Неконтактный народ с Сентинелесе

Неконтактный народ с Сентинелесе

О сомнительной пользе многих “благ цивилизации” написаны сотни книг. Однако волонтеры от современного мира все едут и едут в отдаленные уголки планеты, отколовшиеся от общего потока, и искренне считают, что несут только доброе, светлое и вечное. Только вот меценаты от цивилизации не понимают, что далеко не всем нужна их помощь. Кто-то дружелюбно принимает гостей из Большого Мира, а кто-то всеми силами противится их присутствию. Знакомьтесь — Северный Сентинельский остров и его обитатели.

 

 

По всем документам остров является собственностью Индии, но де-факто аборигены абсолютно автономны. Ну не любят они гостей, и уж тем более не собираются позволять чужакам свободно расхаживать по острову и что-то там изучать. По совести сказать, и изучать там особо нечего — площадь острова 72 кв. км., и все, что может заинтересовать человека — пальмы и отсутствие каких-бы то ни было промышленных зданий. Чистый воздух, экология, и далее по тексту.

Но сентинельцев все устраивает. Их клочок суши находится в стороне от оживленных морских путей, поэтому к излишнему вниманию аборигены непривычны. Со стороны Сентинеле выглядит земным раем: море, солнце, пальмы, золотистый песочек. Но не стоит искушать судьбу, думая, что сентинельцы наконец одумаются и согласятся на рандеву с пришельцами.

Еще с 1771 года сохранились свидетельства английских моряков, проходивших мимо Сентинеле. Волею судеб их корабль занесло в забытую богами и людьми восточную часть Бенгальского залива: мореплаватели спасались от шторма, и искали удобное место для стоянки. Вахтенный заметил в глубине острова несколько огоньков, доложил капитану, а тот решил, что с туземцами можно будет договориться утром на предмет пополнения запасов, и приказал бросить якорь. Но капитан просчитался: якорь-то они бросили, и даже спокойно переночевали вблизи Сентинеле, но утром, когда матросы сели в шлюпку и направились к берегу, вместо гостеприимных аборигенов их встретил град стрел. Моряков удивило то, что наконечники стрел были затуплены — это были “предупредительные” выстрелы. Немного забегая вперед, скажу, что у сентинельцев есть несколько типов наконечников: отдельные для рыбалки, охоты, боевые, и “предупреждающие”. Последние не причиняли никаких серьезных повреждений, но “кусались” весьма ощутимо, вынуждая англичан вернуться обратно на корабль. Однако матросы все же продолжили путь, и, как оказалось, зря — в ход пошли боевые стрелы, и успевшие к тому времени высадиться на берег незваные гости один за другим падали на песок. Из леса, вплотную подступающего к побережью, вышли обнаженные жители острова и, держа оставшихся в живых моряков на кончике стрел и копий, таки вынудили их отступить, оставив на берегу убитых и раненых товарищей.

Уже к 1789 году большая часть Андаманских островов, к системе которых относится и Северный Сентинельский остров, была колонизирована все теми же миролюбивыми и дружелюбными англичанами. Однако осталась и запретная территория, на которую захватчики все же не решились ступить — Сентинеле. Справедливости ради стоит сказать, что она им и не нужна была, так как остров представлял собой только эстетическую ценность, и то весьма сомнительного качества. Почти сплошь покрытый густыми джунглями, напрочь лишенный удобных гаваней, окруженный коралловыми рифами, затрудняющими подходы к острову, да еще и агрессивное без чувства меры население, метко отстреливающее всех гостей — не самая радужная картинка. Сентинельцев оставили в покое и почти о них забыли.

Сами аборигены никоим образом не напоминали о себе Большому Миру — им и так хорошо. Случаи, подобные происшествию с участием английских моряков, зафиксированы еще дважды: в 1867 и 1897 годах. Сначала индийское торговое судно потерпело крушение неподалеку от Сентинеле, и экипажу, с трудом выкарабкавшемуся на берег, пришлось бы совсем тяжко, если б не военное судно, проходившее мимо. Когда из чащи выскочили сентинельцы с копьями наперевес, со стороны моря раздался пушечный залп, и потерпевших забрали на более гостеприимный борт. Второй случай произошел с беглым каторжником. Как он попал на остров — неизвестно, но сохранился отчет полицейских, шедших по следу беглеца. Его нашли (точнее, его тело) на берегу, сплошь утыканного стрелами так, что убитый походил на гигантского дикобраза, и с перерезанным горлом. Полицейские поспешили ретироваться с острова — никто из них и предположить не мог, из-за какой пальмы вылетит смертоносное жало стрелы.

Но ведь ученый мир не может просто так отстать от островитян! Исследователям жизненно необходимо было узнать о быте сентинельцев, их обычаях и прочем, прочем, прочем. В 60-х годах прошлого столетия на Сентинеле отправилась экспедиция с дарами. Ученые готовились осматривать достопримечательности, фотографы настраивали оборудование, никакого оружия при себе у гостей не имелось. Но сентинельцев это не смутило, и любопытных встретил традиционный град стрел. Выдохнув и оценив обстановку, ученые все же высадились на берег, соблюдая дистанцию, аккуратно положили там свои подарки и сели обратно в лодку. Соблюдая безопасное расстояние, они наблюдали за действиями аборигенов. На песке остались лежать кукла, несколько пластмассовых ведер, металлическая кухонная утварь, кокосы, и живая свинья. Туземцы поступили весьма оригинально: отобрали только красные ведра, выбросив зеленые в океан, закололи свинью и похоронили вместе с куклой на берегу, съели кокосы. Утварь утащили куда-то вглубь леса — видимо, сочли, что это единственное, что сможет пригодиться в хозяйстве. И ушли в деревню.

