ЩИТ И МЕЧ РОССИИ КОВАЛСЯ в СССР. БРАТЬЯ УТКИНЫ ЛЕГЕНДАРНЫЕ создатели ракетного комплекса (БЖРК)

ЩИТ И МЕЧ РОССИИ КОВАЛСЯ в СССР. БРАТЬЯ УТКИНЫ ЛЕГЕНДАРНЫЕ создатели ракетного комплекса (БЖРК)

Ничего подобного американские инженеры и военные создать так и не смогли, хотя и пытались.

ЩИТ И МЕЧ РОССИИ. БРАТЬЯ УТКИНЫ

Тридцать лет назад братья Уткины создали боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК) – «космодромы на колесах», которые свое неуловимостью и боевой мощью наводили ужас на США. Американцы сделали все возможное, чтобы их уничтожить. Однако, русские не сдались и через несколько лет на просторы нашей страны выйдет новое поколение БЖРК – ракетные комплексы «Баргузин»

 

75-летний Владимир Фёдорович Уткин поздравляет с 70летием Алексея Фёдоровича Уткина

Более тридцати лет тому назад конструкторские коллективы нашей оборонки под руководством братьев Владимира Фёдоровича и Алексея Фёдоровича Уткиных создали боевые железнодорожные ракетные комплексы БЖРК "Молодец" ( в НАТОвской классификации "Скальпель")  – "космодромы на колесах", которые свое неуловимостью и боевой мощью наводили ужас на США. Американцы сделали все возможное, чтобы их уничтожить. Однако, русские не сдались и через несколько лет на просторы нашей страны (очень хочется в это верить) выйдет новое поколение БЖРК – ракетные комплексы "Баргузин".

В истории противостояния советско-российской и американской инженерных военных школ есть одна страница, которая до сих пор вызывает чувство глубочайшего уважения к отечественным инженерам и одновременно глубочайшего потрясения и возмущения действиями наших политиков 90-х годов прошлого века. Речь идет о создании в Советском Союзе боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК) – мощнейшего оружия, равному которому до сих пор не создано ни в одной стране мира и о судьбе этого величайшего достижения отечественной инженерной и технологической мысли.

 Времена меняются, в начале 90-х годов наши потенциальные противники превратились едва ли не в приятелей, правда, тоже потенциальных. Мы взрывали шахты, резали ракеты. А американцы напряжённо думали о том, как обезглавить наш "Скальпель". Ракетные железнодорожные космодромы гонять по всей стране было признано нецелесообразным, было принято решение о переводе "Скальпелей" на дежурство в закрытых зонах.

Главные вагоны БЖРК — это те, в которых располагаются ракетный комплекс PC-22 (по западной классификации "Скальпель") и командный пункт боевого расчета. "Скальпель" весит более ста тонн и "достает" на дальность в 10 тысяч километров. Ракеты твердотопливные, трехступенчатые, с десятью полумегатонными ядерными блоками индивидуального наведения на каждой. В Костромской дивизии было несколько таких поездов, и на каждом из них по три пусковые установки: двенадцать ракет, сто двадцать ядерных боеголовок. Можно представить разрушительную мощь этих достаточно безобидных с виду эшелонов! Кроме Костромы, БЖРК дислоцировались еще в двух местах.

 

Попытки приспособить железнодорожные платформы под стартовые площадки для ракет предпринимались еще инженерами фашистской Германии. В Советском Союзе в конце 50-х годов эти работы велись в ОКБ-301 под руководством Семена Лавочкина (крылатая ракета «Буря») и ОКБ-586 под руководством Михаила Янгеля (создание специализированного поезда для базирования баллистической ракеты средней дальности Р-12).

 Однако, истинного успеха в этом направлении удалось добиться лишь братьям Уткиным – генеральному конструктору КБ «Южное» академику РАН Владимиру Федоровичу Уткину (Днепропетровск), с 1990 года руководителю ЦНИИ Машиностроения Российского Космического Агентства и генеральному конструктору КБ специального машиностроения (Ленинград) академику РАН Алексею Федоровичу Уткину. Под руководством старшего брата была создана межконтинентальная баллистическая ракета РТ-23 и ее железнодорожная версия — РТ-23УТТХ (15Ж61, «Скальпель» по классификации НАТО). Двигатель ракеты решили сделать на твердом топливе, но подобных разработок в КБ тогда не было. Несмотря на колоссальные трудности, такой двигатель был создан. Ракета с ТПК должна весить не более 150 тонн, иначе железнодорожное полотно не выдержит, а значит, нужны новые материалы; ракета не может быть длиннее обычного вагона-рефрижератора, но таких коротышек в КБ не создавали. Тогда решили убрать сопла в сами двигатели, хотя мировая практика ракетостроения не знала таких решений. С другого конца вагона высовывается головной обтекатель, без него нельзя — точности не будет, сперва сделали его надувным, но, по расчетам, он не смог бы преодолеть заслон ядерных взрывов противоракетной обороны. Тогда был сконструирован металлический складывающийся обтекатель.

Под руководством младшего брата был создан «космодром на колесах», способный нести на себе три «Скальпеля» и запускать их из любой точки Советского Союза, с которой есть железнодорожное сообщение. На полигоне под Ленинградом начались испытания узлов и агрегатов будущего ракетоносца. Вопросов стояла масса: как отвести контактные провода на электрифицированных участках, как поднять ракету в вертикальное положение за считанные секунды, как обеспечить старт через две минуты после остановки поезда? И главное — старт. Как сделать, чтобы огненный хвост ракеты не сжег, как спички, шпалы, не оплавил бы рельсы своей адской температурой? И как решить эти вопросы? Решили! Пороховой двигатель выталкивает ракету на небольшую высоту, включается двигатель маневра ракеты, и газовая струя маршевого двигателя ракеты проходит мимо вагонов, контейнера и железнодорожного полотна. Нашлось-таки главное решение, которое венчало все остальные и обеспечивало запас инженерной прочности на много лет вперед. Ведь к тому моменту никто в мире не смог создать ничего подобного.

 "Я горжусь тем, что наши коллективы решили эту фантастически сложную задачу, — позже сказал Владимир Федорович. — Мы должны были сделать этот ракетный поезд и мы сделали его!" 

Первый ракетный состав был принят на вооружение в 1987 году, последний — 12-й — сдан в 1992-м. Первая причина появления БЖРК к 70-м годам прошлого века в СССР — была сформирована понятная и полностью отражающая объективную реальность концепция применения боевых железнодорожных ракетных комплексов. Советские БЖРК были «оружием возмездия», которое должно было быть применено после нанесения вероятным противником массированного ядерного удара по территории СССР. Разветвленная железнодорожная сеть страны давала возможность спрятать ракетные поезда где угодно. Поэтому, появившись, практически, из «ниоткуда», 12 советских БЖРК, несущих на себе 36 межконтинентальных баллистических ракет (каждая из которых несла по 10 атомных разделяющихся зарядов), в ответ на ядерный удар США и их созников могли буквально стереть с лица земли любую европейскую страну, входящую в НАТО, или несколько крупных штатов США. Вторая причина появления БЖРК – это очень высокий потенциал советских военных конструкторов и инженеров, и наличие необходимых технологий для серийного изготовления подобных изделий. «Задача, которую поставило перед нами советское правительство, поражала своей грандиозностью. В отечественной и мировой практике никто никогда не сталкивался с таким количеством проблем. Мы должны были разместить межконтинентальную баллистическую ракету в железнодорожном вагоне, а ведь ракета с пусковой установкой весит более 150 тонн. Как это сделать? Ведь железнодорожный состав с таким огромным грузом должен ходить по общегосударственным путям Министерства путей сообщения. Как вообще перевозить стратегическую ракету с ядерной боеголовкой, как обеспечить абсолютную безопасность в пути, ведь нам была задана расчетная скорость состава до 120 км/ч. Выдержат ли мосты, не разрушится ли полотно, да и сам старт, как передать нагрузку на железнодорожное полотно при старте ракеты, устоит ли поезд на рельсах во время старта, как максимально быстро после остановки поезда поднять ракету в вертикальное положение?» — вспоминал позднее о мучавших его в тот момент вопросах генеральный конструктор КБ «Южное» Владимир Федорович Уткин.

