Троянского коня не было?

Троянского коня не было?


Битва за Трою — самый знаменитый, пожалуй, вооруженный конфликт мировой истории, и это заслуга Гомера, первого классика мировой литературы, описавшего в стихах мельчайшие перипетии войны. Однако ученые доказывают: версия поэта не выдерживает критики. 
Жаль, но мы, наверное, так никогда и не узнаем, знал ли сам Гомер, где в «Илиаде» и «Одиссее» правда, а где вымысел. Да и приставал ли кто-нибудь с этим к нему, странствовавшему в VIII веке до н.э. от двора одного греческого правителя к другому, пленяя внимание слушателей мощным гекзаметром?

Сегодня вопрос стоит несколько по-иному: а была ли вообще Троянская война? Жили ли на свете ее герои? Существовали ли царь Приам, его сыновья Парис и Гектор, ахейские цари-базилевсы Агамемнон и Менелай, прекрасная Елена и Ахилл? И главное: что там на самом деле приключилось с этой деревянной лошадью, с помощью которой ахейцы якобы смогли захватить и уничтожить крепость на северо-западе Анатолии?

Сначала об истории, какой она отображена в «Илиаде». Разворачивается она, кстати, на двух уровнях: в мире богов и мире героев-людей. Но, оставим пока в стороне богов, и попробуем проследить ход Троянской войны, каким его реконструировали ученые.

Итак, в одной из бухт пролива Дарданеллы, в нескольких километрах восточнее Эгейского моря стоит могущественный и богатый торговый город Троя, где правит царь Приам. Весной 1300 года до н.э. он отправляет своего сына Париса с подарками в Спарту. Цель миссии — установить торговые отношения с ахейским царем Менелаем. Сам Менелай в отъезде, но торговую делегацию принимают со всеми почестями. Однако, затем происходит дипломатический скандал. Папа Приам проявил недальновидность в кадровом вопросе, поставив во главе делегации своего сынка (чего только не сделаешь для родной кровинки!). Снедаемый вполне конкретными потребностями, молодой человек проявляет интерес не к какой-нибудь там пухленькой практикантке при дворе базилевса, а (вы только представьте!) к самой Первой Леди, хозяйке дома, жене Менелая Елене (прекрасной, само собой). Дальше — больше. Он умыкает ее на своем корабле, а заодно прихватывает и государственную казну — а, и правда, зачем она царю без жены? В то время, как троянская эскадра движется к Сидону (ныне порт в Ливане), где Парис намеревается узаконить свою выходку священными узами брака (это не получив-то развода у Менелая!), ахейцы объявляют мобилизацию. Верховным главнокомандующим они выбирают Агамемнона, владыку Микен. Прибыв с ахейским флотом к стенам Трои, Менелай требует вернуть жену (ну, и казну, разумеется). Но папаша не в курсе, понятия не имеет о случившемся — сынок-то все еще в Сидоне — и, само собой, выполнить требование не в состоянии.

Ахейцы истолковывают поведение Приама как наглое нежелание сотрудничать с ними в этом вопросе и начинают боевые действия. В течение десяти месяцев (Гомер говорит о десяти годах, но с ним мы разберемся особо) они снова и снова пытаются штурмовать городские стены. Но Троя неприступна. В конце концов, ахейцы «ходят лошадью» — прибегают к хитрости, придуманной Одиссеем (хитроумным, само собой). Осаждающие для вида отступают, а на пляже оставляют здоровенного деревянного коня. Диверсия хорошо организована: в тылу у троянцев объявляется и «перебежчик», убеждающий их (как для нас, то не очень убедительно) затащить сооружение в город. Опьяненные кажущейся победой, те сдуру так и делают. Ночью из деревянного туловища выбираются прятавшиеся там спецназовцы, открывающие ворота вернувшимся под покровом темноты ахейцам. Троя ими захватывается и основательно разрушается. Тем временем корабли Париса по пути домой относятся ветрами и течениями в Египет. Консервативный египетский фараон не одобряет своеобразного толкования Парисом законов гостеприимства и объявляет лихого царевича персоной нон грата. Елена же остается в Египте, откуда ее вскорости забирает супруг. Парис еще несколько лет блуждает по чужбине — родины-то больше нет — пока не находит политубежище у хеттов во внутренних районах Малой Азии.

