Национальная идея России. С.В.Жарникова



Какой должная быть Новая национальная идея России? Почему русские люди приняли на веру идеалы Октябрьской революции? Чем заменить мифическую «дружбу народов», плоды которой мы сегодня пожинаем? Взгляд Светланы Васильевны Жарниковой

В настоящее время проблемы молодежной политики, а следовательно, и межнациональных и межконфессональных отношений становятся как никогда актуальны. Попытки пастулировать православие, точнее ту его форму, которая сложилась за время правления династии Романовых, как основу основ российкого государства, должных результатов не принесли (не говоря уже о том, что «воцерковление» на фоне чудовищной безнравственности выглядит в начале XXI века несколько театрально).

Кроме того, не стоит забывать, что в России немало народов, исповедующих другие религии: ислам, иудаизм, буддизм, католическую и протестантскую формы христианства и т.д. И все они граждане России, которым также должна быть близка и «понятна» Российская национальная идея порубежья двух тысячелетий. Что может стать основой, своеобразным стержнем этой новой национальной идеи Российского государства?

Судя по всему, это осознание глубины общего исторического пространства, восстановление исторической памяти народов. Кстати это понимали россияне еще в самом начале XX века. Так известный исследователь Русского Севера А. Журавский писал в 1911 году: «Россия меньше чем какая либо другая нация может познать себя без помощи незнания корней, своего прошлого, а не познав себя, невозможно познать других и учесть свои положения среди других, как не исправив себя, невозможно исправить других… Будем же изучать опыты седого прошлого. Это отнють не только «интересно» или «любопытно», но жизненно важно, необходимо».

Сегодня вопрос в том, что же это за «опыты седого прошлого», стоит достаточно остро. И чтобы ответить на него судя по всему необходимо заглянуть на глубину значительно большую, чем пресловутое «тысячелетие русской истории». Тем более, что еще в середине XIX века один из крупнейших русских ученых того времени Е. Классен говоря о несторовской летописи подчеркивал: «Нить русской истории начинается с того периода, когда Россия представляет собой уже огромное политическое тело, свидетельствующее как своей огромностью, так и своим разладом, что оно существовало за много веков до этого периода». И действительно, еще в 866 г. То есть более чем за столетие до крещения Руси, «Баварский географ» насчитывал здесь 4000 городов. А скандинавы называли Русь «Гардарика», что значит «царство, состоящее из городов». Ну а то, что существование городов, т.е. благоустроенных общин не может быть без благоустроенности гражданской было ясно людям задолго до нас.

И если мы посмотрим на сегодняшний день, с его парадом суверенитетов, пропагандой национальной исключительности, межнациональной рознью с позиций тысячелетней истории, то много в нашем настоящем покажется сценами из спектакля театра абсурда.

Начнем с того, что еще в середине XIX в. ученые высказывали мысль о том, что история почти всех европейских народов, да и некоторых народов Азии, точнее, их общих предков – индоевропейцев, начиналась много тысячелетий назад именно на земле России. А на территорию Западной Европы, как и Азии, первые их них пришли не ранее начала 3 тыс.до н.э. Возможно кому-то эти цифры покажутся вздором. Одни ушли, другие остались, какое теперь имеет значение то, что было 5 тысячелетий назад! Но не все так просто. Ведь речь идет о наших предках, общих для многих современных народов, исповедующих сегодня разные религии, говорящих на разных языках. Приведем простой пример. Как отмечал академик Ю.В.Бройлей, всего за 200 лет отец троих детей, все потомки которого становятся также в среднем родителями троих детей, оказывается предком более чем 6 тысяч человек, а за 300 лет – уже 150 тысяч. Мы же говорим об общих предках, история которых насчитывает не один десяток тысячелетий. И говорили они на одном, общем языке. Именно на нем они создали единую систему коммуникаций, изначальную систему коллективных представлений, ту сумму материальной и духовной культуры, психологических стереотипов, которые были господствующими в их обществе.

