Опубликовано: 22 марта 2013

рейтинг

+2

Николай Луганский


«Радость концерта в том, что музыка, записанная в нотах, вдруг становится живой. Все-таки нотный лист бумаги – это еще не живая музыка. А когда она звучит на концерте, происходит воплощение мертвого в живое – самое большое чудо. Как и сама жизнь – когда возникает новая жизнь – это чудо».

Среди множества афиш, пестрящих именами современных пианистов, иногда трудно остановить свой взгляд на ком-то одном из них. Конечно, у каждого профессионала и любителя классической музыки есть свои любимые исполнители, концерты которых они постараются не пропустить. Для меня один из таких пианистов – Николай Луганский.

Даже на фоне многочисленных виртуозов по части сценических эффектов, побивающих, казалось бы, все рекорды фортепиано-технического оснащения, Луганский выделяется исключительно высоким и стабильным уровнем своего пианизма. Однако успехи Луганского в России и на Западе объясняются не только виртуозным блеском. Пожалуй, больше всего подходит для определения исполнительского искусства Луганского термин «интеллигентность». Это очень важно, прежде всего, потому, что среди множества широко известных виртуозов подлинные интеллигенты, иными словами, музыканты, отмеченные печатью высокой духовной культуры, встречаются крайне редко.

Почти всегда для меня концерты Луганского – не рядовое посещение филармонии, а духовное событие. Луганский записал огромное количество дисков, и все любимые произведения в его исполнении можно было бы послушать, не выходя из дома. Но даже самое высокое качество записи не может заменить чудо соучастия слушателя в рождении нового исполнения.

Николай Луганский в одном из интервью точно говорит о подобном соучастии слушателя: «Если раньше человек жил для того, чтобы что-то давать, то сейчас он даже на биологическом уровне приучен к тому, чтобы получать. Если человек идет на концерт, что бы что-то получить, расслабиться и успокоиться, то это плохой слушатель. Хороший – идет, что бы вместе с исполнителем создать что-то высокое и значительное. Человек должен работать над собой, совершать усилие, чтобы приобщаться к высочайшим проявлениям человеческого духа. А зачастую современный слушатель уверен в обратном — он заплатил деньги и за это должен что-то получить. Но в любом зале я чувствую людей, которые отдают себя вместе с исполнителем».

Репертуарный диапазон Луганского широк – он включает произведения разных эпох и стилей – от Баха до современных композиторов. Он исполняет более 40 концертов для фортепиано с оркестром, известен как прекрасный ансамблист и тонкий интерпретатор камерной музыки. Он дает сольные концерты по всему миру – от милой его сердцу Ивановки (святые места для всех любителей музыки Рахманинова, где он создал примерно три четверти своих произведений) до Concertgebouw в Амстердаме и Royal Festival Hall в Лондоне. Николай Луганский имеет множество самых почетных наград и званий, но дороже всего в нем не количество регалий и титулов, а теплота, неподдельная любовь к музыке, высочайшее мастерство и совершенство интерпретации, за которыми слышен не только Луганский-музыкант, но и человек – какое у него сердце, как он мыслит, что он успел за свою жизнь узнать, прочувствовать, испытать, выстрадать…
0 просмотров0 комментариев

Комментарии

Каринтийское лето