А.ЛЕОНИДОВ: "ОТ БАХВАЛЬСТВА К ИСТИНЕ"

А.ЛЕОНИДОВ: "ОТ БАХВАЛЬСТВА К ИСТИНЕ"

 

Теоретики, пребывающие на Западе (иногда только душой, иногда целиком) составили обильный фонд литературы, в котором словно под копирку проводится простая мысль: Запад есть эталон развития, оценка всех других людей строится замерами их приближения или удаления от западных реалий. При этом сам Запад ни с каким эталоном развития, кроме себя самого, не соотносится. Это чертовски удобная, хотя и чертовски нелепая система оценки…

 

Если у Запада запор, то значит – идеал прогресса запор. А если у Запада понос – то значит, идеал прогресса понос.

А если Запад просто наложил в штаны – то значит, всё прогрессивное человечество должно увидеть в этом высшую форму культуры и образованности.

Думаете, я утрирую? А как быть с однополыми браками? Которыми Запад в буквальном смысле слова жидко обоср…я прямо в бельё своё? 

И тут же, на голубом глазу (во всех смыслах голубом) предложил миру считать это «социальным прогрессом»?!

Историография даёт нам очень широкую картину таких исследователей, как Р.Пайпс и Я.Уолкин, Р. Уортман и Х. Ситон-Уотсон, Т.Масарик и А. Глисон, Я. Грей и Ф. Рэнделл, и других – которые в лучшем случае видят в истории России образец развития периферийной страны. Якобы обезьянничавшей более или менее успешно в подражании сияющему «граду на холме», Западу.

И ладно бы, если бы западные исследователи, со свойственным им бесстыдством восхваляющие своё общество по принципу кулика, расхваливающего своё болото, имели бы устойчивый объективный фундамент!

Если бы они сказали, например, что вот, католичество (или англиканство) свет миру, только его философия светла, только его соборы достойны зваться шедеврами архитектуры и т.п. Но они так не говорят.

Они давно уже своё католичество, англиканство и соборы засунули себе в то место, откуда вывели однополые браки, но, не моргнув глазом, утверждают, что и то было идеалом, и это (современное) тоже идеал культуры и прогресса.

То есть, провозглашая себя идеалом – они даже не потрудились познать себя, определиться на твёрдых основаниях – кто они такие.

Ведь эталон, хранящийся в палате мер и весов – не просто палка. Это палка определённых размеров!

Если считать эталоном любую дубовую или липовую палку – то какие тогда весы, какие меры?! И если мы принимаем Запад за эталон прогресса – то какой именно Запад? Их ведь много! Например, К.Маркс с чисто-западной заносчивостью (к которой добавилась заносчивость еврейская) утверждал, что эталон прогресса – Англия. Основанием было утверждение, что Англия ближе всего подошла к социалистической революции, и первой создаст социализм…

Но и то, и другое случилось в России, а не в Англии. Англия оказалась, напротив, в реакционном стане, одним из самых мощных врагов социализма. Марксисты Европы удосужились отметить, что Маркс ошибался, что Англия – не флагман, а тупик социального развития? Нет, они и не подумали!

Аналогично марксистам ведут себя и западные антиподы, антикоммунисты. Веками проклиная левачество и славя устои, скрепы, в последние годы они доказали, что ценят не традицию в себе, а лишь себя в традиции.

Как только РФ обнаружила склонность к традиционализму, устоям и скрепам – западные теоретики-антикоммунисты тут же объявили их «неправильными». Ибо важна для них не ценность, как таковая, а её «прописка». Для антикоммунистов Запада лучше содомия, но своя, доморощенная, чем традиционализм – но «импортный», от «Раша Тудей»…

Поэтому уместно спросить западников детскими стихами:

Погодите, медведь, не ревите!
Объясните, чего вы хотите…

Объяснить, чего именно они хотят – они (как и медведь в детских стихах) не могут. Хотя понять их немудрено (процитирую Салтыкова-Щедрина, XIX век):

— А программа наша вот какова. Чтобы мы говорили, а прочие чтобы молчали. Чтобы наши затеи и предложения принимались немедленно, а прочих желания оставались без рассмотрения. Чтобы нас, мерзавцев содержали в холе и в неженье, прочих всех в кандалах. Чтобы нами сделанный вред за пользу считался, прочими всеми, если бы и польза была принесена, то таковая за вред бы считалась. Чтобы об нас, об мерзавцах, никто слова сказать не смел, а мы о ком задумаем, что хотим, то и лаем!

