Бич божий

Бич божий

Впервые я познакомилась с этим насекомым, будучи еще ребенком, когда собиралась с отцом на рыбалку. Мне, как главному участнику подготовительного этапа, было поручено наловить кузнечиков на наживку. Задача была выполнена на отлично, и банка с несколькими десятками ошалевших насекомых была торжественно вручена отцу. Папа брезгливо вытряхнул несколько штук, отпустив их “на вольные хлеба”, а мне стало до жути обидно — именно эти, как мне казалось, кузнечики, отняли у меня больше времени, да и выглядели как-то посолиднее и крупнее прочих. Только увидев насупившуюся дочь, папа растолковал, что я наряду с кузнечиками напихала в банку саранчу.

 

Обыденная действительность

С возрастом все больше убеждаюсь, что часть наших страхов образуется под влиянием чьих-то слов, как и брезгливость. Сейчас я ни за какие коврижки не дотронусь до саранчи, — этому изрядно способствовала мама, которая сама до жути боится насекомых, и пыталась привить эту фобию мне. Только вот та саранча, которая встречается в моей местности, вовсе не страшная — ни внешне (хотя с этим можно поспорить), ни по “характеру”.

Насекомое имеет длину от двух до шести сантиметров. Голова, тело, усики, и даже челюсти — все одного цвета. Он зависит от возраста саранчи: чем старше особь, тем темнее ее оттенок. А еще у саранчи есть крылья, но они появляются не у каждого поколения, а только когда возникает необходимость в перелетах на большие расстояния.

Когда в местности, где обитает саранча, царит тишина и спокойствие, и нет никаких “нарушений мирового порядка”, то насекомое представляет собой абсолютно безвредное, спокойное существо — так называемую “кобылку”. “Кобылки” не собираются в стаи, и предпочитают жить в одиночестве. Размножаются очень скромно, а потомство, выбравшись из земли и немного встряхнувшись, продолжает вести столь же благочестивую жизнь, как и предыдущее поколение. Мир и благолепие продолжаются ровно до тех пор, пока какая-нибудь особь не заметит, что “поголовье” медленно, но верно увеличивается, а еды в то же время больше не становится. И в этот самый момент всеобщему процветанию приходит конец — у саранчи включается защитный режим.

Естественный отбор

Вымирание одних видов и появление других — результат естественного отбора. Гибель слабых и больных особей — тоже его работа. Когда для вида наступают неблагоприятные условия, численность его особей существенно сокращается, чтобы более сильные могли продолжить род при улучшении обстановки.

Некоторые умники считают, что и по отношению к людям стоило бы “применять” подобие естественного отбора. Войны и эпидемии вполне справляются с этой задачей, регулярно уменьшая население планеты. Те же “исследователи” утверждают, что даже в дикой природе животные иногда жертвуют собой, чтобы подрастающее поколение могло нормально питаться и размножаться. В качестве примера приводят леммингов — якобы у тех известен случай самоутопления, который произошел из-за нехватки пищи. Правда, тут горе-естествознателям возражают более маститые ученые: единственный задокументированный случай гибели леммингов через самоутопление произошел вовсе не из-за сильной любви к потомству — зверьки попросту не сумели переправиться через реку.

К чему я это все рассказываю? К тому, что у саранчи подобный “инстинкт сокращения популяции” напрочь отсутствует.

Казнь египетская во плоти

Пытливый человеческий ум не перестает удивлять. Видимо, только тем, у кого разного рода исследования впитались в кровь с молоком матери, могло прийти в голову расставить в местах обильного скопления саранчи маленькие зеркала. Этакий опыт — что будет делать насекомое, когда увидит себя во множестве? А насекомое не стало мудрить, и принялось с бешеной скоростью размножаться. Напрочь игнорируя озабоченных перенаселением планеты граждан, саранча, видя, что популяция увеличилась, а количество пропитания осталось на том же уровне, откладывает огромное количество яиц. Но из них вылупляются уже не интеллигентные “кобылки”, предпочитающие тихую, оседлую жизнь, а мощные крылатые бойцы-захватчики, жадные до еды и весьма агрессивные. Именно они вызывают ужас у людей, населяющих “проблемные зоны”, становятся персонажами фильмов в жанре “horror” и заставляют вздрагивать жителей разных концов земного шара. Словом, истинная египетская казнь, о которой упоминает автор Библии.

И вот стая вылупилась, и готова уничтожать все вокруг. Когда ближайшие источники еды (чаще всего это фермерские угодья) под натиском крылатых вредителей превратились в пустыню, орда поднимается в воздух и всем многомиллиардным количеством несется дальше. Кто-то из ученых насчитал, что самая большая стая состояла из более чем 12 млрд насекомых. Запрещающие таблички, которые фермеры расставляют на своих сельскохозяйственных угодьях, ничего не значат — саранча не умеет читать. И даже если бы умела, вряд ли ее это остановило бы — желание прокормиться преобладает над всеми прочими, и насекомые не останавливаются, пока в округе остается хоть что-нибудь съестное. Исследователи утверждают, что при попутном ветре саранча способна развивать изрядную скорость, и за сутки преодолевать расстояния до 500 км.

Упоминания в книгах

Я уже говорила, что орда саранчи стала одной из казней египетских, но это вовсе не единственное библейское упоминание этого насекомого. Помимо на страницах Библии о саранче говорится 21 раз, и все — в отрицательном ключе. Хоть бы кто-нибудь помянул добрым словом, но нет — саранча напала, саранча пожрала, и далее по тексту. Не любили ее и русские летописцы — в Киевской летописи, датируемой XI веком, ее именуют “бичом божьим”. Летописец рассказывает, что “… было смотреть страшно, шла она [саранча] в северные страны, пожирая траву и просо”. Сохранились архивы Ишимского уезда (Тюменская область) за 1891 год: тогда саранча погубила более 140 тысяч гектаров хлеба. Крестьянам стоило большого труда одолеть летучую напасть: саранчу травили дымом, заманивали в ямы (даже не представляю, чем можно повлиять на насекомое), и там же закапывали.
Сегодня “проблемные” зоны, в которых есть риск появления крылатой бестии, никуда не делись, разве что методы борьбы с саранчой стали куда изощреннее и действеннее. Среди прочих значится распыление спор особого грибка, который абсолютно безопасен для человека, и в то же время смертелен для насекомого.

А где-то саранча считается деликатесом. Ее жарят, и подают нанизанной на палочки. Такое себе угощение — на любителя. Но, сколько бы ее ни было использовано для создания кулинарных шедевров местного разлива, всю съесть все равно не получится. Так что приходится бороться с “божьим бичом” другими методами.

 

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+1

просмотров

397

комментариев

12
закладки

Комментарии