Народ против тотальной цифровизации школы: лоббистов МЭШ уличили в подмене смыслов

Народ против тотальной цифровизации школы: лоббистов МЭШ уличили в подмене смыслов

Народ против тотальной цифровизации школы: лоббистов МЭШ уличили в подмене смыслов

30.05.2019


Русский народ, как и его американские собратья по несчастью, похоже, начинает осознавать всю пагубность проектов цифровизации образования, насаждаемых «россиянскими» лоббистами по указке заокеанских «дорогих партнеров». Так, в мае с.г. популяризатор здорового общества, член «Русского географического общества» Александр Капер публично выступил против проекта «Московская электронная школа», насаждаемого столичными чиновники. По мнению Капера, МЭШ несет угрозу здоровью нации, обещанных ГОСТов и СанПиНов на электронное обучение до сих пор нет, а значит, мы имеем дело с крайне опасным экспериментом над подрастающим поколением. Создан сайт московскаяэлектроннаяшкола.рф, на котором нет дифирамбов-пустышек от господ Собянина и Калины, зато можно ознакомиться с правдивой информацией о сути «цифровой трансформации» отечественной школы. Набирают новых подписчиков различные интернет- петиции за отмену МЭШ, чиновники уровня президента РАО наконец заговорили о необходимости всесторонней экспертизы и уточнения гигиенических нормативов в отношении цифровой школы, а совсем недавно эта тема удостоилась внимания министра просвещения Ольги Васильевой.

В понедельник, 27 мая, на телеканале НТВ вышло большое интервью с Васильевой, где министр довольно подробно изложила свою текущую позицию (и соответственно, позицию исполнительной власти) по цифровизации школы. Почему именно «текущую»? Да потому, что мнение министра неоднократно радикально менялось: от именования тотальной оцифровки образования «дичью» до полной поддержки насаждения интерактивных онлайн-уроков, замены всех традиционных бумажных учебников «умными» планшетами, постепенного замещения учителей «тьюторами»-навигаторами детей в виртуальной реальности и т.д. На сей раз Васильева объяснила задачи проекта «Цифровая школа», раскритиковав повальное увлечение детей и подростков гаджетами и компьютерами.

«Сейчас (вокруг темы цифровизации школы) творятся мифы, причем мифы самые красочные. Недавно я прочитала, что хочу заменить учителя. Чтобы маленькие дети вместо чистописания сидели за клавиатурой компьютера. Хочу, чтобы меня услышали: в рамках «Цифровой школы» у нас нет желания посадить ученика перед экраном. Это будет интернет, скоростной: 100 мегабит — городские школы, 50 мегабит — сельские школы. Это будет онлайн-платформа для 42 тысячи школ, 100 тысяч зданий, из них 27 тысяч — это сельские школы. При этом большая часть детей, по численности, обучается в городах. У нас есть очень отдалённые районы. И вот здесь почему должна быть цифра? Я как учитель могу взять оттуда. Там уже сейчас есть с 1 по 11 класс все предметы, есть все библиотеки, архивы. Платформа хорошо, качественно сделана. Там есть виртуальный музей, и можно, работая очень далеко от большого города, показать эти артефакты своему классу. Это то, чего не было раньше, о чем мы даже не могли мечтать.

Именно про это цифровое образование – про создание цифровой образовательной среды. Не замены кого-то чем-то, Боже упаси. Более того, параллельно с этим мы сейчас вместе с нашими уважаемыми учеными занимаемся исследованиями о влиянии гаджетов на физиологию разных возрастных категорий. Потому что на сегодняшний день ни в одной стране мира нет ответа на вопрос – хорошо это или плохо.

Но могу сказать, что на сегодня российский школьник на шесть часов больше сидит у компьютера, чем его американский сверстник. При этом эксперты считают, что ребенок, сидящий за компьютером всего два раза в неделю, дает значительно больше результатов, чем тот, который сидит чаще.

Уже четыре месяца во Франции действует закон об исключении гаджетов из образовательного процесса с 1 по 9 класс, кроме классов лицея. Но я думаю, что французы прежде, чем это принимать, тоже долго все это обдумывали. Я не говорю, что 100% завтра мы выбросим все эти телефоны и забудем, как страшный сон. Хотя у нас много примеров школ, и вы прекрасно знаете, что дети заходят в класс, складывают свои телефоны. Есть телефон экстренной связи у учителя, я говорю про малышей. И жизнь идет своим чередом, потому что не очень он нужен в учебном процессе – этот гаджет для маленького, допустим, второклассника, третьеклассника», – резюмировала Васильева, приведя в пример Китай и Сингапур, где в школах «очень строго время ограничено работы с экраном».

