Монументы должны порождать гордость за предков

гордость за предков

Зачем нужны памятники? Чтобы воспитывать в гражданах, особенно в молодежи, чувство гордости за своих предков, за свою державу, готовность защищать ее с оружием в руках при нападении врага. 

Но почему-то сейчас принято увековечивать битых генералов и титулованных мучеников.

УТОПЛЕННЫЕ, ВЗОРВАННЫЕ, ЭМИГРИРОВАВШИЕ

Меня с детства коробила песня: «Сами взорвали «Кореец», нами потоплен «Варяг». И сколько у нас памятников «Варягу» и его командиру Рудневу? Десятки! В центре Петербурга памятник эсминцу «Стерегущий» – два матроса топят свой же корабль. Севастополь – памятник затопленным кораблям. Новороссийск – памятник кораблям, затопленным в 1918 году по приказу Ленина и т.д.

гордость за предков

Сейчас появляются новые памятники. Например, в Севастополе установили памятную доску в честь моряков, уведших корабли из Севастополя в ноябре 1920 года. Святая правда – увели грамотно: все, что могло ходить, – все 140 кораблей, и почти все удачно распродали в 1921–1922 годах. А с линкоров, крейсеров и эсминцев, которых брать никто не захотел, продали пушки и снаряды, большая часть которых в 1941 году оказалась в руках немцев и финнов.

На мой же взгляд, нашим школьникам надо внушать, что они потомки победителей, а не битых генералов и титулованных мучеников. Вернемся к той же военно-морской истории. Где памятники Алексею Орлову, сжегшему турецкий флот при Чесме? Где памятники князю Потемкину-Таврическому – создателю Новороссии и Черноморского флота?

Александр Григорьевич Потёмкин

Светлейший князь Александр Григорьевич Потёмкин

Критерием создания памятника тому или иному лицу должна быть конкретная польза государству Российскому, а не его политические взгляды и тем более не интимная жизнь.

Почему в Лондоне давно стоят памятники и Карлу I и Оливеру Кромвелю? Второй отрубил голову первому, зато сын короля приказал вынуть из могилы прах Кромвеля и отправить его на виселицу. А памятники-то стоят!

А сколько во Франции и в Италии памятников Наполеону, улиц и площадей, носящих его имя? Десятки, а может, и сотни! Культ Наполеона есть и будет в обеих странах, а вот партия бонапартистов во Франции не набрала ни одного процента избирателей. Здравомыслящие люди во Франции прекрасно понимают, что гром наполеоновских побед – это «бренд» Франции.

У нас правители и деятели культуры не понимают этой разницы и насмерть стоят против возведения памятников Верховному главнокомандующему и главе ГКО. Зато памятники Жукову и другим маршалам – пожалуйста, в любых количествах. Следуя их логике, следует снести все памятники Петру Великому и возвести памятники Меншикову, Шереметеву, Апраксину и прочим. Они-де вопреки Петру выиграли Северную войну. А царь, мол, был «зверь на троне» – тысячами казнил стрельцов, уничтожил десятки тысяч донских и запорожских казаков, на костях «Питербурх» построил и тому подобное.

И НЕ ЗАБЫТЬ ТАТАР

Стране нужны памятники полководцам и воеводам – победителям типа князя Святослава. «Иду на вы» и «Мертвые сраму не имут» должен знать каждый школьник.

Князь Святослав Игоревич

Князь Святослав Игоревич. Памятник работы скульптора В.М. Клыкова.

Почему нет памятников нашим славным ушкуйникам? Они громили норвежцев на Студеном море, ходили за Урал, уничтожили десятки татарских городов на Каме и Волге. Сейчас некоторые казанские историки пишут о «геноциде татарского народа», учиненном ушкуйниками. Это, конечно, перебор. Но почему бы в Астрахани не поставить памятник воеводе Прокопу, с полусотней ушкуев с боями прошедшему всю Волгу и взявшему Астрахань? А на дворе был 1375 год, до Куликовской битвы оставалось еще пять лет.

Ах, татары обидятся?! Так пора бы вспомнить, что с 1250 по 1600 год русские и татары гораздо чаще сражались бок о бок, чем друг против друга. Почему бы не поставить на реке Шелонь памятник татарской коннице, поставившей точку в споре между Москвой и Господином Великим Новгородом?

А разве не достоин памятника татарский царевич Шиг-Алей, под командованием которого русская армия заняла Ливонию в 1558 году? И победу русского оружия отметим, и нос утрем казанским сепаратистам.

