Махновские куры и болгарский перец

Махновские куры и болгарский перец
Давайте делиться друг с другом, поколение с поколением важными вещами, чтобы они не ускользали от понимания как песок сквозь пальцы. Это может показаться странным и даже чудаковатым, но выразительные мелкие детали часто помогают воссоздать разрушенную целостную картину.Начнём с того, что время течёт с пользой, когда жизнь даёт нам толковые уроки, а мы, пользуясь этими подсказками, улучшаем свою жизнь. Уроки бывают самые разные. Это и уроки селекционной работы, с выведением новых пород и утратой старых. И уроки социальных экспериментов, с огромными потерями, и грандиозными свершениями.

Но как разглядеть эти уроки? Особенно, когда расплодились политиканы, такие как МИДовцы Иванов и Тарасюк, Милан Панич, Игорь Плотницкий и многие-многие другие. Они работают на зарубежные гранты, находятся под опекой западных спецслужб и домашних двойных агентов. И они разрушают наши жизненные уроки, вбивая между нациями, территориями, религиями клин, разрушая связь поколений, искажая мировоззрение. Любое событие и любой вопрос, будь то голод на Украине и в Поволжье, венгерская автономия в Югославии и в Закарпатье, скифское золото и золото КПСС – они всё это мутят, всех стравливают, помогая кому-то обобрать и оклеветать. Вот свежайший пример: народ на Донбассе поднялся против разрыва связей Украины с Россией и против дуроломства олигархии. Но, политиканы, обуздав эту волну, под благовидными предлогами уже обносят восставшую территорию с обеих сторон колючей проволокой…

Махновская пёстрая порода кур

Перед войной 1914 в Гуляй-Поле 26-летний Нестор Иванович Махно принялся выводить новую породу кур. Задача состояла в получении скороспелой мясояйцевой породы с мощными ногами. Вот откуда растут «ножки Буша» (к сожалению напичканные вредной химией), вернувшиеся к нам из Запада

С одной стороны, Нестор Иванович опирался на народную селекцию кур в местности от Поднепровья до Дона, а с другой – на труды анархиста Кропоткина,

В указанной местности куры получали щедрый прикорм, выгуливались открыто, неслись в не отапливаемом птичнике, ради яиц и мяса для себя и на продажу. Птицы часто становились жертвой диких и домашних животных, зимой страдали от холода. Преимущества получали крупные, с мощными «бойцовскими» ногами и пышным оперением птицы мясо-яичного направления. Простая курица-несушка, высидев потомство, получала гормональный всплеск, превращаясь в грозную «квочку», державшую глухую оборону цыплят против пастушьей собаки-овчарки или коршуна. Петухи отличались голосистостью, служа «дорожным указателем» далёких хуторов и «будильниками» для рачительных хозяев (вспомните «Вий» Гоголя и «Поднятую целину» Шёлохова). В социальном плане, крупные «кочеты», «пивни» с яркими радужными хвостами были обычным предметом гордости почти каждого селянина-середняка. А именно селяне-середняки составили как социальную опору махновства, так и основу его Арми и крепкого хозяина.

Современнику, кроме названия станции метро «Кропоткинская», по сути ничего не известно о великом биологе и первом теоретике научного коммунизма (в его анархическом понимании, позже истолкованном политиканами как «вопиющий безпорядок») потомке Рюрика князе Петре Алексе́евиче Кропоткине. Согласно учения Дарвина и вульгарных. социальных дарвинистов, между разными видами растений и животных, а в особенности внутри вида, происходит ожесточённая «борьба за выживание» — борьба не на жизнь а на смерть. Но исследования растительного и в особенности животного мира, собранные Кропоткиным в экспедициях по Русскому Северу, показали, что между видами, а в особенности внутри вида есть место не только для конкуренции, но и для взаимопомощи, что и закрепляется эволюционно. Так, при нападении стаи волков, копытные животные часто становятся в круг, обороняясь роками взрослых самцов, и оберегая молодь внутри круга. Недостаточно слаженно действующая волчья стая умрёт от голода, а недостаточно твёрдая оборона копытных приведёт к растерзанию стада. Так же и у растений: полынь выделяет в почву горечи (яды), безвредные для молодой поросли полыни, но не позволяющие прорастать семенам сосны. А сосны в сосновом лесу примерно на 80% срастаются корнями, так что поваленное буреломом или дровосеком дерево отдаёт жизненные соки соседям, и позволяет закрепиться на своём месте только другой молодой сосенке. Распространена и межвидовая взаимовыручка, так, во время паводка и ледохода животные разных видов, оказавшись на островках или льдинах, не нападают друг на друга, спасаясь от стихии сообща. А после пожара или оползня молодая растительная поросль разных видов осваивает пустошь совместно, создавая прочную дернину.

