Каменная фиалка

Каменная фиалка

Первый пантеон богов, с которым я имела удовольствие познакомиться, был родом из Древней Греции: родители на восьмилетие подарили адаптированную для детской головушки “Одиссею”. А потом уже сама штурмовала библиотеку на предмет поиска в ней мифов и легенд. На многие детали в силу возраста как-то не обращала внимания, но с течением времени невольно присмотрелась. Божества мужского пола, не стесняясь “штампа в паспорте” у понравившихся гречанок, плодили полубогов, нисколько не заботясь о реакции на сие действо супругов своих фавориток (впрочем, как и своих собственных). Не оставляли они своим вниманием и дев, находящихся где-то между миром богов и людей — всякого рода дриад, нимф и прочую полубожественную красоту. На этом фоне вспомнилась мне легенда о нимфе Аметис.

 

Нимфа, как и полагается ей в данном опусе, была невероятно красива. Собственно, ее внешность и стала поводом для дальнейшего развития сюжета: дева попала в поле зрения Диониса, который славился своей нежной любовью к противоположному полу, увеселениям и горячительным напиткам на виноградной основе, а лучше всего — когда все это объединялось в один нескончаемый праздник. Аметис была довольно гордой девушкой, а потому ухаживания отвергла. Легенда не уточняет, насколько корректно это было сделано, но в итоге Аметис пришлось попросту удирать от любвеобильного бога, который во что бы то ни стало решил покорить сердце (сердце ли?) нимфы. Видя, что сбежать не получится, Аметис взмолилась о помощи, и богиня Артемида, стоящая на страже целомудрия древнегреческих девиц, пришла на выручку. Правда, сделала она это весьма своеобразным способом — превратила красотку в обычный булыжник. Такое себе спасение, но честь превыше всего, а потому Аметис смирилась и притихла. Да и не могла она уже ничего сказать. Дионис, наблюдавший данную картину, был, мягко говоря, раздосадован, и попытался превратить кусок камня обратно в нимфу, но, видимо, был неважным волшебником, или заклинание с пьяных глаз не то выбрал. Ритуал состоял в том, чтобы плеснуть на камень лучшим вином из божественных запасов, только вот алхимия явно не относилась к числу талантов Диониса: вместо того, чтобы вновь стать Аметис, глыба просто изменила цвет с серого на фиолетовый. Божество окончательно разозлилось и умотало восвояси, а греки с тех пор уверены — сама Артемида наделила минерал удивительным свойством, способствующим удержанию его владельца от пьянства и любой несдержанности, в том числе и в желаниях.

Мастера-камнерезы в Древней Месопотамии вытачивали для своих заказчиков особые цилиндры из аметиста. Естественно, абы кому с улицы такое изделие было не по карману, но в аристократических кругах печати пользовались большой популярностью, так как по современным меркам были самым настоящим аналогом паспорта, или другого удостоверения личности. Печать украшали искусно вырезанные на ней исторические или мифологические сюжеты, изображения растений и зверей, а сбоку наносился особый узор, который и служил тем самым “паспортом”: если цилиндр прокатить по сырому глиняному листу, то получался уникальный оттиск, который не повторялся у других представителей знати, и который было очень сложно повторить. Иногда цилиндр даже использовался в качестве личной подписи владельца — надо ли говорить, что этот кусочек аметиста берегли, как зеницу ока?

Египтяне не стали заморачиваться и придумывать аметисту какое-то особое значение. Я так полагаю, что практически все драгоценные и полудрагоценные камни у них наделялись примерно одинаковыми “священными” качествами/свойствами, и использовались в основном в ритуальных целях. Ну и для разных украшательств, конечно. Первое, и основное, что стремились выточить из него в неимоверном количестве — скарабей, а с ним — мудрость и вечная жизнь, кои он призван символизировать. Аметистовую букашку обязательно клали в гробницу усопшего, чтобы тот поскорее вернулся в бренный мир, и обязательно — в своем собственном теле. В связи с этим обрядом у меня возникла пара вопросов. Первый — сколько килограммов различных амулетов хоронили в Египте с каждым, кто отправлялся на последний суд, и второй — почему там до сих пор не наступил пресловутый зомби-апокалипсис?

Античные греки, как уже упоминалось, свято верили в чудодейственные свойства аметиста, который якобы был способен чуть ли не закодировать носителя на веки вечные. Римляне, нагло сплагиатившие большую часть греческой культуры, переняли и это убеждение в том числе, предпочитая не пить хмельные напитки, ежели на дне бокала не болтается кусочек аметиста. А еще они называли минерал “благословенным камнем”, так как он помогал успокоиться и не пороть горячку, способствуя улаживанию ссор.