 

Все эти проблемы были успешно решены и двенадцать советских ракетных поездов стали для американцев настоящей головной болью. Разветвленная железнодорожная сеть СССР (каждый поезд мог в сутки перемещаться на 1 тыс км), наличие многочисленных естественных и искусственных укрытий не позволяли с достаточной степенью уверенности определять их нахождение, в том числе с помощью спутников.

 Первый БЖРК 15П961 «Молодец» с межконтинентальной баллистической ракетой 15Ж61 (РТ-23 УТТХ, SS-24 «Sсаlреl») был принят на вооружение в Советском Союзе в 1987 году. К 1992 году в нашей стране было развёрнуто три ракетных дивизии, вооруженных БЖРК: 10-я ракетная дивизия в Костромской области, 52-я ракетная дивизия, дислоцировавшаяся в ЗАТО Звёздный (Пермский край),36-я ракетная дивизия, ЗАТО Кедровый (Красноярский край). В каждой из дивизий имелось по четыре ракетных полка (всего 12 составов БЖРК, по три пусковых установки в каждом).

 

"Молодец" с виду выглядел как обычный железнодорожный состав из нескольких рефрижераторных и пассажирских вагонов. В этот состав входили три трехвагонных пусковых модуля с МБР РТ-23УТТХ, командный модуль в составе 7 вагонов, вагон-цистерна с запасами горюче-смазочных материалов и три тепловоза ДМ-62. Поезд и пусковая установка были разработаны на базе четырехтележечного восьмиосного вагона грузоподъемностью 135 тонн силами КБСМ. Минимальный пусковой модуль включал в себя три вагона: пункт управления пусковой установкой, пусковую установку и агрегат обеспечения. Каждая из трех пусковых установок, входящих в БЖРК, могла осуществлять пуск как в составе поезда, так и автономно. При движении по железнодорожной сети страны БЖРК позволял оперативно менять дислокацию стартовой позиции до 1000 километров в сутки. При этом идентифицировать поезд именно как БЖРК можно был лишь по наличию в составе третьего локомотива, либо обратив внимание средствами наземного наблюдения на рефрижераторные вагоны с восемью колесными парами (обычный грузовой вагон имеет четыре колесных пары). Даже уменьшение массы ракеты на 1.5 тонны по сравнению с шахтным вариантом и распределение нагрузки пусковой установки по восьми осям вагона не позволило конструкторам полностью уложиться в допустимую осевую нагрузку на путь. Для решения этой проблемы в БЖРК применены специальные «разгрузочные»устройства, перераспределяющие часть веса вагона с пусковой установкой на соседние вагоны. Для обеспечения автономной работы пускового модуля, а так же устройства для закорачивания и отвода контактной сети, пусковые модули были оборудованы четырьмя дизель-генераторами мощностью 100 кВт. Автономность работы ракетного поезда составляла 28 суток.

 

Сама ракета РТ-23УТТХ имела головную часть разделяющегося типа индивидуального наведения с десятью боевыми блоками мощностью 0.43Мт и комплексом средств преодоления ПРО. Дальность стрельбы — 10100 км. Длина ракеты 23 м. Стартовый вес ракеты 104,8 т. Масса ракеты с пусковым контейнером 126 тонн. Получив приказ о запуске ракет, поезд останавливался в любой точке своего маршрута. 

Специальным устройством отводилась в сторону контактная подвеска, открывалась крыша одного из рефрижераторных вагонов, откуда в вертикальное положение поднимался пусковой контейнер с ракетой. После этого осуществлялся минометный старт ракеты. Выйдя из контейнера, ракета отклонялась в сторону от поезда с помощью порохового ускорителя и только после этого на ней запускался маршевый двигатель.

И эта технология позволяла отвести струю маршевого двигателя ракеты от пускового комплекса и тем самым обеспечить устойчивость ракетного поезда, сохранность людей и инженерных конструкций, в том числе железнодорожных. С момента получения приказа на запуск до старта ракеты проходило не более 3 минут. Моделирование показывало воякам из США, что даже одновременный удар двух сотен ракет “Минитмен” или “МХ” — а это суммарно 2 000 (!) боевых блоков — способен вывести из строя лишь 10 % “Молодцов”. Остальные же 90 % БЖРК можно было контролировать, лишь задействовав 18 дополнительных спутников разведки, что оказалось американцам не по карману. “Трёхступенчатая твердотопливная ракета РТ-23УТТХ забрасывала 10 боевых блоков мощностью 430 тысяч тонн каждая на дальность 10 100 км. И со средним отклонением от цели 150 метров. Она обладала повышенной стойкостью к воздействию ядерного взрыва и была способна самостоятельно восстанавливать информацию в своём электронном “мозгу” после него…”, — пишет ИА “Оружие России”.

 

Ничего подобного американские инженеры и военные создать так и не смогли, хотя и пытались. Опытный образец американского БЖРК до 1992 года проходил испытания на железнодорожном полигоне США и Западном ракетном полигоне (авиабаза Ванденберг, Калифорния). Он состоял из двух типовых локомотивов, двух пусковых вагонов с МБР «МХ», командного пункта, вагонов системы обеспечения и вагонов для личного состава. При этом американцам не удалось создать эффективные механизмы опускания контактной сети и отвода ракеты во время ее старта в сторону от поезда и железнодорожных путей, поэтому запуск ракет американскими БЖРК предполагался со специально оборудованных стартовых площадок, что, конечно, значительно снижал фактор скрытности и внезапности. Кроме того, в отличие от СССР, в США менее развита железнодорожная сеть, и железные дороги принадлежат частным компаниям. А это создавало множество проблем, начиная от того, что для управления локомотивами ракетных поездов пришлось бы привлекать гражданский персонал, заканчивая проблемами с созданием системы централизованного управления боевым патрулированием БЖРК и организацией их технической эксплуатации.

Так под наблюдением американцев уничтожались Баргузины -Скальпели

 Пентагон тратил на отслеживание перемещений БЖРД больше средств, чем братья Уткины  потратили на создание этих комплексов. Двенадцать спутников-разведчиков искали их по всей нашей стране и даже из космоса не могли отличать эти поезда-призраки от обычных рефрижераторов. И уже после выхода ракетных поездов на пути МПС американцы предприняли беспрецедентную акцию: под видом коммерческого груза из Владивостока в одну из стран Скандинавии транзитом ими были отправлены контейнеры, один из которых был начинен разведывательной аппаратурой для радиоперехвата, анализа радиационной обстановки и даже киносъемки через потайную мембрану в корпусе контейнера-шпиона. Но после отхода поезда из Владивостока контейнер был вскрыт нашими контрразведчиками. Задумка американцев провалилась.

Американцы пытались разработать нечто подобное нашим БЖРК, но потерпели серьёзную неудачу. И тогда они задействовали Горбачёва с договором СНВ-1, а затем — Ельцина с СНВ-2, довершившего разгром “группировки ответного удара”. В итоге, сначала, по настоянию Великобритании, с 1992 года Россия поставила свои БЖРК «на прикол» — в места постоянной дислокации, затем – в 1993 году, обязалась, согласно договора СНВ-2, в течение 10 лет уничтожить все ракеты РТ-23УТТХ. И хотя этот договор, фактически, так и не вступил в законную силу, в 2003-2005 году все российские БЖРК были сняты с боевого дежурства и утилизированы. Внешний облик двух из них сейчас можно посмотреть только в музее железнодорожной техники на Варшавском вокзале Санкт-Петербурга и в Техническом музее АвтоВАЗа. 