Степан Разин 

Степан Разин. Скульптура Е. В. Вучетича

Не грех бы поставить памятник и Степану Разину, но не «вождю восставших крестьян», а победителю персидского шаха. Я сам читал гневные письма Петра I, укорявшего нерадивых командиров в ходе Персидского похода. Мол, сколько у вас войска и каковы результаты? А как Разин с немногими казаками бил полчища персов!

Напрочь забыли у нас походы донцов и запорожцев на Синоп, Трапезунд, Варну и Стамбул. Мало того, запорожских казаков отдали на откуп оранжевым русофобам. А с какой стати? Запорожцы никогда не называли себя украинцами, а только русскими людьми. Говорили они только по-русски, и сейчас в Киеве старательно переводят их грамоты на украинский новояз. Запорожские казаки несколькими волнами с конца XVIII по середину XIX века переселились на Кубань. Риторический вопрос: чьи же они «лыцари» – русские или «незалежные»?
 

У нас напрочь забыли героя двух русско-турецких войн (1768–1774 и 1787–1791 годов) греческого корсара Ламброса Качониса. Это его воспел Байрон в поэме «Корсар». С Ушаковым на Черном море сражалось только две трети оттоманского флота, а треть безуспешно ловила Качониса в Средиземном море. Екатерина Великая подарила Ламбросу большой участок земли в Крыму. Там он основал поселок, назвав его в честь своего родного города Ливадией. Но сейчас о Качонисе не знают даже ливадийские экскурсоводы. Памятник Качонису будет и памятником тысячам греков, погибшим под русскими знаменами в 1769–1855 годах.

У нас нет памятников рейду каспийских моряков в иранский порт Энзели в мае 1920 года. А ведь они вернули угнанные белыми и англичанами десятки наливных и транспортных судов. Именно эти суда спасли советскую республику от топливного голода – ведь тогда коммуникация Баку–Астрахань была единственным путем доставки нефтепродуктов. А заодно наши военморы турнули англичан с берегов Каспия, выполнив завет Николая I, заявившего, что «никогда британский флаг не будет на Каспийском море».

А сейчас вместо памятника нашим морякам либеральные историки поливают их грязью, называя авантюристами, бандитами, агрессорами и т.д.

ЗАБЫТЫЙ ЮБИЛЕЙ

Пора бы раз и навсегда решить вопрос: какие герои нужны нашей молодежи? Адмиралы-самотопы или лихие капитаны и атаманы, наводившие ужас на неприятеля? Ну а если кто-то из них вел себя немного некорректно, то давайте обратимся к опыту «просвещенных мореплавателей». Вон, в Англии знаменитый пират Фрэнсис Дрейк и адмирал Горацио Нельсон являются самыми главными национальными героями. А кто из британских школьников знает, как сей Горацио сжег нейтральный город Копенгаген и расстрелял или сжег заживо тысячи пленных неаполитанцев?

Обратимся к опыту соседней Польши. Там не проходит и одного дня, чтобы CМИ не давали тенденциозных материалов о «пакте Молотова – Риббентропа», Катыни или неоказании русскими помощи в Варшавском восстании так, как будто это произошло только вчера. Почти в каждом польском городе поставлены памятники четырем тысячам офицеров, погибшим в Катыни. А у нас?

Смоленская земля с начала XIV века и до 1919 года десятки раз подвергалась нашествиям поляков и литовцев. Но в Смоленской области нет ни одного памятника сотням тысяч людей, погибшим под польскими саблями. Зато построили пышный мемориал в Катыни и готовятся к постройке мемориала господину Качинскому.
 

16 сентября 1609 года по 3 июня 1611 года, то есть 21 месяц, город Смоленск вел неравную борьбу со всей Речью Посполитой. Помощи смолянам ждать было неоткуда. В сентябре 1610 года московские бояре во главе с Романовыми и Салтыковыми впустили польские войска в столицу и целовали крест царевичу Владиславу. За всю Русь дрался один город.

И что же произошло 16 сентября 2009 года, в день 400-летия начала Смоленской обороны? Да ровным счетом ничего! Две недели назад я был в Смоленске и расспросил местных экскурсоводов, будет ли отмечаться 3 июня 2011 года – 400-летие падения города? Ответ: ничего не знаем, ни копейки на это не отпущено.

Зато огромные средства идут на подготовку к празднованию 1150-летия Смоленска. Откуда сия дата? Оказывается, в летописном известии о призвании варягов упомянут Смоленск. Но многие серьезные историки считают летописное известие о призвании варягов подделкой. Главное же другое: культурных слоев IX века в ходе многочисленных раскопок в Смоленске не найдено. Они начинаются с 950-х годов. Ряд историков предполагают, что древний Смоленск находился в другом месте, например, в районе Гнёздово.

