Хрен редьки не слаще...

Нигили́зм (от лат. nihil — ничто) — философия, ставящая под сомнение (в крайней своей форме абсолютно отрицающая) общепринятые ценности, идеалы, нормы нравственности, культуры.

И не смотря на то, что нигилизм это понятие чисто философское, психология до недавнего времени бывшая прикладной деятельностью, выделившись в самостоятельную единицу, большей своей части позаимствовала  не только терминологию (как   у медицины) так  и всякого рода определения. Зачастую трактуя их не просто вольно, но и безапелляционно.

 Чаще всего сводя его к фактору «несозревшей личности», т.е. к молодому поколению, определив его как психологический синдром.

 

Мне иной раз представляется, не будь  финансистов, юристов и психологов жизнь на планете земля  для социума была бы не просто чище, а и спокойнее, в своей определённости.

 

 По мне так  нигилизм  это форма смены направления общепринятого движения. С позиции устоявшихся традиций это как бы плохо, но с позиции развития это вроде бы, как и хорошо.

Остается вопрос дозы. Доза всегда определяет степень зависимости, и способности к самостоятельному принятию решений.

 

Ведь не смотря на то, что нигилист, не признавая авторитетов, общепринятых суждений и традиционных ценностей, отрицает почти всё даже саму жизнь, он сам уже своим поведением и отношением формирует (а чаще достаточно агрессивно просто пропагандирует) свои нормы жизни.

 

Самым первым из существующих ныне, дошедших до нас, источников нигилистической направленности является всем известный Новый Завет. Ну и по логике, коль скоро речь идет об учении Христа, он и является первым известным нам нигилистом.

Для нигилизма характерно достаточно  циничное мышление, язвительные высказывания и насмешки,  относящиеся к прошлому и к тем, кто это прошлое идеализирует. Он не чурается провокаций и  дерзких проявлений для «доказательства своей правоты».

 

 Причины нигилизма психологи определяют как «память детства», т.е. его корни зачастую находятся в детстве, в котором обиженный еще «недозревшая личность» на всю жизнь прячет в своём сердце пережитые обиды, выжидая и ища способы отмщения. Воспринимая любое давление (а без него в принципе не существует социума) как отрицательный фактор,  инее имея ни умений ни знаний для приспособления нигилист пытается с этими факторами бороться доступными ему способами ( арсенал нигилизма весьма ограничен). Так ведут себя на дорогах автохамы, не имея достаточного навыка вождения и не имея способностей к разностороннему вниманию, своё неумение облекают в  форму утверждения « я так хочу».

 

 В отличие от комформизма, являющегося, как правило, этическим понятием (или же политическим) лат. conformic, — «подобный»,  нигилизм  позиционирует себя в качестве нонконформизма, т.е. отрицание подобия. Такой категорией  как  нонкомформизма оперирует уже  социальная психология, тогда как  условие комформизма просматривается в любой биологической среде. Где данное явление непременный атрибут адаптации к окружающей среде. Отсутствие  требуемых для выживания способностей и навыков приводит к гибели не только особи, но и всего вида.

 

Конформизм, задействующий механизмы подражания и есть способность человека формировать социальную среду, т.е. среду в которой имеется  место не только индивидуальному поведению, но и идентификации себя в качестве принадлежности к определенной группе. Здесь не нужно путать с этнической или родовой (видовой) идентификацией. За неё отвечает не только антропология, но и  ДНК структура. Речь идёт только о социальных проявлениях не связанных, ни  разу с этнической особенностью. Дураков, как и гениев (а это почти неотличимо) везде хватает.

 

Нигилизм  являясь по сути, отрицанием зачастую сам того не осознавая включает механизмы формирования конформистической среды, тем самым подтверждая, что отрицание чего-либо является не сколько психическим проявлением индивида, ибо как правило  не достигает  надуманных воображением целей, сколько философским понятием призванным разграничить социальную среду на тех кто «за» и кто « против».