Нестор Махно увлечённо работал над улучшением породы: во всех военных походах возил кур в обозе, на отдельном возу, кормил и поил их, обмерял и отбирал на племя, упорно продолжая селекционную работу. А эмигрировав, забрал их в Париж. Доподлинно неизвестно, откуда селекционерам США пришла в голову идея породы кур с мощными ногами, пригодная для получения гибридов мясного направления – бройлеров. И откуда к ним попало маточное поголовье птицы. Но труды великого селекционера не пропали бесследно.

А в целом курам народной селекции Поднепровья и Дона не повезло. Сначала продразвёрстка гражданской войны, затем раскулачивание, массовая коллективизация и голод привели к оскудению подворий. Для маточного поголовья стали насаждать, в частности, мясояичную московскую белую породу (выведена на основе русской белой породы скрещиванием с первомайской породой и белым плимутроком). В духе Троцкого, все птицы должны быть единообразны, спокойны, жить в одном птичнике, исполнительно строго нести яйца (и глубоко начхать что малого размера, с блеклым желтком). Особо тщательно уничтожалась махновская пёстрая порода, как и память о её создателе, как и весь уклад жизни казака, вольного степного земледельца. Затем грянула Великая Отечественная, и на захваченных территориях снова грянула экспроприация со стороны оккупантов и «резня петухов» со стороны населения: людям не хотелось кукареканьем привлекать лишнее внимание к своим подворьям. Только многими десятилетиями после войны выпускалась детская игрушка: важно шагающий небольшой петушок из выдувного целлулоида, с пышным хвостом из синих, зелёных, красных, жёлтых и оранжевых перьев. А бабушки рассказывали внучатам, какие раньше были громадные цветастые петушки, легко взлетали они на забор, громко хлопая крыльями, зычно кукарекали заре навстречу.

Болгарский и мьянмовский перец
Болгарский и мьянмовский перец
Начнём из краткого экскурса в недавнюю историю.

В послевоенные годы на месте части гитлеровской Германии и восточноевропейских сателлитов появились государства народной демократии во главе с коммунистами. Перестраховки ради, правители СССР не допускали даже мысли о более-менее свободном передвижении людей, товаров, технологий и валют как между этими странами, так и между ними и СССР – и просчитался… Общий рынок и ЕАСТ, объединившись в ЕЭС, а затем ЕС, путём гораздо более тесной интеграции, в то время оказался успешнее. Только романтически настроенные советские и восточноевропейские старшеклассники, сидя за «Железным занавесом», могли вступать в КИД (клубы интернациональной дружбы), с тем чтобы «свободно» переписываться, как парень с девушкой. Дальше удалённой дружбы дело в общем не доходило, но зато получалось удовлетворять любопытство и утолять жажду сравнения. Вот почему об успехе электротехников Болгарии первыми узнали заводские школьники, ласково назвав электрическую угловую шлифовальную машину (турбинку) «болгаркой». И вскоре болгарка и прочий ручной электроинструмент вытеснили отечественные пневматические аналоги.

Так вот, о перце. За нефть и газ из СССР надо было расплачиваться. Болгария, традиционно занимавшаяся огородничеством и бахчеводством, стала специализироваться на экспорте консервов, например овощей в банках. Надобно сказать, что к тому времени перец в европейском «культурном обращении» был исключительно только жгучим. И вот перед болгарскими селекционерами была поставлена задача: помимо огурцов и помидоров обеспечить… как хотите и что хотите, но – расширить ассортимент! И они принялись за работу. Совместно с венграми, большими любителями красного жгучего перца (паприки).