Как видим, юбилеи обороны Смоленска и основания города не сопоставимы по своей достоверности и по своей исторической значимости, я уж не говорю о «круглости» дат. Так пусть смоляне празднуют свой внутригородской праздник, а 400-летие обороны Смоленска должно быть юбилеем общегосударственным. Пусть кто-нибудь скажет, что 21-месячная оборона города не была образцом мужества и героизма!

«КАТЮШИ» НА «ЗИСАХ»
 

От проблем идеологических перейдем к чисто техническим. По всей стране взметнулись на пьедесталы танки и артиллерийские орудия как памятники Великой Отечественной войне. Это «и дешево, и сердито». И пусть их будет еще больше. Но оружие должно соответствовать своему времени. Так, только в Московской области установлено на пьедесталах свыше 20 танков Т-34/85, поступивших в Красную армию с конца 1944 года. И если Т-34 выпуска 1940–1942 годов имеют отличия, заметные лишь для узкого круга специалистов, то замена 76-миллиметровой пушки на 85-миллиметровую и установка другой, куда большей башни видна даже с расстояния 2–3 км.

Катюша

Практически все «катюши», то есть артиллерийские части установки М-13, находящиеся на постаментах и в музеях РФ и стран СНГ, поставлены на автомобили ЗИС-5 или на автомобили выпуска 1950-х годов. На самом деле первые «катюши» устанавливались на автомобилях ЗИС-6, выпуск которых прекратился в конце 1941 года. Последняя такая установка находится в Артиллерийском музее в Петербурге. Попытки установить М-13 на ЗИС-5 кончались развалом шасси при стрельбе. В годы войны артиллерийская часть М-13 устанавливалась на «иномарках», в большинстве своем на автомобилях высокой проходимости «Студебеккерах». Советские идеологи сочли, что «Студебеккер» – неподходящее шасси для столь славного нашего оружия. Так и начались подделки.

Сейчас, в век Интернета, наряду с ко всему безразличными дебилами у нас хватает и умных школьников. И маленькая ложь – подделки на монументах – наносит огромный вред патриотическому воспитанию молодежи. Особенно когда экскурсоводы рассказывают, что именно этот танк Т-34/85… освобождал город Дмитров, Киев или Смоленск.

Серьезнейшей проблемой сейчас стали нерушимые памятники советской эпохи – бетонные береговые батареи, подземные командные пункты, шахты для межконтинентальных баллистических ракет и т.д. Замечу, что на постройку одной 305-миллиметровой двубашенной батареи уходило больше бетона, чем на весь комплекс Днепрогэса. Расстояние между башнями составляло свыше 50 м. Башни располагались на огромном бетонном основании – 130 м по фронту и 70 м в сторону моря. Там на глубине от 6 до 10 м, под трехметровым бетонным перекрытием, был целый город с дизель-генераторами, системами очистки воздуха, душевыми, санузлами, лазаретом, а в советское время и с «ленинской комнатой» (на самом деле это не комната, а огромный зал). Снаряды и полузаряды подвозились из погребов к орудиям по узкоколейной железной дороге. Подъем их и досылка в канал орудия осуществлялись полностью автоматически.

Таких батарей у нас осталось четыре. Две из них в полуразрушенном состоянии на мысе Херсонес под Севастополем и в форту Красная Горка на южном берегу Финского залива. Первую разрушили немцы в 1942-м, а вторую – свои по приказу Никиты Хрущева в начале 1960-х годов. Зато еще две батареи – № 30 в Любимовке под Севастополем и «Ворошиловская» на острове Русском под Владивостоком – почти в идеальной сохранности – хоть сейчас могут открыть огонь. Батарея № 30 по соглашению с Украиной будет нам принадлежать еще четыре десятка лет.

Сейчас полным ходом идет продажа частным лицам свыше 20 фортов Кронштадта, которые строились со времен Петра Великого. Форты имеют огромную историческую ценность и представляют собой уникальные памятники архитектуры.
 

Десятки бетонных береговых батарей разбросаны по побережью Кольского полуострова и в горле Белого моря. Десятки таких же батарей находятся на Дальнем Востоке от границы с Кореей до Чукотского полуострова. Они брошены военными. Мародеры частично сняли металлические конструкции, а частично они остались в полной сохранности из-за своей малой доступности.

