Хранитель дома

Хранитель дома

Чего только не бывает на свете. И того не бывает и этого не бывает на свете.

Во время войны старый переулок почти совсем был разрушен, остались только обгоревшие стены домов и полу- обвалившиеся печи на них, которые за отсутствием полов и потолков казалось, были высотою с дом. Строили их обычно друг над другом в каждом этаже, а когда не стало ни потолков, ни пола печи и казались такими большими.

 

В одной из таких печей еще в давние времена поселился Домовой. Был он стар и, наверное, ни за что бы, ни сказал, сколько ему лет, если бы его спросили об этом. Но старым Домовой себя не считал, ведь домовые живут долго. Правда он запамятовал, когда и с кем переехал в многоквартирный дом. Наверное, в чьем-нибудь старом валенке или тапочке, как водится подержанном в печи три дня. Но это впрочем, было совсем неважно. Вскорости он пообвык, и ему даже понравилось в этом большом и шумном доме.

 

Любимым занятием Домового было то, что когда все спали, он переводил все часы в доме на час вперед, и дом просыпался раньше обычного. Хотя спокойно еще можно было целый час понежиться в постели.

 

-Но ведь кто рано встает тому бог дает - оправдывался сам перед собой Домовой.

 

А иной раз он неожиданно открывал заслонку у горящей печи, заставляя поволноваться домохозяек. Но при этом зорко следил, чтобы ни один уголек не выпрыгнул из нее. А в долгие зимние вечера Домовой любил играть на трубе. Звук, напоминающий самый низкий звук органа, разносился по всему дому, пугая детей и кошек. Домового это очень забавляло.

 

Но незадолго перед войной в доме перестали топить печи, провели паровое отопление и дымоход плотно закрыли. Играть было не на чем, и Домовой стал стучать по батарее. Но жильцы дома не обращали на это, ни какого внимания, думая, что балуются дети. Даже кошки теперь не вскакивали, не выгибали спину и не таращили с просонья глаза, а лишь заметно шевелили во сне усами.

 

Домовой заскучал и уже подумывал о том, как бы перебраться в деревню.

 

Он выбрал ночь посветлее, чтобы было не так страшно идти по незнакомым улицам. Одно дело пугать других, другое, когда тебя самого любая бродячая собака обидеть может.

 

Но в ту ночь народу на улице было много, и он не решился отправиться в путь без провожатого, но где его возьмешь. Мало кто знается с Домовыми. Домовые не боятся людей, но терпеть не могут собак, которые рыскают по переулкам в ночное время. И Домовой решил отложить свой переезд на неделю...

 

Началась Война!!!

 

Дом опустел, это чувствовалось по наступившей тишине: изредка хлопали входные двери, не топали голыми пятками по полу дети, не урчала в водопроводном кране вода. Не горели лампочки в подъезде, и не собирались под ними парни с гитарами и не был слышен  девичий смех. Никто не гремел посудой и не ругался на общей кухне. Даже те, кто остался и не уехал в эвакуацию, старался производить как можно меньше шума. Жизнь в доме замерла.

 

Эта тревожная тишина настораживала и пугала Домового, он приготовился к худшему. И оно не замедлило явиться.

 

Как-то под вечер серое небо расколол пополам жуткий вой. Он пикировал сверху, вырывался из темных подворотен и метался среди окаменелых безликих исполинов - домов. Вой нарастал, набирал силу, тоньшился и вдруг закончился сильным грохотом.

 

Домовой знал, что такое гроза, но это не было похоже на грозу. Земля задрожала, задребезжали в окнах еще не заклеенные, крест - накрест, окна, со стола в комнате со звоном упал стакан. За первым взрывом последовал другой, третий, казалось, будто земля расступилась и дома, гремя каменными скелетами, опрокинулись в образовавшуюся яму.

 

Домовой только, что проснулся, и собирался было сделать обычный ежедневный обход дома, для того, что бы убедиться все ли в порядке в его королевстве. Да у него было целое королевство, но себя королем этого королевства он считал, так как ему больше нравилась фраза профессора языкознания, проживавшего в одинадцатой квартире. Этот профессор часто по рассеянности куда-нибудь засовывал свои очки, а затем долго и, кряхтя, искал их. Домовой   пожалев его, нашел их, с тех пор и стал приглядывать за профессором. В очередной раз, найдя свои потерянные очки на видном месте, тот высказался: "Никак хранитель дома, мою пропажу вновь нашел. Чтобы я без него делал". Это "хранитель", так понравилось Домовому, что иначе, чем Хранителем дома он себя теперь не ощущал.

