Культ хлеба у восточных славян

Культ хлеба у восточных славян
Правила поедания хлеба. Отношение к хлебным крошкам. "На хлеб селянин смотрит как на предмет культа: во время еды его крестят, когда уронят хлеб, - поднимают и целуют, на хлебе клянутся.Крошить хлеб не смеют, как и потом топтать ногами крошки и выбрасывать в мусор" (Маринов 1914, 51). Болгарские проклятия и клятвы: ״Да го убие хляб в главата"; "да ме убие тоя хляб" говорят о высоком престиже хлеба, ср. параллельные консгрукции: "Да ме убие господ; да ме убие храм божи" (Петев 1904, 5 ,6).

"Хлэп трэба пoвaжáть, наестиса, дай полежать, а хлэба нэ забрасывать никуда ..." (Дроздынь Рокитновск. Ровен. А. С. 1978 г.) "Так как хлеб – дар божий, то его нельзя бросать, крошить на землю, отзываться или говорить о нем дурно - все это считается грехом" (Мещовск. Калуж. ־ СРНГ 7, 272).

”Gdy kromka upadnie na ziemię należy dar Božy podnieść i pocałować" (Подкарпатье Magiera 1900, 55). В Ровенск. Волын. считали даже, что грешно, поднимая крошки, их не поцеловать. Если же рассыплется много крох, то ищущий их должен уронить слезу, чтобы не плакать на том свете (Зеленин I, 308). По верованиям поляков, паук собирает крошки и приносит богу, а бог тотчас уменыпает урожай (Kubiak 1981,112).

Представление о том, что хлеб - божий дар и соответствующий фраэеологизм со значением ‘хлеб* относятся к обще- и праславянскому фонду, *božbjb darb/*darb božbjb: ст. чешек. B0S dar, елвц. диал. boži dar, польск. dar božy, кашуб. Boži dar, блр. диал. Божый дар, укр. дар божий, словен. dr bęźi, русск. диал. (capar., печор.) дар божий, калуж. божий дар ‘хлеб’ (SP П, 346-347; Sychta 1,51; СРНГ 7, 272;3,63).

"В нас и сейчас хлеба не бросають и крошки на землю не смета юты и не жгут их в печи, и не оставляют на столе недоеденные куски. В нас и сейчас ето очень соблюдаюсь. А как хлеб нечаянно упадет то его перекрестять и поцелують и попросять прощения. Говорять что хлеб ето дар Божий и его очень хрянять и шанують" (Хоромск Столинск. Брест. Р.Ч. 1977 г.). К запрету жечь крошки в печи ср. кашубскую рекомендацию: "... благоговейно поднять и vložčc do ogría, ибо грех - не только ронять хлеб на землю, но и не поднять его с земли" (Sychta III, 300). Аналогично - у болгар (Седакова 1984, 152). Смысл этих рекомендаций - в возвращении последней частицы хлеба в испекшую его печь, в поддержании непрерывности его производства, неисчерпаемости хлеба и достатка. Поляки крошки аккуратно сметают и либо сжигают, либо отдают скоту (Kubiak 1981,112). П.В. Шейн приводил широко распространенную, по его словам, в Белоруссии легенду о том, как один человек во время еды нечаянно уронил крошку. Испугался он, стал ее искать. В это время загорелось его гумно, но он спокойно продолжал искать крошку. Нашел, извинился перед хлебом и с благоговением съел его. Тут же мгновенно потухло гумно (Шейн Ш, 336). Культ печеного хлеба и почитание огня пересекаются. В ряде обрядов хлеб выступает как агент стихии огня. Поэтому пожар вспыхивает из-за греховного неуважения хлебу (= огню) и утихает, умиротворенный оказанным хлебной крошке почтением. Русские переселенцы Кпадбинки и Пресновки Сев.-Казахстан. (С.С. и Г.Т. 1979 г.) полагают, что если хлеб лежит на земле, надо сказать: ״Господи, поми луй, господи, прости/ ״ поплевать 3 раза на крошки и сказать: ,,Грех-то какой!" Или: если упала крошка, произносят: ,,Господи благослови и отдают ее животным или птицам, но только не выбрасывают. "Дякуй Богу за дáp божый, - за хліп ! ־ коды едАть, тады гов0рять ... Як кинэш , то тó дух святый. Хлэп, это eгó дуx. Он наc дэржыть на світэ. Як ynaдэ случайно, и поцэлуемо тры раски, [говоря ״Нэ нывайся, папка! А папка ־ эto oтэц (и у вác вэть TáK?) (Крупово Дубровиц. Ровен A.C. 1978 г.). ,,Як кинэ (ребенок. - A.C.) хліп, бьють за тэ: Дар божый нэ кйдай (Берестье Дубровиц. Ровен. A.C. 1978 г.). ,,Хлеп на пол не кидай, а то боженька ушко атрежэт", - угрожали детям в Сухашинах Селижаровск. Калинин. (A.C. 1985г.).

