Владимир Жильцов

Владимир Жильцов

Русский поэт. Родился 28 июня 1946 года в с. Пителино Рязанской области. Окончил историко-филологический факультет Горьковского государственного университета им. Н.И.Лобачевского, Балахнинский энергетический техникум. С 1969 по 1973 год – политзаключенный. Реабилитирован в 1990 году. Трудился плотником, бетонщиком, монтажником на стройке, грузчиком, почтальоном, учителем русского языка и литературы, депутатом областного Совета депутатов трудящихся, журналистом, председателем комиссии при губернаторе Нижегородской области по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий, председателем Нижегородского отделения Союза писателей России, секретарем правления Союза писателей России. 

Стихи писал с детства. Первая публикация – 1962 год. Трижды лауреат премии Нижнего Новгорода, лауреат литературной премии им. А.М.Горького. Автор книг стихов «Тихий свет» (1996), «Здравствуй, осень…» (2001), «Черемуховые холода» (2001), «Горькая нежность» (2003), «Серебряный дождь» (2006), «Лисичкин хлеб» (2006), «Земные календари» (2009), «Разлучное прощания вино» (2010), «Внимая сердцем» (2010) (мемориальная поэтическая серия «Свеча горела»). Печатался в отечественных и зарубежных СМИ, а также в альманахах и коллективных сборниках. Вошел в антологии русской поэзии XX и XXI веков. Скоропостижно скончался 1 марта 2010 года, похоронен в Нижнем Новгороде на кладбище «Копосово-Высоково».

* * *
Пыль исклёвана дождиком редким.
Губы пеклом июльским свело.
Клохчет в дебрях крапивы наседка,
Собирая цыплят под крыло.

И волненьем тревожным объята,
Устремляя свой взор в никуда,
Обмирает душа виновато –
Век двадцатый.
Россия.
Беда...

* * *
На экране гламурные будни
И давно не слыхать о войне...
Стали лишними русские люди
На родимой своей стороне.

Дух совсем благодатный оставил,
И за годом срывается год...
Сколько нам – без руля и без правил
У Руси ошиваться ворот?

Ах, культура – бессилия звуки,
Кто наглей, у того и права...
И топырят обрубки-руки
«Окультуренные» дерева.

Пала вьюга, споткнувшись с разбега
О небес нерушимую тишь.
Одеяла подмокшего снега
Оползают с разбуженных крыш.

Вновь рифмуются горькие раны
С бытием перманентной страны...
И скорбят за столом ветераны
Необъявленной вечной войны.

ПРАЗДНИК ДЕТСТВА

Рождество.
За окном тёмно-сине.
Красит стёкла мороз неспроста...
Мать довольна:
Средь снега и стыни
Собираемся славить Христа.

Невеликое в сущности дело,
Но душа от восторга дрожит...
Снег лежит удивительно белый,
Удивительно добрый лежит.

Меж сугробов, по хрумкой дорожке,
Держим путь спотыкливой гурьбой
В старых валенках, в зябкой одежке,
С Вифлеемской на древке звездой.

И с клубами морозного ада,
Возвещая Христа Рождество,
Валят в избу советские чада,
Славя светлое имя Его.

С Октября идёт год тридцать пятый,
Но от веры народ не отвык,
Пусть мы в школе, как все, – октябрята,
Но с утра – пастухи и волхвы.

Кто-то скажет: «Ну что за нелепость!
Сочинений сегодняшний бред,
Если даже декретом Совдепа
Было сказано: “Господа нет!”».

Только всё ж не пропало наследство,
Наши матери веру спасли,
Мы её из далёкого детства
Завещаньем любви пронесли...

...На берёзах морозные бусы,
Блеск звезды над разливом зари,
Но о чуде Младенца Иисуса
Знать не знают земные цари.

Резкий холод слезу вышибает,
На сужденья ещё не мастак,
Я бегу и в ладони сжимаю
Божьей славы серпастый пятак.

* * *
Посеребрили волглую листву
Весёлые сентябрьские морозы,
Хотя стоят зелёными берёзы
И не проходят рыжики в лесу.

Вот так и мы, до срока поседев,
Душой своей нисколько не погасли
И, отвергая бред чужих напраслин,
Не изменяем почве и судьбе.

ПОРОША
Надежде

Неторопкий падает снежок,
На ладонь доверчиво ложится,
Потому и светятся свежо
Земляков улыбчивые лица.

Кистью немудрящею зима
Побелила русские просторы.
Встали, словно пряники, дома,
Выросли сугробов сдобных горы.

Что ж еще прикажете желать?
Большего к чему искать на свете? –
Прочен кров, застелена кровать,
Хлеб в достатке, и здоровы дети.

К нам не ступит зависть на порог,
Пусть она, бессильная, ярится...
Неторопкий падает снежок,
А куда, скажите, торопиться?

ОКСКИЕ ПРИСТАНИ

Была пора, я верил в радость встречи,
Казалось мне, разлука – не беда...
Так почему совсем по-человечьи
Беспамятством подернулась вода?