Так что же это эта была за система духовных ценностей, что за психологические стереотипы, которые, хотим мы этого или нет, сохраняются в той или иной мере в наших генах? Вопрос это не праздный. Как утверждают исследователи, на территории Восточной Европы уже на ранних этапах становления человеческих сообществ главной была направленно социальная форма отбора. А это значит, что коллективами сохранялись и оберегались те люди, поведение которых было оптимальным не для них самих, а для тех групп, к которым они принадлежали. И так из века в век, из поколения в поколение. Так что мысль о том, что «нет выше чести, чем положить голову за други своя», а проще — «сам погибай, а товарища выручай» не с неба упала на нашу землю, а была выношена в течение многих тысячелетий. Но тогда сам собой напрашивается вопрос – а стоит ли проклинать народ, принявший на веру идеи Октябрьской революции, и призывать его к покаянию? В чем ему каяться? В том, что оставаясь самим собой, он поверил в возможность всеобщего счастья, гармонии человека и общества, в идеи братства! И если этой идеей воспользовались проходимцы с совершенно иными нравственными стереотипами, то это не вина народа. Это его беда. Здесь важно другое – вера в возможность справедливости равенства и братства людей, порой, к сожалению, доведенная до абсурда, — в генах у россиян. Весьма существенно, что в свете этих древнейших стереотипов, жажда накопительства, голый чистоган не могут быть определяющими смысл жизни. Вспомним, что основой объединения русских людей, вышедших затем на поле Куликово, была проповедь нестяжательства Сергия Радонежского.

Что из этого следует? Вывод напрашивается сам собой. Для носителей подобного национального сознания идеал «бизнесмена», посвящающего свою жизнь «деланию денег», совершенно неприемлем. Сделать из нас, нации коллективистов, американцев, т.е. нацию индивидуалистов – вряд ли удастся. В этом есть как свои плюсы, так и свои минусы. Доведенный до абсурда коллективизм, который превращается в конечном счете в самоуничтожение нации, готовой помогать всему свету, даже ценой собственного существования, также не может быть магистральным путем человечества, как и махровый, оголтелый индивидуализм «общества потребления». И то, и другое – дорога в никуда. Истина, как всегда, где-то посредине. Но, возможно, именно такой горький опыт броска из крайности в крайность пойдет России на пользу, и она найдет этот третий путь – путь в будущее для всего человечества. Судя по всему – в этом ее глобальная миссия.

Но до того, как решать проблемы всего человечества, Россия должна решить свои собственные, а не наоборот, как это было принято у нас до недавнего времени. В начале III тысячелетия уже слишком остро стоит вопрос о самом существовании народа и государства. Так что же может нас спасти? Ответ – в многотысячелетнем опыте. Общество обязано (если оно хочет выжить, сохранить свою землю и идти вперед) вести направленный социальный отбор, т.е. беречь тех людей, которые «прежде думают о Родине, а потом о себе», дорожить своими талантами и гениями. Но для этого, вступив в XXI век, надо подняться над общественным сознанием, научиться уважать личность не на словах, а на деле. Надо научиться действительно любить свою землю, свой народ и думать об их благе. Тем более, что современная наука утверждает: «В становлении человечества как такового ведущую роль играли такие черты, как высокая социальность, внутригрупповая терпимость, равенство, несмотря на различие в иерархии, и развитые родственные связи». Следуя этим принципам, формировался не зверь – одиночка, а человек – существо высоко социальное, способное не только брать, но и отдавать.

Здесь же стоит отметить, что уже в конце ХХ века стало ясно, как никогда – национальное богатство любого государства определяется не только количеством полезных ископаемых на его территории, но и прежде всего совокупным интеллектом его граждан. Это вполне убедительно демонстрируют всему миру современные Япония и Китай. Поэтому национальная сверхзадача России – сохранить и приумножить совокупный интеллект государства. Рассуждения о том, что «если мозги утекают за границу, то пусть себе текут. Нам такие разжиженные мозги не нужны» — глубоко безнравственны в своей основе. Интеллектуальные ресурсы нации не беспредельны, хотя еще и очень велики.