Кроме того, по указанию Ельцина были запрещены все работы по созданию подобных систем. Кстати, в это же время были ликвидированы – залиты бетоном – большинство пусковых шахт для мощнейших на тот момент ракет Р-36М, которые в НАТО получили обозначение SS-18 Mod.1,2,3 Satan.

 

Однако сейчас, в 2017 году, за прошедшие 12 лет потенциальная угроза нашей стране не уменьшилась, скорее наоборот. Холодная война вновь вышла на международную арену!

  США исповедуют стратегию «глобального обезоруживающего удара», согласно которому на территорию вероятного противника внезапно может быть обрушен массированный неядерный удар. «Та программа перевооружения, в первую очередь средств морского базирования, которую Соединенные Штаты проводят, позволяет им выйти в период 2015-2016 годы на общий объем возможной доставки к важным объектам Российской Федерации порядка 6,5-7 тысяч крылатых ракет, причем около 5 тысяч — с морских носителей», — подчеркнул в конце прошлого года журналистам генеральный конструктор концерна ПВО «Алмаз-Антей» Павел Созинов.

 

Удержать этот «крылатый рой» от нападения можно только в том случае, если США будут знать, что точно и гарантированно получат ответный удар. Поэтому с 2012 года в России начались работы по созданию нового поколения боевых железнодорожных ракетных комплексов. Опытно-конструкторские работы по этой теме ведет главный создатель российских МБР — Московский институт теплотехники (МИТ). В отличие от «Молодца», «Баргузин» (так будет называться новый ракетный поезд), будет вооружен не «Скальпелями», а ракетами типа «Ярс» полностью российской разработки и производства. Они вдвое легче, чем РТ-23УТТХ, хотя и содержат не 10, а 4 (по открытым источникам) разделяющихся боевых частей. Зато летят на тысячу километров дальше.Новый комплекс БЖРК, оснащённый МБР с разделяющейся головной частью, созданной на базе «Ярса», будет замаскирован под стандартный вагон-рефрижератор, длина которого составляет 24 метра при длине ракеты 22,5 метра. Боеголовка, несущая неядерное оружие, будет способна поразить любую цель на планете в течение часа после получения. Первый новый ракетный поезд должен быть сдан в опытную эксплуатацию в 2018 году.

Судя по имеющейся информации, «Баргузин» вообще – ни вагонами, ни тепловозами, ни электромагнитным излучением, не будет выделяться из общей массы грузовых поездов, тысячи которых сейчас ежедневно снуют по российским железным дорогам. Например, «Молодца» таскали три тепловоза ДМ62 (специальная модификация серийного тепловоза М62) совокупной мощностью 6 тыс л.с. А мощность одного нынешнего магистрального грузового двухсекционного тепловоза 2ТЭ25А «Витязь», который серийно выпускается «Трансмашхолдингом» составляет 6 800 л.с. А масса «Ярса» не требует дополнительного усиления ни вагонов-транспортировщиков, ни самих железнодорожных путей, по которым проходит поезд. Поэтому вскоре у нашей страны вновь появится еще один весомый «аргумент» в разговоре о мире на нашей планете. 

Это была, как говорит наш мудрый народ, присказка, а мой рассказ — впереди! 

А теперь, уважаемые читатели, я с превеликим удовольствием расскажу Вам о судьбе замечательных людей, великих патриотов России, выдающихся конструкторов ракетной техники знаменитой школы питерского Военмеха —  братьях Уткиных.

 С Вашего разрешения начну свой рассказ о Владимире Фёдоровиче Уткине

 

Главный конструктор БЖРД "Молодец" и шахтного ракетного комплекса СС -18 ("Сатана" в НАТОвской классификации), начальник-главный конструктор днепропетровского КБ "Южное" и руководитель ЦНИИ Машиностроения Росийского Космического Агентства(И ЭТО ВСЁ ОБ ОДНОМ ЧЕЛОВЕКЕ!) Владимир Фёдорович Уткин родился 17 октября 1923 года в деревне Пустобор (ныне не существует, земли Касимовского района Рязанской области)  на берегу красавицы Оки всего в 30 км от села Ижевского, где на 66 лет ранее появился на свет К. Э. Циолковский и недалече (110 км) от села Константиново — родины великого русского поэта Сергея Есенина.

Владимир Фёдорович  родился в семье рабочего Фёдора Дементьевича (1886—1940) и домохозяйки Анисьи Ефимовны (1893—1981). Русский. Детство и юность его прошли на берегах Оки в рабочем поселке Лашме, куда на чугунолитейный завод устроился рабочим отец, и в городе Касимове, где Владимир учился в средней школе № 2.

 

Отец — Уткин Федор Дементьевич (1896-1940), трудовую деятельность начал в 14 лет, работал на заводах в посёлках Клетино, Пустобор Рязанской области, в дальнейшем был плановиком-экономистом на чугунолитейном заводе в поселке Лашма. Мать — Уткина (Лашина) Анисия Ефимовна (1894-1981), всю жизнь занималась воспитанием четырёх сыновей и вела домашнее хозяйство.

Старший брат — Уткин Николай Фёдорович (1919-1989), профессор, на протяжении 19 лет работал проректором Военмеха — Балтийского государственного технического университета в нашей современной интерпретации.

Младший брат — Уткин Пётр Федорович (1925-1974), служил в Вооружённых Силах СССР, подполковник Советской Армии.

Младший брат — Уткин Алексей Фёдорович (1928-2014), главный конструктор КБ специального машиностроения, спроектировал стартовый комплекс и подвижной состав для Боевого железнодорожного ракетного комплекса.

 

Дед, Дементий Васильевич Уткин был крестьянином, в последние годы жизни занимался извозом. Построив со своими сыновьями баржу, привозил из Москвы и других городов в Касимовский район продукты питания, одежду, а с Лашманского чугунолитейного завода отвозил во многие города России чугуны, котлы и пр. Человеком он был трудолюбивым, сыновей воспитал тоже в труду и честности, поэтому дело продвигалось успешно В 30-е годы у Дементия Васильевича баржу реквизировали.

Российская глубинка, городок Касимов на берегах красавицы Оки.

Детство Владимир провёл в посёлке Лашма Касимовского района Рязанской области. В неполную среднюю школу ходил в соседнее село Курман, в которой была очень сильная группа преподавателей. Оськин Василий Фролович — сильнейший математик, которой заложил братьям крепкие математические основы. 

Владимир с ранних лет, как и все его братья и сестры, был приучен к нелегкому сельскому труду, одинаково споро управляясь с косой, топором и лопатой, увлекался авиамоделизмом, лыжами и рыбалкой (их родной дом стоял прямо на берегу Оки, у затона). 

Река Ока — чистая и быстрая, красавица и кормилица. С раннего детства братья Уткины рыбачили: хорошо освоили этот нехитрый и занимательный промысел. В то время и стерлядь в Оке была не редкостью. Зимой  по тонкому люду бегали по тонкому люду с колотушками, молотками, острогами — глушили и таскали рыбу покрупнее. Река была чистая. Реку берегли, прекрасно понимая, что чистота реки — залог того, что воду из реки и на уху можно зачерпнуть и в летний жаркий день без опасений напиться.

