Родовые поместья или экопоселения?

Родовые поместья или экопоселения?


Где мы живём? Что такое «поселения из родовых поместий» («родовые поселения») и «экопоселения»? Это просто названия населённых пунктов? Или за этими словами скрывается глубокая разница смыслов, идеологий образов жизни?
 

В облаках — бородатые предки,
Бубенцы по морозцу звенят.
Анатолий Александров.



Что такое экопоселение — давно широко известно. Побудительным мотивом к их созданию явился протест против безсмысленной городской жизни со всеми вытекающими последствиями. Фактически, это бегство от городского образа жизни. Экопоселения существуют по всему миру.
В конце 90-х в России зародилась идея «родовых поместий». Родовое поместье – это участок земли размером в 1 гектар, где проживает семья, создавая свой рай на земле. В настоящее время идея родовых поместий бурно развивается в России, вызывает большой интерес в Европе, Америке, во многих странах мира.
В чём же отличие этих двух форм ухода из городской среды? И есть ли оно – принципиальное отличие? Ведь переселиться на землю в любом случае хорошо.
Прожив 14 лет в своём родовом поместье в деревне Ковчег Калужской области Малоярославецкого района, мы пришли к выводу, что это совершенно разные пути, разные цели и разное будущее.
В экопоселениях — всё общее, нет ничего собственного у семьи, зачастую и самих семей-то нет. Вся жизнь и деятельность экопоселения зиждется на мощном авторитете создателя, вождя, идеолога.
Родовое поместье является самодостаточной единицей, в которой есть самообеспечение и т.д. Конечно, лучше когда существует содружество родовых поместий в форме поселения, но даже и одно поместье для одной семьи является самодостаточной. Это некая неделимая единица, в которой сконцентрирован весь мир, вся Вселенная, есть всё.
Лучшие экопоселения известны большими общественными проектами по созидательному преобразованию природы. Поселения из родовых поместий также имеют такие проекты. Здесь нет различий.
В экопоселениях живёт много талантливых людей, имеются большие достижения в области альтернативной энергетики, пермакультуры, экологического строительства. Здесь жителям родовых поместий есть чему поучиться. Это тема возможного сотрудничества.
Важнейший ключевой вопрос – это вопрос состава семьи. В родовых поселения проживают традиционные семьи, дети рождаются дома и большей частью воспитываются дома. В экопоселениях – распространены однополые браки, семьи полиамори (когда несколько мужчин и женщин живут в одном доме и рожают детей в произвольных сочетаниях), и вообще всё что угодно по этому вопросу. Детей с двух лет сдают в детский сад. На вопрос «почему?» — обычно отвечают «чтобы они не видели грязной жизни взрослых».
В 2015 году к нам приехала мировой идеолог экопоселенческого движения Дайяна Кристиан. Это очень хорошо, что она приехала, и мы всё узнали из первых рук. Когда ей задали вопрос «Есть ли у вас гомосексуалисты?» — она ответила: «Конечно, есть». Такой ответ вызвал ропот и возмущение в зале. В зале повисла тяжёлая пауза. Жители родовых поместий в течение получаса пытались разъяснить Дайяне, что гомосексуалисты в поселении из родовых поместий неприемлемы, так как это явление никак не способствует рождению здорового потомства. Она же в свою очередь недоумённо вопрошала: «Что же вам собственно не нравиться – это же разрешено законом». Взаимопонимание так и не возникло. Вот так из первых рук мы узнали, какова же идеология и философия экопоселений по этому важнейшему вопросу.
Следующий момент: так называемый вопрос запланированной ротации населения. Представьте себе, что живёт крестьянская семья, ну предположим наши предки. Дом построили, огород посадили, сад развели, обустроились и живут себе радуются. И тут лет через 5 к ним приходят и говорят: «А ну валите отсюда – у нас запланированная ротация населения!». Мужики ведь за вилы возьмутся, да? А в экопоселениях именно так дело и обстоит. Само пребывание жизни и работы в экопоселении рассматривается как некий этап, однако задерживаться не стоит.
Конечно, исторически и наши предки не всегда жили на одном месте. Уходили на отхожие промыслы, осваивали новые территории. Однако понятие «Родины» всегда присутствовало в душе русского человека как самое фундаментальное понятие. Если у человека есть руки, ноги, голова, то значит, есть и Родина. Это подразумевалось, являлось самоочевидным. Даже если человек не был на Родине 10, 20 или более лет, а потом возвращался, для всех это было совершенно нормальное, обыкновенное и необходимое действие. Если сказать более точно, то право иметь Родину является неотъемлемым правом человека таким же, как право на жизнь.