В смутные времена Средневековья аметист, в отличие от большинства своих собратьев, не был помещен на сторону Сатаны и его пособников, отнюдь. Все с точностью наоборот: фиолетовый цвет почему-то считается символом духовности и воздержания, а потому камень практически стал воплощением благочестия и смирения. Как следствие, изделия, украшенные аметистом, стали весьма популярны, и повсеместно использовались для украшения церковного интерьера, а служители церкви, стоящие во главе паствы, старались приобрести перстень с этим камнем. Поэтому аметист из “благословенного” превратился в “архиерейский”, “пастырский”, или “кардинальский”. И только в XVIII веке на камень наконец-то обратили внимание ювелиры. С этого времени он начинает появляться в инкрустации украшений для светских мероприятий, многие из которых сохранились до наших дней.

Разновидности и месторождения

Аметист не требует дополнительного освещения для того, чтобы показаться во всей красе. Напротив, лучше всего он выглядит при естественном дневном свете, раскрывая все свои грани. А их немало: в природе он встречается в виде так называемой аметистовой друзы, представляющей кучу кристаллов, сросшихся воедино, по форме напоминающих ромб. Минерал относится к кварцевому семейству, и выделяется среди прочих “родственников” как необычной внешностью, так и стоимостью, будучи самым дорогим в своем ряду.

Конечно, самое главное — цвет, который поистине уникален. Оттенки фиолетового в одном камне могут варьироваться от бледного, почти белого, переходящего в нежно-лиловый, от того — в привычный фиолетовый, и так — до почти черного. Самое интересное, что под прямыми солнечными лучами аметист буквально выгорает. Чем дольше он лежит под солнцем, тем бледнее становится его цвет. При искусственном нагревании до 200 градусов камень сначала желтеет, потом зеленеет, и в итоге становится непонятного белесого оттенка, окончательно выцветая. Пугаться не надо: по мере остывания аметист вернет свой цвет. По крайней мере, так утверждают ученые, но лично я не рискнула бы сознательно проводить такие эксперименты.

Самый популярный, самый встречаемый цвет — фиолетовый, но, как это бывает с минералами, если он самый частый — это вовсе не означает, что он единственный. Ювелиры и коллекционеры без ума от зеленого аметиста, отличающегося уникальными игольчатыми вкраплениями. Первые стараются огранить камень особым способом, чтобы подчеркнуть его красоту, а вторые стремятся тут же утащить ограненный кабошон в свои закрома, любоваться и хвастаться. Еще встречается розовый аметист, — его оттенок немного замутненный, к тому же в камне присутствуют характерные темные крапинки, но он считается одним из красивейших в своем роде, и оправа для него должна быть выполнена только из драгоценного металла. К самым редким видам аметиста относят черный. Он востребован в оккультном мире: приписываемые черному камню свойства делают его лакомым кусочком для магов всех мастей.

Аметист добывают во многих странах, и на многих континентах. Среди них — США, Армения, Германия, Цейлон, Африка, Мадагаскар и другие. Больше всего аметиста в Бразилии, но его качество оставляет желать лучшего. Азиатские залежи дают материал, который лучше во много раз, но увы — его слишком мало для полноценной добычи. Самое высокое качество — у российских самоцветов с Урала, откуда по всему миру разъезжаются аметисты уникальной разновидности, и в прибрежной зоне Мурманска.

Аметист в литотерапии и оккультизме

Откровенно говоря, я никогда не прибегала к услугам литотерапевтов. Мне очень слабо верится, что один камень способен исцелить целый список заболеваний. Однако я, в то же время, прекрасно понимаю, что мое неверие основывается в первую очередь на том, что сама я вряд ли довела бы до конца хоть один курс лечения. Улучшение с первого применения говорит о снятии симптомов, но не избавлении от причины недомогания, а довести дело до логического завершения лично у меня не хватило бы терпения.

Впрочем, отвлеклась. Если литотерапия и ее адепты существуют — значит, кому-то это действительно приносит пользу.

На что способен аметист? Литотерапевты применяют его для лечения многих болезней, и в первом ряду стоит мигрень. За ней идут сердечные заболевания, но здесь есть уточнение: не излечивает, но способствует их сокращению, и облегчает симптомы. На третьем месте стоят суставные боли. Лечение аметистом вполне может составить здоровую конкуренцию посещению косметолога, так как регулярный массаж пластинами, изготовленными из этого материала, разглаживает морщины и улучшает цвет лица.