А берега реки — в кустарнике и густом травостое. Густая трава по оврагам и неудобьям у реки летом — добыча мальчишек и источник пропитания для домашней живности и птицы,  без которой многодетной семье не прокормиться. С детства Владимир с братьями был вовлечён в нелёгкий крестьянский труд, умел хорошо и быстро косить — рост и сила позволяли это делать весьма эффективно, что было предметом гордости для мальчишки. Поэтому уже в зрелом возрасте на даче и под Днепропетровском и в Подмосковье лодка и коса всегда были у Владимира Фёдоровича под рукой и в отличном состоянии. И умственный труд всегда в часы короткого летнего отдыха Владимир Фёдорович всегда сочетал с косьбой, физическим сельским трудом и любимой с детства рыбалкой, в которой был весьма силён и удачлив.

Владимир среди преподавателей и одноклассников Лошмановской школы

В старших классах Владимир занимался в средней школе № 2 в городе Касимов, который находился в восемнадцати километрах от Лашмы. Владимир ходил зимой и летом домой по выходным из Касимова пешком до Лашмы  эти 18 километров! Теперь эта школа носит имя В.Ф. Уткина. Владимир в школе занимался авиамоделизмом. Мечтал учиться и стать конструктором авиатехники, в то время эта профессия считалась самой престижной среди технически одарённой молодёжи.

Во время школьной поры братья помогали родителям во всём, сельский труд разнообразен и трудоёмок. Для чугунолитейного завода на котором работал отец требовалось большое количество колосниковых плетёных лозовых корзин. Завод платил по 3 рубля за корзину. Братья собрались, старший Николай спланировал плести по 10 корзин в день, распланировали заготовку, нарезку, очистку прутьев. З0 рублей в день было серьёзным подспорьем для семейного бюджета.Николай и Владимир делали основу корзин, плели боковинки, на долю младших — Петра и Алексея приходилось заделывание донной части. Так ребята получили свои первые уроки планирования своих работ и свои первые заработанные деньги. Владимир был освобождён от платы за учёбу в 10 классе за свой ударный труд в колхозе и по изготовлению корзин для завода. Тогда в старших классах учёба была платная... 

В 1940 году скоропостижно скончался глава семейства — Фёдор Дементьевич. Главой семейства стал старший брат Николай, который всегда пользовался в семье заслуженным авторитетом и был для матери и младших братьев настоящим добрым гением и палочкой-выручалочкой, который по жизни появлялся всегда со своей помощью и своим мудрым, дельным советом. Николай после школы поступил на учёбу в МВТУ, затем работал в Ленинграде преподавателем в  знаменитой высшей технической школе советской оборонки — Военмехе.

 Выпускной вечер был в школе, в 4 утра выпускники пошли гулять на баржу, которая стояла в зарослях цветущей черёмухи. Над головами пролетали в сторону Москвы тяжёлые самолёты...

А утром выпускники узнали, что началась Война...

В конце июня Владимир заболел малярией. Когда пришла повестка из Касимовского военкомата Владимир лежал в лихорадке. В военкомате спросили: «Кто болен-выйти из строя!»

Никто не вышел… Когда приехали в Ульяновск, малярию как рукой сняло. Видимо, повлияла смена климата. Вот такое удивительное явление и резервы молодого организма! Большой патриотический настрой был присущ тому поколению.

В августе Владимир принял присягу и был направлен в училище связи, затем в 21-й отдельный полк связи. Вчерашний школьник стал военным телеграфистом, сержантом 49-й отдельной роты связи 278-й Сталинской Краснознаменной сибирской ордена Суворова II степени истребительной авиационной дивизии Резерва Ставки Верховного Главнокомандовани и прошёл боевой путь от Волхова до Берлина, в должностях механика телеграфа, телеграфиста 23-й, затем -к концу войны старшина В.Ф. Уткин служил в должности начальника телеграфа этой же роты.

Первую свою медаль получил за разведку боем. Рассказывал дочери, что от войны осталось в памяти стойкое ощущение жестокого холода, поскольку много времени приходилось проводить в открытом пространстве, в поле и в промёрзших окопах, довелось много копать траншей в родной промёрзшей земле...

Фронтовые будни связиста В. Уткина

Он воевал: на Волховском фронте (до декабря 1942 года);

Северо-Кавказском фронте (с января по июль 1943 года);

Южном и 4-м Украинском фронтах (с июля 1943 года по май 1944 года);

3-м Белорусском фронте  (с мая по октябрь 1944 года);

1-м Белорусском (с октября 1944 года).

В 1945 году В.Ф. Уткин стал членом ВКП(б).

 За мужество и отвагу, проявленные на фронтах Великой Отечественной войны, старший сержант Уткин был награждён двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, медалями.

1946 год Ленинград. Демобилизованный старшина Владимир с младшим братом — ефрейтором срочной службы Пётром Уткиным.

В 1946 году Владимир Фёдорович Уткин был демобилизован.

"Пройдя это тяжелейшее испытание, мы — люди, страна наша, граждане наши — вышли, залечивая раны, с мыслью о том, что никогда не должно быть ничего подобного пережитому.

И настал момент, который называется в истории холодная война. Он заставил нашу страну заниматься оружием более страшным, чем всё то, что мы видели в Отечественной войне.

Народ наш боялся повторения войны: уж слишком всё это дорого стоило». 

В этой фразе воспоминаний Владимира Фёдоровича Владимира, написанной уже в его зрелые годы Фёдоровича собралось всё: трудности войны, и судьбы друзей, и его собственная послевоенная судьба.

Возвратившись в родной посёлок Лашма Касимовского района Рязанской области он устроился на работу старшим комендантом в Лашманское ремесленное училище № 5. В 1946 году он поступил на Факультет реактивного вооружения Ленинградского военно-механического института..

Студенты -отличники ленинградского Военмеха В.Уткин и В.Жук

В свободное от учёбы время Владимир Фёдорович с братом Алексеем Фёдоровичем (в то время, также — студентом Военмеха) подрабатывал разгрузкой вагонов и на Ленинградском заводе грампластинок.

 В институте фронтовик Владимир Уткин выделялся среди студентов отличными оценками, творческим, вдумчивым и ответственным отношении к учебному процессу. Совмещая учебу с конструкторской и, как теперь бы мы сказали, менеджерской, работой — получать для института заказы от промышленности, — он приобрел не только богатые знания, но и важный инженерный опыт.

Студенты ленинградского Военмеха Алексей и Владимир Уткины (третий и четвёртый слева). Фотография 1948 года.

Практику и преддипломную работу В.Ф. Уткин проходил в 4-м Научно-исследовательском институте Академии артиллерийских наук Министерства Вооружённых сил СССР (ныне — 4-й Центральный Научно-исследовательский институт Министерства обороны Российской Федерации, в городе Калининград (в настоящее время город Королёв Московской области, микрорайон Юбилейный) который уже тогда стал неофициальной столицей отечественной ракетной техники, куда и был распределен на работу, получив в 1952 г. диплом инженера-механика. Он был на хорошем счету в 4-м ЦНИИ, но поставленные здесь перед ним задачи, явно вспомогательная роль, которая была уготована ему как гражданскому специалисту в военном коллективе, плюс тот факт, что молодой семье хронически не хватало средств для оплаты съёмного жилья, которое в Подмосковье было недёшево,  стимулировали Владимира Уткина на принятие решения о переводе в только что создавшееся СКБ-586 в Днепропетровске, где он с головой ушел в организацию серийного производства Р-2, лучшей ракеты того времени, разработанной в ОКБ-1 С. П. Королева. Главный конструктор СКБ В. С. Будник быстро заметил инженерную хватку молодого специалиста, его организаторские способности, сразу же завоеванный в коллективе авторитет и стал поручать ему самостоятельную ответственную работу.

