А. Никитин "Три угрозы существованию России".

Кондопога

Экономика нашей страны сейчас находится на подъеме, об этом свидетельствуют объективные статистические данные. Так и должно быть в силу того, что в условиях сверхблагоприятной внешнеторговой конъюнктуры правительство сохраняет относительно стабильные правила экономической деятельности. Предприниматели умеют приспосабливаться, для них главное – именно стабильность, отсутствие постоянных шараханий из стороны в сторону, как при Ельцине. 

Но экономический рост сам по себе не может компенсировать те факторы, которые отравляют общественно-политическую жизнь России после либерально-демократической контрреволюции 1991 года и грозят разрушить государство. Таких угроз по большому счету всего три, и все они являются производными от той идеологической парадигмы, которую усиленно навязывают обществу с 90-х годов и которая сводится к культу денег и стремлению к личному обогащению любой ценой. Происходя из основ протестантской этики, эта идеология в ее чистом виде сложилась в США и была механически перенесена на абсолютно чуждую ей русскую почву. В результате у нас выросло трехголовое чудовище, грозящее разрушить Россию, несмотря на все ее экономические успехи. Головами этого чудовища являются напряженность социальная, напряженность межнациональная и коррупция государственного аппарата.

Социальная напряженность представляет собой неизбежное следствие той структуры собственности, которая сложилась в России после приватизации народного хозяйства распавшегося СССР. Получилось так, что львиная доля общенародного богатства досталась крайне ограниченному кругу людей. И неважно, что во многих случаях произошло это формально без нарушения закона. Здесь действует ленинское определение «по форме правильно, а по сути издевательство». Русское мироощущение, веками складывавшееся в духе приоритета нравственности над материальным преуспеванием, не приемлет такого способа раздела общей собственности.

Дело не в том, что в России бедные якобы всегда завидуют богатым. Дело в том, что общество не согласно с обогащением ничтожного меньшинства за счет обмана абсолютного большинства. И с этим несогласием ничего поделать нельзя. Оно в принципе не зависит от уровня жизни обманутого большинства. Поднимая уровень жизни, можно лишь на какое-то время сгладить остроту народного недовольства. Но у нас и этого не делается!

Более того, происходит все так, будто власти нарочно провоцируют социальный взрыв. Повышение зарплат, пенсий, пособий сразу же обесценивается ростом необходимости: плата за жилье, коммунальные услуги, общественный транспорт, лечение и образование, цены на бензин и т.д. Именно рост тарифов и цен на жизненно необходимое разогревает инфляцию, и наукообразные рассуждения насчет соответствия производительности труда объему денежной массы только маскируют суть происходящего. А суть в том, что тарифы и цены поднимает правительство, выжимая из людей последние соки тем самым искусственно поддерживая полунищенский уровень жизни основной массы населения. С другой стороны, обогатившееся меньшинство, статистически просто незначимое в количественном отношении, утратив элементарный инстинкт самосохранения, устраивает демонстративный пир во время чумы, выставляя на показ безумно роскошный образ своей жизни. Естественно, это озлобляет народ. Заставляет людей задуматься, кто виноват в такой вопиющей несправедливости? В этот момент к социальному протестному настрою добавляется еще один фактор напряженности – национальный.

Межнациональная напряженность происходит из объективной реальности нынешней жизни в России, и объяснять ее происками каких-то злокозненных «националистов» - значит закрывать глаза на очевидное. В стране сложилась ситуация, когда пришлые этнические преступные группировки, в основном кавказского и среднеазиатского происхождения, в сговоре с подкупленными ими властями захватывают и рэкетируют бизнес в районах с преимущественно русским населением. Затем, пьянея от безнаказанности, они начинают терроризировать местных жителей на бытовом уровне.

Самый известный тому пример – ситуация в карельской Кондопоге. Преуспевающее градообразующее предприятие, относительно высокий уровень жизни. Никогда там не было никакой межнациональной напряженности, никаких «националистов». Пока не появились беженцы из Азербайджана и Чечни. Поначалу немного, несколько семей. Местное население приняло их хорошо – люди сочувствовали чужому горю. Пришлые общины быстро разрослись, вступили в сговор с местными и республиканскими властями, выделили из своей среды организованные преступные группы, и пошло-поехало. Под конец бандиты с юга стали вести себя по отношению к местным жителям, как оккупанты на захваченной территории. И никакого укорота со стороны органов власти не встречали.

Более того, милиционеры безучастно наблюдали, как после давно закончившейся драки в кафе приехавшая откуда-то банда чеченцев физически уничтожала людей, около того кафе находившихся и никакого отношения к драке в нем не имевших. Уничтожала по одному признаку – национальному. А «стражи порядка» смотрели и ничего не делали, хотя достаточно было одного выстрела в воздух, чтобы убийства предотвратить. Не дождавшись защиты от властей, местная молодежь стихийно самоорганизовалась и произошло то, что произошло.

Беда в том, что таких кондопог в стране сотни. И везде одно и то же – сращивание пришлого криминала с коррумпированными местными властями. В мегаполисах это просто меньше бросается в глаза, народу много, но процесс тот же, что и в глубинке. Например, московское правительство настойчиво убеждает нас в том, что как следует обеспечить москвичей овощами могут только азербайджанцы, якобы у них есть такое национальное ноу-хау. При этом обходится молчанием тот факт, что азербайджанская монополия на московских рынках началась в 90-х годах с коллективного отстрела директоров столичных продовольственных баз. Сейчас в Москве сорок таких баз, и ни одного русского директора. Такое вот национальное ноу-хау.