Как видим, «майские тезисы» министра просвещения относительно цифровизации звучат предельно выверено и осторожно. У Васильевой есть понимание того, что уткнувшись в монитор на протяжении 24 часов, школьники много не навоюют, есть у нее также появилась потребность в проведении независимых исследований, экспертиз и разработке единых стандартов электронного образования (до сих пор на такие исследования не было финансирования) По ее словам, онлайн-платформа цифровой школы поможет сельским образовательным учреждениям не отрываться от крупных городов, она станет одним из инструментов обеспечения единого образовательного пространства.

Это все, безусловно, плюсы, но граждане, которые в теме, без труда увидят в речи министра лукавство. О полной замене учителей компьютерами Васильева, конечно, никогда не говорила, но в прошлом году на полях Петербургского международного экономического форума прямо заявила о скором приходе к «смешанному типу урока, 50% времени которого отводится «цифре» (т.е. виртуальному обучению через компьютеры, интерактивные панели, планшеты и прочие гаджеты), а другие 50% – учителю». Кто-то может воспринять чисто утилитарное описание цифровизации школы министром как ее желание дистанцироваться от проектов МЭШ/РЭШ, однако если мы сравним последние высказывания Васильевой с ее интервью «Российской газете» в июле 2018 г., увидим, что с тех пор ничего особо не изменилось.

«Цифровая школа – это не только электронные книги и дневники. Это большой инфраструктурный проект, который приведет к обновлению всех школ и очень поможет учителям. Вы заходите в школу – вам не надо показывать пропуск, карточку школьника или другой документ. Система идентифицирует вас по лицу. Вы проходите по коридору: рядом и обычная библиотека, куда же без бумажных книг, и электронная… Проект Российской электронной школы сейчас дорабатывается, за основу взята платформа Московской электронной школы», – рассказывала тогда Васильева.

Ну а где МЭШ, там и постепенное вытеснение учителей «тьюторами» (очередная западная инновация – спецы по индивидуальным траекториям обучения ребенка), и полная (разумеется, поэтапная) отмена оценок и экзаменов с внедрением «цифрового портфолио», и уход на второй план живых лекторов на фоне внедрения онлайн-курсов, а в результате – разрушение основ традиционной системы передачи знаний.

Надо понимать, что если бы Васильева взбунтовалась против безоглядного навязывания школам цифровой повестки, она уже давно бы рассталась с министерским креслом. Тем более, что никто не отменял, к примеру, вот это поручение Президента России от февраля 2019 г.:

«1. Правительству Российской Федерации с участием ПАО «Сбербанк России» и Агентства стратегических инициатив принять решения:

а) о проведении в 2019/2020 учебном году апробации цифровой платформы персонализированного обучения, обеспечивающей реализацию индивидуальных траекторий обучения и оценки результатов, на базе организаций, реализующих программы основного общего образования, не менее чем в 5 субъектах Российской Федерации. Срок — 1 июля 2019 г.».

Очевидно, ведомство Васильевой играет второстепенную роль в «цифровой трансформации» (т.е. уничтожении) традиционного российского образования – на первый план здесь уже давно вышли форсайтщики-трансгуманисты из АСИ, «Сбербанка», МШУ «Сколково» и переводчики западных методичек из ВШЭ. От Минпросвета же требуется успокаивать родительскую общественность и постепенно претворять в жизнь планы цифролоббистов.

Но и успокаивать нас в последнее время у министерства что-то не очень получается. Так, когда Васильева вещает нам о проведении скоростного интернета в каждую школу, она почему-то забывает добавить, что в помещениях школы при этом будет возникать сильнейшее Wi-Fi излучение от многочисленных роутеров и беспроводных устройств. В той же Франции, которую она приводила в пример, с 2015 года запрещено использование беспроводного интернета в детсадах и начальных классах школ.

Более того, в распоряжении «Катюши» оказались заявления представителей патриотической общественности на имя руководителя Роспотребнадзора А.Ю. Поповой и генпрокурора РФ Ю.Я. Чайки, в которых утверждается, что в проектах МЭШ/РЭШ изначально заложена сомнительная концепция по максимально плотному наполнению учебных классов всевозможной электроникой.

