Наш ответ "Чемберлену" или какие очки носить

Не в пику последней статье вышедшей на сайте под названием «Мифы о язычестве» выложенной Анатолием Рябцевым, а более в дополнение. Ни сколько не споря с автором строк, все же стремлюсь, так сказать «по горячим следам» высказать свое мнение по данной теме. И коль скоро статья как мне видится одна из серьезных, попавших на страницы сайта в последнее время, появилось желание «ответственно заявить». 

Ибо по меткому замечанию автора статьи: « …сейчас настал самый подходящий момент, чтобы задуматься о том, кто мы, куда идем и зачем вообще идем куда-либо. Это, в том числе, значит оглянуться на пройденный путь, свериться с ориентирами — пусть эти ориентиры вырабатывались давними предками в эпоху сохи и топора, зато использованная при этом методология выглядит вполне здравой и эффективной».

Меня еще в период школьного ученичества очень задели слова тогдашнего кумира В.И. Ленина, что, мол «Россия всегда призвана носить ту шляпу, которую Европа выбросит». Несогласие с данным постулатом не позволило мне четырежды вступить в ряды комсомольцев, отчего уже, будучи в армии направленный в определенные военные условия, меня в скором темпе (как в рыцаря, мечом) «определили» в комсомольцы. Полная неуважуха помирать не обремененным комсомольским билетом, так тогда считали вершители наших судеб.

Прошло время, многое, пережив я ловлю себя на мысли, что изменилось время, изменились обстоятельства нашего существования, но не изменилась жизнь вокруг. Парадокс. Мир другой, а жизнь в нем прежняя. Отчего многие поднимаемые в статье вопросы не вяжутся с протекающей за окном жизнью. Хоть и появились термины определения, которые должны как бы дать возможность человеку самому самостоятельно разобраться с тем, что происходит у него «под носом» и самому не изображая то, что в «проруби» прибиться к какому-то берегу. Но наличие все возможных не «навязчивых» рекомендаций как-то возвращают меня в прошлую жизнь, Отчего понятие «серьезный язычник» ни с чем у меня более не ассоциируется как с понятием «доморощенный бомж».

Для себя я давно понял, что миф живуч не потому, что частью состоит из правды, а потому - что он безобиднее, чем правда. Популяризация мифов усиливается в периоды осложнения жизненных структур. И многие в иносказательных простотах ищут ответ на жизненные хитросплетения. Мне почему-то думается, что страусу не стоит прятать голову «в песок» находясь в клетке зоопарка. 

Отмечу лишь ключевые моменты статьи.
«С одной стороны, приходится признать: памятники славянского язычества сохранились гораздо хуже, чем наследие древних греков или скандинавов. У славян были и мощные храмовые комплексы (Ретра, Аркона на острове Рюген), которые могли бы сравниться с греческими, и при каждом селении бесчисленные капища с вкопанными в землю деревянными изваяниями богов — однако достоявших, подобно Парфенону, до наших дней, среди них нет. Из произведений древнеславянской литературы широкому читателю известно лишь «Слово о полку Игореве», тогда как греки могут предъявить Гомера, Гесиода, Анакреонта, Эсхила, Еврипида, у германоскандинавов есть целых две «Эдды», старшая и младшая, «Круг Земной», «Беовульф» — и это лишь самый сжатый список»
Очень правильное замечание и какого-либо дополнения к нему не требуется.

«Кстати, некоторые их этих поучений датируются, совсем, недавним временем, 18-м веком, а это говорит о том, насколько, прочно, укоренено язычество в народе. Здесь мы подходим к следующему важному пункту. После крещения Руси и последовавшего за ним очень долгого периода постепенной христианизации у славян сформировался уникальный и очень сложный мировоззренческий комплекс, который следует называть не по официальной версии — православием, а двоеверием. Мощный пласт верований и обрядов, который церкви так и не удалось искоренить, она вынуждена была принять как бы под видом православной традиции. Начнем с того, что нигде в «Библии» не указана дата рождения Христа; тем не менее, церковь отмечает Рождество во вполне определенный день, удивительным образом близкий к языческой Коляде — зимнему Солнцевороту. Точно так же, праздник, известный сейчас под названием «Ивана Купала» получился в результате наложения образа Иоанна Крестителя («купавшего» людей в Иордане) на исконно славянский праздник Купалы — летнего Солнцеворота. Илья-пророк (по библейской легенде вознесшийся на небо на огненной колеснице) слился с образом громовержца Перуна. Кроме того, образ Перуна слился и с христианским святым Георгием на том основании, что Георгий Победоносец пронзил копьем змея, а поединок со змеем (у славян — хтонической подземной ипостаси Велеса) непременно встречается в биографии небесного громового бога почти у всех народов. Велес — в аспекте податаля достатка и мудрости — продолжает почитаться под именем святого Николая. Этот список можно продолжать и дальше, главное здесь в том, что пристально присмотревшись к народному христианству, можно заполнить кое-какие белые пятна в языческой теологии».

