Опубликовано: 30 апреля 2013

рейтинг

-1
игорь
Игорь
Автор: игорь
Редактировалось: 13 раз — последний 14 декабря 2017
Настроение: Отличное

Люди и Карлики

Люди и Карлики (сказка)


Всё, что написано в этой сказке — придумка, любое совпадение с каким- либо событием или человеком абсолютно случайно. Но, как в любой сказке бывает, герои похожи на людей. Так что, если кто и узнал себя, то моей вины в том нет, ничего личного. Просто сказка.



Среди бедлама суетного мира,
В тиши укромной, где всегда прохлада,
Был монастырь, в саду играла лира,
И для пытливого ума отрада,
Всегда таилась в тени его келий,
Где Братия всех вер, понятий, мыслей,
Друг другу изливала Знаний елей.
При этом спорила до хрипа, до изжоги,
но уважала мнение другого.
И это правильно. Познания дороги,
Всегда извилисты, отныне и до Бога.
Так повелось на маленьком кусочке,
В каком-то месте шарика Земли.
Пришла беда - на всём поставить точку,
Поскольку, с нею Карлики пришли.




Намыкавшись в реальной жизни,
Перетерпев немало бед,
Пробравшись в мир свободной мысли,
Держали Карлики совет.
«Ну что!», воскликнул шустрый очень,
«В кружок, друзья, зажгите свечи,
Повесьте в центре колокольчик,
Отныне мы зовёмся - Вече!»
«Ура, а что это такое?»
Младой Карлуша встрепенулся,
Но шустрый зло махнул рукою,
И юноша в момент заткнулся.
«Так вот, что надо нам в начале?
Круги очертим, Малый и Большой,
А чтоб меня сильнее уважали,
Отныне буду зваться я «Старшой!»
Карлуша в речь его вмешался:
«Это значит, по малой – в Малый,
По большой – в Большой? Пойду,
А то кишечник разыгрался,
В Большой погажу с дорогой душой!»
«Придурок, сядь. Круги для уваженья,
Мол, кто туда попал – тот – голова!
Ума - палата, символ просвещенья
И знает разно-умные слова!
При этом, надо вход в Круги заклеить,
Создать вокруг таинственность и муть.
Заставить в силу Круга всех поверить,
Людишек гадких, жалких обмануть.
И для чего всё это? Поясняю.
Не видно нас, не в первых мы рядах,
Ютимся как сироты, где-то с краю,
И с горечью обиды в головах.
Итак, нам с вами надо утвердится,
Чуток людскую поубавить прыть.
А средство? Средство всякое сгодится.
Не дать им здраво мыслить, говорить.
Народ есть в мире хитрый и лукавый,
Их все вокруг жидами прозывают,
Покрыты они грязной, чёрной славой,
Но как людьми вертеть – отлично знают.
Их опыт мы положим за основу:
Вдруг кто-то начинает выделяться?
А мы кричим «Не верьте его слову!»
Как сможет он на это оправдаться?
Кто оправдаться хочет – проиграл,
Кто не захочет – проиграл вдвойне.
А мы на этом фоне правим бал,
И наши акции всегда в большой в цене.
Людишек мы заставим подчиниться,
Писать и говорить, что мы хотим,
А кто из них на то не согласится,
Погоним в шею, драной палкой, в дым!
Вопросы есть? Быть может предложенья?
Давайте, не стесняемся, друзья!
Доверьтесь, Я – Старшой по положенью,
Жить завтра будем с вами – как князья!»
Вскочила Карлица: «Хочу ещё сказать,
Мне как-то совершенно не комфортно,
Из-за того, что вспоминают мою мать.
Язык не наш, его закрыть!» «Охотно!
Ну, кто ещё? Давайте же, ладком!»
Два раза пукнув, отрыгнув добротно,
Из кресла вылез вечно пьяный Гном:
«Я с бодуна, с трудом соображаю:
Навроде есть такие, как их?...ИСТы!»
Карлуша выскочил: «Я лучше тебя знаю!
Их люди называют онанисты!!!»
Гном зарычал: «Уймите вы ребенка!
Он надоел уже мне хуже смерти!
Всех измеряет под свою гребёнку!
А ИСТы точно есть, уж вы поверьте».
«Ну что же, ИСТов тоже запрещаем.
И пожелаем, чтоб они все сдохли.
Налейте-ка в стакан Старшому чаю,
А то все трубы в горле пересохли».
Вскочила ведьма, горб на четверть меры,
Бельмастым глазом зло вокруг сверкнула:
«Гнать по углам всех, кто не нашей веры!»
И с гневным стуком в пол клюку воткнула
«Ну что, давайте подведем итоги
Сегодняшней вечери благородных:
Людишкам перекрыть пути-дороги,
В их мыслях и словах свободных.
Дальнейшие все ваши предложенья,
В Кругу обсудим тихо и без бед,
Совокупим всё это в Уложеньи.
Пути у нас другого просто нет».
И тут Карлуша взвыл в изнеможеньи:
«Да отпустите, звери, в туалет!»