Где пристани в Елатьме и Починках –
В огромный мир влекущее окно?..
Подумать страшно – будто на поминках
Разлучного прощанья пью вино.

О, Господи! Печально стать ненужным
И вспоминать, что осенью глухой
Дредноуты причалов безоружных
Сгоняли, как скотину, на убой.

Поток времен влечет неудержимо,
И не унять его, не обуздать...
Пустеют берега Оки любимой –
Куда ж теперь прикажете пристать?

* * *
Я отца терзал вопросами
Про войну, и, хмуря бровь,
Он в ответ: «Чего ж хорошего? –
Грязь, работа, пот и кровь...

Полстраны костями выстлано,
Сколько их, моих друзей,
Перемолото за Истрою
В мясорубке страшных дней.

Не избудешь долю русскую,
Сам себе порой не рад –
Вспомню фронт и снова чувствую
Сладковатый трупов смрад.

Ад кромешный под бомбежками,
С неба вой и в горле вой...
Не жильцами – головешками
Возвращались мы домой.

Пот и кровь, сынок, не вымыслы,
Жизнь стояла на кону.
На горбу своем мы вынесли
Из огня войны страну.

Все стерпели, но вопросами
Не трави ты душу мне...
Враг разбит, но что хорошего
Даже в праведной войне?»

* * *
А береза была золотая.
А береза плакучей была...
И небес тишина голубая
По осеннему чуду текла.

Было весело сердцу живому,
Было больно глазам от любви,
И тянуло на волю из дому
С неподъемною мукой в крови.

И не веря словам от бессилья,
Словно больше уже не дыши.
Золотая дымилась Россия
У картофельной бурой межи.

А береза была золотая
И, сквозная, светилась она,
Как намек, что планида такая
Для смертельного счастья дана.

* * *
Валерию Шамшурину

Разве нет на то причин,
Чтоб о жизни думать плохо?
Давит ворохом кручин
Дней шальная суматоха...

Потому давно уже
Было молвлено поэтом
С тихой жалостью в душе:
«Все уйдем, но суть не в этом».

В море слов – разор, беда,
Темен лик, а вроде зрячий...
Все событий чехарда
Переврет, переиначит.

Средь щебечущих осин,
На краю земной любови,
За грехи расчет один
Царь Небесный уготовит.

Свечка жизни тлеет чуть,
И осталось вслед поэту
С нежной горечью вздохнуть:
«Все уйдем, но суть не в этом!»

* * *
Выходя на свет из тьмы,
Как плодов грядущих завязь,
Снова Русь меняем мы,
Вместе с ней самой меняясь.

Но такой разор в душе
И смертельная усталость,
Даже горечи уже
В русском сердце не осталось.

Сколько раз невесту – Русь
С близкой гибелью венчали!..
Я глухой воды напьюсь
От несбывшихся печалей...

Мир осенний гол и пуст,
Ночевать к себе не пустит.
Вновь горит рябины куст –
Вечный знак российской грусти.

И хоть меркнет окоем,
Жизнь взахлеб не зря мы славим!..
Русь с собою не возьмем,
А живым ее оставим.

* * *
Если рвутся ботинки –
значит, просятся ноги на волю
Босиком пробежать
по широкому, чистому полю,
Вспомнить детство свое,
вспомнить трав заревую прохладу,
Чтоб почувствовать вновь
неизбывную жизни отраду.

К небу рвется душа –
значит, рвутся житейские путы,
Что терзали тебя ежечасно и ежеминутно,
Так – рубаху с плеча,
чтоб застежки летели горохом...
Хохочи надо мной,
насмехайся, шальная эпоха.

Не жалею ботинок,
коль рвутся, то, значит, так надо,
Босиком в небеса –
суматошного мира награда...
Лишь распахнутый весь
ты приемлешь и небо, и поле.
Вот и вся недолга –
избавленье от вечной неволи.

* * *
Разве можно прожить без России?
Пусть по капельке выцедят кровь –
Не уеду я в страны чужие
Умирать за чужую любовь.

И рыдаю от горькой потери –
Сколько раз
дети этой земли
Умереть без нее не хотели,
Если жить для нее не могли...

* * *
Был мальцом, но помню недороды,
Как томил пшеничку суховей...
Но спасала русская природа
По великой милости своей.

Грызли в роще заячью капусту.
В заливных лугах – гусиный лук,
Может быть, тогда рождалось чувство
Родины, принявшей столько мук.

И, когда я в детство возвращаюсь
По тропинкам памятной души,
Дивную испытываю зависть
К юным дням, оставшимся в глуши.

Потому нисколько не горюю,
Что порой блуждаю, как во мгле.
По клубнику гряну луговую –
Лучшую из ягод на земле.

Что ж опять лихие недороды?
Саранча, горючий суховей?
Прогневилась матушка-природа
На своих беспутных сыновей.

* * *
Мне везло на хороших людей,
Но плохие мне тоже встречались,
И поднялся горючий кипрей
На местах моих горьких пожарищ.

«Под собою не чуя страны», –
Безъязыкость ли в том виновата, –
Ну кому мы такие нужны
Над дымящейся бездной разврата?