Тут если быть точным разговор не может идти о двоеверии, ибо, или оно одно, или его нет вообще, нельзя быть «немножко беременной». В данном случае мы наглядно видим как христианство рафинировало древнее верование славян при этом сохранив его ключевые форматы, но назвалось при этом Православием (что по мне так никакой разницы, что Правоверие-вера в Правь, что Православие, Славлю Правь) и заслуга в том уже упоминаемого Сергия Радонежского.

«1.При всем разнообразии проявлений, у язычников четко просматривается общий идеал: динамическая гармония таких взаимодополняющих начал, как сохранение доставшегося нам мира и природы со всей их красотой — и его смелое переделывание сообразно со своими представлениями; свобода — и долг; гордое утверждение себя, взращивание своей неповторимости — и готовность забыть о себе, когда значение имеет лишь род как целое; деловитость рачительного хозяина — и устремленная к другим мирам мечтательность поэта; готовность полнокровно жить сейчас здесь, на земле — и способность заглядывать за границы мира Яви; рассудительность степенного старца — и безумие ударившегося в пляску шамана.

2. Лучшее, чем современный человек может отплатить своим далеким предшественниками — это нести дальше в будущее начатую ими эстафету, а не бежать по кругу и по уже пройденным тропам. Традиция – это не охрана пепла, а сохранение огня.

3.Одним словом, если кто и падает ниц перед деревянными идолами, то только в силу своей лично психической организации, требующей непременно кому-то поклоняться, к язычеству же это никакого отношения не имеет. Славить богов язычники предпочитают познанием, творчеством, крепкой дружбой, хмельной по-весеннему пылкой любовью и любовью глубокой и спокойной, воспитанием детей и, как же без этого, удалыми игрищами».

Сто раз подпишусь под этими словами. Но давайте все, же взглянем на вещи несколько шире. Шире понятия собственной свободы и даже свободы своего народа. Ничего, что для многих собственная свобода неотделима от свободы его народа, а свобода его народа превыше всего и далее его жаждущий ум устремляться не хочет. Нет, мол, в том существенного смысла.

«Могет быть, могет быть!
К тому же язык «программиста» к системе «обще признаваемых» (многими признаваемых) явлений опирающихся на духовную идентификацию людей не подходит. Он, обобщающий и частности его состоят из задач, которые ставятся перед этим самым программированием. Вот в этой части как определение задач стоящих перед явлением, называемым язычество этот самый Язык уместен. Ибо во главу угла ставит те задачи, которые преследует: Объединение? - уже тема. Существовать в определенной среде? – другая тема; «Я так считаю!»- третья тема. В зависимости от этих задач и возможности их реализовать, и выявится «их слабость или сила».
Никто, никогда не проводил социологических опросов, но если бы проводили ответ, был бы однозначным, типа «Мы видим в нем (язычестве) объединяющий фактор, без каких-либо философских нагрузок». Забегая вперед, скажу лишь то, что это опять напоминает не за кого-то, а против кого-то. Язычество это процесс против насаждения, как нам кажется того, что нам не свойственно. И после вопроса, что же нам свойственно идет невразумительный ответ «желаемого, за действительное».
На мой взгляд, в этом и заключается слабость язычества (тут вообще смурное слово типа неоязычество появилось, будто это самое язычество когда-то существовало как явление) в его нынешнем состоянии, которое усугубляется возможной его «модностью».

Ибо целостность явления никогда не определялась количественным фактором, более того это и есть «ахиллесова пята» всевозможных массовых явлений. Скорее здесь уместно вспомнить другую фразу «низы не хотят, верхи импотенты». Мир стоит на пороге идейно-духовных перемен и те, кто озабочен этой переменой очень и очень живо, а это совсем не сторонники язычества, тот и подсовывает давно высосанную пустышку, культивируя ее в сознании «жаждущем» перемен тренсформируя, в неосознанно-трепетное «мировоззрение» обывателя. Это не в укор автору, а лишь «в назидание потомкам».

