Путешествие по Мадагаскару: Илакака

Путешествие по Мадагаскару: Илакака

Мой муж родился и вырос в Литве. Вильнюс оставил в памяти добрые воспоминания о советском детстве, но после распределения в офицерском училище он уехал на Дальний Восток, и с тех пор в Литве не был, однако до сих пор иногда вспоминает ее столицу добрым словом. Я ни разу не программист, и не знаток всемирной паутины, но ухитрилась найти сайт, на котором можно совершить онлайн-путешествие по Вильнюсу. На деле это просто снимки с видеокамер города, но они охватывают практически все улицы, так что наша виртуальная прогулка затянулась на несколько часов. Отмечу, что и сама с большим удовольствием “прошлась” по Вильнюсу — новые впечатления никто не отменял. И тогда мне подумалось — хорошо бы, если вот так можно было бы “прогуляться” по любому месту на планете. Тот, кто боится упасть с высоты, мог бы посмотреть на Ниагарский водопад с уровня птичьего полета. Другой — заглянуть в жерло вулкана. Третий — понаблюдать за спящей пандой в бамбуковых зарослях, а через полчаса посмотреть, как пятнистые хищники загоняют антилопу на завтрак в африканской саванне. И всё это — не выходя из дома. Что уж говорить, такой “сервис” изрядно облегчил бы жизнь людям с ограниченными возможностями, да и среднестатистическим гражданам тоже пришелся бы по душе. Далеко не у каждого есть возможность побывать во всех-всех интересных местах, так что сеть видеокамер… Размечталась я. Увы, это нереально.

Но некоторые области все же хочется посетить, хоть виртуально, хоть реально. Хоть как-нибудь! Особенно такие, в которые я, человек, привыкший к определенному уровню комфорта, в реальности не сунусь никогда в жизни. Например, Илакака, о которой пойдет речь.

 

Случайности не случайны!

Два десятилетия назад Илакака была точкой на карте, расположенной в одном из юго-западных районов Мадагаскара (около 735 км на юг от столицы острова), с населением чуть больше сорока человек. Так как общее население острова составляет около 25 млн человек, то Илакаку можно пройти и не заметить, — ты, оказывается, несколькими шагами пересек населенный пункт.

История человеческой жадности показывает, что, если где-то обнаружено месторождение чего-то дорогостоящего, то вскоре на этом месте может разразиться натуральная война за место под солнцем. Во времена подобных “лихорадок” брат шел на брата, чтобы отбить себе более выгодный кусок земли, на котором предполагалось наличие золота, алмазов или еще чего. Застолбленные участки привлекали все новые потоки старателей, и кучка наспех сколоченных вагончиков и палаток постепенно превращалась в полноценный город. Месторождение истощалось, а люди оставались. Илакака — не исключение. С начала 1990-х годов, когда были открыты аллювиальные (веерообразные, наносные — специально в словарик заглянула) месторождения сапфира, и на момент переписи населения в 2005-м она выросла с 40-ка человек до 60 тысяч. Полагаю, на сегодняшний день это количество уже перевалило за сто тысяч.

Город является живым примером нескончаемых войн за прибыль. Если на континенте подобные сражения постепенно прекратились, то здесь они в самом расцвете сил. Полагаю, что и на континенте они прекратились не сами собой, а при помощи светлокожих гостей, и далеко не сразу, а по мере истощения месторождений. Словом, Илакаку можно расценивать, как место для экстремального туризма: если вы хотели побывать на Диком Западе, и страдаете от отсутствия машины времени, то тур в этот город станет отличным решением проблемы. Только ковбои будут чернокожими, в лучших традициях дешевых американских вестернов.

С 1998 года, то бишь с момента открытия шахты, Илакака превратилась в жертву “сапфировой лихорадки”. К черту сельскую жизнь, на нее попросту не осталось времени: в город ломанулись (иначе и не скажешь) тысячи, десятки тысяч старателей.

Старожилы (кто дожил) утверждают, что первым сапфир нашел местный пастух. Заметив необычный камень, пастух кинул его в сумку, после отправил туда еще несколько похожих, а потом продал их знакомому ювелиру. На вырученные деньги удалось купить скромный домик с бассейном, подземной парковкой и личным садовником, на сдачу — несколько стад зебу. Односельчане кинулись собирать такие же камни, но их “затоптали” новоприбывшие старатели. Сейчас в Илакаке обитают представители всех 18-ти этнических групп Мадагаскара.

Центральная улица представляет собой сплошные лавчонки и магазинчики, владельцы которых — скупщики драгоценных камней и ювелиры — прибывают сюда из Таиланда, Китая, Шри-Ланки, Индии, и откуда бог пошлет. Чуть поодаль, отдельным кварталом, обитают местные нувориши с бассейнами, садовниками, и что там еще полагается в качестве дополнения к свалившемуся прозрачно-синему богатству. Однако в какой-то сотне метров от теннисных кортов и шикарных садов начинается другой мир. Он состоит из картонных домиков, держащихся на скотче, в которых вместо окон — полиэтилен, а вместо личного садовника — еще толпа таких же оборванных, грязных, вечно голодных добытчиков собственного счастья. Их не останавливает ни антисанитария, ни зловоние —каждый верит, что еще один взмах лопатой, еще один день на солнцепеке, и уж кто-кто, а он — именно он! — обязательно найдет огромный сапфир высокого качества, тем самым обеспечив безбедную жизнь себе, детям и всему своему роду до скончания времен.

