Брачные и семейные традиции казачества

Брачные и семейные традиции казачества

Нельзя узнать казачества, не углубившись в традиции. Базовой ценностью этого народа всегда была семья. Даже к «нехристианским» детишкам казаки относились как к собственным.

Неграмотный сын считался позором семьи. Девочкам всегда прочили счастье. Ежели случалось, что казак уходил на войну, его семью никогда не бросали, отвечая за нее всей станицей.

Дети чужими не бывают

Для 17 столетия война была нормальным явлением. Потому казаки донские воевали практически постоянно. Их селения назывались «юртами».

Были казаки тех времен очень голосистыми и говорливыми. Это вполне объяснимо. Ведь любая проблема станицы и просто семьи решалась народным сходом на юртовом Кругу. Как тут без разговоров и отстаивания собственного мнения?

Правление отвергало женскую роль как таковую. Ни одна баба не имела права голоса в решении наболевших вопросов. Это также объясняется просто. Ведь женами зачастую становились не казачки, а угнанные в рабство черкешенки, персиянки и турчанки. Исторические хроники на этот счет имеют весьма конкретные указания, откуда привозили девиц. В частности, с Ачаковской Косы и Чубура в 1635 году пригнали почти 1750 пленниц.

Случалось, казачки сами оказывались в татарском и турецком плену. В таких случаях донцы шли походом на «басурман» и практически всегда отбивали назад своих женщин. Порой вопросы решались дипломатическим путем. Ведь это «не по-божески», если христианка оказывалась под игом иноверца.

Случалось, казачки, пока шла работа по их вызволению, успевали родить детишек. Матерей таких донцы не бросали, беря в жены. Малыши также не чувствовали себя изгоями. Для них существовали даже особые неоскорбительные прозвища: «тумины» или «татаркины». Отпрыски казаков и пленниц звались иначе – «болдыри». Отсюда – известные на Руси фамилии Татаркиных, Болдыревых, Туминых и Турчанкиных. Причем именно они – самые широко распространенные в казачьем войске.

Круг для женитьбы и развода

В 16-17 столетиях юртовой Круг (Майдан) был «истиной в последней инстанции» для казачества. Потому мужчины, представители знатных фамилий, требовали на сходе одобрения своих дочерей. Это служило своеобразной гарантией, что дева хороша, и никто после бракосочетания не сможет семью ни в чем упрекнуть. Майданный зарок чтился казаками свято. Постепенно это стало свадебной традицией.

Жених просил: «Стань моею женою». Невеста ему отвечала: «Стань мужем мне». Обмен предложениями происходил на Круге публично. А вот быть новоиспеченной семье или нет, решал народный сход. Если союз одобрялся, играли свадьбу.

На том же Кругу происходил «бракоразводный процесс».  Донцу приходилось самостоятельно с пеной у рта доказывать, что жена его «плохая».  В такой ситуации другой мужчина заслонял полой одежды «ругаемую» женщину, после чего женился на ней, дабы оградить от «позора».

Но инициатором развода могла стать и женщина. Тут уже ей приходилось убеждать народный сход. При этом на Кругу никогда не существовало предубеждений по половому признаку. Кто из супругов был прав, на сторону того Майдан и становился.

«Беру на себя!»

Войско казачье было уникальной общественной системой. Отправляясь на сражение, отец семейства мог быть твердо уверен, что его родня не пропадет. Однако касалось это лишь союзов, одобренных Кругом.

Регулярно случалось, что в юрте возникал гонец с дурными вестями. К примеру, произошло нападение на южные государственные рубежи, и непременно требуется остановить супостата. И держать до тех пор, пока не прибудет основное войско. Форсированными темпами стекался сход. Атаман срывал с себя головной убор и кафтан. Такое поведение считалось самым плохим знаком, свидетельствующим о крайней опасности.

Атаман, по традиции, спрашивал казаков, кто готов отправиться в бой и умереть. В ответ от толпы отделялись добровольцы. Зная, что будущее сражение – верная смерть, мужчины вопрошали Майдан: «Кто заберет себе детей моих и вдову?». Непременно находились те, кто клялся «Взять на себя» осиротевшую семью. Эту клятву озвучивали перед всем Кругом и никогда не нарушали.

Казачья красота

К 18 веку женская роль в юртах в корне изменилась, став более значимой. По словам историка Сухорукова, явление это напрямую связывалось с казачьей красотой.  Дело в том, что казаки традиционно пленяли самых красивых девиц, уводя в свои селения. Лучшая кровь неизбежно смешивалась, рождая удивительные комбинации. Потому-то донские казачки стали эталоном женской красоты. Им были присущи «бездонные глаза, румяные щеки, неизменная чистота и аккуратность. Одевались представительницы казачества очень ярко и красиво, предпочитая добротные и дорогие наряды».  Так характеризовал Сухоруков этих «породистых» женщин.

