Жена моего врага. Лицом к лицу

Жалел ли он, что не убил Тимура? Ни секунды. Если бы это было в бою, без сожаления бы  выстрелил, он  хорошо сделал свою работу, Тимур  ответит за все смерти, и за предательство.

Провинциальный городок спал,  «скорая помощь» приехала быстро, всей семьей они поехали в больницу. Мальчика приняли сразу, отвезли на каталке куда- то за выкрашенную белой краской дверь, куда не пустили ни Варю, ни Алексея. Врач был молоденьким худеньким мальчиком, похожим на воробышка. Он вернулся к ним через полчаса, успокаивающе сказал :  «Перелома черепа нет, сотрясение небольшое, сделаем перевязку и в палату».

Алексей просто чувствовал,  как уходит драгоценное время, для того чтобы   догнать Тимура, и он оставив  Варю с Настей  в приемном покое, вызвал такси. Как только машина отъехала от  больницы  он  попросил таксиста, молодого парня, остановиться, аккуратно  «вырубил»  парня, и положил на лавку у какого-то  подъезда.

Машина  таксиста была новая, и, слава богу, с навигатором, но Леха и так понял, Тимур будет прорываться к  трассе на Москву. Дороги в  Елецке, как в большинстве в Росси, были  хуже среднего, если бы не его армейская реакция, он раз пять бы улетел в кювет.

В машине закончилась очередная песня охрипшего Лепса, когда Алексей наконец-то выехал на показавшейся ему, почти взлетной полосой, трассу Москва –  Уфа.

Он гнал под двести, ему сигналил фуры дальнобойщиков, его явно принимали за смертника или каскадера, но все таки он смог догнать машину Тимура.Это был он, на «черной  «Субару»,  госномер его. Леха боялся одного, что вдруг Тимур  продал машину, теперь за рулем кто-то другой.

Егоров поравнялся с «Субару» и так как вечер был жаркий, стекло  было опущено, ему хватил нескольких секунд, чтобы узнать этот ненавистный профиль. Егоров  ударил сбоку по машине и водитель, не успев вырулить, вылетел в кювет. Подушки безопасности в машине  Тимура  сработали исправно, а вот таксист видно купил битую машину, но  Лехе это было только в помощь, он вытащил оглушенного Тимура, и стал связывать тому руки ремнем.

Наемник очнулся довольно скоро, быстрее, чем  Леха, зафиксировал его руки с лодыжками, удар ногой в подбородок, и спецназовец, прикусил  себе язык.

И все- таки у предателя давно не было контактного боя, видно специалист он был по убийству из-за угла, и из хорошей оптики, реакция была хорошая, но и она его не спасла, те, кто учил Алексея защищать Родину, и его жизнь хотели спасти.

Он провел коронный удар своего учителя, прямо пальцами в гортань, удар был сделан с такой быстротой  и филигранной точностью, что враг,  потеряв сознание, рухнул, и очнулся уже в машине, связанный  без вариантов  освободится.

Егоров возвращался в город, на переднем сиденье  машины лежала шкатулка с  медальонами, последним поклоном  родным, погибших солдат и офицеров.

Алексей нашел свой и одел, металл приятно холодил тело, другой, Костин положил  в карман рубашки, ему не пришлось быть долго в обществе ненавистного соперника, наконец-то майор Гладышев перезвонил сам.

Когда они встретились, на городской окраине, полицейский, обнял спецназовца.

-Ну, ты даешь, Леха.

— Майор, я тут не причем, ты с ребятами на себя запиши.

-  Теперь точно квартиру трехкомнатную дадут.

-  Машину таксисту верните, правда,  поцарапал немного,

— Да он  так рад будет, что нашли, у нас если что угоняют без вариантов «висяк».У меня кореш в ГИБДД  работает, чисто оформим, не беспокойся.

— И  жене  не проговорись

— Да не в жисть, это все равно, что  сказать, что я на лодку- моторку собираю. Что я камикадзе?

-Вот и, езжайте, а я к Варе и детям.

Он ничего не боялся, Алексей Егоров, русский офицер, кроме слез любимой женщины и детей, уже ему родных.