Эти годы, пожалуй, были самыми напряженными в его жизни (месяцами приходилось работать по 14-15 часов в сутки), но именно они закалили его и предопределили успех всей последующей деятельности. Ведь тогда в стране специально не готовили организаторов и руководителей, а вузовской инженерной подготовки для этого было недостаточно. Поэтому для становления молодых руководителей (конечно, при наличии необходимых технических знаний и творческого таланта) часто решающим становился опыт работы с людьми в том числе и по партийной, комсомольской линии, которая в научных и конструкторских коллективах не столько носила идеологический аппаратный характер, сколько была направлена на оптимизацию и повышение уровня производственных отношений.

Семейство Уткиных — братья (слева-направо) Алексей, Пётр, Владимир и старший Николай с жёнами, детьми-первенцами и мама Анисья Ефимовна.

В.П. и В.Ф. Уткины — свадебная фотография 1949 год

 

 Владимир рос быстро, начав работать рядовым инженером-конструктором, старшим инженером, затем возглавлял различные научно-исследовательские и проектно-конструкторские подразделения в качестве начальника группы, начальника сектора. Отличался прекрасными конструкторскими  данными, прекрасной теоретической подготовкой, высокой самоотдачей, обладал высоким уровнем организаторских способностей, сказался положительно фронтовой опыт. В 1954 г. на базе СКБ организовалось опытное конструкторское бюро во главе с Михаилом Кузьмичём Янгелем, в котором Уткин, как уже опытный специалист, сразу же стал играть существенную роль. В 1961 г. в возрасте 37 лет Уткин стал заместителем Янгеля, а в 1967 — первым заместителем главного конструктора. В это время М. К. Янгель уже много и тяжело болел, и ответственность за работу коллектива постепенно все больше ложилась на плечи первого зама.

 Главный конструктор СКБ-586 М.К.Янгель

 

1955 год с дочкой Наташей на первомайской демонстрации

 

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР в августе 1969 года Уткину Владимиру Фёдоровичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

В.Ф. Уткин участвовал в подготовке к полётам первых пилотируемых космических кораблей-спутников "Восток", в том числе к полёту первого в Мире космонавта Юрия Алексеевича Гагарина.

 

Организованное для создания ракетного оружия СКБ-586 вслед за Р-12 создало ракету Р-14 с вдвое большей дальностью, до 4000 км, после чего перед ним встала гораздо более сложная задача — приступить к созданию на тех же принципах межконтинентальной ракеты Р-16. Она, по замыслам заказчика, при равных технических характеристиках по удобству эксплуатации должна была превосходить Р-9, новую кислородно-керосиновую ракету ОКБ-1. Казалось бы при таких задачах молодому коллективу можно было больше ни о чем другом и не думать, но время уже звало в космос...

Когда стало очевидно, что малые спутники для решения многих научных и оборонных задач будут иметь преимущества перед крупными и запускать их с помощью Р-7 будет расточительно, проектно-конструкторские разработки по ним были переданы из ОКБ-1 в ОКБ-586, перед которым вновь была поставлена задача разработать легкую и максимально дешевую ракету-носитель. Что было успешно решено в марте 1962 г. созданием ракеты-носителя (РН) «Космос» с Р-12У в качестве первой ступени и новой второй ступенью. Проектирование носителя и простейшего «спутника» (ДС-1) велось под руководством В. М. Ковтуненко. Подразделения же, руководимые Уткиным, разрабатывали ее конструкцию, обращая особое внимание на надежность и безопасность работы с ней. Это направление надолго стало основным для творчества Владимира Федоровича, поскольку на него персонально была возложена задача обеспечить хранение в течение пяти и более лет стратегических ракет готовыми к пуску, а значит заправленными крайне агрессивными ко всем материалам жидкими компонентами топлива. США тоже пытались решить эту проблему на МБР «Титан-М», но после случившейся катастрофы признали это нереальным и для всех стратегических ракет полностью перешли на твердые топлива. У нас же проблему удалось решить, подключив к работе множество академических и ведомственных НИИ и КБ металлургического, физико-химического, химического и других направлений. Исследования касались физики течения газов и жидкостей в микрокапиллярах, межкристаллической и внутрикристаллической коррозии, влияния состава и качества материалов на их проницаемость. Были разработаны методы экспериментальных исследований и расчетов, определены нормы герметичности для различных материалов и компонентов топлив, требования к металлургическим полуфабрикатам и технологии производства, испытаниям и контролю топливных баков, трубопроводов, клапанов и другой гидравлической арматуры, а также внутрибаковых измерительных средств. В это время Владимира Федоровича практически нельзя было застать в кабинете, Он всегда находился там, где необходимо принимать очередное решение, определявшее дальнейший ход работ: в лабораториях, цехах, на испытательных площадках, днем и ночью, в будни и праздники. Было непонятно, когда он отдыхает: и в гостинице, и в поезде, и в самолете всегда был окружен сотрудниками, кого-то выслушивал, кому-то давал указания и советы, кого-то убеждал. И рассмотренная проблема, как и многие другие, не менее сложные, оказывалась решенной во вполне реальные сроки...

Редкие минуты отдыха. Днепропетровск. Рыбалка, 70-е годы

Особой заботой генерального были отношения с заказчиками, от которых зависело, какие из перспективных проектов ОКБ, подкрепленных исследованиями ЦНИИмаш, получат право на осуществление. «Право на жизнь» они получали после летных испытаний, руководство которыми составило важнейшую сторону многогранной деятельности генерального конструктора ракетно-космических комплексов, превосходящую по степени ответственности, напряжения всех духовных и физических сил все остальные, вместе взятые. Испытательные пуски подводят итоги многолетнему, упорному, целенаправленному труду многих десятков тысяч специалистов не только головного ОКБ и предприятия-изготовителя (обычно — производственного объединения «Южный машиностроительный завод»), но и огромной кооперации по всей стране. Следующим шагом днепропетровцев в космос было создание ракеты-носителя на базе ракеты Р-14, в открытых публикациях называвшейся «Интеркосмос». Эта ракета-носитель получилась удачной и, начиная с 1964 г., успешно вывела на орбиты многие днепропетровские и красноярские спутники с массой до 1 т.

 

В начале 60-х гг. С. П. Королев приступил к созданию новой грандиозной ракетно-космической системы на основе сверхтяжелой ракеты-носителя Н-1 ("Земля и Вселенная", 1993, № 4, с. 62, № 5, с. 77), чьей первой задачей должно было стать осуществление лунной экспедиции. По его расчетам эта программа должна была стать делом всей отрасли. Он надеялся, что М. К. Янгель возьмет на свой коллектив разработку всех ракетных блоков орбитальной части системы (предварительно они об этом договорились). Но в последний момент, ссылаясь на перегруженность оборонными заказами, М. К. Янгель взялся только за разработку ракетной части лунного корабля ЛК, и, нужно отдать им должное, днепропетровцы прекрасно справились с этой задачей. И хотя непосредственно за разработку конструкции ракетного блока «Е» отвечал Б. И. Губанов, а его двигателей — И. И. Иванов, первому заместителю главного конструктора В. Ф. Уткину тоже пришлось заниматься созданием этого уникального объекта, который в 1970—71 гг. прошел успешные летные испытания на околоземной орбите в составе экспериментального корабля Т-2К.

Академик В.П. Глушко вручает Владимиру Фёдоровичу памятную медаль ГДЛ-ОКБ 11.09.1981 г.

