Тропы Робин Дэвидсон

Тропы Робин Дэвидсон

Сейчас, когда я мысленно возвращаюсь к своему путешествию, когда пытаюсь отделить факты от вымысла и вспомнить, как я прожила такой-то день, пережила такое-то событие, когда стараюсь вытащить на свет божий глубоко погребенные и безжалостно изуродованные воспоминания, из общего хаоса проступает четкая мысль. Ничего сверхъестественного я не совершила. Пройти по пустыне не опаснее, чем пересечь улицу, доехать на машине до побережья, наесться земляных орехов. Две важные вещи я усвоила благодаря путешествию; каждый обладает таким запасом сил и энергии, каким хочет обладать, и самое трудное в любом начинании — сделать первый шаг, принять решение. Я знала уже тогда, что время от времени буду забывать эти истины и мне придется повторять знакомые слова, утратившие смысл, и вспоминать, что они значат. Я знала уже тогда, что буду бесплодно тосковать об этом путешествии, вместо того чтобы вспомнить, чему оно меня научило. Путешествия, как я когда-то подозревала и в чем сейчас убедилась, не начинаются и не кончаются, они лишь меняют форму.

Робин Дэвидсон, “Путешествия никогда не кончаются”

 

Робин Дэвидсон — австралийская писательница. В основу ее главной книги легло собственное путешествие, затянувшееся на 9 месяцев. В гордом одиночестве (если не считать верблюдов и собаку) она преодолела 2700 километров пути, пролегающего через австралийские пустыни.

Робин не была первооткрывателем в общепринятом смысле этого слова. Первопроходец — тот, кто идет по новым землям, составляет карту, и прочее. Но девушка и не ставила перед собой такую цель: гораздо важнее для нее было увидеть собственную страну своими глазами, а не узнавать ее по книгам других путешественников. Так что ее одиночный поход превратился в испытание собственной физической и духовной силы.

Дэвидсон родилась в семье фермеров, чьи владения располагались неподалеку от небольшого австралийского городка Майлс. В 11 лет осталась сиротой, и с этого возраста ее воспитывала тетя. Затем была школа-интернат, по окончании которой у Робин появилась возможность заниматься музыкой, так как она получила стипендию. Однако фортепиано и скрипкам она предпочла зоологию, и, хоть и ненадолго, но погрузилась в новое увлечение с головой. Следующая ступень — университет, в котором было изучение японской культуры и искусства. Робин все удавалось, что бы она ни задумала — и казалось, что девушка вполне довольна тем, как у нее складывается жизнь. Как бы не так: в 25 лет она бросает университет и уезжает в Алис-Спрингс, где ближайшие несколько лет будет упорно трудиться на верблюжьей ферме.

Сказать, что этот поступок шокировал ее родных и близких — значит, ничего не сказать. Робин отвечала односложно, но отец и старшая сестра все-таки умудрились добиться от нее мало-мальски вразумительного ответа. Девушка сказала, что ее работа на верблюжьей ферме — только первый этап. На нем она планировала научиться обращаться с верблюдами до такой степени, чтобы суметь в одиночку управиться с небольшим караваном. А дальше будут другие этапы, которые шаг за шагом приблизят Робин к ее истинной цели — путешествию через пустыню Гибсона в компании дромадеров.

Эта идея не была для будущей писательницы спонтанной. Девочка росла на приключенческих романах, запоем читала дневники исследователей, которые первыми прошли по ее родным землям и изучали их еще в XIX веке. Робин искренне восхищалась волей и силой этих людей, для которых их открытия порой становились роковыми, и верила, что нельзя называться австралийцем, если ты бывал только в больших прибрежных городах, а сам материк представляет для тебя такую же загадку, как и для первопроходцев.

Середина XX века. На карте — ни одного белого пятна (а те, что есть, находятся в таких местах, что туда не то что на верблюдах — вообще ни на чем не попасть). Но Робин и не собиралась закрывать их на карте — гораздо важнее для нее было ликвидировать подобные пробелы в собственной голове. Разумеется, присутствие силы духа и желания ничего не решало, потому что желанный маршрут по простоте проходимости был очень далек от тенистых аллей. Пустыня — не веселый аттракцион, а экспедиция исследователя, чьим именем и были названы австралийские пески, добралась до конечной точки своего путешествия уже без Альфреда Гибсона — он так и не нашел воду, и погиб, отбившись от основной группы. Чтобы не повторить его судьбу, Робин Дэвидсон решила как можно тщательнее подготовиться к своему путешествию, и именно этим она занялась на ферме в Алис-Спрингс.