 

К сожалению, фактор подражания, который у человека занимает нишу приспособления, в виду насыщенности его частным воображением, затуманивает не только зрительное восприятие, но и психическое ощущение. Отчего и позволяет в некоторых случаях утверждать, что нигилизм есть заболевание  (отклонение) психики.

 

Мне на первый взгляд будто бы радеющему за конформизм, могут напомнить, что  фактором, подкрепляющим конформистское миропонимание, является и информационное влияние, т.е. по сути, внешнее насильственное приведение психики человека в определенное, требуемое (?)  состояние.

 

И не случайно ли, что человек, пожалуй, единственное биологическое существо у которого отсутствуют врождённые программы поведения.

Но предрасположенность к проявлению, тех или иных качеств, не является непременным условием для  их проявления. Этому способствует в большей степени, чем генетическая предрасположенность, воспитание и обучение.

 

Вот и начинается эта жизнь, по мнению околонаучного мира, с «чистого листка». Сообщество любителей эзотерики, думает иначе.

 

Личность развивается только в процессе деятельности. А предшествует действию всегда решение. А вот чем продиктовано это решение  самый существенный вопрос.

 

Желающие всё « списать» на «Гену» преследует одну лишь цель, указать на этнические различия с подвязыванием определенных характеристик, позволяющих «развязывать руки» в отношении действий против тех, кто неугоден или не вписывается в структуру сложившихся понятий.

 

А между тем именно информационная зависимость делает из нас людей. Схемы подражания не возникают в нашем сознании сами по себе и не трансформируются в этические нормы только лишь как принадлежности человека к существу мыслящему.

 

Если на первом этапе свое жизни (где-то до 3- лет ) все наши оценки происходящих событий связанны с физическими ощущениями «больно, не больно», то  начиная с 3- лет  мир уже делится на своих и чужих, где условием проживания в среде «своих» является усвоение определенных  (принятых правил). Не усвоение этих правил в дальнейшем не просто выводит человека за черту идентификации, но и в силу его  жизненной неопределенности  и заложенной в структуре нашей психики потребности в данной идентификации (подобие) приводит его в стан чужих. Где уже в процессе взаимоотношений теряется не только связь с предыдущей социализирующей жизнью, но и  не приобретается компенсирующий механизм, основанный на  видовом однообразии (« все мы люди все мы человеки»), ибо в дело вступают генные факторы, приглушённые, но не истребимые  социальными устоями (где родился там и пригодился).

 

 С возрастом информационное влияние не только не ослабевает, но и увеличивается. То, что раньше проходило « мимо ушей», в силу увеличения кругозора и усиления ответственности  (семейное положение хоть и физический фактор, но проявляется он как психический — повышением собственной ответственности. И пусть не за себя родного, так за собственное потомство) начинает « цеплять», и возбуждать определенные психические реакции. Следствием этих реакций могут быть и всякого рода поступки.

 

Кого-то тянет «пошуметь» на «миру», т.е. выйти на площадь и поорать «за ради правды», при этом имея  виду всего лишь «быть как все». Да вот только «все» не всегда свои. Ну, или на «худой конец» благодаря возможностям интернета « поучаствовать в разоблачении лжи».

«Ложью» как правило, выступает или заявления властей или же вчерашние события,  по нынешнем сленге «старина», интерпретируемые «чужими».

 И тут каждый «отрывается» как ему позволяет его воспитание,  образование и миропонимание. О мировоззрении говорить не приходится это удел немногих.

 Самым существенным фактом нигилизма является, на мой взгляд «нытьё», что  «весь мир бардак и мы в нём актёры». Думаю тут имеется в виду, что есть бл-ди, а есть их пользователи. Но и те и другие усиленно играют роли одни жертв, другие «хозяев жизни». Очень хочется каждой падшей душе ( а христианство нас к этому склоняет) стать если не хозяином собственной жизни, так хоть праведным, забывая, что само рождение по христианской философии уже  есть грех.

