Евгений Спицын: «Хочешь завоевать страну — воспитай ее детей»

Евгений Спицын: «Хочешь завоевать страну — воспитай ее детей»

Несмотря на изгнание фонда Сороса и других заграничных «радетелей», ростки, посеянные ими в 90-х, не выполоты. Агенты влияния продолжают плодить невежд и потребителей, считает историк и педагог, член консультативного совета комитета Госдумы по безопасности Евгений Спицын. В этом году был опубликован его четырехтомный «Полный курс истории России», который патриотические СМИ чаще называют просто: «народный учебник». культура: Почему Ваш учебник именуют народным, его что, народ писал? 
Спицын: Нет, написал его, разумеется, я сам. А эпитет такой, поскольку первый тираж был издан на пожертвования, собранные в соцсетях. Правда, пришлось на ходу переформатировать его в пособие для учителей. Я поначалу наивно думал, что меня допустят к открытому конкурсу на создание базового учебника истории по так называемому ИКС — историко-культурному стандарту. Такую задачу перед Минобрнауки Владимир Путин поставил еще в 2013-м. Однако по итогам этого мероприятия победили те же самые издательства и группы авторов, чьи творения отвращают от истории уже не одно поколение школьников. Мой же труд благословил патриарх Кирилл, которому я подарил «Историю России» при личной встрече. Исключительно положительные оценки учебник получил от Николая Бурляева, Геннадия Зюганова, Сергея Миронова, бывшего начальника Генштаба СССР, генерала армии и историка Владимира Лобова и многих других известных людей.

культура: Что Вас подвигло к написанию учебника и чем Вам, собственно, не нравились варианты, издаваемые коллегами? 
Спицын: Ну, они не только мне не нравились, иначе не возникла бы вся эта волна с самого верха. Знаете, мне повезло учиться в советские годы у двух замечательных историков — Аполлона Кузьмина и Николая Павленко. Когда я пришел работать в школу в начале 1990-х, прежняя система образования находилась в упадке, а новые либеральные концепции еще не были навязаны. Ничего не оставалось, кроме как самому составлять лекции, обратиться к историографии. На всю жизнь запомнил формулу профессора Кузьмина: между двумя крайними мнениями лежит не истина, а проблема. Существо истории как науки и составляет изучение этих проблем.

культура: А зачем школьникам проблемы? Может, им нужны простые ответы? 
Спицын: Беда нынешних учебников в том, что они не ставят грамотно вопросы. Они даже не западников каких-то идейных воспитывают, а просто пустышек, не знающих и не понимающих истории. Когда не ведаешь, что происходило с твоей страной, легко впихнуть в сознание любые установки, манипулировать тобой. Все двадцать лет моей школьной работы я преподавал историю России, как считал нужным, а в журнале формально заполнял страницы по министерским нормативам. Так вели себя многие учителя советской закваски. И только благодаря им в головах тогдашних молодых людей еще что-то осталось. Сейчас ситуация кардинально поменялась: ужесточен административный контроль, на смену знающим и мыслящим педагогам в условиях Болонского процесса приходит новая поросль учителей-недоучек, которые, прежде всего, сами и страдают от собственного невежества.

Видя все это изнутри, в 2000-м я выпустил на свои средства первую книгу для учителей «История России IX–XIX веков». Издание мгновенно разошлось, и коллеги потом долго еще теребили меня: где достать? Будучи уже директором школы, я написал другую книгу о русской культуре того же периода, чтобы ими можно было пользоваться параллельно. 

Я не навязываю каких-то групповых взглядов, конкретной идеологии. В основе лежит историография, то есть сугубо достоверные факты с перечислением разных концепций по самым проблемным узлам отечественной истории. Любовь к Родине при этом не декларируется, а вытекает из самой методологии.