Если хлеб выпадет из рук, в Охриде (Македония) советовали: "его надо поднять и три раза поцеловать, иначе ослепнешь 11. Наказание слепотой грозило также тому, кто брал хлеб немытыми руками, а по мнению жителей Велеса, тому, кто наступал на крошки хлеба (Спространов 1898, 63, 69; Читкушев 1892, 125). Ср. болгарские проклятия: ,,Да ми хване хлябът очите!" ("Чтоб у меня хлеб глаза вырвал" - Геров V, 502). ,,Дано та укьори хлябът дету ядеш Г ("Чтоб тебя ослепил тот хлеб, что ты ешь!"). «Дано те ослепи леба»
(Цит. по: Седакова 1984, 152). Наказание слепотой в македонских верованиях ־ это, видимо, ослабленный вариант наказания смертью (ср. блр. Заслепіць в0чы *умереть’, русск. жмурик, жмурок ‘покойник’ и пр. ). По верованиям жителей польского Подкарпатья (пов. Мысленицкий) наступать на крошки и кидать хлеб ־ великий грех (Magiera 1900, 55). У болгар Тырнова, если кто случайно наступит на хлеб, нужно поднять его, поцеловать и положить в такое место, где уже никто не может на него наступить (Гъбюв 1900, 223). "Упадет со стола на пол крошечка хлеба - набожные старушки Уржумск. Вятск. долго ее разыскивают "для спасения души" (Магницкий 1883,8).

В Глинном Рокитнов. Ровен, человек, уронивший крошку, считал себя виноватым. Ее надо поднять и поцеловать (тем самым попросив у нее прощенья), "да прамо у рот ״. Некоторые подбирают крошку в платок и выбрасывают птицам, говоря: ״Пташэчьки, подбирай крошэчьки! Кому дна, комÿ две, штоб нё було гpexá мнё!" В Сварицевичах Дубровиц. Ровен., если оставались от еды крошки, давали их птицам со словами: "Пташечки, пойжите с крышэчки хлиба, шчо не дойсте, то до бóгa донесите " (О.И. 1978 г.). Когда обедают в поле, высыпают крошки хлеба "на пашу", говоря: "Божы пташэчки, Пойшите мой крышачки! А як мыш просыты ми, по лбу дасти. Б0 вы, крышачки, святьіе, А мышы проклятые ״ (Новый Двор Пинск. Брест. A.C. 1978 г.). Отметим, что бытовое ритуализированное скармливание крошек птицам есть, несомненно, одновременно и акт кормления душ предков в птичьей ипостаси (о птице как ипостаси души см.: Афанасьев III, 214-226; Клингер 1909־ 1911, 47-100 (на разнообразном по этнической принадлежности материале);