 

Именно в принимаемом решении отраженна как в «капле воды» вся сущность человека. К сущности относится не только его органы, химические процессы организма, психические характеристики, но и его нравственные позиции,  а так же присущая степень ответственности, главной  частью которой является совесть.

Совесть как категория не является данной от рождения, это результат социализации человека. Основой для проявления совести всегда считается духовность.

И вот тут каждый писатель-читатель начинает «кружить хоровод» для того, чтобы  дать какое-либо мало-мальски удобоваримое определение духовности.

 

Этика трактует духовность как способность усвоения нравственных ценностей. При этом  использует такие обороты как  «Нравственные ценности помогают отличить добро от зла, определить, что хорошо, а что плохо».

Категоричность этических норм сравнима с требованием признания в любви с петлёй на шее.

Типа ты меня любишь? И подтянуть немного.

А на вопрос «Что?» усилить натяжение и более жёстко повторить: « Ты меня любишь, я тебя спрашиваю. И если жертва не отвечает не потому, что не хочет, а потому, что не может — веревка натягивается окончательно и жертва приходит каюк. Этика это бескровный способ удавить жертву, ну а если паки чаяния удавленный опрудится или обделается, так « все мы люди все мы человеки».

 

 А как иначе воспринимать приписываемые к общечеловеческим ценностям такие характеристики как:

мудрость,
счастье,
свобода,
любовь,
семья,
милосердие,
честность,
искренность,
исполнительность,
верность,

правдивость,
доброжелательность,
надежность,
порядочность,
ответственность,

труд,
истина,
человек,
знания,
культура и т. д.

Притом, что большая часть из «этих ценностей» придумана и  этически разукрашена самим человеком, и зачастую не в его пользу, а на пользу якобы общества (я их подчеркнул).  Свежо предание..!

Другая, оставшаяся часть, вообще к нравственным  ценностям отношение не имеет. Это просто факты существования человеческой цивилизации.

И тут приходится сделать уточнение, что есть «нравственная ценность»?

Хотите определение? Да и получите! Беру общепринятое определение:

Нравственные ценности – «это значимые и важные, наделенные субъективным смыслом материальные и нематериальные объекты».  

 

То есть, каждый сам себе может сформулировать и количественный состав и качественный этих самых ценностей. И окончательным приговором данному определению является, «Ежедневно мы сталкиваемся с ситуацией нравственного выбора, наши поступки основаны на внутренних ценностях и убеждениях.

Ни кто как видите, даже не скрывает  не только алогизмов самого заявления, но и их направленности. А направлены они в сторону...

 

Самая большая классификация нравственных ценностей насчитывает 46 позиций, и это такое получили развитие «10 заповедей».

 

 И если вы попытаетесь ответить на вопрос, « а для чего весь этот сыр-бор с нравственностью и её оконтуриванием?», то вы непременно выйдите на то, что «ценности влияют на направленность деятельности и личности, поступки и действия, социальную активность и позицию, отношение к себе и миру, поведение, цели и выбор средств их достижения».

 

 Вот вам и условия для зарождения нигилизма и нонконформизма. Дальше будет лишь оправдание  что «Ценности нужны человеку для поддержания смысла жизни, понимания траектории жизненного пути. Если система ценностей рушится, то человек оказывается в трудной, кризисной ситуации, состоянии растерянности и неопределенности. Он не знает, чего хочет от жизни, сомневается при принятии решений».

 

 И тут мы во все глаза видим жесткий фактор создания конформизма.

Получается так сначала мы (люди) создали условия для того, чтобы появилась необходимость в конкретизации ценностей, затем их оформление, а «дальше — больше». Принятие их как нормы  (этика) с огромнейшим философским обоснованием, и затем подгонка всех под эти нормы.

 

Да никто этого и не скрывает, так прямо и «в глаз»  метит следующее утверждение, что «Каждое сообщество требует от своих членов подчинения общим законам и нормам, это главное условие выживания социума. Но давайте подойдем к проблеме конформизма с психологической точки зрения».