Несколько слов о дромадерах

Дромадеры, они же дромедары — одногорбые верблюды. Раньше они жили только в дикой природе, и их стада можно было заметить в пустынях Ближнего Востока и Северной Африки. Но с течением времени дикий дромадер вымер: остались одомашненные, которых держат для верховой езды и перевозки грузов, и вторично одичавшие — этих можно встретить только в Австралии.

Обычно дромадер мельче двугорбого сородича: его высота в холке не превышает 2,3 метра, а в длину он не более 3,4 метров. Вес достигает 700 кг. Телосложение стройное, ноги длинные, покрытые короткой шерстью. На голове, шее и спине — та же пепельно-серая шерсть, только более длинная. Другие окраски встречаются редко, но иногда можно увидеть белого или темно-коричневого дромадера.

Дромадер теряет жидкость в минимальном количестве, и умеет длительное время обходиться вовсе без воды — до недели в навьюченном состоянии, и несколько месяцев — без груза. Ближе к ночи у верблюда значительно снижается температура тела, а днем он “разогревается” очень медленно, поэтому животное практически не теряет жидкость с потом. Даже если случилось так, что в течение долгого периода не удавалось напиться, то дромадер и ухом не поведет, если лишится 40% жидкости. Он пьет очень быстро: всего за 10 минут способен выпить до 100 литров воды! Ни одно млекопитающее не способно усвоить такой объем за столь короткий срок. В пищу идут пустынные растения, часто — колючки. В моем детстве ходила такая байка, что верблюды хранят запас воды в горбах, и только к школе наконец выяснилось, что нет там никакой воды — только запасы жира. Из него дромадер получает энергию для дальних переходов, а жидкость он хранит в желудке, и расходует ее очень экономно. Дромадер выживет даже в засушливый сезон, и потеряет при этом не более 25% веса. Но вот морозы переносит плохо — шерсть коротковата, и не способна защитить животное от холода.

В Австралию дромадеров в качестве вьючного скота, хорошо переносящего засушливый климат, ввозили с 1840 по 1907 годы. На сегодняшний день австралийская популяция из вторично одичавших одногорбых верблюдов числом 50-100 тысяч особей является самой крупной, и единственной в мире. Популяция только растет, потому что в Австралии нет хищников, способных ее регулировать. По сути, произошла та же ситуация, что и с кроликами, в свое время заполонившими континент, и теперь верблюды приносят не только пользу, но и вред. Однако это не мешает австралийцам и жителям некоторых африканских и азиатских стран устраивать скачкки на дромадерах, для которых даже выводятся специальные породы. На таких животных и пал выбор Робин Дэвидсон. В Австралии, как и в остальном мире, постепенно отпадала надобность в “кораблях пустыни” — их заменяли машины. Но в Алис-Спрингс сохранилась одна из действующих ферм, на которой Робин познакомилась с Солли Мохаметом. Афганец по национальности, он взял девушку под свою опеку и два года учил премудростям, которые могли понадобиться Робин в запланированном путешествии. Она научилась кормить дромадеров и ухаживать за ними, лечить болезни, навьючивать, следить за караваном в пути. Попутно девушка изучала пиджанджаджара — наречие, на котором общались аборигены Австралии. Ей предстояла не одна встреча с ними, и было разумно подготовиться к разговорам.

Время шло. Робин экономила на всем, чтобы приобрести верблюдов — они стоили весьма приличных денег, а заработки на ферме нельзя было назвать шикарными. После накопления необходимой суммы появилась вторая проблема: нужна была определенная сумма на снаряжение. Ее у Робин не было, а вариант “накопить” не рассматривался. Решение подсказал знакомый журналист, который прибыл в Австралию для написания очередной статьи в National Geographic. В итоге Дэвидсон отправила в редакцию письмо, в котором рассказала о своих планах и попросила профинансировать готовящуюся экспедицию. National Geographic дал согласие. Подготовка продолжалась.

В путь их отправлялось пятеро: сама Робин, собака, и верблюды. Маленький караван отправился в путь 8 апреля 1977 года.

Впереди — вожак каравана, взрослый, степенный верблюд по кличке Дуки; второй, помоложе, проказник Баб; верблюдица Зулейка с сыном-подростком с громким именем Голиаф; моя верная подруга, черная, как уголь, собака Диггити.