За этой суетой все позабыли,
Про антресоли, где диван стоял,
На том диване в паутине, пыли,
Сто лет уже, как старый Тролль лежал.
И не могли восстать его заставить,
Ни пир, ни мор, ни праздник, ни война,
Ни предложенье целым миром править,
Он мудрость жизни пригубил до дна.
Но чудо, мои други, дорогие,
Ещё порой случается подчас.
Старик поднялся и приободрился:
«И снова бой, возможно, сотый раз.
Никак нельзя, чтоб маленький оазис,
Где мысль ещё свободная живёт,
Зачах. Ведь мысли – жизни базис,
И с этим не поспоришь. Вот».


Спустившись вниз, расправив плечи,
С весёлой искоркой в глазах,
Сказал: «Послушал ваши речи,
Наверно, даже в небесах,
Где боги чинно восседают
Трясня от хохота идет.
И все с улыбкой обсуждают,
Как малолетний идиот,
Мечтает душами владычить,
А сам не знает, где посрать.
Вам не смешно самим, ребята,
Вы охерели, Вашу мать?»
Взметнулась Карлица: «А ну-ка,
Здесь не ругаться. Не люблю».
«Простите, дамочка, не буду,
Но вот вопрос, когда в петлю,
Главу спускают, убиенный,
Ведет себя совсем тишком?
А что вы скажете, ударив,
В замах по пальцу молотком?
Или солдата, за свою Отчизну,
Кто матом смерть поправ, на Вы идёт,
Публично мы подвергнем остракизму,
Пускай он песни детские поёт?
Что же касаемо до Гнома и Старухи,
О них не стоит даже говорить,
Их слыша - на лету сдыхают мухи,
Убогих мы не станем в том винить.
Вот вы, Старшой, совсем другое дело,
Они все — просто стадо, вы — пастух,
И вам никчёмность ваша надоела,
Проснулся злобный самомненья дух.
Распёрло вас, и вы взалкали славы,
Растет гордыня ваша ввысь и вширь,
И вы тогда пошли своим уставом,
В уже давно готовый монастырь.
А кто вам дал, скажите, это право,
Келейно, узким, маленьким кружком,
Судить, кто двинет влево, кто направо,
А кто по центру станет, с кистенём?
Вам всё равно, плевать, как мыслят люди,
Одной обуяны вы чёрной страстью,
«Подайте гору славы мне на блюде,
И беспредельной наделите властью!»
А власть — мученье, а не радость,
Кто ей владеет — твёрдо понимают.
А что взамен дано — такая сладость,
Имея власть — они повелевают.
Она дана кому-то надо львами,
Дана кому-то над людской толпой,
А вам, друзья, простите, между нами,
Хотя бы вольно справиться с блохой!
И то, сказать, с бутылкой «Дихлофоса»,
Вон, пусть его, Карлуша сторожит,
Но вы же знаете, он скоро обосрётся,
И та блоха тогда немедленно сбежит.

Так в чём беда вас всех?
Вам просто всем обидно,
Что на людей глядите снизу вверх,
А вас всегда лишь сверху вниз и видно».

Сказав такие речи,
мудрый Тролль,
Стер все Круги,
Задул все свечи
И колокольчик сдернул:
«Вот, изволь!»
Сказал Старшому,
«Сходишь на рыбалку!
А на прощанье,
Дам один совет,
Скромнее будьте,
И не гните палку,
Тогда и проживёте
Жизнь без бед.
А, вот ещё, секрет один открою,
Тот, кто избрал познания пути,
Кем бы он ни был - Карликом, Героем,
Имеет шанс расти, расти, расти.
Я всё сказал, а вы решайте сами,
(Звучит всё это, словно у Эзопа):
Тянуться вверх, расти над головами,
Или глазами упираться людям в жопу».


Тролль спать пошёл,
А что там дальше было,
Того не ведаем,
И ведать не хотим.
Но верим, да и знаем,
Слова сила -
Не звук пустой,
И не белесый дым.
458 просмотров11 комментариев

Комментарии

Реквием мальчишкам из шестой роты