Не менее важной национальной задачей России является объединение ее народов. Причем стимулом такого объединения должна стать не некая мифическая «дружба народов», плоды которой мы сегодня пожинаем, а общность исторических судеб и взаимозависимость экономических интересов.

Говоря об общности исторических судеб народов России, мы вновь должны опустить временную планку значительно ниже одного тысячелетия, тем более нескольких столетий, коими, как правило, оперируют наши «специалисты» по национальным отношениям. И здесь хотелось бы сделать небольшое отступление, как иллюстрацию к тезису о пользе подобных исторических экскурсов. Испытывая искреннее уважение к национальному суверенитету и культурному своеобразию народов Балтии, тем не менее, трудно понять то высокомерие, что сквозит порою в их отношении к русским соседям. Вспомним вместе, что латыши и литовцы – индоевропейцы, принадлежащие к балто-славянской языковой общности и входящие в целом в так называемую малую балтийскую расу, точнее восточнобалтийскую, занимавшую с глубокой древности земли от побережья Белого моря на севере до Верхнего Поднепровья на юге, и от берегов Балтики на западе до Урала на востоке. Так что велика ли разница между архангелогородцем, вологжанином или другим североруссом и коренными жителями Литвы и Латвии, сохранившими черты своих общих предков?

Кстати, большинство населения Эстонии, хотя и говорит на финно-угорском языке, по внешнему облику ближе к североруссам, чем к своим братьям по языковой семье – хантам и манси.

Что это?

Это наследие общих предков. Да и у университетского города Тарту есть более раннее название – Юрьев. В память его основателя – русского князя Юрия. Не забудем также и первое название Кенигсберга, который носил имя Княжеград или Кролевич, Рукодив (современная Нарва), Колывань (современный Таллинн), Борисоглебск Двинской (современный Даугавпилс), Режица (современный Резекне), Любава (современная Лиепая) и полоцкая деревня Рига.

Мы перечислили все это отнюдь не из-за соображений территориальных претензий, а с тем, чтобы напомнить забывчивым, что исторические истины — вещь упрямая и очень серьезная.

Возвращаясь на территорию России, мы можем констатировать следующее – в подавляющем большинстве народы нашей страны, независимо от их языковой или расовой принадлежности, также находятся в родстве друг с другом.

Вспомним, что предок всех современных домашних лошадей – дикий конь тарпан был одомашнен в Русских степях и именно отсюда навыки коневодства, вместе с носителями этих навыков, распространились по всему Старому Свету уже 4-5 тысячелетий назад.

Антропологи считают, что еще во II тыс. до нашей эры в Туве и Хакассии, например, жили люди европеоидного облика, принявшие участие в формировании населения Средней Азии и похожие на население Нижнего Поволжья этого времени. Есть гипотеза, согласно которой якуты, жители Северной Индии и Центральной России находятся в генетическом родстве. Характерно, что все эти народы на разных этапах своей истории носили одно и то же имя – саки. Кстати, родовое имя Будды – Шакьямуни – переводится как «сакский мудрец» или «мудрец из племени саков» (шаков). Историю надо знать!

