Bölverkr - "К..." (Александр Мрачный & Ulv Sveneld)

Pagan Poetry Front / Языческая лирика независимых авторов

Ulv Sveneld

Bölverkr  

* * *
 
Искусен Слова Жнец!
Жив брани злой Певец,
Что волком, кровью пьяным,
Средь сеч бушует рьяных.
  
Einsamkeit
 
Загубленных жизней оборваны нити,
Кому в глотку месть заливали сполна,
Тех, чьи кубки боли кровавой распиты,
Чьё бремя покоя разбила волна.
 
Их души – шипы злобой чёрных лесов
И градов тлетворных горелых руин,
Вкусив волю к власти, забыв тёплый кров,
Герои рождаются новых вершин.
 
Во тьме одиночества, в пламени войн
Куёт Молот опустошительный взор,
Долой негу тлена, клинок тянет в бой,
Где в громе грозы гнева яростен Тор.
 
Оберни морем рдяным скорбящее озеро,
Покрывалом пунцовым дорогу стели,
В кузне дух закалив непреклонностью Одина,
Тело – в Дикой Охоте средь волчьих долин.
 
Пусть иным не понятны порывы отчаянья,
Побед и потерь зачарованный рог,
Из рваных кольчуг океаны скитания
Волнами плоть скроют на тинге богов.
 
Если ты останешься одна…
 
Если ты останешься одна
В тусклом свете пожелтевшей люстры,
Ты поймешь, как горько пить до дна
Хмель непонимания и грусти.
 
Упадёт слеза твоя не зря,
Когда душу разорвут вопросы,
Тяжело найти, легко терять
Тех, кто понимает эти слёзы.
 
Память как награда и расплата,
Если с кем-то вновь сведёт судьба,
Можно, вспомнив прошлое, заплакать,
Зная, что осталась ты одна.
  
Здесь Ветер с Северных Морей
 
Здесь ветер с северных морей
В лучах зари вселяет дрожь,
И в свете сотен фонарей
Играется осенний дождь.
 
Усталость косит и печаль,
За утром утро, тяжесть ног,
Всё те же лица, та же даль,
И те же змеи злых дорог.
 
И чашка кофе, и балкон,
Пожухший Ингрии пейзаж,
Где будни, как унылый сон,
Вьют одиночества кураж.
 
Здесь возрождается поэт,
Душою в полдень умирая,
Где день, словно десяток лет,
Блестит зубами волчьей стаи.
 
Услышь мой стих за вервью вёрст,
Мой огонёк в ледовом царстве,
Мои мечты – мой верный мост
К тебе в желтеющем убранстве.
 
Ты ангел мой и мой ты демон,
Ты моё пламя и покой,
Ты укрощаешь штормы в венах
И в штиль врываешься волной.
 
Моя надежда, моя вера,
Цветок на плитах серых скал,
В твои глаза смотря, как в небо,
Могу признаться, что устал.
 
Пусть пепел мыслей всех людей
В огнях зари вселяет дрожь,
Твой образ в бликах фонарей
Не смоет бьющий в лицо дождь.
 
И хворь ли косит, иль печаль,
Найду я силы в жилах ног,
Ведь лик твой вижу, глядя в даль,
И солнце в нём для новых строк…
  
Люблю…
 
Люблю тебя нежно,
Люблю тебя страстно,
Душою безбрежная
Богиня прекрасная.
 
Люблю осторожно
Мой лучик таланта,
Твой свет белой кожи
И глаз адаманты.
 
Люблю твои речи,
Люблю твои жесты,
Легки наши встречи,
Как стройные персты.
 
Люблю за надежду
На радость и счастье
Мою белоснежную,
Что неба прекрасней.
  
Woe Rain
 
Скольких скальдов тревожил ты сказы,
Сколько струн разорвал твой мотив,
И блестящие, словно алмазы,
Капли пели их песнь для других.
 
То ли с гривы коня поднебесного,
То ль по воле возницы ветров
Вьёшься жизни узорами лестными
Или скорбью седых облаков.
 
Игрой света украсишь день солнечный,
Но кого-то погрузишь в тоску,
Хладной моросью выйдешь ты в полночи,
Но прильёт кровь к чьему-то виску.
 
Кому Фрейром и Бальдром ниспосланный,
А кому и крылатый скакун
Девы – смерти пророчицы росами
Увлажнит гальдрастав алых рун.
 