Яворский 1915, 288; Fcderowski I, 219; Sychta IV, 214). Этот акт из сферы быта был заимствован в сферу поминальных ритуалов: окказиональных и календарных. Ср.: На могилу хлеб "крышат для родителей... птицы - это душы... Птчкой зділалас, прылэтила и скушала этотт хлеп'' (Заозерная Малорит. Брест. A.C. 1977 г.). На Радуницу, уходя с кладбища, "кидають только крошки, шкорлупки (от яиц), штоб птйцы клевали” (Стодоличи Лельчиц. Гомел.). В Намский Вэлыкдень на могилах ели только ,,сватый хлиб, яйчко, сыр крышать, шчоб птйшки поили" (Спорово Березов. Брест. ־ Седакова 1983,253,261). По верованиям македонцев Охрида, упавшие крошки нужно съесть наперекор дьяволу, который хочет их схватить. Запрещалось выносить хлебные крошки вон из дома, т. к. вместе с ними уйдет из дома и счастье, доля (късмет) (Спространов 1898, 68-69). Последнее поверье поясняет предыдущее: похитив крошки, дьявол похитит тем самым и счастливую долю человека. "Когда ешь, и крошки хлеба выпадают изо рта, ־ то человек (= едок. ־ A.C.) теряет кормильца" (ГІресновка Сев.- Казахстан. С.С., Г.Т. 1979 г.).

Хлеб ־ "кормилец" человека, поэтому потеря хлеба (крошек) ведет к потере кормильца (семьи). Ср. белорусское верование: "крошить хлеб, сорить крошки - большой грех: кто так поступает, не будет иметь хлеба" (Шейн ІП, 336). В верованиях и запретах Слуцкого Полесья специально выделяются маргинальные локусы, попадание крошек в которые представляет особую опасность. Так, опасно есть хлеб около окна , т.к. крошки будут падать на подоконник, и в хате будет много прусаков, мух «і уселяйкаіе пошкудзі»

Окно в славянских верованиях (быть может, в силу своей функциональной противопоставленности двери) есть порою даже в большей степени, чем, собственно, дверь, "дверь", ход в иной мир (ср.: Байбурин 1983, 134-145; Невская 1982, 110-111; Топоров 1984, 170 прим. 18). На подоконнике, выполняющем в обрядах поминовения функции порога, раскладывается хлеб для птиц-душ, с него наружу вывешивается полотенце (= мост) и т. д. (см., например: Зеленин 111,1051; Афанасьев Ш, 220; Смирнов 1920, 33). Происхождение тараканов, мух, комаров и других вредящих насекомых связывают в верованиях и легендах с нечистой силой и иным миром. Нередко при ритуализированном изгнании насекомых используются реалии "иного" мира (старый лапоть) и словесные формулы, близкие к формулам ритуального обмена (о них см.: Глава П, Разделы: I, 3) типа "Чернушки вон, а белушки в хату" (об обрядах изгнания насекомых см.: Терновская 1981, 139-159). Исходя из всего вышеизложенного можно предположить, что, запрещая крошить хлеб на подоконник в Слуцк. Минск., тем самым предупреждают нежелательный акт обмена с загробным миром (мелких крошек на мелких насекомых). Так же настойчиво в Слуцком Полесье не рекомендуют есть хлеб над колодцем и рекой потому, что вслед за крошками туда может упасть домашняя скотина (Сержпутоускі 1930, 80). Колодец и река суть ходы сообщения с иным миром. Небрежное отношение к крошкам хлеба ведет к исчезновению богатства, т. к. крошка изоморфна всему хлебу, а домашняя скотина есть одно из существенных материальных воплощений крестьянского благосостояния.

Страхов А.Б.

Похожие статьи:

ТрадицииСлавянские обычаи трапезы

РассказыХлеб

КухняБездрожжевой хлеб

КухняХлеб сдобный

КухняРусский хлеб

Археолог

рейтинг

+4

просмотров

2828

комментариев

5
закладки

Комментарии