Такая вот программа. Собственно, всё цивилизационное наследие Запада в ней и заключается.

Это заносчивость и зазнайство, ставшие «национальной идеей» англосаксов и евреев.

Вот, к примеру, летом 2017 года (на днях) – американцы провели в давно оккупированном ими Пуэрто-Рико референдум. Главный вопрос — состоится ли оформление Пуэрто-Рико в качестве 51-го штата в составе США? Также на выбор предлагаются два других варианта — сохранение статуса свободно присоединенной территории и перенос рассмотрения вопроса о присоединении до октября нынешнего года. 
В итоге принято решение – войти в США в качестве штата. Почему никто не называет это «оккупендумом»? Почему никто не кричит, что это аннексия ранее оккупированной территории? Почему никто не вещает с умным видом, что в XXI веке границы нельзя менять, нельзя присоединять к существующим государства новые территории? Чем Пуэрто-Рико, в присутствии американских войск и властей проголосовавший за вхождение в США, отличается от Крыма, который тоже проголосовал за вхождение в состав России, пусть тоже в присутствии российских войск?

Нам толкали какую-то туфту, что якобы новые государства возникать могут (путём самоопределения наций), а старые расширять нельзя. Поэтому, мол, Косово не присоединили к Албании, а оставили якобы независимым…

Но в случае с Пуэрто-Рико ничего подобного: оккупированная территория, имевшая статус свободно ассоциированного государства[1] - проголосовала за оформление отношений с оккупантом. И никакого визга правозащитной общественности о недопустимости аннексий! Несмотря на XXI век и бурно обсуждаемый крымский зеркальный вариант…

Чтобы не совершили США – это «прогресс и цивилизация». И когда они запрещают менять границы, и когда они их меняют. И когда они объявляют войны, и когда ведут их необъявленными. И когда они сжигали содомитов на кострах, и когда они сделали их господствующей прослойкой…

+++

По сути же всё западничество сводится к тому, чтобы слепо выполнить то, что требует Запад, не особенно задумываясь, что именно он требует. Наша газета подробно рассматривала проблему ПРОТИВОСТОЯНИЯ НОМИНАЛИЗМА РЕАЛИЗМУ – то есть замену обобщающего, сравнительного анализа явлений – произвольной расстановкой имён.

— Геноцид – не любое истребление народа народом, а только то, что на Западе назовут «геноцидом». 
— Коррупция – не любое злоупотребление властью, а только то, которое на Западе назовут «коррупцией».
— Западник не будет искать общих качеств и свойств для определения добра, того, что хорошо. Не будет и обобщений относительно признаков зла. 
— И добро и зло, и хорошее, и плохое – лишь имена (ярлыки), которые присваивает Запад. 
— Можно назвать слона оленем – и постепенно все привыкнут, что слово «слон» обозначает животного с ветвистыми рогами. Можно назвать ежа курицей – и постепенно все привыкнут, что курица сворачивается в колючий клубок…

Это и есть номинализм, в версии У.Оккама ещё называющийся «терминизм» (потому что общие понятия – не более, чем применяемые термины, в реальности ничего сходного не существует).

Как бы юридически не были сходны казусы Крыма и Пуэрто-Рико – номинализм запрещает обобщать и строить универсалии. Каждый случай уникален, и не имеет сходства ни с каким другим. Вся оценка строится только на тех ярлыках, именах (номенах) – которые Запад клеит на явления реальности.