А так ли это на самом деле? Ведь даже социологи и психологи не очень уверенны в этом, отсюда и деление этих самых ценностей на «социально деструктивные» и «социально-конструктивные».

 

Уже не говоря о философии, которая ценностный ряд делит по критерии ( а ведь критерии это условия для оценки) и виды ценностей ( что вообще, по- моему, является абсурдом).  Итак, перечень:

по объекту: материальные, духовные (моральные);
по содержанию и предмету: социально — политические, экономические, моральные;
по субъекту: общественные, классовые, групповые;
по цели: эгоистичные, альтруистичные;
по уровню обобщенности: конкретные, абстрактные;
по способу проявления: стойкие, ситуативные;
по роли в человеческой деятельности: терминальные (цель), инструментальные (способ);
по содержанию деятельности: познавательные, предметно-преобразующие;
по принадлежности: личностные, групповые, коллективные, общественные, национальные, общечеловеческие;
по отношению группы и общества: позитивные, негативные.

 

А теперь перечитав это, скажите мне, что вообще является ценностью?

И что вообще такое «ценность». Второе вроде понятно, все то, что имеет цену. Отсюда всё, что имеет цену можно типа продать и купить. Согласен!

 

Но как же быть с  «избитым» — духовные ценности? Или к какому виду ценностей отнести саму жизнь. Её, к сожалению, тоже и купить  и продать можно.

 

 А как воспринимать то, что сегодня происходит в мире? По мнению многих «специалистов»   в  мире  происходит модернизация (ни больше, ни меньше) нравственных ценностей. И это якобы  «вызвано изменениями, которые происходят в людях». Получается  что  «большинство людей сейчас ориентировано на достижение успеха и инновации, то есть перемены в обществе».  И тут в дело вступают психологи,  называя данные перемены  «социальной эволюцией – реакцией человеческого вида на изменившиеся условия жизни». При этом «реакция на изменившиеся условия жизни» уже названа конформизмом. А «современные люди стараются сами определять цели и задачи в жизни, а не поддерживать устоявшиеся традиции и нормы», и это чистой воды нонкомформиз.

 

 Парадокс? Еще какой! А чём он обусловлен?

 

А ведь эти самые парадоксы изначально и специально заложены в так называемую этику.

Этика–  «обычай», «привычка» – происходит от древне греческого слова «ethos» – этос, и означает «обычай», «привычка». Подразумевавший пространство совместного проживания людей или животных (дом, звериное логово, птичье гнездо и пр.).

 

 Параллельно обратите внимание на слово этнос, а ведь Этнос – « etnos» (гр. народ) — в некоторых теориях этничности, исторически сложившаяся устойчивая совокупность людей, объединённых общими объективными либо субъективными признаками… А ведь оба понятия об одном и том же, Ибо только народ обладает возможностью формировать обычаи. Которые и являются по большому счету этикой.

 

Впервые данный термин употребил (а в дальнейшем и ввел в обиход) Аристотель. Фигура более чем странная, если не сказать таинственная.

 

 

 

Сегодня под этикой понимают:

— обозначение совокупности добродетелей, правил и норм достойного (должного) поведения человека;

— особую теоретическую дисциплину (науки, знания), которая исследует нравственную жизнь человека в её парадоксах и противоречиях. Латинскоеслово «moralis» (моральный) более позднего происхождения и это  якобы перевод греческого слова «этический»

Какая метаморфоза от хлева (помещения для скота) к «добродетели» — делание добра.

 

А чем термин «этика « отличается от «нравственности» или на худой конец от  термина « мораль». Ведь в нынешней интерпретации данные термины «этический», «моральный», нравственный « синонимы.

 

А ведь еще в античности подвергалось сомнению наличие таких свойств на земле  как «добро» или «зло», ведь именно к ним  оппелируют, указанные выше характеристики.