Королев рассчитывал на широкое участие днепропетровцев в лунной программе, что наверное способствовало бы ее более успешному осуществлению. Но по настоянию основного разработчика мощных ЖРД академика В. П. Глушко, в тот период столкнувшегося с серьезными трудностями в создании кислородных двигателей, но преуспевавшего в создании азотнотетроксидных (категорическим противником применения которых на тяжелых носителях был С. П. Королев), М. К. Янгель решился на разработку проекта своего тяжелого носителя Р-56, альтернативного, как и челомеевский УР-700, проекту Н-1. К сожалению, кроме далекого от государственных интересов распыления сил из этого соперничества ничего не вышло.

25 октября 1971 года ушёл из жизни учёный и выдающийся конструктор ракетной техники — М.К.Янгель. После кончины Главного, вопрос о том кому возглавить предприятие был решен почти автоматически. Уткин не затеял никакой фундаментальной перестройки, наоборот постарался поддержать налаженную работу коллектива и всей огромной кооперации смежников, упрочить сложившиеся традиции.

С 29.10.1971 года Владимира Фёдоровича назначили Главным конструктором и Начальником, а 14 ноября 1979 года Владимир Фёдорович был назначен на должность Генерального конструктора и Начальника Конструкторского бюро "Южное" (которое с 1991 года носит имя М.К. Янгеля).

Нового успеха ОКБ «Южное» достигло, вернувшись к своим основным принципам разработки ракет-носителей на основе боевых ракет. Это позволяло создавать носители с минимальными затратами средств и времени. Удешевление достигалось использованием в составе носителя ступеней боевых ракет после снятия их с дежурства или хранения по истечении гарантийных сроков с соответствующим ремонтом или переработкой. В 1972 г. под двухступенчатый носитель была приспособлена, за счет сравнительно небольших доработок, двухступенчатая МБР СС-9, способная выводить на опорную орбиту груз до 3 т. Вместе с совершенствованием этой машины, превратившим ее в выдающееся достижение инженерной мысли — тяжелую МБР СС-18, шло совершенствование и основанной на ее ракетных блоках ракеты-носителя, названной «Циклон».

 

При стартовой массе в 188 т РН «Циклон», принятая в эксплуатацию в 1980 г., стала способна выводить на опорную орбиту 4 т полезного груза. Но не в этом были ее качественные преимущества по сравнению со всеми ранее созданными. В ракетно-космическом комплексе «Циклон», стартовые позиции которого были сооружены на космодроме Плесецк, безопасность подготовки ракеты к старту, которую всегда старался проводить В. Ф. Уткин, доведена до предела. По степени механизации и автоматизации всех работ, при полной «безлюдности» стартового комплекса «Циклон» не имел аналогов во всей мировой ракетно-космической технике. После сборки прямо на железнодорожном транспортно-установочном агрегате в горизонтальном положении ракетно-космической системы, включающей ракетные блоки трех ступеней, космический аппарат и защищающий его и третью ступень головной обтекатель, ее доставляют на старт, где все дальнейшие технологические операции производятся в автоматическом режиме: установка в вертикальное положение и стыковка всех электро-, пневмо— и гидрокоммуникаций ракеты со стационарными коммуникациями стартового сооружения, ее прицеливание, заправка компонентами топлива и пуск. Управление работами и контроль за их выполнением ведутся автоматизированной системой управления с цифровым вычислительным устройством по специальной циклограмме в координатах единого времени. Это обеспечивает пуски «Циклона» в точно заданный момент в любое время года и суток при любых метеорологических условиях при скорости ветра у Земли до 20 м/с. Высокоточная система управления ракеты и многорежимная двигательная установка ее третьей ступени позволяют точно выводить полезный груз до 4 т на разнообразные круговые и эллиптические орбиты с высотами перигея от 200 до 3000 км и апогея от 200 до 8000 км. Все эти качества позволили выйти отечественной космонавтике на новый этап: перейти от единичных, хотя и частых запусков космических аппаратов к постоянно действующим орбитальным группировкам оборонного и народнохозяйственного назначения. 

В.Ф. Уткин на заседании Госкомиссии с генералами Ю.А. Яшиным и А.С. Матрениным

Следующий шаг в развитии отечественных транспортных космических систем стала разработка их унифицированного ряда по единому плану с участием основных ракетостроительных фирм. Первой в этом ряду стала новая двухступенчатая ракета-носитель конструкции В. Ф. Уткина «Зенит-2». Выводя на опорную орбиту до 13,8 т при стартовой массе 459 т, она относится к среднему классу. После неудачи с созданием Н-1, «Зенит» — первый отечественный носитель, разработанный специально как транспортная космическая система для выведения на орбиту автоматических и пилотируемых космических аппаратов различных типов и назначений. Он разработан на основе универсального ракетного блока первой ступени «Зенит-1», совместно проектировавшегося специалистами НПО «Южное» и НПО «Энергия». Для этого был создан самый мощный в мире кислородно-керосиновый ЖРД РД-170 тягой 740-806 т. При диаметре 3,9 м и длине 33 м блок имеет стартовую массу 353 т. Стартовая масса второй ступени РН «Зенит-2» составляет 90 т при длине 11 м и том же диаметре.

 

В качестве разработчика и руководителя научно-исследовательских работ Уткин непосредственно принимал участие в создании современных ракет-носителей и космических летательных аппаратов. Под его руководством разработаны и сданы на вооружение четыре стратегических ракетных комплекса, обеспечивших паритет отечественных ракетно-ядерных сил с соответствующими силами США, создано несколько ракет-носителей. Последние разработки — высокоэффективная, экологически чистая ракета-носитель «Зенит», способная выводить на околоземную орбиту 12 тонн полезного груза, твёрдотопливная ракета РТ-23 (по натовской классификации SS-24), которой оснащались Боевые железнодорожные ракетные комплексы "Молодец", и высокоэффективная стратегическая ракета Р-36М (по натовской классификации SS-18 "Сатана"), не имеющая аналогов в США. В области космических аппаратов были введены в строй различные спутники оборонного и научного назначения. Всего на разнообразные орбиты было выведено более трёхсот аппаратов семейства «Космос», которые составляют значительную часть от общего количества спутников этой серии.

 

 Стратегия конструктора-учёного В.Ф.Уткина — нахождение альтернативных оптимальных научно-технических решений при минимальных затратах.

Особое место в мировой оборонной технике занимает созданный в КБ «Южное» ракетный комплекс – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) на жидком топливе. Дальность стрельбы, в зависимости от массы головной части, может достигать 16 тыс. км. Она обладает повышенной живучестью в условиях ядерного взрыва и имеет технические возможности преодоления ПРО США. Масса ее полезной нагрузки вдвое больше, чем у американской «МХ». Чтобы чудовищная мощь двигателей этой ракеты не повредила шахтной пусковой установки, был применен минометный старт. По оценкам американских экспертов, это лучшее в мире ракетное оружие.

Командование НАТО, находясь под сильным впечатлением от возможностей советской МБР 18М, присвоило ей свой индекс – Satan, то есть «Сатана». Шок, вызванный появлением этой ракеты, вынудил руководство Соединенных Штатов Америки пойти на переговоры об ограничении стратегических вооружений. Да и сам Владимир Федорович говорил: «Мы сделали «Сатану» для того, чтобы подобное оружие никогда не применялось».[3]

В.Ф.Уткин — деятельный участник работ в области международного сотрудничества по исследованию и освоению космического пространства. Знаменательным событием стало осуществление обширной программы «Интеркосмос», являвшейся значительным вкладом в дело совместного исследования околоземного пространства учёными различных стран. В содружестве с французскими учёными был осуществлён проект «Аркад» с помощью спутника «Орёл».

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа 1976 года Уткин Владимир Фёдорович награждён орденом Ленина и второй золотой медалью «Серп и Молот».

В 1976 году был избран действительным членом (академиком) АН Украинской ССР, в 1984 году — академиком АН СССР.