Прожив по нескольку лет в родовом поселении (поселении из родовых поместий), многие приходят к пониманию Рода, испытывают живое чувство необходимости собирать свой Род. Для этого приглашают живущих родственников, отмечают солнечные праздники, сажают деревья на своём участке в честь ушедших родственников.
В экопоселениях об этом речи быть не может. Получается, что в экопоселениях по умолчанию существует запрет на рассмотрение и переосмысление главных мировоззренческих вопросов, таких как Родина, семья, Род.
Если тёплым летним вечером пройдёте по поселению, то вы почувствуете, что от поместий, где люди живут постоянно, исходит гигантская жизненная сила. И характер этой силы схож с характером владельца. Деревья, посадки, расположение построек – всё говорит о владельце поместья. Можно сказать, что каждый человек рисует живыми красками на живой земле свой автопортрет. В ближайшем будущем посёлок будет выглядеть так: с высоты птичьего полёта это будет галерея прекрасных автопортретов создателей родовых поместий. А вот участки, на которых люди редко бывают, стоят как бы грустные, от них не исходит такая оптимистическая жизненная сила.
По нашему мнению, одна из сторон гениальности проекта родовых поместий, состоит в том, что в нём заложен точный баланс общественного и личного.
Задайте вопрос — какой лучший участок в нашем поселении? — Конечно, мой. И я докажу это на 10 страницах печатного текста мелким шрифтом. А самый лучший участок для моего соседа – это его участок. И самое потрясающее, что в этом нет никакого противоречия. Зайдите в какое-нибудь поместье и вежливо попросите хозяев показать их участок. Можете быть уверены, что скоро вы не уйдёте. Пока вам всё не покажут до последнего кустика — вас не отпустят. А потом конечно будут чаи, разговоры, беседы и прочее… А теперь представьте содружество, когда весь посёлок состоит из родовых поместий.
Давайте говорить совсем просто. Где лучше жить в экопоселении или поселении из родовых поместий? Конечно, в поселении из родовых поместий. «Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше».
Если жителями родовых поместий легко могут быть восприняты лучшие достижения экопоселенцев, о которых писалось выше (пермакультура, экологическое строительство, альтернативная энергетика, то есть те позиции по совершенствованию среды обитания, которые являются приемлемыми и желательными), то для того, чтобы воспринять идею родовых поместий, экопоселенцам придётся отказаться от гомосексуализма и семей полиамори, то есть пересмотреть самые основы своей жизни. В экопоселении не решён главный экологический вопрос – вопрос экологии самого человека.
Для нас нет никаких сомнений в том, что жить в поселении из родовым поместий – лучше, но при этом – труднее. И речь идёт, конечно же, не о материальных трудностях. По нашим наблюдениям, на каждого жителя родового поселения, начавшего делать хотя бы маленькие шажки в сторону познания Божественной программы жизни, начинают буквально изливаться как бы из огромной чаши потоки информации. Видимо, упование наших праведных предков на каждого жителя поселения столь велики, что каждый житель родовых поместий сейчас для Вселенной драгоценен, на каждого возлагаются большие надежды.  
Приезд Дайаны Кристиан по времени совпал с проведением семинара «Совершенствование среды обитания». Этого специально никто не планировал. Проведением семинара занималась одна группа, а приездом Дайаны – другая. Вдобавок Дайана Кристиан – пожилой человек со слабым здоровьем, так что до последнего момента было не ясно, сможет ли она вообще доехать до Ковчега. Однако по удивительному стечению обстоятельств эти два события происходили у нас одновременно. На семинар «Совершенствование среды обитания» приехали две американки русского происхождения. Совсем плохо и скучно стало в Америке, и они приехали в Россию искать землю для обустройства родового поместья. Когда они увидели Дайану Кристиан, то очень удивились, и одна из женщин, прожившая 25 лет в США дословно сказала следующее: «А что у вас здесь делает Дайана Кристиан? Чему она вас может научить? Ведь вы ушли далеко вперёд».
 