Автор же статьи, позиционируя себя как системный человек, то есть определяющий главенство не внешней формы бытия, а ее концептуальной парадигмы, все же не преминул, по мазахистски наступить на те же грабли, на которые наступают все, кто касается подобных тем. То есть стремясь использовать свою концепцию видения язычества в современных условиях все же опирается в устройстве мира вокруг себя на «наследие предков», на чаромутное (слово позаимствовал у Ю.Ульянова) произведение «Слово о полку Игореве». Притом, что слово «полк» появилось на рубеже 15 и 16 веков и то не на Руси. При этом автор совсем забывает, к чему это «наследие» привело, так как оказалось не только не состоятельным как философское подтверждение жизни социума (его большинство отринуло, разбежавшись к другой жизни), но и бессильным по отношению не только к давлению извне (христианству, которое не прошло бы если бы социум был бы однороден и основателен в идейном смысле), но и более раздраю внутри самого славянского социума. А вот это не корректно упоминать «все славянство», ибо славянство есть только языковая общность и не более (вопросы генетики в статье не рассматриваются).

Надо отметить, что в подтверждение моих слов является то, что православие устояло перед католицизмом. А напор, надо сказать, был даже более кровопролитным чем пришествие на Русь православия. Это о сполохи войны православия и католицизма в нашем сознании ассоциируются с «мечом и огнем» крещением Руси. И досужие историки основательно «подогрели» это заблуждение, перетасовав карты так, чтобы никто не мог понять где, правда, а где кривда. Почему мы и «дерем» горло, доказывая друг, другу пытаясь заменить одну неправду другой.

И вот те, кто очень и очень озадачен тем, что опять «общий мир» идейно-духовного спокойствия, основанного на «разделяй и властвуй» (по сути, сохраняй равновесие) пошатнулся и если и дальше так пойдет, то развалится совсем, но этот мир им привычен и понятен, ничего более правильного с их точки зрения не могли предложить, как «отправить людей назад», туда, где и произошло когда-то столкновение того, что проиграло и того, что выиграло.
Данным действием «убиваются» сразу два зайца, а если пальнуть дуплетом, то и все четыре:
«1-й заяц»- при жизни идущей вперед, где уже видится развал нынешнего «духовного гегемона» отвернуть от его «кончины» большинство взглядов. Пусть будут заняты прошлым. А не строят будущее. Но это лишь продление агонии, конец неизбежен.

«2-й заяц»- возрождению предназначено то, что известно с его сильной стороны, но более слабой (ибо использовали в истории лишь слабость). И уже известно как его можно при необходимости «столкнуть» с пьедестала. А пока пусть покрасуется. Но эта тема с подвохом и не каждый не только не видит ее, но и не готов это видение принять. А пытаться систематизировать и структурировать «наследие предков» (как это делают Инглинги), к чему и толкают «затоковавших» лидеров язычества , в дальнейшем значит выбить из под него главную опору, это постулат о том, что верования славян зиждятся на природной основе. В природе структуризация и систематизация иного порядка, чем структуризация социума. А ведь многие толкователи славянской веры как раз тем и заняты, что структурируют и систематизируют мифологизмы по принципу социального устройства общества. А другое им сформулировать и не дано, это можно сделать лишь освободившись от только только нарождающейся философии, но уже «заразившейся» догматизмом. Отчего и весь этот сыр-бор на сайте.

«3-й заяц»- «Поднимая» на пьедестал язычество, надо его как можно больше оплести мифологизмами, чтобы оно само как в коконе путалось в своем многообразии сущностей. И чем массивнее будет его тело, тем менее способными будут держать это тело его ноги. И совсем прекрасно если этому «колосу на глиняных ногах» будут поклоняться многие. Когда он рухнет не надо будем много тратить сил , чтобы гоняться за каждым, он погребет под собой всех своих последователей, а те кто выживет еще передадут это «испуг», в виде бессмысленности поворотов истории вспять не одному своему поколению.

«4-й заяц»- при всем декларировании человека о необходимости помнить свои корни он все же стремится в своем развитии вперед. Даже если этот путь преградить брошенным на землю гребнем, из которого вырастают черные воины. Такова природа человека. И этого аспекта не учитывать нельзя. Человеческой психике понраву старина, но ему чуждо упиваться ею в ущерб прогрессу. Вот только не надо становиться в позу и как у школьной доски рассказывать как «плохо себя ведет этот прогресс». Ибо только соединение старины (преемственность) и прогресса, рождает будущее, то есть тот симбиоз нового, которое должно еще выпестоваться (определиться в самом себе, что оно есть такое). Безусловно, в этом процессе будет участвовать, и язычество и родноверие и даже атеистические мировоззрения и если хотите (как это кому-то не хочется) православие. Которое кстати ну уж, совсем, христианским назвать нельзя.