Таковым мог быть ход событий, если брать за основу повествование Гомера. Чтобы его реконструировать, ученым понадобилось больше столетия исследований по десяти различным направлениям. Раскопки холма Хиссарлик, под которым, по их предположениям, находились развалины Трои, начались в середине прошлого века. Больше всех здесь отличился археолог-любитель Хайнрих Шлиманн. Он не только обнаружил городские стены, но и нашел ценные украшения микенского периода.
Позднее в поисках упоминаний о Троянской войне и ее героях ученые проштудировали письмена XIV и XIII веков до н.э. По большей части, безрезультатно. И все-таки кое-что выяснено. Что ахейцы тогда уже существовали, что был у них царь Агамемнон, что построили в Египте дворец для чужеземной Афродиты (Елены?) и что иностранный принц (Парис?) получил убежище в стране хеттов. Исследователям Трои этого, конечно же, было недостаточно. С целью подтвердить или опровергнуть тезис о том, что Троя могла стать жертвой землетрясения, они изучили еще и сейсмическую ситуацию в северо-западной Анатолии. Чтобы проверить данные Гомера о судьбе его героев, Париса и Одиссея, обследовали ветры и течения в Средиземном море.

Драматурги проанализировали стиль произведений, психологи проследили развитие характеров главных действующих лиц, а стратеги изучили тактику героев и полководцев. Все это, чтобы выяснить, написан ли эпос одним или несколькими авторами, включены ли в него более старые и более новые мифы и можно ли, так сказать, выкристаллизовать «пра-версию», которая ближе к истине. Но окончательных выводов так и не было сделано. Причем, неясность остается по сей день, что дает некоторым ученым основания утверждать: никакой Троянской войны вообще никогда не было, а город, который раскопали на холме Хиссарлик, совсем и не обязательно Троя. Потому что, как выяснили археологи, существовал он тут уже с конца четвертого(!) тысячелетия до н.э., да еще и вплоть до времен владычества Рима в тех местах. А разрушался он в общей сложности девять(!) раз, снова и снова отстраиваясь.

Однако, если все же предположить, что это таки Троя, то мы теперь знаем о ней довольно много. Так, около 1300 года до н.э., т.е. в интересующее нас время, городская стена была длиною 540 метров и окружала пространство площадью около 20.000 м2, что примерно равно площади среднего стадиона. Не много, но крупнее городов тогда не было, за исключением разве что таких столиц, как Вавилон. Снова и снова анализировали легенду о Троянском коне. Ныне господствует мнение, что версия событий в изложении Гомера просто несостоятельна. Чтобы внутри коня смогли спрятаться 8-10 воинов (меньшее их количество имело бы мало шансов справиться со стражей у ворот), его высота должна составлять, по меньшей мере, 5 метров. Однако в этом случав, он не вписался бы в габариты тогдашних городских ворот Трои: высота 3 при ширине 3,25 метра. В «Илиаде», правда, указывается, что троянцы вынуждены были пробивать стену, чтобы затащить «подарочек» ахейцев в город. Но само упоминание подобной процедуры делает весь рассказ еще менее правдоподобным. Трудно предположить, чтобы ахейцы, планируя свою диверсию, построили агрегат, заведомо не проходящий в городские ворота.

Кстати, с цифрами Гомер вообще обращается более чем вольно. Для него они, по-видимому, имели чисто символическое значение. Бросается в глаза частое употребление цифр 10 и 50 (впрочем, «приписки» характерны для древних авторов всех времен и народов). Если уж Троянская война и в самом деле приключилась, то у царя Приама было, скорее всего, не 50, а пять сыновей. Хотя кто его знает, как там обстояло с наложницами… Но уж во всяком случае, у ахейцев никак не могло быть флота в 1146 кораблей с экипажами по 100 человек каждый! Потому что тогда пришлось бы допустить, что в армии осаждающих числилось 115 000 человек, которым со стороны троянцев противостояло примерно столько же. Разместить их на 20000 м2 весьма затруднительно. Да и не забывайте, что война — это, прежде всего, серьезное экономическое предприятие. Представляете, какие трудности могли возникнуть со снабжением ста тысяч человек при тогдашних транспортных средствах? Тут уж ни о каких десяти годах противостояния, в чем уверяет Гомер, и речи быть не могло. Десять месяцев же представляются вполне реальными, о чем свидетельствуют и имеющиеся данные о военном искусстве в микенские времена. Да и не оставили бы правители свои родные селения на такой долгий срок без присмотра.

Ну, а как же с этим деревянным произведением прикладного искусства? Наиболее правдоподобным представляется, что речь шла об осадной машине, с помощью которой удалось пробить брешь в стене. А сюжеты о засылке диверсантов в осажденные крепости были весьма распространены еще задолго до Троянской войны, в Египте.