— Иностранные агенты хороши, когда их оплачивает США в РФ. Но они же плохи – когда их оплачивает РФ в США. 
— Бетонная стена разделения плоха, когда её строят коммунисты; но её точная копия хороша – когда её строит марионеточная Латвия или фашистская Украина. 
— Цензура и заглушка радио плохи – когда они в СССР. Но хороши – когда они на Западе. 
— Свобода слова или собраний хороша – когда работает на Запад; но тут же становится плохой, если невыгодна Западу.
— Бедность, падение уровня жизни – плохи, если речь идёт о загнанной в блокаду Кубе; но они же волшебным образом становятся хороши, когда спровоцированы прозападными «рыночными реформаторами»…
— Нельзя печатать деньги бесконтрольно – если речь о рублях РФ. Но можно – если это доллар или евро.
— Нельзя преследовать шахматиста Каспарова – но можно и нужно преследовать и убить шахматиста Бобби Фишера. 
— Нельзя разгонять движение «Оккупай Абай» — но можно и нужно жесточайше разогнать движение «Оккупай Уолл-Стрит»…

+++

Возникает закономерный вопрос: да есть ли в этой трясине беспринципности хоть что-то твёрдое и устойчивое?

Если это эталон цивилизации – то где краеугольные камни, незыблимые скрижали, на которых он стоит? Ведь эталон – это всегда устойчивая величина: длинны, веса, времени, какого-то свойства материи… Что за эталон, который не имеет ни одной устойчивой величины, никакой объективной, фиксируемой приборами, единицы измерения?!

+++

Сложность – это удел лжи, а правда всегда проста. Ей незачем изворачиваться – потому не нужна правде и сложность. Запад – конечно же не флагман, и не лидер человеческой цивилизации, а лишь одна из её конкретно-исторических форм.

У цивилизации есть очень немного перспективных, развивающихся форм, и огромное количество форм тупиковых, застойных или саморазрушительных. Ведь в своём РЕАЛЬНОМ, А НЕ НОМИНАЛЬНОМ развитии человечество решает очень сложную задачу: двигаться вперёд, и при этом не развалиться, не рухнуть.

Цивилизация – это способность общества динамично расти и усиливаться, сохраняя в неприкосновенности традиции и преемственность. Это очень сложно: одни достигали высокой скорости, и разваливались, мутировали в нелюдь. Другие сберегали себя очень тщательно – и превращали своё общество в мумию, в мёртвый, окостеневший, застойный уклад…

Главная наша задача – найти ОБЪЕКТИВНЫЕ (то есть ко всем приложимые) черты прогресса.

Например, преодоление частной собственности: очевидно же, что рыбы не знают своих детей, высшие животные уже заботятся о потомстве, создают зоологические семьи. Примитивные люди заботятся о роде, племени, цивилизованные – о гигантских общностях типа нации и государства. Если мы рассмотрим всю ретроспективы от рыбы до современного человека, то увидим объективное свойство – ПРЕОДОЛЕНИЕ ЭГОИЗМА И ЭГОЦЕНТРИЗМА.

Внутри семьи нет отношений частной собственности: сын или жена пользуются купленным мной чайником, не спрашивая моего разрешения: чайник из частной собственности в семье становится предметом коллективного владения и пользования. Стены многоквартирного дома – в коллективной собственности жильцов, они не могут быть в частной собственности. Ведь если я сломаю стену своей избы, то наврежу только себе, а если сломаю стену своей квартиры – то нанесу ущерб соседу.

Поэтому появляется ранее неведомая форма собственности, зародыш социализма – КОНДОМИНИУМ (совладение).

В идеале цивилизация идёт к кондоминиуму человечества, как одной семьи.

Например, библиотеки – это интеллектуальная собственность всего человечества, кондоминиум: написал Стивен Кинг в штате Мен, а пользуюсь я в Уфе… Достижения науки и просвещения – кондоминиум человечества: никто не взимает авторского права при изучении законов Ома или Ломоносова, Ньютона или Менделеева.