Руководители Днепрпетровского ракетно-космического центра           директор ЮМЗ  А.М. Макаров и Генеральный конструктор КБ "Южное" В.Ф. Уткин

С 1986 года он являлся генеральным директором и генеральным конструктором НПО «Южное». Уткин принимал самое деятельное участие в работах по использованию оборонных научно-технических разработок в интересах науки и народного хозяйства: в создании ракеты-носителя «Циклон» на базе СС-9, спутника «Космос-1500», использованного для вывода каравана судов из льдов Восточно-Сибирского моря.

Следующий шаг в развитии отечественных транспортных космических систем стала разработка их унифицированного ряда по единому плану с участием основных ракетостроительных фирм. Первой в этом ряду стала новая двухступенчатая ракета-носитель конструкции В. Ф. Уткина «Зенит-2». Выводя на опорную орбиту до 13,8 т при стартовой массе 459 т, она относится к среднему классу. После неудачи с созданием Н-1, «Зенит» — первый отечественный носитель, разработанный специально как транспортная космическая система для выведения на орбиту автоматических и пилотируемых космических аппаратов различных типов и назначений. Он разработан на основе универсального ракетного блока первой ступени «Зенит-1», совместно проектировавшегося специалистами НПО «Южное» и НПО «Энергия». Для этого был создан самый мощный в мире кислородно-керосиновый ЖРД РД-170 тягой 740-806 т. При диаметре 3,9 м и длине 33 м блок имеет стартовую массу 353 т. 

Генеральный конструктор В.Ф. Уткин у макета ракеты-носителя Зенит

Стартовая масса второй ступени РН «Зенит-2» составляет 90 т при длине 11 м и том же диаметре.Создание РН «Зенит», ставшей самой совершенной ракетой в своем классе, имеет важнейшее значение не только само по себе, но и как ступень к созданию сверхтяжелой ракеты-носителя «Энергия». Универсальный блок «Зенит-1», прошедший полный цикл разработки, наземных и летных испытаний в составе РН «Зенит-2» с 1985 г., затем в количестве четырех боковых блоков использовался в качестве первой ступени РН «Энергия». Причем, в стартовых комплексах «Зенита» и «Энергии» использованы те же принципы полной механизации и автоматизации, которые впервые применялись в «Циклоне». 

Академик Владимир Уткин справа и его первый заместитель по КБ "Южное" Б.И. Губанов.
 

Преемственность работ днепропетровского и калининградского коллективов сказалась в переводе заместителя Уткина Б. И. Губанова в НПО «Энергия». Губанов стал главным конструктором этой мощнейшей ракеты, совершившей успешные полеты в 1988 и 1989 годах.

Сам же Владимир Федорович, размах деятельности которого давно вышел за рамки одного, пусть самого крупного и передового, НПО, в 1990 году переезжает в Москву и руководит головным научным институтом Российского космического агентства — ЦНИИмашиностроения, представляющим собой комплекс научных центров, развивающих практически все теоретические и экспериментальные направления ракетно-космической науки, включая управление космическими полетами и разработку федеральной космической программы России.

В 1990-2000 годах В.Ф. Уткин — директор Центрального научно-исследовательского института машиностроения Российского космического агентства.

В ЦУПе с маршалом РВСН И. Сергеевым 

Патриархи отечественного ракетостроения С.А. Афанасьев, В.Ф. Уткин, Б.Е.Черток

Он принимал деятельное участие в перестройке управления ракетно-космической отрасли страны в новых экономических условиях, внёс существенный вклад в разработку Программ научно-прикладных исследований и экспериментов на борту орбитальных пилотируемых станций «Мир» и МКС и Федеральной космической программы России. Под его руководством в институте велись научные исследования по различным разделам Федеральной программы, проводились научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы с целью создания опытных аппаратов специального назначения. В рамках достигнутых договорённостей с США обеспечивалось научно-техническое «сопровождение» ключевых проблем, связанных с международной космической станцией (МКС).

Став в 1990 году руководителем ЦНИИ машиностроения в подмосковном Королёве, Владимир Федорович внес большой вклад в дальнейшее снижение ракетно-ядерного противостояния, в выработку международных соглашений по реализации мирных космических проектов. Заслуги и опыт конструктора, ученого и мыслителя В.Ф. Уткина, его авторитет в международных научных и правительственных кругах — во многом определяли его участие в различных комиссиях, комитетах и форумах по развитию ракетно-космической техники. К этому времени он был уже широко известен в ракетно-космической отрасли. Владимир Федорович возглавил головной НИИ ракетно-космической промышленности в трудное время распада СССР. Однако его работа на новом месте была успешной, чему способствовали давние контакты КБ «Южное» и ЦНИИмаша в ходе работ по созданию стратегических ракетных комплексов нового поколения, обеспечивших паритет отечественных ядерных сил, а также нескольких типов космических ракет-носителей и аппаратов.

Вспоминает заместитель генерального директора ЦНИИмаша по науке, академик Николай Аполлонович Анфимов: «Во всех этих работах Владимир Федорович и сотрудники КБ «Южное» тесно сотрудничали с ЦНИИмашем: и в процессе проектного поиска, при определении путей удовлетворения повышенных тактико-технических характеристик, закладываемых в техническое задание заказчика, и в ходе проектных расчетов, и при экспериментальной отработке и испытаниях создаваемых комплексов. Особо тесные связи с «южанами» были у аэродинамиков, прочнистов, динамиков и тепловиков института. Все разработки КБ проверялись в процессе расчетов и экспериментов в ЦНИИмаше».

В кабинете ЦНИИ МАшиностроения

Будучи директором ЦНИИмаша, В.Ф. Уткин многое сделал для сохранения целостности головного НИИ отрасли в новых экономических условиях, внес существенный вклад в разработку Программ научно-прикладных исследований и экспериментов на борту орбитальных пилотируемых станций «Мир» и МКС, стал президентом Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского. Несмотря на все сложности «эпохи перемен», именно в период директорства Уткина в ЦНИИмаше произошли серьезные подвижки на некоторых направлениях работы.

Убежденный в том, что институту наряду с научно-исследовательскими работами надо взять на себя и головную роль по тем или иным опытно-конструкторским разработкам, Владимир Федорович развернул в институте научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы в обеспечении создания экспериментальных летательных аппаратов специального назначения на основе критических технологий и ключевых элементов нового поколения. В итоге ЦНИИмаш выиграл конкурс у одного из наиболее авторитетных в этой области техники ОКБ и получил соответствующий государственный заказ, давший работу целому ряду подразделений института и смежных организаций.

В истории ХХ века имя В.Ф. Уткина стоит в одном ряду с именами великих конструкторов ракетно-космической техники С.П. Королева, М.К. Янгеля, В.П. Глушко, В.Н. Челомея, В.П. Макеева.

В советские времена генеральный секретарь Л.И. Брежнев, прекрасно знавший состояние дел в ракетно – космической области, знал также хорошо ее кадры и их возможности. Не всегда Брежнев вел вежливые беседы с ведущими специалистами, применял и нажим, да еще какой, если этого требовала обстановка. Крайне озабоченный отставанием от США в области производства и качества боевых ракетных комплексов, Брежнев вызвал на беседу В. Уткина. С первых же слов разговор, по воспоминаниям Уткина принял жесткий характер. После нескольких вступительных фраз, Брежнев, по словам Уткина, недобрым тоном заявил буквально следующее: «Если ты не ликвидируешь наше отставание от США в области проектирования и производства более мощных и надежных ракет, чем у них, то тебя поставим к стенке». Не дав Уткину сказать ни одного слова, отправил его «… думать и делать дело». До самого последнего своего часа Уткин оставался в уверенности, что Брежнев так бы и сделал. Но Уткин эту проблему решил. Вряд ли бы Брежнев решился выполнить свою угрозу, которая носила, скорее всего, психологический характер.