Правду зло облапошит легко.
Всех коврижек не съесть, что сулили...
Говорите своим языком,
Даже если его отрубили.

* * *
Вновь неба пронзительна просинь,
И время подняться с колен...
Восстал древний храм Мироносиц,
Стряхнувши безверия тлен.
Средь массы случайных нелепиц,
Под осени медленный плач
Уйми утешительный лепет,
Несбывшейся жизни палач.
Коль руки примерзли к железу,
Коль бедственный зиждется трон,
Коль русскою сказкой нетрезвой,
Как встарь, ты опять опьянен.
О том ли в молитвах просили?
О том ли душа возопит?..
Вновь храмы встают по России,
Да паства в могилах лежит.

ГОРОДСКОЕ УТРО

Все привычно и слишком знакомо,
Новизною не балуют дни...
На панели стандартного дома
Гасит утро ночные огни.

Так пронзит тебя холод погожий,
Что захочешь вернуться назад,
Всей душой ощущая и кожей
Недоверчивой осени взгляд.

Магазинов пустынны витрины.
Сонно дворники мусор метут,
Но вспотевшие разом машины
Вновь куда-то поспешно бегут.

Здравствуй, утро!
И, здравствуй, надежда!
Ярок кленов прощальный костер...
Снова солнышко щурится нежно,
Из-за Дятловых выплывши гор.

Минет час, и уже неподсудно
Ни мечтам,
ни словам,
ни делам
Безвозвратно ушедшее утро,
Новый день подарившее нам.

* * *
Брату Николаю

Возвращаюсь на родину снова,
Там, где светятся детства огни,
Откровеньями чуда земного
Переполнены летние дни.

Ночью веки дремотно смыкая,
Я услышу сквозь сонный уют,
Как по крыше тесовой сарая
Переспевшие яблоки бьют.

И покатятся в росные травы,
И приникнут к родимой земле
Ради будущей жизни и славы,
Что до срока таятся во мгле.

* * *
По сердцу закаты и рассветы,
Клекот птиц разлучный в сентябре,
Женщины любимые, поэты,
Даль полей в морозном серебре.

По сердцу с друзьями порыбачить,
Вкалывать с утра и до утра,
Не шалеть от выпавшей удачи,
Не жалеть для ближнего добра.

Не хотел я выглядеть солидным,
Но любил метели в феврале...
Господи! Как все-таки обидно,
Что меня не будет на земле.

РОВЕСНИКУ

Зимогор, бедолага, отрепье,
Как на подвиг, на низость готов,
Чтоб пополнить несметные цепи
Камуфляжных прикормленных псов.

Нет печали о хлебе насущном –
Мокрый «ванька», осот и бурьян...
Правят жизнью заезжий наушник
И обманов благих балаган.

Снова мир полон ветром и свистом
Облетающей звонкой листвы,
Покаянья мотив неречистый
Не идет из шальной головы.

Мы порушили времени звенья,
Не сумев накопить ни гроша,
В тесной клетке вчерашних творений
Пленной птицей трепещет душа.

Колыбель нашу войны качали,
Знали с детства - весь мир на крови...
Сил хватало для мудрой печали,
Недостало для вечной любви.

НА МОСКОВСКОМ ВОКЗАЛЕ
Александру Фигареву

На вокзале утром суета,
Толкотня в тоннельных переходах,
На перроны сыпят поезда
Тысячи приезжего народа.

Выползли бомжи на белый свет,
Сизые от клея с политурой,
У «ментов» совсем желанья нет
С эдакой возиться «клиентурой».

На ступеньку выставив «портвей»
С плавленым сырочком на газетке,
Веселит насупленных людей
Мужичок в замурзанной жилетке.

Ох, не зря стрелял он по рублю
И явил, поддатый, миру жалость:
- Подходи, кто хочет, - похмелю,
На поправ маленечко осталось.

И подумал я, замедлив бег,
Суетные мысли усмиряя,
Вот, глядишь, бомжует человек,
А душа-то добрая какая!

ПАМЯТЬ ВОЙНЫ
Моему учителю, фронтовику
И.К. Кузьмичеву

То не трубы трубят боевые,
Не кровавый слезится закат, -
Гулеванят осины шальные
На костях неотпетых солдат.

Сколько их, до любви не доживших,
Разметенных военным огнем,
Держат фронт в капонирах оплывших
Под Москвою, Смоленском, Орлом...

В дебрях власти - ни чести, ни страха:
Иль расплата не ждет впереди?
Горький пепел российского праха
Сердце жжет в материнской груди.

Непорочны вожди, неповинны...
Но за нас, кто всегда виноват,
От стыда покраснеют осины
На костях неотпетых солдат. 

Похожие статьи:

ПоэзияСборник стихов: Бухалла (Внимание! Ненормативная лексика!)

ПоэзияСборник стихов: Плотиной Хильд рядами навстречу кнорру света

БиографииНародный поэт

ПоэзияКоляда, Славяне!

ПоэзияМария Кочнева. "Сны индиговых небес"

Вящеслав

рейтинг

+7

просмотров

2511

комментариев

11
закладки

Комментарии