ПОНЕВОЛЕ ВСПОМНИШЬ ЗАГРАНИЦУ

Помимо «пирамид Хеопса» советского времени на территории РФ имеются десятки бетонных циклопических сооружений, созданных немцами и японцами. Так, например, в 1941–1942 годах немцы под Смоленском построили огромную многоэтажную подземную ставку Гитлера – «Медвежью берлогу». Но фюреру «берлога» не понравилась, и там до самого занятия Смоленска Красной армией находился командный пункт группы армий «Центр». На поверхности остались лишь массивные бетонные воздухозаборники и выходы. Сейчас большая их часть находится у разных владельцев – у воинской части, детского оздоровительного лагеря «Старт», а то и у дачников-«шестисоточников». Воздухозаборник – многометровый бетонный куб – не умещается на одном участке: половина на территории одного садовода, а половина – у другого. На всякий случай ФСБ приказала заварить входы в «Медвежью берлогу» и затопить ее водой. Подобным образом у нас обходятся и с другими уникальными историческими объектами.
 

форты крепости Владивостока

Жертвой стройки моста на остров Русский стали форты крепости Владивостока

А что происходит с аналогичными объектами в Европе и Америке? Там береговые батареи и форты всех времен тщательно сохраняются и стали музеями под открытым небом. И, что любопытно, содержание береговых батарей не только не ложится тяжким бременем на бюджет государства, а наоборот, пушки и бетон приносят хороший доход туристическому бизнесу.

Обратим внимание, во многих странах сохраняются не только национальных реликвии, но и береговые батареи бывшего врага. Вроде бы у норвежцев должны были остаться тягостные воспоминания обо всем, что связано с германской оккупацией 1940–1945 годов. Но тем не менее норвежцы обратили в музеи самые большие германские береговые батареи и опять же получают с них немалый доход.
 

А вот жители британского острова Гернси в проливе Ла-Манш в 1947 году на общем собрании решили снести 305-миллиметровую германскую батарею «Мирус». Кстати, пушки на ней были с нашего линкора «Александр III». Пушки отправили на металл, кое-что из бетонных сооружений удалось снести, а большинство так и осталось. И теперь эти развалины показывают туристам, а местные жители проклинают своих отцов за скудоумие.

Уроком нам служат финны, устроившие в русской крепости Свеаборг музей. Там сохранились в неприкосновенности русские форты и десятки пушек калибра 280, 229 и 152 мм.

Возникает естественный вопрос: почему же эти уже существующие исторические памятники не сделать туристическими центрами и не получать с них валюту, не говоря о патриотическом воспитании молодежи? Ответ очевиден. Проблема в том, кто и когда будет оную валюту получать. Одно дело, когда валюта будет идти государству, понемногу, зато в течение многих десятилетий, а другое – когда она пойдет местным чиновникам сразу и немедленно. Вот продадут исторические памятники под коттеджи и усадьбы «новых дворян» и получат зелененькие и розовенькие на блюдечке с голубой каемочкой.

В принципе автор не против продажи второстепенных исторических объектов частным лицам. Но делать это надо так, как это делается в Западной Европе в течение многих десятилетий. То есть внешний вид должен идеально сохраняться, должен быть обеспечен регулярный доступ всех желающих экскурсантов за умеренную плату. Так, орудийные казематы и башни должны оставаться в неприкосновенности, и если ремонтироваться, то только оригинальными материалами. Ну а, скажем, в казармах, на складах и в иных подсобных помещениях фортов можно устраивать и рестораны.
 

Бункер

Особое беспокойство вызывает самый крупный артиллерийский полигон России – «Ржевка» под Петербургом. Там сохранились в целости и исправности пушки-монстры калибра 406 и 356 миллиметров, а также десятки сухопутных и морских орудий, изготовленных с середины XIX по конец ХХ века. Полигон уцелел лишь потому, что чиновники Петербурга и Ленинградской области не могли поделить его между собой. Но, судя по всему, пушки и другие уникальные сооружения полигона пойдут на лом со дня на день.

Чем закончить статью? Не знаю! То, что хочется сказать о наших военных и гражданских чиновниках, — цензура не пропустит. Остается только развести руками…

Александр Борисович Широкорад
 

Похожие статьи:

Русское делоА нас Рать

АрхеологияАрхеологические памятники древних Славян

ФилософияРусские - Древний и монолитный народ

Альтернативная историяСеверная колыбель человечества

ПоэзияПоэма Аркаим

Рейтинг
последние 5

Александр Фокин

рейтинг

+3

просмотров

7751

комментариев

3
закладки

Комментарии