Слезой врана падёшь над омелою,
Кровью пустит тебя лютый муж,
Но не смыть тебе лжи света белого,
Как не смыть черноту наших душ…
 
Bölverkr of Winter Devastation
 
В кривых зеркалах бездны первопричин
Взор Ворона льёт на мир чёрный огонь,
И меченый злом рыцарь движется с ним,
Ты в ночь скачки Асгарда смерть узаконь.
Хмель самодовольства ослабленных тел,
Иллюзию силы в стеклянных очах
Безродных существ, чей на ложе дух смел,
Предай волком алчущим жертвы печам.
Снег пеплом кровавым на взмахе меча
В ночь станет по воле судьбы палача,
Ты, призраков павших ужасный король,
Рисуй вьюгой страха личины на Йоль.
Свеча догорит в резах гибельных рун,
И лес в дикой страсти подымет вой злой,
На стылую землю низвергнув звезду,
Бескостным даря долгожданный покой.
Дуб гласом могильным о горе вещал,
Кольчуги героев мороз целовал,
Вероломного натиска вьюги шторма
Оскалясь сжирают пожитки раба.
Вторжение смерти, огонь, боль и крик,
Ты челюсти-веки сомкни, волкодлак,
Скрыв око-луну, мёртвый космоса блик,
Паря во мгле Вороном, жалости Враг.
  
Потерянный поэт
 
Где-то за окошком
Умирает свет,
Чуть сутулясь, пишет
Свой стишок поэт.
 
И за словом слово –
Он слагает мир,
Царь он и крестьянин,
Пламя и факир.
 
Где-то за дверями
Жизни бьет фонтан,
Но он не омоет
Сердца тяжких ран.
 
Где же жизнь реальней –
Там иль под пером,
Где среди окалин
Пепел, боль и сон.
 
Не ответит в мире
На вопрос никто,
Не спасет в трактире
Горькое вино.
 
Где-то, в темном месте
Угасает свет,
Пишет неизвестный
Свой стишок поэт.
  
Смерть – Награда Героев
 
В ночь откликнись на зов леденящего ветра,
Полной грудью вдохни урагана порыв,
Воле Волка послушна душа и бессмертна,
Что клинками поёт тысяч праведных битв.
 
Местью брызжет луна, созывая набатом
Под знамёна умерших, но не побеждённых,
Снова грохот сапог, снова волки-солдаты
В жертву Чёрному Солнцу несут миллионы.
 
Кровью полнится ночь, крови алчет природа,
В Рагнарёка шторма ока навьего взор,
Никчёмной породе убогих народов
Бесславный конец неизбежен и скор.
 
Нет смысла кричать, спастись уже поздно,
Беспощаден Вотана прибой громовой,
Волкоглавых дыханием смерти морозным
Стада грязных скотов он ведёт на убой.
 
Ввысь пламя войны и трагедий потери,
Ввысь крыльями славы стального орла,
Претя самой жизни сражаться и верить,
Ведь конь Всеотца закусил удила.
 
Вспомни блеск сотен мечей
Там, где режут брег драконы,
Распрей хмель, Убийца, пей
До последнего патрона.
 
Волю дай огню сердец,
Позволь стали нежить кожу,
Здесь достоин лишь храбрец
С девой-смертью лечь на ложе.
 
Простреленный китель с петлицами молний…
В глазах меркнет кровью омытый Асгард,
К Вальгалле в последний раз вскинув ладони,
Взойдёшь ты на свой погребальный драккар.
 
* * *
 
Эх, не нужно мне вина, вина старого,
Меня кровью напоит битва ярая.
 
Не по мне дым табака ароматного,
В дым пожарищ я уйду за расплатою.
 
Не меня девиц уста нежить просятся,
А свинец и сталь ласкать меня бросятся.
 

Александр Мрачный
 
 
 
"К…"
 
К Сирин
 
На белесых ветвях кощного древа,
Страдания вестник, горя, беды,
Краса неприступная да печаль убиенная,
Сизокрылая дева во скорби сидит.
 
Ей шепотом правит навьего чрева
Властитель чертогов за светом зари,
Путь освещает лучиною тленной,
Да за крылами невидно следит.
 
Слезой подневольной полны ее очи,
Голубкой вспорхнуть многоликий претит,
Лишь песнь ей творить под покровами ночи,
С надеждой, что боль она исцелит.
 
Но не сбежать от кручины проклятья,
О горе своем ей не рассказать;
Стрелою забвенья да словом заклятья,
За песнь ее путникам жизни отдать!
 
Я иду за тобой, во скорби пылая,
Вдохновению - пожарищ! Творениям - дым!
Где муки твои, там поле полыни,
Где сказы мои, там слезы Сирин…
  
К Гамаюн
 
Сквозь века, сквозь тьму, невзгоды,
Шаль обмана сметая,
Громогласно словом, гордо,
Летит дева во крылах.
 
Не во снах ли нам являлась,
Ты, предвестница грозы?
Брань в речах твоих сказалась,
Смерть грядущей череды.
 
Неспокойны в реках воды,
Запоздала кровь – заря,
Вещей путь пролег с восхода,
Манят рок колокола.
 
В распростертых дланях книга,
Звезды буквами глядят,
Слово мечет искры, иглы,
Кривде правдою претя.
 
И там где страсть утихла струн,
И горстки мытарей стезя,
О, мудра дева Гамаюн,
Там вопрошаю я тебя!
 
Скажи, вернется Солнце иль Заря?
Иль годы прожили зазря?
Да почивать ли нам, иль голодать?
Скажи, что в путь с собою взять?
 