Мне понравилось одно выражение в прениях к какому-то посту типа «вы не знаете настоящего христианства!». Хотелось задать вопрос. А это, что за зверь? Но внимательнее «присмотревшись» к автору высказывания понял, что он имеет ввиду раннее (до реформы Никона) православие, еще называемое правоверием, со всеми атрибутами христианства в «обработке Сергия Радонежского».

И вот это народившееся новое будет уж точно не христианством, но наверняка и не язычеством. Как консервативно первое, так и аморфно второе. Аморфно в своем философском мировоззрении. Кстати и автор статьи подтверждает мои слова и опасения тем, что обращает наше внимание на консерватизм в язычестве и что появление чего-то нового уже объявляется ересью. Вот вам и аморфность, то есть несамостоятельность в проявлениях «идем проторенным путем».
Познакомившись с вышеприведенным мнением, нетерпеливый читатель задаст два вопроса (больше не потребуется):
-Что делать? (куда от него денешься) и
-Что нас ждет?

На первый вопрос, каждый отвечает себе сам, а вот второй вопрос, как я его вижу: постараюсь поделиться.
За основу возьму резюме автора к каждому из мифов.
«Лучшее, чем современный человек может оплатить своим далеким предшественникам - это нести в будущее начатую ими эстафету, а не бегать по кругу и по уже пройденным тропам. Традиция это не охрана пепла, а сохранение огня»
Здорово сказано, согласен на все 100.Но в том лишь случае, когда традиция была бы неизменной и непрерывной. В противном случае традиция это лишь желание сохранить традицию. Так как в огонь не бросаются сами, а кладут поленья. Думается, что не о сохранении нынче традиции приходится вести разговор, а о палингенезе (внутреннем возрождении).

Мне нет тут нужды здесь приводить бытующее в философии понятие фатализма, когда за уже ушедшим и заменившим его новым вновь появляется ушедшее старое, стремящееся не столько возродиться в былом качестве, сколько напомнить о своем прошлом существовании.

Но это «напоминание» захватывает умы не многих тем не менее превращаясь в условие через которое как через грязное стекло не видно будущего. Мало кого из подвижников данного процесса интересует, что вполне явственно видно при «взгляде со стороны», что это прошлое выглядит как бы «очищенным» по прошествии многих лет, но и еще то, что оно гипертрофированно возвышенно творчеством нашего сознания. Тут проблема понятна, кого интересует простая обыденность. Я пока не буду говорить за то, что многое в этом процессе притягивает к себе не «чистых на руку» и «порочных душою» особей, которые при определенном и весьма незначительном усилии «таскают из огня каштаны» чужими руками. Это разговор долгий, нудный и чаще всего бесполезный. Ни для кого это не секрет. К сожалению, знать об этом и уметь противостоять этому, весьма далекие друг от друга свойства.

Скорее необходимо напомнить, что многообразие последующих проявлений зависит порою от «запланированных случайностей». Запланированных своей необходимостью, условиями логики поступательного развития, а случайных в появлении в определенном месте в определенное время.
Знание прошлого позволяет нам лишь избежать повторение ошибок, но не дает ответов на стоящие перед нами вопросы настоящего. Так для чего самим самостоятельно пытаться совершать эти ошибки своим стремление к возврату прошлого?

И все же совершать их мы будем, но они (ошибки) будут совершаться, сообразуясь с эффектом «случайности» и соответственно не всегда могут нас, ныне живущих удовлетворить. Вот она сложность всех процессов, когда наши желания и устремления не сообразуются (а более не в ладу) с нашими возможностями и требованиями времени.

Почему следуя за мыслью автора, я все же хочу ему несколько возразить относительно того, что возможно распространение идей прошлого на формирование идей будущего. Ибо из условий исторической абстракции (а порою и откровенной обструкции. Кто может выступить независимым судией и сказать, что все было именно так и по той причине, которая нам видится?) мы стремимся шагнуть прямо в условия сегодняшней жизни. При этом «расталкивая» уже существующую действительность, не принимая в расчет реалии настоящего и пытаясь сформировать платформу для весьма абстрактного будущего.