культура: К середине 90-х в российской школе утвердилась либеральная концепция подачи знаний, названная красивым термином «вариативность образовательной траектории». Последствия оказались плачевными… 
Спицын: А это из какого угла посмотреть. Каша в голове и размытая гражданская позиция молодежи плохи с точки зрения государства, желающего оставаться сильным, суверенным. А для тех, кто хочет видеть Россию тихо вымирающей колонией, это есть гуд. 

культура: Как происходит сегодня издание новых учебников? Большой бизнес? 
Спицын: Еще какой! В 90-е чиновники от образования между собой поделили, условно говоря, все учебные издательства. Сейчас на этом рынке вообще практически монополия, ведь книжная империя «Эксмо-АСТ» поглотила таких крупных издателей учебников, как «Дрофа» и «Вентана-Граф». А поскольку в колоде авторов тасовались одни и те же люди, то из учебника в учебник переходили одинаковые ошибки и искажения.

Вот, например, «История» Александра Данилова, широко распространенная сегодня в школе. Сам Данилов, к слову, специалист по истории КПСС. И вот, он выступает руководителем авторского коллектива, сформировал новую линейку в «Просвещении». Все бы ничего, но только он ведь многие годы возглавляет центр гуманитарного образования того же самого издательства.

культура: Схема известная. Ну а что плохо в учебнике? 
Спицын: С точки зрения наполняемости материалом он вообще никуда не годится. Ребенок, который хочет что-либо знать, вынужден докупать кучу пособий, чтобы просто насытить себя датами, событиями, именами — там этого практически нет. Учебник ужасно структурирован: идет голый текст с какими-то формальными, дежурными вопросами. Он не интересен детям, по нему не могут работать нынешние педагоги.

Приведу пример из другой линейки — учебников издательства «Дрофа» Леонида Ляшенко и Игоря Андреева. Ничего не имею против них лично, речь о качестве изданий. Там в виде иллюстрации, например, стоит портрет последнего министра внутренних дел Российской империи Александра Протопопова. Под фотографией написано: «председатель Первой Государственной думы Сергей Муромцев». Я стал думать: откуда такой косяк? Зашел в интернет и вижу ту же ошибку. То есть издатели черпают информацию из Сети и, не проверяя, печатают миллионными тиражами. По школьным учебникам рассыпаны чудовищные ляпы, включая грамматические, и никто за это не отвечает…

культура: В октябре на круглом столе «Правовое обеспечение единства образовательного пространства РФ» в Госдуме Вы очень резко выступили, назвав конкретные фамилии и структуры, планомерно разрушающие отрасль. Какова механика этого процесса? 
Спицын: Она разнообразна. Вот свежий пример. Довелось читать недавно методическое пособие Людмилы Тарасенко из Астрахани «Крутые повороты судьбы» — для уроков истории в старших классах по теме Второй мировой войны. В ней идет разбор романа ирландского писателя Джона Бойна «Мальчик в полосатой пижаме» про холокост. Встык к этому ученикам предлагаются цитаты из «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына о том, как сталинская власть, дескать, трижды предала наших воинов. И это вот ассорти должно создать у школьников представление о Великой Отечественной. Фактически происходит переформатирование сознания, разрыв связи поколений. 

культура: Откуда это рождается? Неужели сами придумывают? 
Спицын: Многие сидят на грантах. «Продаются» за сущие пустяки — оплаченную командировку за границу, например на какую-нибудь международную конференцию. Там участникам ненавязчиво даются определенные установки. Тех, кто потом их начинает активно проводить в жизнь у себя в школах, делают окружными методистами, проталкивают в муниципальную власть, разные общественные советы; а в последнем качестве востребуют в либеральных СМИ как экспертов. Технология отработана.

У нас многие не понимают, что под внешней оболочкой этих реформаторских идеологем весь постсоветский период идет целенаправленное, глубоко эшелонированное, хорошо управляемое из-за океана тотальное разрушение национального образования. Начинали известные фонды — Сороса, Макартуров, Freedom House и так далее. Большинство из них уже выставили из России, и это правильно. Но остались и действуют порожденные ими структуры типа «Института открытого образования». Знайте: везде, где звучит это словосочетание, работают «Соросовы дети».

