Интервью с водителем, который не пропустил машину Шойгу

Интервью с водителем, который не пропустил машину Шойгу

Водитель Андрей, отказавшийся уступить дорогу автомобилю с мигалкой и получивший в свой адрес порцию угроз от водителя, рассказал корреспонденту Interfax.ru Наталье Зайцевой о том, почему он не ушел с дороги машины с маячком. 

- Какой у Вас стаж вождения?
— Чуть больше чем 2 года.
— Вы всегда не уступаете дорогу мигалкам или это был первый раз?
— Постоянно.
— Почему?
-У меня такая позиция — вот таким нераскрашенным мигалкам, не спецслужбам (скорая помощь, милиция, пожарные, МЧС), уступать не надо.
— В сообществе "Синие ведерки" Вы занимаете активную позицию? Участвуете ли Вы в пробегах, устанавливаете ли ведерко на машине?
-Да, я участвую в пробегах, на багажнике моей машины закреплено ведерко, оно было и во время инцидента с машиной Шойгу. В этом и маразматичность ситуации, что водитель видел и ведро, и наклейку "Мигалки — позор России", но при этом он продолжал делать то, что делает. То есть, он прекрасно должен был понимать, что ему уступать не будут.
— Такой инцидент случился с Вами впервые?
-Нет, не впервые, но с такими выражениями и снятый на камеру, — да.
— Были уже случаи угроз?
-Нет, обычные оскорбления; угрозы — нет.
— А чем заканчивались такие ситуации раньше?
— Ничем. Они объезжают — потому что видят, что у меня ведро на багажнике, и, значит, я никому не уступлю. Ну, могут пальцем у виска, конечно, покрутить, но это все равно ничего не изменит.
— Вы не боитесь, что за этим могут последовать неприятности?
— Не боюсь. Почему я должен бояться того, кого я не знаю? Если я в своей стране боюсь свою же власть, то приплыли.
— Какие чиновники, по-вашему, имеют право на мигалку?
— Чиновники — никакие.
— И президент? И глава правительства?
— Есть лица, которые находятся под защитой государственной охраны — им мигалка не нужна. Премьер и президент к этим людям не относятся — они же ездят без мигалок, вокруг них мигалки.
— Но ведь ради них перекрывают дороги.
— В том-то и дело: перекрытия — это уже следующий этап. Это одна и та же проблема привилегий, но перекрытия — это уже более грубая вещь. Но кстати, перекрывают дороги не только для первых лиц государства — каждый день езжу по Кутузовскому и каждый день перекрывают если не всю дорогу, то одну полосу по нескольку раз за время моего пути для определенных лиц.
— Как, по-вашему, действия вашей организации помогают решить проблему с мигалкой?
— Да, ситуация изменилась. Это видно по отношению как к самим мигалкам, так и к ведеркам; кроме того, изменилось само отношение к нашей организации. Раньше на нас смотрели как на диковинку, теперь на нас смотрят как на явление — некая обыденная вещь, которая за что-то борется, чего-то хочет достичь.
— Ощутимо ли возросла ли численность участников вашей организации за последний год?
— Численность возросла безусловно, но мы не можем судить о количестве со стопроцентной вероятностью, потому что есть некая условная градация поддержки. Есть люди, которые, как я, не пропускают мигалки. Другие просто поддерживают, и при определенном стечении обстоятельств они готовы предпринять какие-то действия. Есть классический пример, когда перекрывают дорогу не для первого или второго лица государства — со стороны мы слышим постоянные комментарии типа "Сколько мы будем это терпеть". И большинство людей говорит "Если бы кто-то поехал, я бы тоже поехал". И вот эта критическая масса — она рано или поздно выстрелит, и выстрелит она конечно плохо, но не наша вина в этом.
— В кругу ваших знакомых много активистов "Синих ведерок"?
— Постоянных — не так уж и много.
— А эти люди верят в успех ваших начинаний?
— По-разному. Тут нельзя сказать, что человек верит или не верит, участвует или не участвует. 99% моих знакомых уверены, что мигалки — это зло и с ними надо бороться. Но можно ли их членами общества "Синих ведерок"? Они читают наше сообщество, но не пишут туда. С другой стороны они целиком и полностью разделяют наши идеи. Но они не готовы чем-то жертвовать, они не достигли, скажем так, некоего порога, когда они готовы что-то сделать. Эта ситуация их не настолько еще напрягает, чтобы "надеть ведерко". Но я повторюсь, что позицию разделяют большинство, подавляющее большинство.
— Что должно произойти, чтобы стало легко перешагнуть этот порог, чтобы надеть ведерко на свою машину? Ведь мы все ездим по дорогам Москвы и ежедневно стоим в пробках и из-за мигалок в том числе, и мы все этим недовольны, но ведерки-то надевают далеко не все.
-Значит, идея надеть ведерко — она не стопроцентно подходит, видимо нужно что-то другое. Кому-то например, нравятся наклейки, кому-то ведерки, кому-то ничего не нравится, но он идеи разделяет. Должна появиться некая идея, которая всех объединит. Такие ситуации, как та, что произошла со мной, они и объединяют; это, кончено, не самый хороший вариант развития событий, когда объединение происходит за счет чего-то неприятного и люди из-за этого сплачиваются, но пока другого нет, выходит так.
— А Вы сами по каким причинам начали участвовать в акциях "Синих ведерок"?
— Честно говоря, конкретный момент я не помню, но очень хорошо помню свое впечатление от ролика Андрея Хартли (водитель, который не уступил дорогу авто советника президента РФ Владимиру Шевченко и получил в свой адрес порцию оскорблений — ИФ), — меня физически трясло. Хамство водителя вывело меня из себя.
Когда я сел за руль, я на это внимание не то чтобы не обращал, но не вникал в суть вопроса, потому что я не знал, кому что полагается, как полагается и так далее. Когда я понял, в чем дело, меня это возмутило, кому полагаются мигалки и как они используются — они же никак не контролируются. Главная проблема — это бесконтрольность, это потеря веры людьми. Я голову даю на отсечение, что если бы они хотя бы в 90% случаях использовались по назначению, когда в этом есть необходимость, проблемы бы не было. Но когда люди видят, как мигалки используются в личных целях, тут нечего сказать. Я лично сам снимал, как ребенка привозят в школу на машине с мигалкой — причем ее завозят не по дороге, ее везут конкретно целенаправленно в школу. Жены ездят с включенными мигалками — тоже, кстати, я снимал. Какая после этого может быть вера человеку?
— Многие люди вовсе не задумываются о том, куда едут машины с мигалками.
— Да, и я считаю, что наша заслуга, в частности, в том, что люди узнают такие технические вещи: кому что положено. Ведь многие и не знают. Что за непропуск нераскрашенной мигалки не грозит лишение прав — законодательно это штраф. А люди бояться, что если они не пропустят — то их лишат прав.
— Но ведь помимо штрафа или даже лишения можно нарваться на применение силы.
— Да, можно, но это уже более глобальная проблема, это психология маленького человека, мы боимся. А они знают, что мы боимся, и пользуются этим.
 

Похожие статьи:

СобытияЛегче самолет вывести из штопора, чем открыть киоск с пирожками

СобытияКак задавить и не быть виноватым

СобытияГосударство в России отсутствует полностью

КультураРусское географическое общество

ЭкономикаТокио вновь оскорбился на визит российских чиновников на Курилы

Матвей Сузин

рейтинг

+4

просмотров

3403

комментариев

2
закладки

Комментарии