Дневник Робин Дэвидсон

Сложный путь

В первые же дни путешествия пустыня показала человеку и животным, кто в доме хозяин. Робин сбила в кровь ноги и натерла мозоли. Диггити изрезала лапы. Но на фоне предстоящего неприятного сюрприза это было сущим пустяком: через несколько дней тучи закрыли пустыню Гибсона от солнца, и начался сильнейший ливень. Под ногами был еще не песок, а глина — Робин и ее четвероногие спутники скользили, как по льду. В итоге Дуки все-таки не удержал равновесие, и повредил при падении ногу.

Вернуться? О нет. Такого слова в лексиконе Робин на ближайшие месяцы не предвиделось. Ее караван с трудом, но все же добрался до Темпе-Даунс — деревни аборигенов. Там девушка задержалась почти на месяц: Дуки залечивал ногу, остальные верблюды набирались сил, а сама Робин приобретала навыки и знания, которые могли пригодиться ей за время пути: жители деревни учили ее находить съедобные коренья, гусениц и личинок, рассказывали о том, как выжить в сложных условиях. Несмотря на то, что девушка старалась изъясняться на привычном для туземцев пиджанджаджара, они не всегда ее понимали — видимо, сказывался недостаток практики. Но на помощь всегда приходил язык жестов.

Когда Дуки был готов продолжать путь, вместе с караваном вызвался идти один из аборигенов, которого Робин называла мистером Эдди: предстоял очень сложный участок пути, и мужчина, подружившийся с путешественницей, искренне переживал за ее жизнь и здоровье. Они прошли почти 200 миль, и впоследствии Робин отзывалась об этих трех неделях, как о самых приятных за всю дорогу.

Но большая часть пути была проделана в одиночестве. Девушка самостоятельно искала верблюдов, когда случайно потеряла караван из виду среди барханов, так же, без помощников, собирала разбросанные Бабом тюки и канистры с водой. Отстреливалась от диких верблюдов, положивших глаз на Зулейку. Несколько дней шла на одном дыхании — неожиданно закончилась вода. Словом, трудностей хватало.

К тому же у Дуки треснуло копыто, и вожак сильно хромал. Самое плохое было впереди: в Австралии полно диких собак динго, которых периодически травят, разбрасывая куски мяса, начиненные ядом. Кто затащил этот злосчастный кусок в пустыню, неизвестно, но в итоге отравилась Диггити. Собака страдала несколько дней, а Робин, не имея ни единой возможности помочь своей любимице, вынуждена была избавить ее от мучений — Диггити пришлось пристрелить.

К 196 дню пути караван достиг Индийского океана. На отдых себе и верблюдам девушка выделила неделю. Набравшись сил, караван двинулся дальше, и … достиг цели. Оставить себе верных спутников Робин не могла, поэтому верблюды были проданы на ближайшей ферме.

Верблюжья леди

Camel Lady — именно так прозвали Робин журналисты. Журналист, посоветовавший ей обратиться в National Geographic, навещал ее во время всего пути, и делал репортаж о ходе экспедиции. Опубликованный в 1978 году, он вызвал широкий резонанс, и еще не одна газета рассказывала о смелой девушке. Вдохновленная интересом читателей, Робин и сама решила взяться за перо: она написала книгу “Тропы”, которая в русском переводе получила название “Путешествия не кончаются никогда”. В результате получился бестселлер, на основе которого снят фильм: его премьера состоялась в 2013 году на Венецианском кинофестивале. Картина получила положительные отзывы критиков, и отличные оценки от зрителей.

Книга получилась пророческой: путешествия не закончились. Несколько лет Робин Дэвидсон путешествовала по родной Австралии, изучая быт туземцев. В начале 1990-х она отправляется в Индию, к местным кочевникам, а затем на Тибет. По итогам этих экспедиций был написан ряд эссе, и снят документальный сериал. На сегодняшний день Робин живет в австралийском штате Виктория.

Морали нет. Но жизнь Робин Дэвидсон, и ее путешествия — еще одно доказательство того, что если у человека есть мечта, то он преодолеет любые трудности, чтобы ее исполнить: пройдет тысячи километров по пустыне, выучит языки, обретет любой необходимый навык, но в итоге добьется своего.

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+3

просмотров

568

комментариев

13
закладки

Комментарии