасное путешествие.
-Жиль, ты должен остаться. Малышу нужен учитель.
-Я слишком стар. Скоро рассыплюсь на семена. Оставайся ты Виль.
-Нет, Жиль, у тебя еще есть время. А в бою нужны сильные и ловкие.
И Виль и Тиль отправились в опасную экспедицию, а Бом и Жиль остались на острове.
Весла были сделаны из крепких стеблей сельдерея, парус-зонт был закрыт, на море стоял полный штиль, ветра совсем не было.
Гномы плыли мимо островов сородичей, и те приветствовали их флагами, музыкой и слезами. Всем было очень трудно поверить в победу. Ведь гномы такие маленькие, а зло такое большое.
Братья ловили в пути рыбу, и жарили на камешке нагревающимся от солнца.
А однажды, когда до последнего погибшего острова оставалось совсем немного, Тиль поймал морскую змейку.
Крючок повредил ей горло. И гном очень переживал, что так получилось.
Он замазал ранку соком подорожника, который взял собой. Потом перевязал змейке горло своим шарфом. Змея свернулась клубком и не ела рыбу, которую Тиль и Виль ей предлагали. Было непонятно жива ли она.
Скоро им стало не до своей подопечной, на море надвигался шторм, и выдержит ли его их лодка, было не известно.
Ветер поднимал на море высокие волны, те раскачивали зонтик-лодку, пришлось закрыть парус, чтобы не перевернуться. Но скоро пошел дождь, и парус снова пришлось раскрыть, чтобы не промокнуть.
Шторм качал лодку так, что казалось вот –вот она перевернется. Соленые брызги попадали внутрь лодки, пришлось вычерпывать воду скорлупками земляных орехов. Но их корабль выстоял, еще и потому, что сквозь просветы между зонтами, было видно, как горят в темноте сердца –маяки. И главное, их маяк - Великан, освещающий путь до цели.
Утро было солнечным, гномы уже хотел свернуть парус, как увидели огромную тень заслонившую солнце.
В прорезь между зонтами просунулась когтистая лапа, но укололась о спицу зонта и убралась с лодки. Потом чудовище попыталась прокусить зонт острыми зубами, но теперь уже поранилось о макушку зонта. А еще смелые гномы подкатили пушку и выстрелили колючками во врага.
У врага была ужасная пасть с мелкими острыми зубами, когтистые лапы, и изворотливый ум.
Да, мои маленькие читатели - это была крыса, простая корабельная крыса. Где-то в океане корабль так и не доплыл до спасительных островов, и капитан не увидел свет маяка.
И вот это чудище, растолкав своих братьев и сестер, устремилось сначала в лодку, а потом взобралась на обломок мачты от паруса.
Море, в которое ветер пригнал обломок с крысой, было таким маленьким, как и сами гномы. И вода в нем доходила крысе едва до живота.
Поэтому Тилю, смотрящему до этого в подзорную трубу, казалось, что чудище идет по воде. На самом деле крыса шла по песочному дну.
Она была зла, на островах не было ничего съедобного: гномы были слишком малы, цветы и травы, кабачки и горох безвкусны. И потому она двигалась все дальше и дальше, разоряя острова с маяками.
Непонятная штуковина, приплывшая к ее лапам, пахла едой.
И получить эту вкуснятину надо было непременно. И крыса снова попыталась достать глупых гномов.
Она зацепила острым когтем кораблик и перевернула его, ожидая, что гномы упадут в воду. Но верхний зонтик-парус теперь стал днищем, а днище парусом. Пушки упали за борт, а с ними и водяная змейка.
Их лодка была похожа на закрытую раковину. И крыса никак не могла понять, как ее раскрыть.
На крепком материале зонта появилась царапина. Но крыса повторила попытку, и намокшая ткань поддалась и треснула. И скоро образовалась дыра, в которую крыса и засунула свой нос, а потом, вытащила мерзко пахнущий язык, и стала искать им гномов.
Братья вспомнили о шпагах и вонзили в язык хищницы колючки розы, но крыса умела терпеть боль. Голод был страшнее.
И она стала просовывать в дырку в зонтике морду.
И вот, когда казалось, что гномам грозила неминуемая смерть, крыса вдруг исчезла, даже не успев пикнуть.