 

А ведь ответ, что называется «лежит на поверхности».  Что хорошо для меньшинства, не всегда хорошо для большинства и тогда это меньшинство азартно, активно и порою агрессивно начинает «расчищать место под солнцем». Большинству и так по большому счету хорошо, или вполне приемлемо, отчего они и большинство, так как их большая часть их жизни устраивает. Меньшинство этого понимать не только не хочет, а и не умеет.

 

Возникает конфликт, и чем больше этих меньшинств, а любая семья по этой части и есть меньшинство, то и по сути, большинство является дробленным на эти самые меньшинства. Их количество равно  количеству конфликтов в прогрессии.

 

Чтобы избежать ненужных жертв и принимаются, негласные условия сосуществования, определяемые в древности как «завет»- то, что  остаётся потомкам, по нашему «закон», т.е. то, что вывели за кон. Коном на Руси (да и не только на Руси) называли определенный досягаемый рубеж. Рубежом являлся временной отрезок длинною в человеческую жизнь ( принято в 100 лет).

Мораль же культурно обусловлена. Отсюда  в разных культурах у нее  не только разный статус, но и конфигурация. Говорить о каких-то общих моральных ценностях не приходится.

 

Определяя человека, как «особое мыслящее существо» софисты  приравняли его к мере всех вещей. То есть все вещи  для человека таковые, каковыми он их видит. Отсюда и добродетель чисто субъективная категория и её можно научить (чаще конечно воспитать).

 

 Как и некогда Эйнштейн определяя меру познания выделил в ней пространственно-временной континуум в котором при движении  тела не меняются. Меняются их проекции, что якобы воспринимается нами как «искажение времени». Он не просто не знал,  как устроен человеческий зрительный орган, но и ничего не знал о пространственном воздушном  преломлении, списав это преломление на влияние времени.

 

Нынче разбирать все нюансы  ОТО просто нет времени (да и желания) но коснулся я её по той причине, что важным в нашем повествовании является то, что с офисты  пришли к этической относительности определяющей, что «не существует объективных отличий между добром и злом». Отсюда  человек может оперировать ими в своих интересах как угодно. То, что для одного является добром, для другого может быть злом.  И даже для одного  человека что-то  бывает  и добром, а иногда  и злом.

 

Христианская мораль отрицает это указывая на то, что по их представлению является злом как на зло, и добром как на добро лишая человека возможности самому постигать суть вещей. Еще Сократ в своё время пытался дать определение таким категориям как мужество, справедливость,  честность, милосердие и пр. Он пытался не только дать определение этим категориям, но и понять, откуда они появились, почему люди аппелируют к ним в своих устремлениях, поступках и даже  мыслях. И до чего он всё-таки додумался, это до того, чтобы высказать предположение, что появление этих категорий являются условием определенных знаний. Отсюда быть добродетельным, значит быть умным (знающим).

 

Платон в свою очередь  «не найдя» добродетели в этом мире «засунул»  её в мир идей. Мир идей совершенней и лучше чем настоящий мир, но мир настоящий есть копия мира идей с одной лишь маленькой разницей — в мире идей нет человека, который все и «обнуляет», отчего настоящий мир выхолощен и кастрирован под определенную группу людей имеющую узконаправленное миропонимание.

 

Так христианство определяя человека как суть божье творение ( а бог по определению не мог ошибиться) идеализируя форму бытия определяет необходимого наличия у человека любви ( не долга), любви к ближнему в независимости от степени родства, милосердие ( не как борьбу добра со злом) Милосердие к всему окружающему независимости от его отношения к тебе. Ну и наконец,  смирение. Смирение по отношению не только к тяготам жизни, но и смирение по отношению к тем условиям, которые насильственно предлагаются извне.

 

Саму же сущность морали христианство облекло в таинства, выведя  его из поля компетенции человека, придав человеческому разуму характеристику

«обременения», выпятив при этом понятие духовности. И здесь как бы получается выворот, в котором античное утверждение « будешь умным — будешь вести себя сообразно своих знаний» заменено на будешь вести себя сообразно предлагаемому- будешь умным. Перед нами в « полный рост» условие конформистского построения действительности.