Стараниями старателей (прошу прощения за каламбур) местность в Илакаке и вокруг нее напрочь изменена: каким ландшафт был до обнаружения месторождения, не скажут даже старики. Как только заканчивается территория “элитных бунгало” из картона и листового железа, так сразу начинается зона добычи. На большей части прииска она ведется ступенчатым способом, что вполне отвечает местным требованиям техники безопасности, но есть и неофициальные участки, на которых старатели, словно кроты, прокапывают вертикальные шахты в поисках ценного минерала. Что касается основного прииска, то он состоит примерно из 40 метровых ступеней, на каждой из которых трудятся наемные работники с лопатами наперевес. В течение всего рабочего дня за трудягами наблюдают охранники, чтобы никто из рабочих не уволок даже крошечного камушка, и периодически покрикивают на копателей, чтобы те увеличили темп работы. Неподалеку от карьера силами женщин и детей порода промывается, очищается от примесей и отправляется на дальнейшую обработку. Так они трудятся от рассвета до заката, за приличную для тех мест зарплату, едва достигающую отметки в два доллара.

Если бы дело обошлось только старателями, рассчитывающими своим тяжким трудом найти свое счастье, то и вестерн не получился бы. В Илакаку стекаются авантюристы всех мастей, цель которых — разбогатеть с минимальными вложениями трудовых ресурсов, а если проще — ограбить более удачливого “коллегу”, или обнести ювелирную лавку. Помимо официальных старателей есть и неофициальные, работающие на свой страх и риск. Цель та же: за один карат сапфира можно получить как $20, так и $200, а то и больше — до нескольких тысяч долларов. Все зависит от качества камня, и от жадности скупщиков, коих тут едва ли не больше, чем самих добытчиков. Они предлагают цену за сапфир, ориентируясь не только на цвет, размер, чистоту, прозрачность и вес, традиционные для данного случая, но и на предполагаемую сумму, которую можно выручить за камень на мировом рынке, так как очень большое значение имеет еще и месторождение, где он был обнаружен.

Скупщики стараются обставлять лавчонки так, чтобы у любителей халявы было как можно меньше желания поживиться в отдельно взятой хибарке. Никакого лоска, практически такой же вагончик, как и у старателей, с той лишь разницей, что в нем присутствует электричество. Из оборудования — компьютер, принтер, телефон, и самое главное — точные весы. Часто — кондиционер, который, как и прохладительные напитки, позволяет расположить к себе посетителя и, как следствие, забрать у него камень по максимально выгодной для скупщика цене. Ничего нового, маркетинг — он и в Африке маркетинг, но у нас вряд ли будут часами обрабатывать посетителя — чревато последствиями.

В последнее время многие владельцы лавок потихоньку сворачивают свою деятельность в Илакаке, мотивируя это тем, что жить там становится все дороже, а сапфиров добывается все меньше, поэтому шансы получить свой кусок миллиона стремительно тают. Некоторые скупщики параллельно основному занятию содержат небольшие фермы, на которых разводят зебу — подвид дикого быка. По сути, та же корова, только с горбом на загривке. Молока зебу дает меньше, но их количество на Мадагаскаре превышает число жителей, чтобы удовлетворить потребности населения. Кроме того, на острове зебу — священное животное, что не мешает подавать его мясо в ресторанам и приносить в жертву.

В Илакаке неплохо устроились торговцы всякого рода амулетами, у которых сапфир и менее ценные камни, попадающиеся в процессе основной добычи, может решить все проблемы человечества, если вы купите вот эту горсточку амулетов. Оптовикам — скидки, пятьдесят рублей за ведро.

Если желаете попробовать себя в роли настоящего старателя, то здесь существует полноценный тур для подобных целей, который сопровождает местный специалист. Но вряд ли у такого вида развлечений есть будущее, как и у самой добычи мадагаскарских сапфиров. Дело в нестабильной политической обстановке: остров только в 1960 году обрел независимость, перестал быть французской колонией, и с этого момента его не раз лихорадило от междоусобиц. Распри в правительстве не самым положительным образом влияют на экономику страны, потому на Мадагаскаре ни дорог, ни притока толковых специалистов. Да что специалисты, даже полноценной карты местности нет, потому что очень много труднопроходимых областей, в которые страшно идти даже с проводником, потому что проводнику еще страшней. Но местные жители не теряют надежду и верят: однажды и на их острове наступит мир и благоденствие, а сапфиры Мадагаскара еще долго будут радовать их ценителей, прочно занимая нишу на мировом рынке драгоценных камней.

 

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+1

просмотров

340

комментариев

6
закладки

Комментарии