Медицинские знания о здоровье – когда медицина бесплатна – кондоминиум всего человечества. Именно поэтому знаменитой вакциной Чумакова лечат не только детей и друзей профессора Чумакова, а любого негритёнка по ту сторону экватора.

Можно ли говорить о частной собственности на труды Гомера или Данте? А что есть улицы, по которым все ходят бесплатно, включая и гостей города из любой части света? Что есть парки, скверы, памятники? Наконец, права человека, распространяемые на всех – они же не бесплатны! Они денег стоят, но оплачивает их в складчину всё человечество, потому что права человека – общего пользования и не пребывают ни в чьей частной собственности…

Ну вот, мы нащупали луч ОБЪЕКТИВНОГО свойства прогресса, цивилизации: поступление благ в общий доступ.

Мы видим, что урбанизация требует расширения совладельчества (кондоминиумы) при сжатии частной и личной собственности. Мы видим, что законность равняет всех под одну гребёнку и запрещает частный произвол, частное насилие (неотъемлемую часть личной свободы). Мы видим, что прогресс – это переход от частных библиотек к публичным (а интернет – вообще островок информационного коммунизма), от платной медицины – к бесплатной, от платного образования ко всеобщему бесплатному и т.п.

Мы ничего не говорим ни о Западе, ни о России, мы составляем «общее алгебраическое уравнение», в котором вместо «Х» можно будет потом поставить любой народ.

Прогресс есть совокупность возможностей и знаний – значит, препятствование распространению этих возможностей и знаний есть враждебность прогрессу и антицивилизация.

То есть регресс и варварство. Запад и Россия тут совершенно ни при чём.

Чем шире доступность даров прогресса – тем выше уровень цивилизации и прогрессивнее политический режим.

Например, если квартиры не дают бесплатно или за символическую плату – значит, они не для всех. Что такое квартира со всеми удобствами? Достижение прогресса. Если кто-то кого-то лишает этого достижения прогресса – значит, это служение варварству и социальному регрессу.

+++

Если бы Запад был поменьше занят самолюбованием, и побольше искал бы «алгебры прогресса» — наш разговор с ним был бы более конструктивен. Самое главное – исключить из формулы прогресса эгоистическое «Я», создать такую формулу, которая способна быть Фемидой с повязкой на глазах, то есть судить объективно.

Основной принцип правосудия – НЕ ВАЖНО, КТО СДЕЛАЛ, А ВАЖНО, ЧТО СДЕЛАНО. То есть оценивается не персона подсудимого, а его поступок. Если же вместо поступка начнут оценивать персону – правосудие закончится и начнётся «шемякин суд», он же гаагский и страсбургский.
Неважно, что дело сделано Западом. А важно – какое именно дело сделано. Кем угодно. Любым актором. Сделал электрификацию – прогресс. Обрезал провода, угробил энергетику – дегенерат… 
Если мы будем смотреть под таким углом, то сразу же заметим, что Запад – самый активный агент регресса на планете, что он направляет и управляет силами, ведущими деиндустриализацию, разрушение систем образования и здравоохранения, разрушение пенсионной системы и системы социальных пособий, разрушение системы снабжения доступным жильём и т.п.

Если Запад этим занимается (а мы судим не по имени, как номиналисты, а по делам, как реалисты) – какой же в нём прогресс и какая цивилизация?

Если Ален Делон судится с сыном за использование их общей фамилии, а певица Мадонна ни центом не помогла родному брату, оказавшемуся под мостом – разве это цивилизация? Это уровень рыб, низших существ, которые не знают своих детей или родственников. Если систему, в которой такие случаи рыбьего менталитета будут навязывать как «образец прогресса» — то прогресс человечества будет разрушен до основания.

Если вместо исторически самой новой формы брачных отношений, моногамного брака, начнут навязывать первобытный разврат и зоологическую содомскую неразборчивость в удовлетворении низших инстинктов – то разве «человека будущего» получим? Нет, мы получим животное, что доказывается практикой, но нетрудно рассчитать и в теории.