 

А отсюда и наказания явные и не явные и степень греха большой и малый и конечно же ценностные характеристики греха. Заплатил – прощён! (индульгенция).

К счастью для человечества оно нашло в себе силы, чтобы не утонуть окончательно в христианском болоте и припадает к нему в тех ситуациях когда общечеловеческие мозги окончательно перестают работать. Приведенные в порядок, они вытаскивают человека как барон Мюнхаузен сам себя за волосы, из болота.

 

Религии наверно для того, и нужны, чтобы наглотавшись упасть в тину, отсидеться,  а затем отплевавшись снова в путь.  Но эти качели в сторону религии и от неё породили новое понимание морали, Что-то вроде симбиоза христианства и античной философии.

 

Так многоуважаемый Кант, не умея найти первопричину породившую моральный характеристики как и христианство оставляет её за чертой человеческого разума наделяя её абсолютным (читай божественным) проявлением. По этой причине абсолютное не требует доказательств (имея своим основанием, существование в самом себе), так как выведено из самого себя и определяет собой необходимость существования.

Ловко надо сказать устроился.

При этом Кант вполне ясно сознаёт, что природа человека не знает ни одного примера,  когда  бы нравственный закон соблюдался. И это говорит (по Канту) во-первых, о его божественности, а во-вторых, о погрязшей в грехах человеческой натуре. Ну, что же характеристика не лестная, но вполне себе поверхностная, вынуждающая исследователей « копать глубже».

 

 Идею суверенности морали рассматривал и  Георг  Вильгельм Фридрих Гегель (1770-1831). Следуя первоначально в «русле Кантовского понимания морали он в результате вывернул  в свою колею, состоящую из идей  Шеллинга об историческом становлении морали и Кантовской  автономности закона с внесением собственного понимания существа вопроса.

 

А заключается данное «существо» в том что, как и суфисты воспринимает человека мерой всего, при этом не допуская его разум к решению возникающих противоречий, определяет его внутренним состоянием  стремление к всеобщему благоденствию. Получается, что человек даже не используя свой разум подневольно  (не осознанно) всем своим существом движется в сторону...

 

И вот тут на авансцену выступает чисто Гегелевская троица « Право – мораль — нравственность». И все эти стадии проходит Объективный (читай Абсолютный) дух. Надо отдать должное Гегелю он впервые разделил  мораль и нравственность. Но при всём при этом по Гегелю человек, а точнее его Воля (категория связывающая землю и небо) зависит почему-то,  пусть  и от  внешнего источника, но законом государства. А далее  беря у Канта его автономный  (Божественный) закон  выводит из него мораль для нравственной согласованности с божественным, при  непосредственных взаимоотношениях с людьми.

 

Одним словом  любой моральный поступок (по Гегелю) имеет в первой части   « умысел и вину». В качестве «умысла» предлагается, свободны выбор действий  самого человека. «Вина»- ответственность за данный поступок. А так как  «автономная воля» (дух) всегда ограничен обстоятельствами, то за далеко идущие последствия он вроде, как и не может ответить, посему человеческая вина ограниченна временными характеристиками.

 

Во — второй части «намерение и благо», т.е. моральность поступка определяет не только его самостоятельность, но и мотив. Ну, наконец, в третьей части, определяемой как «добро и совесть».