 

Бомба попала в рядом стоящий дом, все вокруг покачнулось и Домовой, который пустился в путешествие по печному дымоходу, чуть не свалился вниз.

 

II

 

Город бомбили часто и все вскоре привыкли к бомбежкам и когда они начинались, спешили в бомбоубежище. Домовой тоже привык но,  все-таки считал благоразумным не бродить во время налета по дому, а по прямому мышиному ходу скатывался в самый низ подвала. И правильно делал, потому, что в один конец  дома однажды попала самая настоящая авиационная бомба. До этого в дом попадали только фугасы, зажигалки, как их называли люди. Дом охнул, как большой и сильный человек и обрушился с одного края, изнутри. Только стены остались, печи на них, да дыры вместо окон и дверей. В другой половине все еще жили люди.

 

Началась зима. Подули злые, холодные ветра. Они задували в каждую щель, и не было ни одного уголка или закутка куда - бы не доставали их пронизывающие иглы-сквозняки. Домовому стало холодно, ведь домовые любят тепло потому-то и селятся там, где живут люди. И ни где-нибудь, а именно в печи. Старый Домовой, а теперь он чувствовал себя таковым, мог перебраться в другой дом, где еще жили люди и отапливали помещения жестяными печками, какое никакое, а тепло. Но, во-первых, в этих печах нельзя было жить, а во-вторых, Домовой вдруг почувствовал, что не может расстаться со старым домом  в котором прожил столько лет. И пусть этот дом и не дом уже, а груда обгоревших кирпичей, и обуглившихся балок и оттого, что некогда большой и крепкий дом постигло несчастье, Домовой не мог бросить друга, предать его. И сказал себе, что пока стоит хоть одна стена и печь на ней, он останется вместе с ним.

 

Он перебрался в целую половину дома и в одной из комнат увидел маленькую девочку, лежащую под грудою одеял. В комнате стояла буржуйка, окна были занавешены, вместо электрической лампочки тускло отсвечивала плошка с маслом и горящим в ней фитильком. Бродить по пустому дому было бессмысленно. "А здесь есть хоть одна живая душа"- подумал Домовой оглядевшись. " Да и не одна"- уточнил он, увидев входящую в комнату старушку. В квартире оказалась еще и кошка. Так и жили они вчетвером: девочка, старушка, Домовой и кошка. Кошка знала о присутствии домового, об этом знала и девочка, с которой Домовой часто разговаривал по ночам.

 

Маленькие дети видят всех, кто живет рядом снами, до поры до времени. Наверное, пока верят в то, что видят.

 

Старушка приносила паечный хлеб, иногда козьего молока. Молоко доставалось девочке и немного кошке. Кошка по большей части сама ловила мышей. Правда делать это становилось все сложнее и сложней.

 

Девочка болела, она не вставал с постели и Домовой ночи напролет просиживал у ее кровати. И когда девочка не спала, рассказывал ей, одному ему известные сказки. А знал он их множество. Днем он спал или бродил по подвалу, а чуть вечер спешил к девочке с очередной своей сказкой. Но все сказки он рассказать не успел в один из дней, девочки не стало. Куда ее увезли, Домовой не знал, в скором времени исчезла и хозяйка кошки, старушка. А в один из авиационных налетов оставшаяся половина дома была разрушена окончательно. Домовой и кошка только и успели спастись в подвале.

 

Как только бомбежка прекратилась, кошка перебралась в печку, что была на этаже ее бывшей хозяйки. Кошки больше, как в прочем и Домовые привыкают не к хозяевам, а к месту. Это их и роднит. Домовой сначала собирался остаться в подвале. Но там было холодно и сыро, и Домовой часто чихал. И когда район перестали бомбить, так как бомбить было просто нечего, он перебрался по дымоходу выше и устроился в печи по соседству с кошкой. Она встретила домового дружелюбно, хоть и было очень голодна, ей тоже надоело одиночество. А Домовой подумал, что лучше жить в одной печке с кошкой, чем заболеть от сырости в подвале. Домовые правда не болеют, но он так чихал от сырости, что ему казалось, что может отвалиться его борода, а заболеть было бы лучшим из зол.

 

Так и жили они вместе: Домовой оставшийся без дома и кошка, которая просто не понимала, что происходит вокруг.