+++

Вопреки всем бредням европоцентристов, человеческая история развивается от низших форм к высшим следующим очевидным путём:

1.Полное зоологическое неравенство, пожирание слабого сильным.
2.Вертикальное равенство – деспотия абсолютной монархии, которая учит всех быть равными друг другу перед лицом деспота. Иначе научится равноправию у человека не получается.
3.Высшая стадия (социализм, коммунизм) – преодоление человечеством вертикальности равенства, переход к высшей, горизонтальной форме равенства. Подобно тому, как с готового изделия снимают форму, опалубку – с сформировавшегося равенства людей снимают деспотию царя. Люди, которые привыкли к равенству прав перед царём и под царём, способны со временем усвоить равенство перед абстрактными принципами и высшим законом.

Таким образом, ОБЪЕКТИВНО путь человеческой истории лежит из хаоса первобытного насилия всех над всеми через абсолютную монархию к социализму и коммунизму.

Равноправия вначале нет, потом оно появляется в принудительной форме, а затем дорастает нравственно и технически до высших, добровольных форм мирного сосуществования и конструктивного сотрудничества (взамен естественным доминированию, подавлению, порабощению и шантажу).

А что нам пытаются навязать западные теоретики? Якобы из первобытности мы попадаем в азиатские деспотии, оттуда в общества вольности аристократов, и постепенно права высших кругов распространяются на всех в виде демократии…

Эта теория цивилизации натянута на уродливую историю Англии, и натянута с очевидным перекосом.

В ней люди тренируются в неравенстве, в кастовой сословности, в ней возникают хищные олигархии, безответственные и перед народом, и перед королём – и это каким-то образом ведёт к равенству и ответственности?

А не логичнее ли увидеть (как это сделал великий англичанин Уэллс[2]) – что «вольность дворянства» обернётся вовсе не стремлением его к равенству, а наоборот, к стремлению увековечить и на биологическом уровне закрепить фундаментальное неравенство?

И оттого история Англии станет не трамплином, а капканом для развития человеческого рода, путём не в космос, не к ноосфере – а в архаичное, кастовое рабовладение Древнего Мира? Которое, кстати, прекрасно уживалось с политической формой выборной демократии (демос составлял 20% от населения полиса) и бурными избирательными страстями?

+++

Английский капкан для цивилизации конктерно-исторически формировался так: если на континенте дворянство составляется из доблестных воинов своего короля, то на английском острове – из бойких проходимцев. В силу целого ряда причин — «…в Англии в отличие от других стран не было строгой сословной обособленности среднего и мелкого дворянства от других классов и слоёв общества и «джентльменом» мог стать всякий, кто обладал достаточной для этого земельной собственностью»[3].

То есть звание аристократа (дословно- «лучшего из людей») не заслуживалось, а… покупалось! Это, конечно, переворачивало общество и историю с ног на голову, потому что власть лучших (самых храбрых, благородных, умных, достойных) подменялась властью худших (самых пронырливых, алчных, себялюбивых и вороватых).

В итоге любой учебник истории расскажет нам о том, что считается «великой тайной», и выступает тайной полишинеля: формирование общества заговора, масонерии в Англии. «Английское самоуправление на местах – игнорировало власть короля, но ни в коей мере не было демократическим. Оно уже в средневековье предстает перед нами, как власть узкого круга взаимной поддержки и заговора… Дворяне же в графствах, пользуясь органами самоуправления, саботировали исполнение законов против огораживаний»[4].

Что такое огораживания? Геноцид английского крестьянства. То есть, «самоуправление» из числа узкого круга заговорщиков (как пишут сами же английские историки, а никакие не конспирологи), реально избиралось 2-3% населения округа. И занималось геноцидом 97-98% населения. Следовательно, сложилась форма власти-заговора, которая была:

— независима от большинства местных жителей;
— независима и от королевской власти.

Эта власть, по свидетельству самих же английских ведущих социологов была регрессивной[5], и требовала социализации[6].