Я ранее слышала о “шунгитовой” воде: ее настаивают на этом камне, и она приобретает лечебные свойства. Оказывается, по такому же принципу изготавливают и аметистовую воду, которую применяют для лечения простудных заболеваний и укрепления иммунитета, а также очистки ЖКТ, почек и печени.

Фиолетовый аметист способствует нормализации сна: достаточно держать камень в изголовье кровати, чтобы отказаться от приема снотворного.

К значениям фиолетового цвета относится разум, свободный от каких-либо ограничений. Неудивительно, что йоги в Индии почитают аметист как камень, способствующий открытию третьего глаза, правда, только при соответствующей подготовке. Согласитесь, способность видеть энергетическую составляющую нашего мира стоит того, чтобы купить небольшой камешек? Правда, и здесь во мне преобладает здоровый скептицизм. Если пройдена хорошая подготовка — так ли важны посторонние атрибуты?

Тем же, кто не собирается пробуждать всевидящее око, аметист поможет умерить вспыльчивость (видимо, эта вера тянется еще с Древнего Рима), избавит от дурных намерений и погасит необоснованную агрессию. Словом, выведет на путь добра и света. Камень окажется хорошим помощником в амурных делах, так как способствует привнесению в союз гармонии. Взаимопонимание дает шанс на счастье даже самым бесперспективным отношениям, поэтому аметист выбирают те, у кого возникают сложности с выстраиванием длительного и прочного союза. Для этого достаточно разместить дома несколько аметистовых фигурок, и, конечно, не сваливать все заботы по сохранению и укреплению союза на минерал. На аметист надейся, да сам не плошай.

Моряки и любители рыбной ловли издавна почитают аметист своим персональным оберегом. Это связано с еще одним интересным свойством камня: перед штормом он меняет оттенок, и дает мореплавателям шанс пережить ненастье без потерь.

Аметист в коронах и венцах

Судить о популярности камня еще в “староглиняные” времена можно по изделиям, которые каким-то чудом дожили до наших дней. Можно сколь угодно ругать коллекционеров, растаскивающих уникальные украшения по частным собраниям, однако огромная доля всех сокровищ мира известна нам не только благодаря музейному имуществу. Частники сохранили множество великолепных работ, в числе которых и изделия с аметистами. Но остановимся на музейных экспонатах.

В Государственном Эрмитаже хранится удивительной красоты диадема. Золотой венец был обнаружен в одном из сарматских захоронений недалеко от Новочеркасска, датируемых I веком. В центре диадемы, в окружении россыпи других камней и разноцветных стекол — крошечная голова женщины, искусно выточенная из аметиста.

Римляне передали нам гемму из аметиста. Многие историки склоняются к мнению, что на поверхности камня изображен не кто иной, как сам Марк Юний Брут, римский политический деятель, адресат знаменитой фразы Цезаря. Он это, или нет, но то, что гемму создал античный мастер — факт. И этот факт хранится в Бостонском музее изящных искусств.

Среди 144 драгоценных камней, которыми усыпана корона Карла Великого, венчавшая почти всех германских монархов раннего Средневековья, есть и аметисты. Камни заслужили эту честь своим непревзойденным качеством и красотой. Полюбоваться на изделие можно во дворце Хофбург, Вена.

Многие любят цветы. Вот и Мария Терезия решила порадовать своего супруга, императора Франца I, небольшим букетом. Он всего 32 см в высоту, и около 22 см в поперечнике, но зато собран не из ромашек-лютиков, кои венценосной особе и подносить-то негоже, а из первосортных драгоценных камней, которых на его изготовление ушло более 1500, причем изрядная их часть приходится на долю аметистов.

Наши государи не отставали от западных “коллег”. Темно-лиловые аметисты украшали корону Ирины Годуновой, несколько выдающихся по размеру и качеству камней были инкрустированы в коронационный трон Александра I. В 1927 году на аукционе Кристис с разрешения руководства страны были проданы великолепные аметистовые серьги Екатерины II. А сколько еще разнообразных изделий томится по музеям, и ждет, пока на них обратят внимание! Может, не зря аметист еще называют “душой всех камней”, и он действительно обладает какими-то свойствами, способными гармонично объединить все прочие?

 

Велена

рейтинг

+3

просмотров

822

комментариев

8
закладки

Комментарии