 

Добро по определению его предшественника Канта есть идея бескорыстной морали. Именно идея, так как в явном мире сей продукт по определению теряет категорию бескорыстности, так как даже действуя в угоду существующим законом, человек ведет себя корыстно, так как не желает себе проблем,  а не из «любви к искусству». Идеалистическое утверждение Канта, а за ним и Гегеля, относительно того, что человек «будучи моральным существом» обязан преодолевать заинтересованность в исполнение законов, разве, что ради всеобщего блага. Я конечно понимаю, почему Кант «опустил» мораль в мир идей, но не понимаю того, почему Гегель реанимируя идеалистическую форму морали  ввел ей в ранг абсолюта. Более того «добро» по Гегелю это по сути своей долг. И не важно при этом, что законы пишутся людьми и для людей  и только. Отчего не особенно уместны велиричивые  заклинания Гегеля относительно того, что добро это «реализованная свобода» или  «абсолютно конечная  цель мира».

 

Кант поступал в лучших традициях социализма, предлагая  проверять принципы, порождающие наши поступки, всеобщим обсуждением (он не мог предположить, что рано или поздно появится интернет). Это сегодня мы уже знаем, что всеобщее обсуждение не является панацеей всеобщей заинтересованности в вопросе, а главное имеет всеобщую пользу.

 

Гегель, идя вперёд, упрекает Канта за то, что для него « формальная непротиворечивость дороже положительного содержания», при котором долг оставленный на откуп совести  вынуждает человека  прибегать или к умозрительным обсуждениям, более похожим на бедлам, или же к полному одиночеству, так как спросить чьего-либо совета значит нарушить свою автономность (независимость).

 

И Гегель не знал, что в век всеобщей информированности, человек окажется наедине не только с собственной совестью, но и  с противоречивостью моральных (этических) норм. А это неминуемо приводит к произволу.

 

К произволу чего воскликнет нетерпеливый читатель? И будет по своему прав, Ю ибо произвол не всегда творится чьими-то руками или поступками в отношении субъекта иной раз произвол рождается в разуме самого субъекта в  форме воображения. И зачастую легче справиться (игнорировать) внешнее влияние, чем то которое порождено больным сознанием.

 

И чем старше становится человек, тем менее гибким оказывается его мозг. Отсюда и все его поступки и высказывания напоминают барана, которым разбивают городские ворота. Ничего кроме разрушения они не несут. Как впрочем, и самому человеку (голова портится, если ею биться в стену). Любое безаппеляционное утверждение, встреченное  «в штыки», порождает  внутреннюю неудовлетворенность на почве не признанности и соответственно ему, агрессивное поведение (высказывания) в адрес оппонента.

 И именно по этой причине Гегель утверждает, что «только в обществе личность обретет подлинную свободу. Она будет достигнута на последней стадии развития объективного духа – нравственности».

 

Печально, но он, как и Кант не видел возможности решения сложившихся противоречий в среде морали в реальном мире, оставляя решение данной проблеме потомкам.

 

Гегель бесспорно имел передовые взгляды в своё время, и он и его мысли активизировали мыслительные процессы масс, заставляя их всматриваться в прошлое настоящее и будущее, с одно лишь целью найти «недостающее звено», способное привести человека от первопричины появления вышеуказанных категорий, к прогнозу последствий вызванных нашими возможными поступками, до того как они совершенны, без непродуктивной траты времени и психической энергии на сожаление по поводу...

 

 Но придавать им   (утверждениям Гегеля) значение в сегодняшнем дне значит, ничего не понимать в том, что именно  сегодня происходит вокруг. А вокруг с удивительной быстротой расползается не только всеобщий нигилизм, но и удаляется из обихода такие понятия как логика, анализ и опыт. На их смену идет всеобщая безграмотность  и официоз глупости.

 

 К великому сожалению для философской мысли 20 столетия ответ на поставленный некогда Шекспиром вопрос «быть или не быть» так и не был найден и не потому, что этим не удосуживались исследователи, а потому, что они, так или иначе, искали ответы в уже существующем «Прокрустовом ложе» исторических гениев, затмивших собою не только небо социального сообщества, но и горизонты индивидуализирующего (как ему кажется) субъекта.

Вы спросите «А где же выход?»

Выход есть, входа нет. Но это уже совсем другая тема

Сергет

рейтинг

0

просмотров

837

комментариев

6
закладки

Комментарии