И больше не появлялась. Тиль выглянул в дыру, и увидел, как скользит спасенная им водяная змейка, та самая, с желтыми крапинками. Маленькая змейка проглотила огромную крысу. Змейка, став толстой и неповоротливой, легла на дно, высунув голову, греясь в теплой воде.
Все эти часы после того, как Тиль ее лечил, она провела во сне. Такая вот спасительная особенность у змей – уснуть, переждать плохую погоду.
А когда крыса перевернула зонтик и змейка выпала за борт, она, оказавшись в море, ожила. И помогла своим спасителям. А может просто проголодалась.
Тиль и Виль возвращались домой победителями. Теперь другие гномы тоже смогут отравиться в путешествие, и заселить загубленные крысой острова, построить башни, развести цветы.
День уже догорал, солнце последний раз коснулась края моря и наступила темнота. Новолуние, когда нет на небе луны.
В ночи затеплились огни маяков, указывая путь, и только самый большой маяк, на их острове был темен. Маленьким человечкам стало страшно.
Жиль, бедный их брат, он закончил свой путь?! Почему раньше срока?
И Тиль и Виль стали грести еще быстрее, спеша на помощь.
А в это время в башне Великане Жиль сидел на ступеньках и натужно кашлял. Все- таки простуда не прошла даром. У старенького гнома совсем не было сил подняться на маяк.
Бом спал, но сны ему снились тревожные, и он проснулся.
Выглянул в оконце и поразился, за окном была кромешная тьма.
-Неужели чудовище уже добралось до нашего острова? А храбрые Тиль и Виль погибли? А Жиль, такой терпеливый учитель, тоже. А ведь я еще не выучил и половину алфавита!
Гномик выбрался из дома и на ощупь стал подниматься по лестнице маяка. Ему было очень трудно: вначале надо было подтягиваться на руках, потом перекатываться по твердым камням, и снова вставать, и забираться на очередную ступеньку. И считать он мог еще только до ста. Поэтому после ста, он начинал считать снова.
–Два сто один, два сто два.
Где- то на пять сто три он и встретил Жиля.
Старый гном сидел, приложив руку к левой стороне груди, и под пушистым жилетом было видно как сердце – фонарик то загорится, то снова потухнет.
-Жиль, миленький Жиль. Это я - Бом.
- Малыш, как ты забрался так высоко?
-Я искал тебя, учитель.
- Молодец. А я вот приболел. А сегодня новолуние, темнота. И как же Тиль и Виль найдут дорогу к дому?
- Давайте я вам помогу.
Но поднять взрослого гнома малышу не удалось.
- Там на всякий случай лежит огниво, и трут в лампе. Зажги свет хотя бы в одном. На нем написано ЮГ
- А букву Ю мы еще не проходили.
- Ничего, это самое короткое слово на лампе. Всего две буквы. Ведь Тиль и Виль приплывут оттуда.
-А вы верите, что они победят зло?
-Конечно, ведь ты научил их владеть шпагой. Не так ли? Вперед, время не ждет!
Бом счастливо засмеялся и пошел дальше. Ведь впереди еще ровно пять сто ступенек..
Наконец он поднялся в башню. Но найти в полной темноте трут было невозможно. Вокруг была непроглядная фиолетовая ночь. Робко светили и маяки с других островов, они тревожно моргали. И если бы Бом знал всю азбуку, он бы понял, как встревожены гномы, что главный маяк потух.
Бом представил, как Тиль и Виль плывут, плывут и проплывают мимо, в огромный океан. Два маленьких храбрых гнома, победивших зло никогда не найдут дорогу к родному дому. И все это из-за него.
И Бом заплакал, ведь он был всего лишь маленький мальчик. Но любящее его сердце, вдруг загорелось с такой силой, что стал светло, словно в полнолуние. Слезы его враз высохли, и он нашел фонарь с двумя буквами -показывающий на юг, и залез внутрь.
Тиль и Виль увидели, как засияла дорога, показывающая путь их кораблику. Никогда прежде главный маяк не светил так ярко.
- Это. Бом, зажег маяк ради нас!
И гномы уверенно стали грести к родному острову.
И Жиль их дождется. Братья перенесут его осторожно в домик. Будут поить росой, и кормить самым сладким нектаром. А Бом будет учиться у него азбуке и математике.
Так закончилась сказка об отважных гномах, верных и любящих сердцах, победивших свой страх.

Иллюстрация Алексей Гргоров
334 просмотра11 комментариев

Комментарии

Пятачок(по картине В. Маковского Две матери)