Все те, кто стоял у истоков разрушения, и сейчас продолжают рулить — Александр Асмолов, Александр Адамский, Анатолий Каспржак, Михаил Шнейдер, Виктор Болотов. Я их всех называю «асмоловцами», поскольку этот академик РАО и директор ФИРО (Федерального института развития образования) у них страшно влиятельный персонаж: при четырех профильных министрах неизменно оставался первым замом. «Венчает» здание антисистемы Высшая школа экономики. Без ее разработок у нас теперь и школьная педагогика не может обойтись. Для этого внутри «Вышки» был создан «Институт развития образования», который возглавляет Ирина Абанкина, а курирует Лев Любимов — заместитель Евгения Ясина. На основе псевдонауки «педологии» они разработали концепцию сегрегации общества на «креативный класс», «обслуживающий класс», «промышленный и сельский пролетариат». Каждой касте положен определенный уровень знаний. То есть знай сверчок свой шесток. В трех районах Москвы — Марьино, Капотне и Некрасовке — в 37 образовательных центрах в составе 224 школ и детских садов по этой методике уже вводится система тестирования и распределения по таким «классам». Причем не только учеников, но и учителей.

Удар наносится сразу по двум областям школьного образования: физико-математической, подпитывающей наш ВПК, и гуманитарной, от которой зависит гражданское самосознание нации. Отсюда — извращенная и кастрированная подача истории, сокращение часов по русскому языку и литературе. 

Недавно мне довелось прочесть новый «демонстрационный» вариант ЕГЭ, который утвержден ФИПИ (Федеральным институтом педагогических измерений). Его уже подписал наш «главный историк» — академик Ефим Пивовар. Это тихий ужас! Скажем, идет задание соотнести явления и события в правой и левой колонке. Например, «Тихий Дон», «Домострой» и «Слово о полку Игореве». А в перечне вопросов: «Какое из этих произведений написал Илья Ефимович Репин»? То есть бред сивой кобылы. Для получивших базовое советское образование — историк ты, математик или слесарь — это дикость, не так ли? А для нынешних школьников, как уверены составители экзамена, это нормальный вопрос. Куда катимся? Помните, мы смеялись некогда, что половина американцев не может назвать столицу собственного государства. Скоро будем так над собой смеяться...

культура: Стоит ли выступать с открытым забралом против спаянной и разветвленной системы? 
Спицын: Конечно. И, единомышленники у меня есть. Увы, большинство из них, работая в институтах, школах повязаны условностями. Даже в Минобрнауки сидят высокопоставленные сотрудники, которые выражают полную солидарность со мной, но боятся где-либо это проявить. Большую поддержку оказывает Ирина Яровая, председатель комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции. Но я вижу, что против ее команды выставлена прямо непробиваемая стена.

культура: В общем, «чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй». Битва за образование, выходит, проиграна? 
Спицын: Мы просто не имеем права проиграть. Восточная мудрость гласит: «хочешь завоевать народ, воспитай его детей». Надо всем миром, как называлось это раньше, сплотиться, поддержав здоровые, патриотические силы в нашем обществе. Это, может, не очень заметно, но они ведут борьбу, и им тяжело. А если будем, как привыкли, посиживать на диване, поругивать власти и ни в чем лично не участвовать, то вскоре обнаружим вокруг даже не руины, а пепелище.

Похожие статьи:

ПолитикаДень Нероссии

ОбразованиеВысокая цена бесплатной школы

Наука и технологииВ РФ создаются новые способы привлечения в страну уехавших ученых

КультураРоссии больше не нужна Культура? (письмо учителя русского языка и литературы)

Русское делоПочему мы так плохо живем?

Владимир

рейтинг

0

просмотров

1131

комментариев

2
закладки

Комментарии