Остаток этой непростой ночи он провел у постели возлюбленной, в больнице той сделали  успокаивающий укол, видно перестарались с дозировкой, Варя была словно сомнамбула, сонной и безразличной. Леха — то засыпал, то просыпался и проверял, дышит ли Варя. Настя стонала во сне и даже что — то бессвязно шептала, он погладил девочку по голове, та проснулась, вцепившись в его руку, так и не отпустила  до утра от себя.

Проснулся от великолепного запаха любимого блюда  — пельменей. Варя  варила эти злосчастные пельмени, Алексей  еще удивился, куда столько, Варя не глядя ему  в глаза перечислила: и  Алексея, и Жорика  с мальчишками в больнице, и Тимура в тюрьме.

Варя положила судки в сумку, и вышла из дома, автобусы в городке ходили плохо, и она решила пойти пешком. Маленькой девочкой  и позже подростком она  знала, что в этом  старинном здании бывшего дворянского собрания сидят самые главные разведчики в городе, конечно она учила историю в школе, и знала о репрессиях, но этот красивый дом никак не был в ее сознании застенком. Из современного, у здания  был высокий кованый забор.

Поднявшись по ступенькам, и еле справившись с массивной деревянной дверью, она вошла и   совершенно растерялась не зная, к кому обратиться и что сказать. Строгий часовой  за стеклянной перегородкой  по переговорному устройству   запросил у нее пропуск, и спросил имя следователя.

Варя никаких фамилий не знала, и назвала свою — Колыванова.

Офицер  куда- то позвонил и вежливо сказал женщине, что ее мужа увезли ночью спецрейсом в Москву. Пропуск ей выписывать не стали, ну неинтересна она была  этому ведомству, Варя,  почти успокоившись, вышла и с  еще теплыми судками, поехала к сыну в больницу.

Жорка лежал с перевязанной головой  в палате, кроме него были еще пятеро мальчиков. Они уважительно посмотрели на  огромного папу их нового соседа.

— Папа, а я совсем не плакал на перевязке! -  гордо похвастался Жорка.

— Ничего сынок, прорвемся. Мама тут тебе пельменей прислала, а я тарелки разовые захватил. Всем хватит.

Алексей стал накладывать горячие пельмени и разносить по палате мальчишкам.

Потом   юные знакомые  провели Алексею  ликбез по  компьютерным  играм, и, судя по восторженным крикам мальчишек, у него неплохо получалось.

 Варя  наблюдала все это в приоткрытую дверь, потом вошла, поцеловала сына, попросила  Алексея  выйти с ней в коридор.

— Тимура увезли в Москву.

-Так надо, наверное.

— У тебя ведь там квартира, можно мы поживем с детьми, пока все не выяснится?

Конечно, он согласился, правда, отсрочил себе  «казнь», травмой Жорки.

Жалел ли он, что не убил Тимура? Ни секунды. Если бы это было в бою, без сожаления бы  выстрелил, он  хорошо сделал свою работу, Тимур  ответит за все смерти, и за предательство.

Варя выглядела устало, бессонная ночь, страх за детей, не прошли даром. Она еще вчера светившееся светом любви, сегодня словно поблекла, яркий сарафан только подчеркивал ее усталость, и какую- то обреченность.Она была похожа на раненную птицу с перебитым крыльями.

Вечером Алексею хотелось быстрее остаться с любимой наедине, уложив детей  он попытался обнять Варю, но та отстранилась, и пожелав спокойной ночи закрылась в спальне. Анна Викторовна тоже уже спала, Алексей лег на раскладушку в кухне и пытался заснуть.

Он запрещал себе думать,  что сделает Варя.

«Останется с Тимуром. А если пожизненное»,- и снова одергивал себя.- Не думать, не сметь думать, просто ждать».

 Галина Емельянова
Свидетельство о публикации №215082200861 

Похожие статьи:

ИсторияКТО ВЗЯЛ БАСТИЛИЮ?

ПолитикаАдонис XIV. Козёл, ведущий на убой.

РассказыЖена моего врага

Культура"Три поросёнка": век ХХ, век XXI...

ГостинаяТупики казачьего движения

Рейтинг
последние 5

Здрава

рейтинг

+2

просмотров

555

комментариев

9
закладки

Комментарии