Опубликовано: 19 мая 2013

рейтинг

+1
Северянин
Стенгазета
Автор: Северянин
Играет: саундтрек к фильму "Последний из могикан"

Последствия смутного времени - бытовой взгляд

После продолжительной резни и абсолютного политического и социального бардака начала XVII в. время, последовавшее за Смутой, само собой выглядит гораздо более мирным и благоприятным. Не удивительно, что восхождение в процессе этого бардака на московский престол династии Романовых невольно отождествляют с началом порядка и укрепления Московии. Однако, будучи при царствовании Годунова в ссылке, Федор Никитич Романов (отец будущего первого царя династии), узнав о появлении в пределах Московии первого Лжедимитрия, злорадствовал: «Увидите, каков я вперед буду». На что он надеялся, о чем знал?

Отбросим пока что непосредственно историю Смуты и даже тот факт, что митрополит ростовский Филарет (все тот же отец будущего царя Михаила Федоровича) стал патриархом московским при царском дворе Тушинского вора и рассылал (само собой по принуждению) грамоты с призывом покориться «законному царю». Посмотрим сугубо на последствия в обыденной жизни москвитян, появившиеся в результате прихода к власти новой династии. Основным источником нам послужит творение Вильяма Васильевича Похлебкина «Кухни славянских народов» - произведение сугубо мирное и не привязанное к смутам и войнам как таковым, лишенное политики, однако исследующее изменение быта народных масс, выраженного в каждодневной пище.
Итак, читаем главу 1: «Древнерусской кухне, как и всему патриархальному быту Руси, был нанесен удар в начале XVII в. – польско-шведской интервенцией и крестьянской войной, приведшими к хозяйственному упадку в течение почти четверти века и к резкому изменению социальных условий в России. Именно этот период и служит демаркационной линией между древнерусской кухней и кухней Московского государства XVII в., или так называемой старомосковской кухней.
Основное ее отличие от древнерусской состояло в том, что наступило резкое размежевание русского общенационального стола по сословному признаку. Раньше стол знати отличался от стола простолюдина лишь количеством блюд, ибо натуральное хозяйство обусловливало качественное равенство пищевого сырья, производимого крестьянами для всех сословий… Но с развитием интенсивной внешней торговли, введением монополии на ряд товаров (водка, икра, красная рыба, рыбий клей, мед, соль, конопля) и заменой натурального обмена денежным началось разграничение в ассортименте между теми пищевыми продуктами, которые поступали на стол знати, и теми, что имелись в наличии у крестьянина».
Уже здесь мы видим, что даже на чисто бытовом уровне было нарушено равенство и демократичность в Московском обществе, произошел дисбаланс. Читаем далее.
«В то время как народная кухня начиная с XVII в. все более упрощается и обедняется, кухня дворянства и особенно знати (боярства) становится все более сложной и рафинированной.»
Налицо окончательный отрыв «элиты» от народа. В то время как ранее они были одним целым, в рассматриваемое время они все более становятся чужими друг другу.
Кроме того, мы видим монополию на торговлю товарами таких категорий, как:
- просто народные (соль, водка) с последующим повышением пошлин и обиранием народа, последствием чего стали соляные бунты;
- особо ценные продукты питания (мед, икра, красная рыба), ранее доступные всем в равной мере;
- продукты, ценные в кораблестроительном деле (рыбий клей, конопля) – возможно, это совпадение, но в это время Англия активно утверждается как владычица морей.
Тот же Похлебкин указывает на еще одно крайне пагубное последствие. Читаем чуть ниже: «В XVII в. окончательно складываются все основные типы русских супов, причем появляются неизвестные для средневековой Руси солено-пряно-кислые супы – кальи, похмелки, солянки, рассольники, - обязательно содержащие квашения, лимон и маслины. Появление этих супов вызвано чрезвычайным распространением пьянства, потребностью в опохмеляющих средствах». Руси было веселие пити еще во времена Владимира Красно Солнышко. Однако, в наблюдаемое нами время пьянство, надо полагать, достигло масштабов, наблюдаемых до того только в землях польско-литовских соседей – с одной стороны, значительные потрясения подорвали моральные силы людей, с другой стороны, политика властей с винно-водочной монополией и чудовищным ростом числа питейных заведений способствовала, толкала народ в лапы зеленого змия. Само собой, усиление пьянства не могло просто так пройти для здоровья нации.
Вообще говоря, утверждение новой династии проходило не так уж и мирно. Причем, если ранее наблюдалось противостояние боярских группировок между собой и с верховным правителем, противостояние народа по окраинам новой центральной власти на почве борьбы за прежние вольности, то теперь мы видим противостояние народных масс центральной власти на почве притеснений первым от последней. И не зря XVII в. в летописях получил наименование «бунташного». Давайте посмотрим на основные достижения элиты, попавшей в верхи в результате Великой Смуты:
- уже указывавшиеся монополии на стратегические товары;
- введение медной монеты;
- введение крепостного права;
- церковная реформа;
- бунты и кровь народа по всей стране на почве «прогрессивных» нововведений;
- как итог - обеднение народных масс и ухудшение положения простых людей.
Невольно закрадывается вопрос: а кто же все-таки победил в этой хитро заверченной и чудовищной мясорубке, напоминающей современные цветные революции и события на Ближнем Востоке, которая в истории получила нехитрое название Смута?
856 просмотров0 комментариев

Комментарии

Реальность и желания