При отсутствии общей исторической грамоты народа или при наличии в массовом сознании заведомо ложной информации происходит то, что мы сегодня лицезреем. «Когда спит разум, рождаются чудовища!». Льется кровь, всё стремительнее прорастают семена ненависти, национального чванства и махрового невежества. И когда на порубежье ХХ и ХХI века молодой голубоглазый и русоволосый чеченец заявляет перед камерой: «У нас с русскими нет ничего общего. Они все – наши враги!» — то хочется спросить у него: «Послушай, мальчик, а задумывался ли ты когда-нибудь, откуда у тебя, да и у многих других чеченцев, ингушей, балкарцев, кабардинцев такие светлые глаза и волосы? Те, что передаются из поколения в поколение в течение многих веков? Не от тех ли жителей Ассинского ущелья, что три с половиной тысячи лет назад оставили здесь свои могильники, где на диадемах и бляшках из бронзы повторяются точь в точь те же орнаменты, что и на вышивках и в ткачестве русских крестьянок еще на рубеже ХIХ – ХХ веков. «А может быть это наследие потомков саков – алан, которые широко расселялись на территории нынешней Кабардино-Балкарии, Черкесии, Северной Осетии, Ингушетии и Чечни. Или воинов-руссов, охранявших у Дербента границы своей страны от набегов персов и арабов в IV-VII веках?».

Так чем же является земля России для большинства народов нашей страны и не только для них?

«Империей зла»?

Тоталитарным монстром»?

«Вековой угнетательницей»?

«Тюрьмой народов»? Или же Великой Матерью и Родиной Предков?

И надо, наконец, понять, что объединяло народы бывшей Российской империи, а затем и СССР, не только общее пространство, но и общая история, общие предки, древнее кровное родство.

Только осознав эту очевидную истину, можно говорить о Новой национальной идее России. Она – в единстве ее народов. В том, что в одиночку каждому из них не выжить ни морально, ни физически. Оснований для таких выводов больше чем достаточно. Ведь на нашей планете уже сегодня проживает 6 миллиардов человек. И при любых «мирных инициативах» и общечеловеческих ценностях» ясно, что на уровне комфорта, привычного для граждан США и развитых стран Западной Европы, все человечество жить не сможет. При современном уровне потребления, а значит и уничтожения невосполнимых природных ресурсов, уже в течение ближайших 50 лет у населения Земли есть все шансы превратить нашу планету в безжизненную пустыню. И при такой, вполне реальной перспективе не стоит забывать, что именно Россия обладает 30% мировых запасов угля, 40% нефти, 45% газа, 44 % железных руд, 30 % хромовых руд, 74% марганцевых руд, 40 % редкоземельных, 90% платины. В нашей стране сосредоточено примерно 30% мировой добычи алмазов и других драгоценных камней. Здесь находится 20 % мировых лесов и 20% всех сельхозугодий мира. И все это теоретически принадлежит (и должно принадлежать) 4% мирового населения, в подавляющем большинстве нищего и голодного сегодня, не осознающего, какое богатство оставили им предки, и не умеющего его беречь.

Стоит вспомнить и то обстоятельство, что в настоящее время идет стремительный процесс глобального потепления. Не первого и не последнего на нашей планете. Но если для многих регионов планеты такое потепление – катастрофа, то для России – благо. Ведь при повышении среднелетних температур на 3-4 град. в сельскохозяйственный оборот войдут земли Европейского Севера и большей части Сибири. Как считают климатологи, на территории Евразии «при всяком длительном потеплении климат в южных районах материка становится засушливее, а северная часть Европы увлажняется и наполняется южной флорой и фауной». Что мы сегодня и наблюдаем. Таким образом, земли Европейской России и Сибири могут стать основной житницей Европы. Создается такое впечатление, что об этом знают все, кроме наших соотечественников. В такой ситуации надеяться на «любовь и помощь мирового сообщества» нашей стране в целом, и отдельным ее народам, в частности, не приходится.Борьба за существование была, есть и будет законом жизни. И тех, кто не может отстоять свою землю, рано или поздно вытесняют с нее другие.

Похожие статьи:

ЭкономикаРоссия обогнала Европу по росту экономики

ПолитикаА. Никитин "Три угрозы существованию России".

ПолитикаЧеловечеству придется отвыкать от прогресса

ЭкономикаНародно – экономическое движение Русский Путь

ПолитикаИз-за чего Е.А. Козловский отказался от Почетной грамоты Президента РФ

Рейтинг
последние 5

Русдар

рейтинг

+1

просмотров

1901

комментариев

7
закладки

Комментарии