Не менее сильным признаком был характер, а также сила и воля. По словам этнографа Губарева, были казачки бесстрашными, лихо ездили верхом, отлично управлялись с ловчим инвентарем (арканом) и разнообразным оружием. Они могли легко стать защитой своего дома и детей, пока мужа нет на месте.

В 16-17 веках бытовала поговорка, предписывавшая «держать бабу и коня в поводу». Однако постепенно она утратила актуальность. Любой казак, глядя на статную, сильную и решительную женщину, неизбежно начинал ее уважать и немного побаиваться.

Материн день

Есть у казаков и собственный праздник, День Матери. Он приходится на 4 декабря и является первым в России женским праздником. В старину было принято поздравлять не только состоявшихся матерей, но и всех женщин. Этот праздник имел прямое отношение к выбору будущей жены.

В 18 столетии казаки уже выбирали себе пару среди единоверцев. Если женщина была не казачкой, над мужем смеялись и позорили. Причем делали это до самой старости. Сочетаясь браком с хохлушкой или русачкой, казак также должен был готов к постоянным подтруниваниям.

Однако традиция запрещала жениться на той, которая ближе седьмого колена по родству. То же касалось детей кумовей. Считалось, что кум – родня кровная, как то велит Православие. Также требовалось выбирать себе жену младше по возрасту. Ежели была она старше мужа, это считалось позором.

Образование мальчиков

Казаки не практиковали очень больших семей. Детей у них не бывало помногу, как в семьях крестьянских. Именно поэтому чада всегда ходили в любимцах.

Жизнь казаков всегда была сопряжена с опасностью. Соблюдение обычаев считалось обязательным для каждой семьи. Например, на первый зубик ребенка заказывался молебен во славу Иоанна Воина.

Впервые казачьих сыновей стригли в годовалом возрасте. Во второй раз – в 7 лет. Этот «порог» считался прощанием с детством. Ребенок приступал к обучению стрельбе. Спустя 3 года, в 10 лет, ему впервые давали шашку. Но самый ранний урок – верховая езда (в 3 года). Примерно в этом же возрасте чествовали персональные шаровары отпрыска мужского пола.

Весенне-летний период мальчик проводил с дедом, оберегая бахчу и табун. Тогда же получал первые уроки драки и боевого искусства. К 14 годам мальчик должен был уметь сбить булыжником высоко летящую птицу.

Самым жутким позором для казачонка считалась неграмотность. Потому как вся станица следила за судьбой отпрыска. Студент был человеком уважаемым. Даже деды именовали его по имени и отчеству. Когда сын не мог посещать школу, им занимались в домашних условиях.

Вышесказанное подтверждает история о Якове Бакланове, герое войны на Кавказе. Будучи 7-летним мальчуганом, он отлично читал, говорил по-турецки и по-молдавски. Занимался его образованием отец. Когда маленькому Яше мальчишки-соседи дали книгу, тот начал бегло ее читать, чем заслужил уважение. Иначе рисковал быть избитым новой компанией.

Традиция сватовства

Девочек воспитывали совершенно иначе. Первое купание новорожденной дочери проводила бабья часть семьи. Малышку «умывали от хлопот», чтоб росла счастливой. В тот же день отцу предписывалось съесть круто пересоленную кашу, не морщась. Первый шаг ребенка становился настоящим праздником, сопровождавшимся богатыми подарками. В 5-летнем возрасте девочке полагалось справляться со младшими детьми.

Девушка-казачка обязана была хорошо петь и танцевать. Специальной науки в этом не предусматривалось. Только личные наблюдения ребенка и участие во взрослых развлечениях. В один из особых моментов девушке преподносилось колечко из серебра. Делал подарок ее дедушка. В эту минуту внучке словно «сообщалось»: «Все, детство кончилось».

Существовала на Дону особая традиция сватовства. Никого и никогда не выдавали замуж насильно. Молодой человек приходил в дом к приглянувшейся казачке вместе с отцом, клал свою фуражку на обеденный стол донцем вниз.

Далее наступало время девушки. Она могла и отказать, и согласиться. Отказ выражался в том, что девица выносила фуражку на вешалку. Если была согласна – переворачивала убор донышком кверху. С той минуты в доме невесты ожидали сватов.

Похожие статьи:

БиографииЛилия Дёмина: «Фольклор — это когда душа поёт!»

ТрадицииЖенщина в Родноверии

ФилософияВолхвы

КультураПод Тулой пройдет фестиваль народных традиций

ТрадицииРодные, древние Славянские имена

Рейтинг
последние 5

Любовь Дорохова

рейтинг

+1

просмотров

950

комментариев

5
закладки

Комментарии