Постепенно, как мозаика, камешек за камешком складывалась более правдоподобная картина событий. Теперь она выглядела примерно так: ахейцы высадились в дараданелльской бухте, вытащили на пляж корабли, как было принято, и построили укрепленный лагерь. Троянцы защищали внешнюю линию обороны за пределами крепостных стен, на правом берегу реки Скамандер, у единственного моста, ведущего к плацдарму. Там есть открытый участок, где и происходили стычки. Здесь же состоялся и смертный бой между Ахиллом и Гектором. Археологи сумели даже установить, что троянцы временно замуровали западные ворота, ведущие к порту. Вероятно, чтобы укрепить наиболее опасный участок обороны. Впечатляет. К сожалению, есть в этой версии неувязка. С помощью пробных бурений американские геологи установили, что как раз на месте поля сражений и как раз во время Троянской войны была… морская бухта. Лишь позднее она исчезла под речными наносами, и береговая линия отодвинулась.

Сегодня руины Трои находятся в пяти километрах от побережья. А тогда город располагался прямо над прибрежными скалами. В бухте под ними ахейцы никак не могли десантироваться: их корабли застряли бы в зыбучих песках. Да и пришлось бы им прямо с палубы лезть на отвесные скалы. Чистейшее самоубийство. Высадиться ахейцы могли только с другой стороны полуострова — в бухте Безика в Эгейском море. Там достаточно глубокий подход к берегу, и есть обширный пляж — корабли ведь надо было вытаскивать на сушу. Оттуда воины пешим порядком продвинулись вглубь территории и атаковали город, скорее всего, с юго-восточного направления. Короче, историческое поле боя следует искать в другом месте. Однако возвратимся еще раз к исходному пункту и спросим себя снова: а не ищем ли мы смысл там, где его нет и быть не могло? Может быть, 2700 лет назад для Гомера и его слушателей «историческая правда» о Троянской войне вообще не была важна? Может быть, значение эпосов в совсем иной плоскости? Многие результаты исследований заставляют именно так и думать.

И ключевым для таких выводов стал все тот же пресловутый Троянский конь. В седьмом слое холма Хиссарлик, датируемом периодом 1230 — 1225 гг. до н.э. и относящемся, как считают, именно к описанному Гомером периоду, найдены совершенно четкие следы случившегося именно тогда землетрясения. Так возникла новая гипотеза. Троя, утверждает она, оказалась ахейцам не по зубам. И взять город они смогли лишь после того, как его мощные стены были разрушены землетрясением. А причем здесь Троянский конь? А вот при чем:
дело в том, что «болевший» за ахейцев Посейдон (основная специальность — бог морей) по совместительству выполнял также обязанности «лошадиного бога» и как заведующий загробным миром отвечал за землетрясения. Может показаться, что такое толкование «притянуто за уши». Но не надо торопиться с выводами — именно подобная логика была тогда весьма типична, существовала обширная и весьма сложная система аллегорий. Что касается землетрясения, то в XIII веке до н.э. трясло не только Малую Азию. У многих народов имеются сообщения о мощных извержениях вулканов, грандиозных пожарах и сильнейших наводнениях. Кстати, именно тогда Египет пережил свои «десять казней». В северной Европе обширные участки суши оказались затоплены морем. И вообще: «огонь пал с неба и опустошил поля».

А затем так называемые народы моря из района Эгейского моря и Фракии двинулись на юг. Согласно теории Л.Гумилева, «этносами» время от времени овладевает некий массовый психоз, выражающийся в страсти к перемене мест. Но если поля затоплены или сожжены, то тут уж и безо всякой «пассионарности» подашься искать пропитания в чужих краях… Как бы то ни было, «морская братва» разнесла Микены и смела государство хеттов.
И прошли столетия, прежде чем из этих очень разных племен выкристаллизовалось некое государственное и культурное единство. Интересно, что сначала «объединились» боги — эти перемешивались почти играючи, обменивались функциями и значением, попросту спаривались в конце концов сформировали довольно четкую иерархическую структуру. Вот этот-то процесс и завершился как раз к моменту создания Гомером «Илиады» и «Одиссеи». Тот наверняка использовал древние мифы, передававшиеся из уст в уста сказителями, приукрашиваясь и «корректируясь» в зависимости от «потребностей текущего момента». Но в основе, как и в библейских историях, лежали реальные факты. Похоже, что судьба Трои самого Гомера не очень-то занимала. А вот нам она интересна. И, возможно, будут еще находки, которые прольют новый свет на тайны истории.
 

Похожие статьи:

АрхеологияФальшивая Троя Шлимана

Альтернативная историяКиммерийцы

Альтернативная историяПогибшие цивилизации: Арктида, Аратта, Винча.

Документальные фильмыЕлена Троянская (2 серии из 2) / Helen of Troy (2008) IPTVRip

ИсторияПлевать за деньги и взбивать болото. Или старинные профессии, которых уже не встретить

Рейтинг
последние 5

Аспирант

рейтинг

+2

просмотров

1417

комментариев

2
закладки

Комментарии