Длани к солнцу, молвить клятву!
Очи в небо, дым-война!
Огни в стопы, злости брату,
Путь в разлуке, тишина.
 
Горю – воля!
Брани – повод!
Златом тризна сдобрена,
Сокол в поле змием скован,
Пробежь мертвая до дна.
  
К Осени
 
Туманы опутали земли далекие,
Хмарь неотступная гложет леса,
Дерев распустились косы высокие,
Тучами полнились в ночь небеса;
 
К востоку шептали девы небесные,
Солнца желали слезно они,
Но окликались им стоны древесные,
Да окрик поднявшие ввысь журавли;
 
Леями стлались травы умершие,
В сон уходили живых берега,
Мареною мерились шаги не дошедшие,
На струнах осенних – песнь серебра.
 
Словом разились тени пугливые,
Песни нечисты разносят ветра,
Вранов настала пора говорливая,
Зори предношной краснела фата.
 
Вновь расставание четы божественной,
Вновь скорбь голодная да тишина;
Взгляды холодные, горькие месяца,
Красная дева, одна, далека.
 
Кручиной согрелись сердца человеческие,
Чащи глубокие щекочет листва,
Ливни казались нам целою вечностью,
Так и не хватит для сказа листка…
 
Рунами резалась, да нитями вилась
В эти мгновения наша судьба;
Быть мне с тобою – зиркам приснилось,
Слыть нам печалью, сгоревшей дотла.
 
Высь почерневшая да непроглядная,
Дай насладиться тобою сполна!
Быть мне в могиле осенью хладной,
Пить мне из кубка бездны вина…
 
К Матери
 
К Матери Русской я гневно взываю,
Дланями к сердцу руки прижав,
Родову совесть я вновь призываю,
Клятву Славянскую небу воздав.
 
Тоска неприглядная,
Сошедшей с тропы…
Кровь твоей крови,
Руки в крови…
Даль непроглядная,
Думы во лжи…
Плоть твоей плоти,
В оземь легли…
 
Что ж ты Великая распутью предалась?
Идет вдоль дороги хромой воронок…
Что ж ты родимая чужеземцу отдалась?
Догорает лучины худой волосок…
 
Да наполнились предков чертоги молчанием,
Суровыми ликами просинь глядит,
Огнь не возжечь пустым подаянием,
Тем, кто младенцу во чреве вредит.
 
Груди земли оросились слезами,
Туманами вышит плачеи платок,
Распущена скорбь травы волосами,
Дрожит одиноко нарожденный цветок.
 
К Матери Русской я гневно взываю!
Усохли в руках горсти земли…
К девам Славянским судьбу призываю –
Не сгинуть в полымя Роду Руси!
  
К Черному Богу
 
Хмарой смежались небесны виконца,
Гремячие воды смеркали в громах,
Тучи волками съедали лик солнца,
Ночница воспета во темных крылах.
 
Очи позарились красною девой,
Ночка вещала объятий любви,
Вервью сплеталось вечное древо,
Не терпит хмельная сонливой тоски.
 
Думы тянулись к Черному Богу,
Кровь охмелевшая ярость дала;
Стопы мои ушли в путь дорогу,
Доля нелегкая требу взяла.
 
Клятвы даны, да песни отпеты,
Кружится, мечется рок вороньем.
Ночь мне шептала желанны ответы;
Брагой мечтаний я стал королем.
 
Жертвой кровавой сдобрился месяц,
Бубны растлели поля ворожбой,
Злых языков надуманы мести,
Разум хмельной выдумал бой.
 
Черному Богу – жертву победы;
Темному лесу – колючих ветвей;
Ворогу бед да кровной измены,
Заклик сей, вторя меж кощных елей.
  
К Предкам
 
Вещало в громах, разило в молниях…
Речи бессмертных решусь молвить ли я?
Предков покои добрым словом воспеть;
К рождению героя – умереть, но успеть!
Русью хмелеть, длани всполохам, ликов небес;
Копья ворогам!
Видеть чужих в княжьем тереме;
К серым и злым, не примкнуть ли мне?
Поутру горсть земли к груди прижимать;
Светлоокую деву в бою вспоминать…
Честь отцову лихой свободой крепить…
Братину кровью врага напоить…
На зов берегинь темным лесом идти;
Дорогу домой среди звезд обрести…
Молчать у курганов, трепет сыну внушать;
Светло-Солнце встречать, да Луну провожать.
Полной грудью вздохнуть, жадной гордостью;
Я на Русской земле с чистой совестью!
К Предкам в сердце воспеть, дланью к просини,
Слыть героем посмертно по осени…
 
Grim Shadows of ImmortaL North

Похожие статьи:

СобытияПод Калугой отдыхающие растащили капище Родноверов

Боги, духи и существаО тьме и хаосе в начале времен.

ИсторияВелесова книга

ИсторияВедическая культура славян ариев

ИсторияРусская вера!

Александр Мрачный

рейтинг

+4

просмотров

4013

комментариев

1
закладки

Комментарии