В глубине ученых душ затаилась надежда: а вдруг удастся потихоньку приручить дикарей незамысловатыми дарами? Как бы не так! В следующий приезд им не дали даже приблизиться к берегу, и устроили на глазах ошеломленных “цивилизаторов” настоящее шоу с эротическим уклоном. Закончив показательный акт соития, туземцы гордо удалились в чащу, оставив несколько человек на страже “государственных границ”. Ученые с 70-х годов ломают голову над тем, что означало это выступление, но ни одной толковой гипотезы так и не выдвинуто. Самое распространенное мнение — туземцы таким образом выказали свое пренебрежительное (я бы даже сказала — презрительное) отношение к пришлым людям, и предупредили в последний раз. Так это, или нет — неизвестно, но рисковать больше никто не стал.

 

Окончательно от обитателей Сентинеле отстали только в 1990-х. Именно в этот период остров был объявлен закрытой территорией, и с тех пор любое исследование проводится только с вертолета, включая перепись населения: в 2001 году неугомонные статистики ухитрились посчитать аборигенов. Правда, подсчет получился весьма и весьма приблизительный, так как рассмотреть реальное количество жителей сквозь кроны деревьев просто невозможно. Если брать “поштучно”, то числится 39 человек (21 мужчина и 18 женщин), а предположительно на острове проживает от 50 до 400 сентинельцев. Честно говоря, сомневаюсь, что они когда-нибудь позволят точно себя пересчитать: первобытный образ жизни не подразумевает ведения какой-либо документации. Сентинельцы не занимаются ни скотоводством, ни земледелием, и живут тем, что посылает матушка-природа: добыча с рыбалки и охоты и дикорастущие плоды, корешки и травы составляют рацион островитян. Нехитрая пища готовится на огне, который, впрочем, разводить там не умеют, и хранят его в виде тлеющих поленьев и головешек в глиняных емкостях. Однако навыки металлообработки есть: собирая металлические обломки, которые после штормов иногда выбрасывает на берег, аборигены весьма ловко приспосабливают их для своих нужд, будь то оружие или какая-то поделка для дома. Еще один занятный факт: сентинельцы, проживая на острове, не умеют строить лодки!

Жилища аборигенов достаточно простые. Наверное, многие из читателей строили в детстве шалаши? Помните устройство самого простого? Он состоял из нескольких переплетенных между собой веток, расставленных конусом на земле и стянутых вверху веревочкой в один пучок. Сверху сей архитектурный шедевр щедро накрывался большими листьями, чтобы внутрь не попала вода. Иногда в той же манере исполнялась навесная дверца. Моя компания делала такие шалаши для игры в индейцев, а сентинельцы проживают в подобных постоянно. Разве что они чуть больше (рассчитаны на 3-4 человека) и закреплены получше, а так — принцип тот же: пол отсутствует, равно как и стены. Есть у них еще один вид жилища, построенный по типу коммуналки: там уже есть и настеленный пол, чуть приподнятый над уровнем земли, и стены, отделяющие одну семью от другой. Ни обычаи, ни язык науке не известны: исследователям никогда не удавалось получить ни единого образца речи аборигенов. Строятся предположения, что язык на Сентинеле относится к группе андаманских языков, но насколько близкое это родство — тайна, покрытая мраком, как и возраст этого народа. Некоторые ученые считают, что сентинельцы могут жить в неизменном состоянии около 60 тысяч лет. Не менялся ни рост (примерно 170 см у мужчин, и 160 см у женщин), ни темный цвет кожи, ни курчавые волосы. Эти качества весьма напоминают народы Африки, но те гораздо ниже ростом.

 

Если от “чужеземцев” сентинельцы весьма успешно отбиваются на протяжении нескольких сотен лет, то от природных катаклизмов стрелы и агрессия не могут их уберечь. Так, в 2004 году весь Андаманский архипелаг изрядно потрепало землетрясение, а последовавшее за ним гигантское цунами только усугубило положение. Однако сентинельцы выжили (видимо, имеется многовековой опыт по защите немногочисленного племени от подобных стихийных бедствий), что было подтверждено вездесущими исследователями на вертолетах. Никакой помощи аборигены не приняли, закидав вертолет камнями, палками и копьями. Можно было бы предположить, что агрессивность народа с течением времени будет потихоньку убывать, но надежды ученых тщетны: в 2006 году парочка рыбаков заплыла побраконьерствовать на расстоянии полета стрелы от острова. Оба были убиты. Тела обнаружили случайно: пролетавший вертолет взвихрил песок и обнажил трупы. Забрать их сентинельцы не позволили: у вертолетчиков не было возможности посадить машину.

 

Больше никто не предпринимал ни единой попытки пробраться на остров. Сентинельцы относятся к так называемым неконтактным народам. Их вполне устраивает налаженный быт (каким бы он ни был), имеющиеся блага, и уровень жизни в целом. Они сумели отстоять свое право на выбор пути развития. Меня удивляет другое: почему мир, зачастую весьма опрометчиво называемый цивилизованным, стремится навязать свой образ и подобие всем разумным существам планеты, да еще и удивляется, когда кто-то не нуждается в их услугах? Сентинельцев и подобные им народы не удастся прельстить нашими “благами”. Видимо, они на подсознательном уровне понимают, что такие перемены счастья им не принесут.

 

Похожие статьи:

Древний мирКульт карго – религия самолетопоклонников

ИсторияТаинственные скифы: господство и исчезновение

ГеополитикаКульт карго и иллюзии потребления

ФилософияПроводники тёмных сил

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+1

просмотров

1210

комментариев

8
закладки

Комментарии