Коррумпированные местные власти делают все, что в их силах, чтобы скрыть свое пособничество этнической преступности. Запрещают публичные мероприятия протестного характера, такие как «русский марш», прямо нарушая конституционное право граждан на митинги, шествия и демонстрации. Мосгордума даже выступила недавно с инициативой запретить информировать общество о национальной принадлежности задержанных правонарушителей, как будто и так не видно, откуда родом большинство героев репортажей криминальной хроники. И все это под благовидным предлогом сохранения спокойствия в многонациональной стране и в вопиющем противоречии с основными демократическими свободами.

Естественно, что градус национального протеста при такой откровенно антирусской политике властей только повышается. Ксенофобия в принципе чужда русской культуре, но когда человека в его же доме дискриминируют по национальному признаку, всячески дают понять, что он – существо второго сорта, грабят и убивают, интернациональное воспитание дает трещину и никакие призывы к «толерантности» помочь не могут. Неужели власти не видят, что происходит? Откуда такое самоубийственное поведение, провоцирующее межнациональные конфликты? Ответ кроется в третьей причине нынешней слабости российской государственности. В. И. Ленин в свое время сформулировал ее предельно четко: «где есть взятка, там нет и не может быть никакой политики».

Коррупция приобрела такие масштабы, что впору говорить о прогрессирующем параличе государственного управления. Закон в стране работает не сам по себе, а за деньги. Без взяток не обходится ни законодательная, ни исполнительная, ни судебная власти. Даже в здравоохранении и образовании качественные услуги, бесплатный характер которых гарантирует Конституция, сплошь и рядом можно получить только за мзду.

В России образовалась какая-то аномальная зона, в которой не действуют базовые законы физики. Снизу вверх, вопреки закону всемирного тяготения, перемещаются с трудом. Более того, по дороге из государственной казны на места деньги просто исчезают бесследно, нарушая закон сохранения массы и энергии. Ежегодно разворовывается второй государственный бюджет. Видя, что нормальная система бюджетного финансирования не работает, президент ввел чрезвычайную схему доведения финансовых средств до тех, кому они предназначены, а именно так называемые национальный проекты. Контролировать осуществление этих проектов было поручено первому вице-премьеру Медведеву. И вместо того, чтобы сидеть в Москве и руководить работой правительства, Медведев вынужден носиться по регионам и проверять, дошли ли деньги по назначению или пропали по пути, как обычно.

Прежде всего, необходимо восстановить управление государством, то есть пресечь коррупцию. На самом деле это не так уж сложно. Просто начальники должны не воровать сами и не давать воровать своим подчиненным. Убеждать их в этом бесполезно, ужесточать репрессии в самом государственном аппарате бессмысленно, поскольку прогнил он насквозь и сам себя оздоровить не может. Единственное решение – грамотно организованный и повсеместный народный контроль, контроль не внутри аппарата, не одних чиновников за другими, а контроль извне, со стороны общественности. Интересные технологии общественного контроля практически опробованы в Санкт-Петербурге, и дали они обнадеживающие результаты.

Социальную напряженность можно снять только одним способом, а именно хотя бы частично исправив дикие диспропорции чубайсовской приватизации. Требуется срочно расширить социальную базу российского капитализма, расширить резко, до предела, так, чтобы каждый гражданин стал совладельцем крупнейших предприятий страны. Для этого не нужно ничего национализировать. Национализация сейчас была бы смерти подобна, потому что государственная собственность только теоретически считается общенародной, а практически ей управляют чиновники. Нынешние чиновники просто разворуют все до последнего гвоздя. Наоборот, государство должно безвозмездно передать свою долю собственности непосредственно людям, всем поровну от мала до велика, чтобы человек с момента рождения и до последнего вздоха был владельцем пакета акций и получал по ним дивиденды – только на том основании, что он гражданин России. 
Межнациональная напряженность ослабнет сама собой по мере того, как сокращение коррупции разрушит союз этнической преступности с региональными и местными властями. Строгое соблюдение закона в равной для всех мере, без исключений для пришлого криминала – больше ничего и не требуется.
Демографическое давление из-за границы, подпитывающее этническую преступность, легко купируется запретом индивидуальной трудовой миграции как таковой. Иностранная рабочая сила должна допускаться в страну только коллективно, по договору российского работодателя с уполномоченным кадровым агентством соответствующего иностранного государства для выполнения определенного объема работ в определенные сроки. По завершении контракта окончательный расчет с гастарбайтерами должен производиться на их родине. Тогда по стране будут маршировать трудовые батальоны нужных экономике иностранных рабочих (по маршруту от общежития до места работы и обратно), а не бродить толпы неизвестно кого, неизвестно где и неизвестно зачем.

Словом, основные российские проблемы решаемы. Причем решаемы в рамках действующей Конституции, относительно быстро и безболезненно для народа. Для этого не нужны никакие «коренные реформы», никакие потрясения. Требуется только политическая воля и политическая организация, способная претворить эту волю в жизнь. То и другое в стране сейчас формируется.
 

Похожие статьи:

ЭкономикаВозражаю не споря!

ЭкономикаСтратегия - 2020

ЭкономикаПутин готов включить печатный станок?

Наука и технологииУважаемый президент Медведев, хватит копировать Кремниевую долину.

ЭкономикаЭх, хорошо в стране Российской жить!

Рейтинг
последние 5

Сергей Кузнецов

рейтинг

+1

просмотров

6012

комментариев

1
закладки

Комментарии