Стартует грозная "Сатана" -ракетный шедевр Владимира Фёдоровича Уткина

США всегда высоко ценили труд и технический гений генеральных конструкторов КБ «Южное «Правда, их высокая оценка была грубой и выражена была так: «Это осиное гнездо должно быть уничтожено в первые минуты нападения на Советы». Это была цель для уничтожения, стоящая в списке в первом десятке важнейших целей в СССР. Вспомните, как раньше берегли секреты ракетной техники КБ «Южное» и «Южмаша»: ни один футбольный матч с участием иностранной команды в Днепропетровске не проводился. На сто термоядерных стрел, направленных в сердце СССР американцами, Уткин ответил гораздо большим числом ракетных стрел, в том числе стрелами своей знаменитой «Сатаны» («Воеводы»), чем сразу и охладил воинственный пыл США. Они силу уважали всегда и везде. Причем, ракетные стрелы Уткина были не по зубам американской хваленой противоракетной обороне. Нападение советских ракет класса «Воевода» США не могли отразить техническими средствами тогда и, есть основания полагать, что это не возможно и сегодня. Уже тогда руководители СССР утверждали, что у Союза есть адекватные способы ответа, и они реально были, и это не было, как любили утверждать некоторые специалисты «красной пропагандой».

А ракета Уткина рождалась трудно, нужны были абсолютно новые сплавы, ранее не применяющиеся нигде, да и дело было не только в сплавах. Уткин достаточно быстро выходит на проведение летно – конструкторских испытания новой ракеты. Первый пуск «Воеводы» (по советской классификации) и … — взрыв ракеты на стартово – пусковом столе. Брежнев даже своей знаменитой бровью не повел, понимающим был ракетным специалистом Генсек. Второй пуск и вновь неудача, Брежнев молча терпит и эту ракетную неудачу, не вмешиваясь и не понукая Уткина. А третий и все последующие пуски пошли с блеском. Были, разумеется, и отдельные недостатки, не без этого, но это была, в основном, «мелочевка». Вот тогда – то грозный « русский «Воевода» обернулся в такую страшную для американцев «SATAN».

Бесконечная головная боль у США от ракет Уткина долго не проходила. Одни лишь боевые железнодорожные ракетные комплексы, спроектированные Уткиным, могут вселить в любого из потенциальных противников чувство полной незащищенности от неотвратимого удара возмездия. Представьте себе обыкновенный пассажирский состав. Один к одному такой же состав, но перевозящий вместо пассажиров ракеты с обслуживающими их военными специалистами. Попробуй-ка, различи ракетный состав среди десятков тысяч подобных составов, передвигающихся по стране.

Пуск ракеты БРЖД "Молодец"

Президент США Джеральд Форд, встречаясь во Владивостоке с Л. Брежневым, сразу сделал предложение – просьбу: «Прошу вас снять с дежурства хотя бы одну ракету «Сатану», что сразу же резко повысит мой рейтинг, как человека, умеющего договариваться с русскими». И далее добавил: «В этом случае у меня появится возможность положительно решать вопросы, в которых заинтересованы вы». Заманчивое предложение, сулящее Брежневу большие политические выгоды. Брежнев не торопится показать гостю, кто в доме хозяин и вслух произносит, что он должен обдумать предложение. А сам советуется с Уткиным, как только у него в разговоре с Фордом появилась пауза. Ответ Уткина обоснован на знании технической стороны дела, да и он государственником был всегда — фронт научил. Нельзя американцам уступать на этот раз, ни одна ракета с боевого дежурства не должна быть снята. И Брежнев, при возобновлении переговоров с Фордом нашел возможность вежливо, но твердо ответить «Нет». А есть ведь и другой пример, когда другой Генсек отвечал положительно на просьбу американцев. Речь идет, как Вы все понимаете, о Горбачеве. Не зная всех тонкостей переговоров, можно смело утверждать, что тогда США одержали важнейшую военно – дипломатическую победу, уничтожив нашими руками за американские деньги уникальные по своим боевым возможностям уткинские ракеты. К слову говоря, одна ракетная шахтно – пусковая установка по стоимости приближается к стоимости двух аэродромов для стратегических бомбардировщиков. Такого количества денег, эквивалентного уничтоженным шахтам, прижимистые американцы естественно не дали за уничтоженные ракетные шахтно-пусковые установки.

Первый президент СССР М.Горбачёв ездил на "Байконур", бывал на ЮМЗ и в КБ"Южное", неоднократно общался с нашими ведущими специалистами оборонного комплекса и генералитетом, но тем не менее, поддавшись искушению получить весьма сомнительную всемирную славу миротворца, проявив преступную доверчивость, получив устные гарантии наших западных "партнёров" о нерасширении НАТО на Восток и внеблоковом статусе объединённой Германии, "подмахнул" СНВ-1, хуже того обеспечил выполнение расширенных односторонних обязательств, нанеся колоссальный ущерб обороноспособности нашей страны, обесценив результаты напряжённого труда целых поколений нашего оборонного комплекса, всего советского народа.

Первый президент России Борис Ельцин в свою очередь подмахнув СНВ-2, внёс свою лепту в дальнейший развал обороноспособности страны и в своё время договорился до того, что заявил о снятии с боевых ракет головных частей, вместо того, чтобы заявить об изменении полетного задания, что ракеты больше не будут нацелены на Америку.

Вот такие специалисты были в ранге Главнокомандующих Воруженными силами позднего СССР и России, которые не считали возможным консультироваться со своими главными конструкторами и принимать во внимание их мнение и мнение наших военноначальников.

Под руководством В. Ф. Уткина выросла большая плеяда талантливых инженеров и конструкторов, руководителей предприятий и организаций. Он всегда опирался на их творческий потенциал и незаурядные организаторские способности. Это была команда, способная создать самые сложные и невероятные проекты. Она сейчас успешно трудится в академических институтах, КБ, НИИ и на предприятиях космической отрасли России.

Создавая самое грозное и разрушительное современное оружие, В. Ф. Уткин, с другой стороны, чувствовал огромную ответственность перед миром и соотечественниками. Его философия конструктора и гражданина была полностью подчинена долгу и нравственному выбору ученого. И, может быть, поэтому и не произошло ракетно-ядерной катастрофы, а государства сели за стол переговоров о сокращении грозного оружия, что были такие ученые-патриоты, как Владимир Федорович Уткин.

Сердце Владимира Фёдоровича Уткина перестало биться 15 февраля 2000 года. Похоронен дважды Герой Социалистического Труда Владимир Фёдорович Уткин на Троекуровском кладбище столицы.

В 2003 году на фасаде главного корпуса ЦНИИмаша была открыта мемориальная доска  памяти великого ракетчика. Создан оргкомитет, ежегодно присуждающий золотые и серебряные медали имени академика Уткина.

В.Ф.Уткин сделал для страны так много, что иному не хватило бы и несколько жизней. О нем, дважды Герое Социалистического труда, академике и лауреате многочисленных премий молодые люди в России, а тем более в  майданной Украине знают крайне мало или не знают вообще ничего, не считая ребят из городка Касимова, что на Рязанщине — на родной земле великого К.Э.Циолковского, великого русского поэта Сергея Есенина и выдающихся конструкторов ракетной техники нашего Отечества, патриотов земли Русской братьев Уткиных...

Цветы В.Ф. Уткину у стеллы мемориального музея боатьев Уткиных в Касимовской СШ2 из которой В.Ф.Уткин ушёл на фронт

Рейтинг
последние 5

Cвятослав

рейтинг

+1

просмотров

974

комментариев

6
закладки

Комментарии