 

Каждый вечер Домовой обходил то, что осталось от дома и уже не по надобности, а так для порядка, ведь порядок этот заведен меж домовыми очень давно, когда первый из них вознамерился поселиться среди людей. И ни один домовой не нарушает это порядок добровольно. Да и зачем нарушать, если это единственное занятие в твоей жизни. Не считая конечно, некоторых шалостей, которые себе позволял Домовой раньше. Но это было раньше, а теперь и шалить то было не в чем. Когда началась война и после того как разбомбили дом старый Домовой понял, что время шалостей пока отступило. Он не верил, что оно прошло совсем, надеясь на то, что война кончится, снова приедут люди и он займется своим любимым занятием - игрой на печной трубе или еще чем-нибудь. Были бы люди , а пугать их можно по разному, такие они доверчивые существа.

 

III

 

В один из таких обходов Домовой обратил внимание на то, что на, бывших некогда квартирами, стенах висят фотографии. Он стал собирать их прятать у себя в печке.

 

На фотографиях были изображены люди, которые жили до войны в этом доме. Домой рассматривал их и вспоминал, кого он однажды напугал или над кем подшутил. Он нашел домовую книгу и так же спрятал, подумав, что она может пригодиться. В скором времени в его печке не осталось свободного места. Кошке это не нравилось, и она потихоньку от Домового выбрасывала все, что ей мешало и казалось бесполезным, но Домовой вновь находил и возвращал вещи выкинутые кошкой, но для своей кладовой приглядел другую печку. В ней, правда не было мягкой золы, и был завален дымоход, но кому он сейчас был нужен, а отсутствие золы как нельзя лучше подходило для хранения вещей.

 

На соседней улице висел репродуктор, а так как теперь между ним и местом где обитал Домовой, ничего не было, то звук был слышан хорошо.

 

И вот однажды до домового долетела веселая музыка, кто-то кричал: " Ур-р-р-ра!"

 

Домовой только что проснулся, но сразу почувствовал, что в воздухе разлито пульсирующее состояние восторга, на улице началось небывалое движение, откуда и народ взялся!

 

Это окончилась война!

 

Радовались люди, ликовала природа, весело улыбался Домовой. Чисто по-весеннему светило солнце, в лужах плескались воробьи, голубь худой и грязный но с блестящими глазами сел   на обгоревшую оконную раму.

 

Домовой жил один, кошка несколько дней назад ушла и больше не вернулась. Сначала он заскучал, привык, что кто-то был рядом, но затем вдруг началась такая жизнь кругом, что скучать было некогда. Домовой забыл о кошке. Дома в переулке, те что можно было восстановить - восстанавливали, те что восстановить было невозможно - сносили. Дом, где ютился Домовой, так же собирались сносить. На этом месте и на месте соседнего дома предполагалось построить большой красивый современный дом. И отдадут этот дом детям. И называться он будет: Детский Дом имени Дня Победы.

 

Домовой то надеялся, что старый дом восстановят, и он заживет по старому, ведь трудно менять привычки, когда так долго живешь на свете. Но подумав, что и новые жильцы, особенно дети должны иметь свой дом, а к ним он как-нибудь привыкнет.

 

Правда пока строят детский дом, жить ему придется в другом месте. А другого места кроме канализационного колодца не было. "Теперь", подумал он, не думая о последствиях -"необходимо как можно быстрее перенести в колодец свою кладовую, но привести в исполнение задуманное он не успел. Когда стали снарядом рушить стены из разрушенных печей и дымохода стали вываливаться разные вещи: фотографии, ложки, детские игрушки, записные книжки, домовая книга, сахарницы и многое много другое. Домовому было жалко, всего того, что он собирал, но показаться людям, он не смел, а и успел перенести в колодец всего несколько, самых дорогих для него вещей.

 

Новый дом рос как в сказке "не по дням, а по часам". В этом была заслуга и старого Домового. Он следил за тем , чтобы никто из рабочих не работал плохо и если замечал, что кто-то не так как нужно, а он то знал как нужно, всю войну изучал справочник по архитектуре найденный им в развалинах дома. И вот когда он замечал неполадки, он придумывал такую шутку над лентяем, что все видели его отношение к делу, отчего нерадивому становилось стыдно, и он переделывал плохо сделанную работу.

