Опубликовано: 17 апреля 2015

рейтинг

+3

К вопросу о достоверности этнографических заговоров

К вопросу о достоверности этнографических заговоров
К вопросу о достоверности этнографических заговоров

Недавняя публикация очень любопытных материалов всколыхнула фольклорные круги. Многие еще давно критиковали Сахарова и его книги с заговорами, в том числе известную «Русское народное чернокнижие», как «сочиненные», называли его измышления «кабинетными» ссылаясь на то, что у Сахарова нет указаний, откуда конкретный заговор он взял. На самом деле, Сахарову фольклорный материал передавали другие собиратели фольклора, в том числе и известный Даль. Публикация писем Сахарова с его «осведомителями» из архивных материалов пролила свет на весь фольклорный материал первопроходца русской этнографии.

Нас здесь будет интересовать переписка Сахарова с купцом и собирателем фольклора Парихиным. Из переписки видно, что Парихин присылал многочисленные записи – заговоры, песни, загадки. И сверка заговоров из книг Сахарова с первоисточником, что ему присылал Парихин, дает нам понять, что заговоры Сахаров менял, причем некоторые кардинально. Как позже в этой же переписке мы узнаем, что менял он их из-за цензуры, которая не выпустила бы их в оригинальном виде.

Эта переписка уже привлекала внимание в 1959г исследователей, но тогда так и не были опубликованы подлинные тексты. Недавно, Топорков опубликовал все заговоры присланные Парихиным в научном альманахе. Итак, всего Парихин прислал Сахарову 16 заговоров, из которых 7 с изменениями были опубликованы.

Сверка рукописных текстов с опубликованными Сахаровым показывает, что в процессе подготовки к изданию, заговоры подвергались существенному сокращению и переработке.
1. Сахаров снял все указания на источники текстов, в тех случаях, когда эти указания в рукописях были. В связи с этим стало невозможно отличить заговоры записанные изустно, от заговоров скопированных с каких-то рукописных источников.
2. Он снял примечания к текстам, в которых говорилось об обстоятельствах их использования и сопутствующих ритуальных действиях.
3. Наиболее существенная переработка текстов связана с тем, что Сахаров старательно изымал из текстов все, что указывало на связь с христианской религией. В начале снималась формула «Господи боже благослови!», а в конце «Аминь». Снималаь формула «раб божий», и заменялась на «раб такой-то». Из текстов изымались все упоминания о Христе, Богородице, архангелах.
4. Но самое интересное, что нас и интересует в этой всей истории – Сахаров снимал все кощунственные моменты. Далее будет опубликован пример такого заговора.
5. Диалектные и устаревшие формы заменяются на формы литературные. Например «Златырь» заменял на «Алатырь»
6. Иногда Сахаров заменял одно слово другим, не понимая видимо его значения, или приписывал дополнительное слово, которого не было в оригинале.

Подытоживая, можно сказать, что Сахаров менял тексты, где явно выражен христианский или антихристианский мотив. Фактически он превращал полухристианские тексты в тексты языческие, не несущие как бы на себе следы христианского влияния. Это все было обусловлено цензурой того времени, дело в том, что упоминания христианских святых в неподобающем контексте и тем более в текстах кощунственного характера неизбежно вызвало бы препятствие со стороны духовной цензуры.

ПРИМЕР изъятия кощунственного мотива. Заглавными буквами выделены разночтения.

Вариант1 – редакция Сахарова.

Стану я не благословясь, пойду не перекрестясь, не дверьми, не воротами, а дымным окном да подвальным бревном, положу ШАПКУ под пяту, под пяту, не на сыру землю, не на сыру землю да в черный чобот; а в том чоботу побегу я в темный лес, на большо озерище, в том озерище плывет челнище, в том челнище сидит черт с чертищей; швырну я с-под пяты ШАПКУ в чертища. Что ты, чертище, сидишь в челнище, с своей чертищей? Сидишь ты, чертище, прочь лицом от своей чертищи; поди ты, чертище, к людям в пепелище, посели, чертище, свою чертищу такому-то в избище, а в той избище, не как ты, чертище, со своей чертищей, живут людища мирно, любовно, друг друга любят, чужих ненавидят. Ты, чертище, вели чертище, чтоб она, чертища, распустила волосища; как жила она с тобой в челнище, так жил бы, такой-то, со своей женой в избище. Чтоб он ее ненавидел. Не походя, не поступя, разлилась бы его ненависть по всему сердцу, а у ней по телу неугожество, не могла бы ему ни в чем угодить и опротивела бы ему своей красотой, омерзела бы ему всем телом. КАК легко мне будет отступить от тебя, как легко достать шапку из озерища; тебе, чертищу, хранить ШАПКУ в озерище, от рыбы, от рыбака, от злого колдуна. Чтобы не могли ее ни рыбы съесть, ни рыбак достать, ни злой колдун отколдовать, на мир и на лад. И ВМЕСТО рукописи кровной отдаю тебе я СЛЮНУ.

Вариант2 – рукописный оригинал Парихина.

Стану я не благословясь, пойду не перекрестясь, не дверьми, не воротами, а дымным окном да подвальным бревном, положу КРЕСТ под пяту, под пяту, не на сыру землю, не на сыру землю да в черный чобот; а в том чоботу побегу я в темный лес, на большо озерищо, в том озерище плывет челнище, в том челнище сидит черт с чертищей; швырну я с-под пяты КРЕСТ в чертища. Что ты, чертище, сидишь в челнище, с своей чертищей? Сидишь ты, чертище, прочь лицом от своей чертищи; поди ты, чертище, к людям в пепелище, посели, чертище, свою чертищу такому-то в избище, а в той избище, не как ты, чертище, со своей чертищей, живут людища мирно, любовно, друг друга любят, чужих ненавидят. Ты, чертище, вели чертище, чтоб она, чертища, распустила волосища; как жила она с тобой в челнище, так жил бы, такой-то, со своей женой в избище. Чтоб он ее ненавидел. Не походя, не поступя, разлилась бы его ненависть по всему сердцу, а у ней по телу неугожество, не могла бы ему ни в чем угодить и опротивела бы ему своей красотой, омерзела бы ему всем телом. ЗА ТО ТЕБЕ ЧЕРТИЩЕ, БУДУ КЛАНЯТЬСЯ НИЗКО И ВЕРИТЬ В ТЕБЯ, КАК ВЕРУЮ В БОГА. ТОЛЬ легко мне будет отступить от тебя, как легко достать КРЕСТ из озерища; тебе, чертищу, хранить КРЕСТ в озерище, от рыбы, от рыбака, от злого колдуна. Чтобы не могли его ни рыбы съесть, ни рыбак достать, ни злой колдун отколдовать, на мир и на лад. И МЕСТО рукописи кровной отдаю тебе я СЛИНУ.

Как мы видим, Сахаров заменил крест на шапку. И полностью изъял предложение «За то тебе чертище, буду кланяться низко и верить в тебя, как верую в бога».

Это пожалуй первая ласточка, достоверно доказывающая, что заговоры из этнографических сборников не могут считаться в полной мере аутентичными.
1310 просмотров0 комментариев

Комментарии

Курица или Орел