Родина стручкового красного перца – сухие горные тропики и субтропики Центральной и Южной Америки, где он растёт многолетним кустом или деревцем. Чёрный жгучий перец в Европе ценился всегда, по крайней мере, со времён открытия Великого Шёлкового пути. Красный жгучий перец окультурили ещё инки: они применяли его на войне в качестве химического оружия. Испанцы завезли этот перец в Европу в качестве пищевого, и селекцией добились превращения многолетника в однолетник. А вот болгары с венграми, имея изобилие селекционного материала в огромных аграрных госхозах, госфинансирование, постепенно создали перец, пригодный для консервации, салатов. А именно – сладкий мясистый (болгарский) перец.

Сначала этот перец экспортировался в консервных банках, затем распространились и семена, рассада, свежий салатный овощ. И конечно рецепты: Лечо – блюдо, пришедшее из венгерской кухни, в простейшем случае это дольки болгарского перца, консервированные в томатном соке с разными добавками.

Фаршированные перцы – блюдо из кухни Балкан и Кавказа, выпотрошенный перец начиняют вареным рисом с мясом, а также овощами, сыром, гречкой.

Салаты, овощные супы, борщ.

Другая история произошла с перцем в «запретной стране» Мьянме. Это единственная страна в мире, как и СССР принявшая в начале 1990-х пакет неолиберальные реформ, в частности налог НДС, но затем радикально отвергнувшая их, не желая смириться с навязанной извне разрухой. Вместо НДС, плодящего олигархов, и работающих с ними «по откату» чиновников, а также вынуждающего производить только сырьё, там приняли другой налог. Это когда не как при НДС, налоговая ставка на практике самовозрастает, а наоборот, чем глубже степень переработки сырья, тем меньше налоговая вставка. В результате, с одной стороны, Мьянма стала фантастически бурнго развиваться, преодолевая отсталость и безграмотность, снижая смертность и повышая рождаемость, создавая массу молодёжных инициатив и успешно истребляя посадки опийного мака, вместе с проплаченными штатами мятежниками. С другой стороны, естественно, над страной нависли тучи всевозможнейших эмбарго, санкций, бойкотов, изоляций, шантажа, диверсий, клеветы, непризнания и замалчивания. Короче Запад ополчился. Но там вам не здесь. В азиатчине и дикости не обвинишь – цивилизация тысячекрат старше чем у янки и стократ старше израильской..

Вообще в Мьянме активно занимаются внутренними ресурсами развития. В частности, селекцией. Так, вывели технический (ядовитый) сорт на основе местного ореха, чтобы получать из него масло по типу «биотопливо», биодизель. Создали несколько тысяч новых сортов изумительных цветов. Стоит неразгружаемое (под запретом США) судно где-нибудь на рейде, а лёгкие джонки в тумане развозят цветы на базары – понемногу насобирают валюту, и запускают свои спутники, используя российские ракетоносители.

Так вот, вместо Capsicum frutescens (стручкового перца) они взяли в основу селекции Capsicum annuum – особо жгучий перец Чили, окультуренный полукустарник. Повторяя путь испанцев, превратили куст в однолетник, и, повторяя путь болгар, превратили жгучий перец в сладкий. Почему им это удалось – понятно, но вот зачем это проделали, трудно понять.

Любопытно, что латиноамериканские дикие кустарники и полукустарники перца бывают носителями как жгучих так и сладких плодов. Короче, будете где-нибудь в Боливии или Перу – прихватите несколько стручков дикого сладкого перца, для дачи. Может, получится создать несказанно вкусный и особо мясистый сорт…

Похожие статьи:

ТрадицииРодные, древние Славянские имена

ИсторияЯ - Лёва Задов, со мной шутить не надо...

Красота и здоровьеДела аптечные, огородные, походные, житейские

Силваяр

рейтинг

+4

просмотров

2857

комментариев

2
закладки

Комментарии