Источник нашей уверенности будь он официальный или « таинственно» не официальный значении при этом не имеет. Важен тот факт, что мы об этом как бы знаем. Но повторение ошибок история не прощает. Стремление создать «светлое будущее» для своих потомков сообразуясь с собственными ощущениями и взглядами, оканчивается непроходимыми страданиями для этих потомков.

Еще один момент, как бы ни позиционировали себя лидеры язычников, они не избегут стремления влиять на повседневную жизнь своих сторонников. А это не просто бессмысленно, но и опасно, в той связи, что формо - образное восприятие окружающего мира (типа «сильный воин имеет черты Перуна, отчего все воины должны их иметь, чтобы быть лоне Перуновом» ) никак не согласуется с реалиями технического прогресса. Даже примеры приводить не хочу, чтобы не превращать статью в балаган (другого определения не нашел).

Чем, каким образом идентифицируется народ?
Безусловно языком, обычаями, культурой историей наконец и соответственно идейно-духовным наполнением (хотел написать религией, но остерегся). Тут уместно вспомнить Бердяева, который говорило том, что культура не развивается бесконечно, что она несет в себе семя смерти. Это говорит о том, что в ней заключены начала, которые неотвратимо несут ее к цивилизации.

Любая культура пронизана тем духом, который порождает форма существования народа. Как интересно видеть чела «тарабанящего» по клаве компьютера в рассуждениях о духах и мистериях интернета. Скажете полный бред? Или вот еще, прежде, чем сесть за монитор испрашивать у духов экрана разрешение и разделить с ним угощение (просыпав пачку печения на клавиатуру и напоив мышь пивом). Извините! Не удержался.

Нельзя забывать одного, что культура это есть творческая мыслительная составляющая человеческой формации. Через культуру народы становятся объективной реальностью, то есть участниками исторических процессов. И лишь тогда когда они начинают жить по законам своего мировоззрения их называют цивилизация, куда они и стремятся после того как сформулируют свое мировоззрение. А вот эта жизнь, т.е. цивилизация (по Бердяеву) иной раз диктует совсем другие правила и не всегда в русле культурных процессов происходящих внутри народа. Отчего последний или принимает «всплывшие» условия и приспосабливается, или сопротивляется и сходит «со сцены».

Отсюда не просто считаю, а уверен, что реанимация прошлого это очень правильный и нужный шаг, для осознания себя как народа имевшего сложное и интересное прошлое (кто бы сомневался), но формировать на нем свое будущее, НИ ЗА ЧТО. Рядиться в артифакты, исполнять определенные ритуалы, хотим мы того или нет настраивают нашу психику (сообразуясь с обращением энергий) на состояние прошедших времен, при этом мы своим телом остаемся во времени сегодняшнем. А по совокупности складывающихся факторов мы оказываемся с «вывернутой шеей». И эти «уродцы» оказываются просто балластом на нашем пути. Прошу прощение ничего личного, лишь мое мнение.

Приводимый автором «качественный состав» языческого движения лишний раз подтверждает и укрепляет мою убежденность в том, что «ученье свет, да неученых тьма» и то, что не только «сон разума рождает чудовищ», но «частичное открытие разума порождает распущенность». Не в смысле поведения, а в аспекте мыслительного процесса. При этом мало кого интересуют последствия этих мыслей.

В недрах противоборства (я бы так не назвал) православия и движения которое называется родноверие, уже выкристаллизовался тот аспект идейно-духовного (не возрождения) подъема, который будет иметь общие для данных проявлений черты по форме, но будет при этом совсем иным по содержанию. Я думаю, что в нем будут преобладать не центростремительные силы, а центробежные. То есть этот подъем не замкнется в условиях одного этноса в данном случае русского (берем шире славянского), а будет направлен на поддержание «вселенской церкви». (Для не очень сведущих, «церковь»- это объединение). Язычество же всего на всего так и останется уделом меньшинства и будет ассоциироваться со стремлением человека вырваться из цепких лап урбанизации. Но уже за это ему надо петь Славу, потому, что оно стоит на позициях сохранения русских как вида. Уже довольно известный факт, что люди в городах вырождаются. Вырождаются как физически, так и психически. 

Благодарю за внимание. 

Похожие статьи:

ИсторияВелесова книга

СобытияПод Калугой отдыхающие растащили капище Родноверов

Боги, духи и существаО тьме и хаосе в начале времен.

ИсторияРусская вера!

ИсторияВедическая культура славян ариев

Сергет

рейтинг

+9

просмотров

2474

комментариев

52
закладки

Комментарии