 

За первым этажом поднялся второй. А пока дом строился к нему приходили дети в сопровождении старой учительницы, которая до войны жила в том доме который стоял здесь раньше. И вот раз Домовой подслушал о чем она рассказывала детям,. А учительница рассказывала, что в давние времена на месте где сейчас строится Детский дом стоял большой старый дом, в нем жило много разных людей. И вот в этом доме однажды поселился Домовой, у которого были маленькие ножки, маленькие ручки и маленькие рожки на голове. До этого слушавший учительницу Домовой не произвольно трогал свою макушку под шапкой, а затем произносил "Неправда, нет у меня никаких, таких рожек". А учительница рассказывала, что Домовой любил шалить, он открывал заслонки у печей, гудел по вечерам в дымоходной трубе, переводил все часы в доме на час вперед и таскал разные вещи у жильцов, а главное он любил сгущенное молоко без сахара, и если банка оставалась открытой то... И Домовому, который слышал все рассказы учительницы, хотелось возразить ей, что не таскал он вещи у жильцов. наоборот возвращал если те их теряли. "И про молоко неправда , это кот Адам был любителем вашего противного молока". А учительница продолжала свой рассказ, очень сожалея о том, что в один из вечеров перед самой войной Домовой вдруг покинул старый дом и уехал в деревню, и уже тише не для детей добавила "Может и остался бы дом невредимым, если бы не уехал из него Домовой".

 

Вот этого уже Домовой выдержать совсем не мог, и чтобы не выдать себя он скрылся в своем колодце, ведь никто из людей не должен был его видеть, а иначе он не смог бы помогать людям, не смог бы шутить над ними, а главное никто бы не рассказывал про него всякие небылицы, а он не слушал бы их сидя в темном углу большой общей кухни, тихо посмеиваясь над вымыслами людей.

 

Он помнил, что старая учительница, тогда еще не очень старая, жила в той же квартире в которой жил толстый серый кот Адам, который и съедал у нее молоко. Этажам выше жил маленький злобный песик Тюлька, который казалось, не любил никого на свете кроме своей хозяйки и которого терпеть не мог кот Адам и недолюбливал Домовой.

 

И еще Домовой помнил, что за день до войны учительница пришла из школы, где накануне был последний школьный урок, и принесла большой школьный колокольчик, ручка которого была обвязана красным бантом. Этот колокольчик подарили ей ее бывшие ученики, а теперь выпускники школы. Когда дом разбомбили, колокольчик затерялся среди обломков, а Домовой в своих скитаниях по руинам набрел однажды на него и взял себе в печку, а после войны, как одну из дорогих вещей перенес в канализационный колодец.

 

Домовые быстро привыкают к вещам и очень неохотно расстаются с ними. Если у Вас пропала какая- нибудь вещь не иначе ее припрятал Домовой. Если хотите ее вернуть сделайте обмен, подарите ему другую со словами: " Давай меняться, чтобы не ругаться". И если Вы искренне верите в то, что делаете, он обязательно вернет вам пропажу.

 

Наконец Детский дом был построен, он стоял, поблескивая чисто вымытыми окнами еще молчаливый, но уже готовый принять в свои объятия новых жильцов.

 

И первым жильцов этого дома стал Домовой. И когда дети и взрослые построились на большом школьном дворе, он встретил их сидя на карнизе над в ходом вместе со старым свои знакомцем, голубем.

 

Рядом с ним зачихал репродуктор, голубь вспорхнул и улетел, а Домовой перебрался подальше от шумливого соседа.

 

Директор детского Дома, поприветствовав всех собравшихся и поздравив их с открытием нового дома, сказал, что право первого звонка в новом помещении школы, ведь детский дом это не только корпус для отдыха, представляется Старой учительнице. И когда она, собираясь нажать кнопку электрического звонка, подумала о том, что первый звонок по традиции надо было бы дать старым школьным колокольчиком, то увидела его на столе возле зеркала. Он лежал, поблескивая желтоватыми боками, а на его ручке был повязан красный бант.

 

И когда раздался звук колокольчика, Домовой даже прослезился, но никто этого не увидел. Домовые бывают незаметными для людей, когда те считают, что их вообще нет.

 

--------

 

Моя старшая сестра рассказывала мне, что встречала того Домового, когда была воспитанником этого детского дома на Васильевском острове города Ленинграда. Это было очень давно, но и сегодня он вероятнее всего проживает по тому же адресу. Кстате и кошка вернулась и привела с собой выводок котят, говорят и сегодня там живут их потомки.

Похожие статьи:

ФольклористикаКак оберегали невест от порчи, а мужиков - от недорода

ФольклористикаДень почитания Домового

ФольклористикаИзнание попами хранителя дома

Боги, духи и существаДревний хранитель семейного очага

ФольклористикаКто же такой Домовой

Сергет

рейтинг

+16

просмотров

2970

комментариев

8
закладки

Комментарии