В итоге Роберт Даль — один из патриархов американской политологии, в 1971 году попросту высмеял теорию «демократии», как совершенно необъективную рекламно-пропагандистскую поделку, содержащую эмоциональный заряд противопоставления некоему, столь же мифическому «тоталитаризму».

В типологии политических режимов по Р. Далю ученый заменяет понятие «демократия» на более точный, по его мнению, термин – «полиархия». То есть – групповое самодержавие, абсолютизм группы, внутри которой ведётся конкуренция. Западную реальность Даль переименовал из демократии в «конкурентную олигархию», то есть борьбу нескольких олигархов, в которой народ – бессильная и безвольная массовка, зрители и заложники. Все, кто жил в России или на Украине в пост-советский период будут рукоплескать Далю: точнее не скажешь!

+++

О каком прогрессе может идти речь в такой системе? Даль, как американец и глава американских социологов, находил какие-то преимущества, но, конечно, совсем не те, которые находят слабоумные любители «европейского пути».

Об однозначной прогрессивности Запада не может идти и речи – хотя бы в связи с его неоднородностью, с тем, что в нём – огромное множество взаимоисключающих вариантов будущего.

Среди которых мир слабоумных элоев и каннибалов-морлоков далеко не самое маловероятное развитие событий…

 

[1] Зависимая от США территория со статусом «неинкорпорированной организованной территории» (находится под управлением США, не являясь их неотъемлемой частью); действие на территории Конституции США ограничено; верховная власть принадлежит Конгрессу США, но территория имеет собственную систему самоуправления.

[2] Гений литературы предсказал итог английского развития – как разделение единого биологического вида человека на разные виды. Герберт Уэллс в романе «Машина времени», предположил, что английский путь капитализма ведёт к появлению постчеловеческих рас, эволюционировавшей из промышленного пролетариата морлоков, и эволюционировавшей из господ расы элоев. В этом же понимании слова «морлоки», «элои» иногда употребляется метафорически. Морлоки человекоподобны, живут и ритуально работают под землёй, а ночью выходят на поверхность и пожирают элоев. Морлоки и элои обнаружены Путешественником по Времени (главным героем романа) в 802 701 году нашей эры.

[3] История средних веков, том. II, с. М-1954 г. С. 251.

[4] История средних веков, том. II, с. М-1954 г. С. 261.

[5] Неравенство доходов снижает гражданскую активность и социальные расходы. В работах Нэкка и Кифера и Зака и Нэкка показано «мощное отрицательное влияние неравномерного распределения доходов на уровень доверия. Все эти результаты приводят к заключению о том, что более однородные сообщества способствуют более высокому уровню производства социального капитала». На более общем уровне это заключение о (негативной) роли разнородности в производстве доверия сочетается с замечанием Градштейна и Джастмена о том, что «отсутствие общей культуры подавляет способность экономических акторов взаимодействовать друг с другом и снижает эффективность производства и обмена». В конечном итоге, все общественные науки соглашаются, что существует положительная связь между расслоением общества и низким уровнем обобщенного доверия.

[6] После Второй Мировой реформы по рецепту Кейнса внесли немало элементов социализма в западную экономику. Как бы то ни было, результат оказался одним и тем же. Ещё франкфуртцы, а затем Тоффлер с Бэллом предлагали отказаться от ложного деления обществ на капиталистические и социалистические, а ввести единое понятие индустриального общества.

Александр Леонидов; 22 июня 2017

http://economicsandwe.com/91D45B0EBE46F13C/

Похожие статьи:

ПолитикаЧеловечеству придется отвыкать от прогресса

ПолитикаА. Никитин "Три угрозы существованию России".

ПолитикаИз-за чего Е.А. Козловский отказался от Почетной грамоты Президента РФ

ЭкономикаНародно – экономическое движение Русский Путь

ЭкономикаРоссия обогнала Европу по росту экономики

Рейтинг
последние 5

Лидия

рейтинг

+1

просмотров

726

комментариев

12
закладки

Комментарии