Жена моего врага .Выбор

 Всем героям, не вернувшимся с войны.

Что остается от человека после смерти? Дела, фотографии, видео. А от бойцов и офицеров еще жетоны или медальоны смерти.

Они бывают разные  простые с уникальным номером, выданные в военкомате, или с гравировкой родов войск, с иконами, все они, последний привет погибшего, «похоронка»  современной войны.

И смерти нет, пока жива память, обо всех не вернувшихся с войны,  и той великой,  что была семьдесят лет назад,  и  локальной, о которой передавали вчера в новостях.

 

Утром пришла  Варина мама, сменив гнев на милость, согласилась посидеть с детьми, пока Варя съездит в Москву.

Они поехали на автобусе, Лехе было грустно, может эти часы с любимой женщиной последние, что дарит ему судьба.

Поехали налегке, Варя взяла всего лишь небольшую сумку- рюкзак, все это Алексей положил на полку в автобусе. Он был рад вот так сидеть с любимой рядом.

Они сидели с Алексеем  в кабинете следователя, на Лубянке, того мучил  шейный прострел. Смотрелся он, как горбун из Нотердама,  но взгляд был суров и непреклонен.

— Он вам кто?

 -Муж.-  Сказала Варя.

Алексей просто кивнул, подтверждая.

— По документам он мертв, вы утверждаете, что ничего не знали об его «работе».

-  Я действительно не знала, вернее думала, что он воюет, но за наших.

— За наших, это за кого?- оживился следователь.

— За русских, за Россию, – поправила женщина сама себя.

  — Читай, лейтенант.

Почерк у Тимура был неплохой, мелкие, словно бисеринки буквы, ровные строчки.

«После минометной атаки, понял, будут идти на штурм, поэтому оставив укрытие, поспешил к лестнице. И как раз успел, бросил гранату, первый боец был ранен или убит. Пока первый номер падал, я успел выстрелить его напарнику в незащищенное место, между шлемом и бронежилетом. Потом снял с обоих жетоны, перепачкавшись в крови, и взвалив амбала, который все еще был жив, вышел к федералам. Сказал, что снайпер жив, и сам услышал приказ бомбить дом.

 Нас обоих отравили в госпиталь. В госпитале меня записали, как Константина Емельянова. Я вызвался сопровождать раненого Егорова в Москву. Я должен был исчезнуть, потому, что Леха этот меня узнал, в бреду называл мое имя. Убить его было невозможно, всегда были рядом люди.

Вернуться к семье я боялся, казалось, что за мной следят. Мои хозяева обещали меня переправить за границу, как только я добуду паспорт  убитого мной офицера. Что я и сделал, это было нетрудно. Меня сгубила жадность, я вернулся за жетонами, в шкатулке их было ни на одну тысячу долларов. Я хотел начать жизнь с чистого листа в свободной стране». 

-Прочитал, а теперь вот смотри,– и следователь положил листок с номерам жетонов, тот самый, что Алексей отдал «Бате».

Только теперь листок был прикреплен к официальному бланку, и напротив каждого номера стояла фамилия, имя, год и место рождения.

Успел «Батя», смог спасти,, как всегда спасал, пусть не жизнь, но честь своих ребят.И пусть ни Леха, ни его командир  многих и не знали, но это были «свои», ведь все мы по большому счету твои, Матушка России, сыновья.

А те, кто пасынки, и сыновний долг отдавать не спешат, или не хотят, о тех и память коротка.

-А суд когда? Какой срок ему дадут?

— Вас вызовут, а может, и нет, вы же не свидетель, не участник. Спите спокойно, он же умер, вы его похоронили, поминки,  наверное, справили.

-Да справила.

-Вот и живите дальше,  свободной и счастливой.

Свойства всех казенных помещений давить людям на психику, даже невиновным, Алексей чувствовал, как Варя дрожит от холода, в этот  жаркий  день, он пожалел что не взял пиджак, и не может помочь Варе согреться

Варя легла спать рано, отказалась от ужина, и Леха не грея, ел на кухне холодные макароны с кетчупом, потом смотрел на кухне телевизор, без звука. Боялся заснуть, вдруг позовет — не позвала.

У Вари, невыносимо болела голова, она выпила таблетки и легла спать, уснула, и приснился он, Леша.

Одет он был как жених, с цветком в петлице, и невидимые гости все кричали «горько». А вот невесты Варя не видела, но чувствовала, не она стоит рядом с дорогим и любимым мужчиной. Леха  выглядел во сне усталым, грустным.

Варя проснулась, Леши рядом не было, встав пошла в ванную, там зажав ладонью рот, зарыдала в голос.

— Ну почему, почему все у нее не так, как у людей. И красотой бог не обидел и умом, и дети такие чудесные, и всю жизнь жить одной. За что, Господи, за что!

И сама себе ответила, это был знак, ведь могла потерять сына, и ничего не надо менять. Потом она представила, как если бы они вернулись в Москву, к Леше, в его однокомнатную квартиру, снова мужчина оденет ярмо  ипотеки, и все опять по кругу.Ну не в наемники, так в киллеры пойдет, где денег -то взять с банком расплачиваться? Они начнут ссориться, а если еще и маленького Алешку, они родят, а Варе очень бы этого хотелось, то вообще край.

Она, не замечая,  пересказывала сюжеты любимых мамой сериалов.

Слезы высохли, нет, не судьба, пусть себе живет, там, женится, пусть даже на этой Катьке, все равно.

Если бы кто-нибудь сказал,  семнадцатилетней Варе, что  так вот обернется жизнь, и любовь ее кончится грязью и болью, она бы не поверила.

Если бы кто-то  показал ей, ее нынешнею, такую вот, плывущую по -течению жизни, она бы удивилась. Всегда думала, что смелая и храбрая, до отчаянности, теперь вот дорогого своего человека, другой отдает, и смиряется.

А теперь вот сил любить нет. Вернее ее любовь к Алексею всегда с ней, но пусть так и останется, он сам по себе, она с детьми отдельно.

Она уже почти успокоилась, когда негромко постучав, Алексей зашел в ванную.

— Варька, Варенька, мне без тебя, без детей, жизнь – не жизнь, хуже смерти.

Я вас никому  не уступлю, вы мои, родные, любимые. Давай, съездим за ними, будем жить вместе.

Наверное, она ждала этих слов, сразу все стало ясно и просто — кого любить и ждать

 

 

P.S

 Всем героям, не вернувшимся с войны.

Что остается от человека после смерти? Дела, фотографии, видео. А от бойцов и офицеров еще жетоны или медальоны смерти.

Они бывают разные  простые с уникальным номером, выданные в военкомате, или с гравировкой родов войск, с иконами, все они, последний привет погибшего, «похоронка»  современной войны.

И смерти нет, пока жива память, обо всех не вернувшихся с войны,  и той великой,  что была семьдесят лет назад,  и  локальной, о которой передавали вчера в новостях.

Галина Емельянова

Похожие статьи:

РассказыЖена моего врага

ИсторияКТО ВЗЯЛ БАСТИЛИЮ?

ГостинаяТупики казачьего движения

ПолитикаАдонис XIV. Козёл, ведущий на убой.

Культура"Три поросёнка": век ХХ, век XXI...

Рейтинг
последние 5

Здрава

рейтинг

+3

просмотров

555

комментариев

8
закладки

Комментарии