Мы являемся старожилами Ковчега, и очень хорошо помним, что при создании Ковчега группа первопроходцев была вдохновлёна идеями Анастасии, изложенными в книгах В.Н. Мегре серии «Звенящие кедры России». Этим людям удалось создать очень яркий созидательный образ будущей прекрасной жизни в родовых поместьях. И образ непостижимым образом работает, несмотря на все соблазны от него отклониться, которые возникают в умах некоторых наших жителей.
Наша планета-матушка Земля мчится с огромной скоростью в космическом пространстве, каждую секунду времени оказываясь в другом месте. Таким образом, каждый день вся Вселенная, каждый человек, буквально каждая клеточка в нём — уже другая. Для того чтобы удерживать в себе образ Божественной мечты, надо подтверждать в себе этот образ каждый день в самом прямом конкретном смысле. Не всем и не всегда это удаётся. Первоначальный прекрасный образ у некоторых людей начинает размываться. У них возникает иллюзия «что я уже построил поместье, а теперь (я же умный) буду двигаться дальше». Разброс мнений как жить целому посёлку – огромный.
Одни говорят: «Хочу, чтоб здесь всё было круто, как в коттеджном посёлке», и стараются убедить остальных, что никакие родовые поместья нам не нужны, а нужно строить коттеджный посёлок.
Другие говорят: «Идея родовых поместий морально устарела, изжила себя, нам надо вступать в мировое сообщество экопоселений, потому что только так нас признают и нам дадут западные гранты». При этом люди, продолжающие думать в русле анастасиевских идей, приходят к прямо противоположным выводам. К ним приходит осознание, что родовое поместье – это мощный живой прибор для материализации любой созидательной мечты человека. Функции и безграничные возможности этого живого прибора, мы ещё только-только начали чувствовать, понимать, некоторые начали им уже осознанно пользоваться.
Третьи говорят: «Мы живём в деревне, никакое самоуправление нам не нужно, надо все полномочия отдать муниципалитету – муниципалитет сделает лучше».
Четвёртые поют: «Нас спасёт только Кришна».
Пятые декларируют: «Я построю здесь гостиничный комплекс и буду обслуживать иностранцев задорого».
Сначала диву даёшься, что это говорят те же люди, которые при вступлении перед общим собранием озвучивали принародно своё намерение строить именно родовое поместье и ничто другое. Как же сильно их снесло в сторону от их же собственной мечты, их же собственной идеи! И как объяснить, что накопленная в пространстве благодать — это духовный продукт жизни всех нас здесь живущих по законам новой цивилизации и эта благодать для всех, но она не может являться предметом торговли? Как же со всем этим быть?
Те, кто стойко придерживается анастасиевских идей, оказываются иногда в поселении в меньшинстве. Как тут не поругаться, не поссориться, не сказать — «что ж ты, дорогой сосед, говорил на общем собрании одно, когда тебя принимали, а теперь говоришь другое, поёшь совсем другие песни»? И как со всем этим быть? При этом все эти люди – твои соседи, которые не раз тебя выручали, и ты их не раз выручал, и с которыми жить многие и многие годы. У кого есть готовый рецепт – подскажите!
По факту же мы сейчас видим, что образ анастасиевского поселения всё равно сильнее: люди держаться за свои участки, делают посадки, какими бы сиюминутными идеями и увлечениями они не были захвачены в данный момент. Для полноты картины и справедливости ради надо отметить, что некоторые из наших жителей, какое-то время сильно ударившиеся в идею экопоселенчества, в настоящий момент пересматривают свои взгляды, возвращаясь к первоначальному образу анастасиевского поселения, и открыто и честно об этом говорят. И даже люди, изначально пришедшие как потребители, а не создатели, вынуждены со временем признавать, что Ковчег — это всё-таки анастасиевское поселение.
В 2016 году мы наблюдаем также в разговорах с чиновниками местного и федерального уровня, что у них, у чиновников, произошёл решительный перелом восприятия самих слов «родовое поместье», «посёлок родовых поместий» («родовое поселение»). Если раньше чиновники чаще напрягались, дёргались на тему «А уж не сектанты ли ко мне пришли», то теперь этого нет совсем.
Сейчас в подавляющем большинстве случаев со стороны чиновников наблюдается доброжелательный интерес и поддержка. Что-то неуловимое, незаметное, но очень сильно изменилось. Продвижение идеи родовых поместий вышло на новый этап, можно сказать государственный этап.
Уже отчётливо видны усилия Правительства и Президента по продвижению идеи родовых поместий. Количество Родовых поселений, состоящих из родовых поместий, растёт. Всё больше людей обретает Родину, познаёт Божественный смысл жизни.
 
А.Горнаев, академик Академии родовых поместий, Е.Каткова.
Поселение, состоящее из родовых поместий, Ковчег, март 2016 г.
 

Похожие статьи:

ДеревняНовые колонизаторы

ДеревняПочему не надо бояться жизни в родовых поместьях?

ДеревняЭкопоселения - быть или не быть?

ДеревняЗачем у людей отняли землю?

Рейтинг
последние 5

Папортник

рейтинг

+1

просмотров

1702

комментариев

0
закладки

Комментарии