«Данная концепция предполагает создание максимальной канцерогенной среды обитания. Государственные гарантии в области охраны здоровья грубо игнорируются! На все многочисленные жалобы граждан – родителей детей, приходят отписки ответственных должностных лиц, т.к. сохранность здоровья (физического и психического) обучающихся не является приоритетом для лоббистов МЭШ (РЭШ). Крупный бизнес рассматривает образовательные учреждения просто как отличный рынок сбыта сомнительной иностранной электроники. Лоббирование проекта не связано с объективными интересами детей по получению ими качественного и живого образования!

На конференции «Новые возможности мониторинга в образовании» (дата публикации видеоотчета в YouTube о конференции: 06.02.2019) один из выступающих, в ходе доклада (цитата на 15 мин. 35 сек. видеозаписи) шокировал (!) родительскую и педагогическую общественность, заявив о внедрении – дословная цитата: «Продвинутая технология распознавания речи с использованием нейросетей, что позволит проводить устные экзамены в электронной форме». Несомненно, что такие экзамены будут проводиться на базе биометрической идентификации обучающихся. Т.е., в ближайшей перспективе живой учитель этому «образовательному» конвейеру уже просто не будет нужен – все автоматически и просто чудовищно экономно!

Каждый ребенок или обучающийся является личностью, он имеет полное и неотчуждаемое (!) право на общение и взаимодействие с другой такой же личностью! Обучающегося в самый ответственный период его жизни, когда происходит его формирования как личности, в период, когда закладывается фундамент психоэмоциональных и коммуникационных качеств, заставляют (или насильственно принуждают!) взаимодействовать не с живым учителем, а с аппаратно-программным комплексом, т.е. с машиной. Такой подход является асоциальным, варварским и грубейшим образом умаляющим достоинство личности обучающегося. При этом ст. 21.1. Конституции РФ закрепляет — достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

Данный проект имеет все признаки эксперимента! Внедрение электронных «образовательных» систем проводится без учета мнения родительской общественности и самое главное без учета особенностей здоровья детей (с ослабленными зрительными функциями!), без учета государственных гарантий в области охраны здоровья детей! В рамках реализуемого проекта электронного образования МЭШ и РЭШ грубейшим образом попираются государственные гарантии детей на охрану их здоровья (как физического, так и психического), нарушаются их права, свободы и законные интересы.

Для лоббистов МЭШ (РЭШ) безусловной сверхценностью являются не сами дети (обучающиеся), а технологическая оболочка их (!) проекта – почему-то именно ей отдается приоритет, сохранность здоровье детей в расчет не берется (!). Так, соответствующие расширенные профильные исследования о влиянии на здоровье детей новой учебной среды не инициируются! Иностранные исследования демонстративно не замечаются! Расширенные СанПиНы для стандартизации и минимизации имеющихся рисков умышленно не разрабатываются! В связи с чем, грубейшим образом нарушается ст. 41.1. Конституции РФ («Каждый имеет право на охрану здоровья»), Ст. 42 Конституции РФ («Каждый имеет право на благоприятную окружающую среду»)», – отмечается во вступительной части заявления.

РИА «Катюша» также публикует краткий вариант обращения в Роспотребнадзор, под которым может подписаться и направить по адресу каждый неравнодушный гражданин. В тексте заявления раскрывается жуткая подмена понятий – как чиновники-цифровизаторы и контролирующие органы столицы закрывают глаза на все действующие правовые нормы и СанПиНы, самовольно обозвав персональное компьютерное устройство (моноблок с ЖК-экраном), которое используется во всех московских школах для коллективного обучения вместо классической доски с мелом, «интерактивной панелью».

СКАЧАТЬ ОБРАЗЕЦ МОЖНО ПО ССЫЛКЕ http://дети-петербург.рф/News/?newsid=1405

Объединив усилия, граждане имеют полное право спросить насаждателей МЭШ/РЭШ о законности и безопасности этого затянувшегося эксперимента, ведь на кону стоит благополучие наших с вами детей. Мы обязательно обнародуем официальные ответы по существу от профильных органов власти (получатели также могут пересылать их на редакционную почту — katyusha.info@mail.ru) и будем внимательно следить за последними исследованиями по безопасности проектов РЭШ/МЭШ, за противостоянием цифролоббистов с родительской и патриотической общественностью.

РИА Катюша

http://katyusha.org/view?id=12087

 

Похожие статьи:

ВидеороликиНас вычеркивают из мировой истории!

РелигияЗакон Божий может вернуться в школы спустя 100 лет

События1 июня-день защиты детей от цифровой школы. Опасность цифровизации для семьи и государства.

Cвятослав

рейтинг

0

просмотров

260

комментариев

0
закладки

Комментарии