Анна Ревельская - легенда русской разведки

Анна Ревельская - легенда русской разведки

 

Мы хорошо знаем наших отважных женщин – разведчиц, проявлявших чудеса храбрости, недюжинного ума и выдержки в годы Великой Отечественной войны. Но, оказывается, таковые были и в период Первой Мировой. Вот только имена их затерялись… Но про одну такую женщину всё же кое-что известно. Её иногда называют «русской Мата Хари», 

 

 Но Мата Хари искала славы, популярности и работала в первую очередь ради денег, а эта героиня — исключительно из патриотизма, не ожидая никаких наград. Её имя окружено тайнами и загадками. Более того, это, пожалуй, одна из самых загадочных личностей в русской истории. Даже её подлинное имя не известно. Тем не менее, её можно назвать Ангелом-хранителем российского флота.

В оккупированном немцами прибалтийском портовом городе Либава (Лиепая) её знали под именем Клара Изельгоф. Британский историк Гектор Байуотер («Морская разведка и шпионаж 1914-1918 гг.») называл ее Катриной Изельман, а Валентин Пикуль в своем романе «Моонзунд» – Анной Ревельской. Под этим именем она и вошла в историю разведки. Писатель не придумал свою героиню, прообразом её была реальная русская разведчица. Хотя некоторые историки высказывают мнение, что это образ вымышленный или собирательный, но сведения о "русской шпионке Кларе Изельгоф" встречаются и в немецких архивных источниках.



Руководитель военно-морской разведки Балтийского флота контр-адмирал Адриан Иванович Непенин был человеком неглупым и дальновидным. Поэтому, предвидя возможность успеха немецкого наступления вдоль побережья Балтийского моря, российская военно-морская разведка создавала агентурные точки в городах и портах, которые могли оказаться захваченными противником. Была отработана и надежная система экстренной связи, которая позволяла при необходимости за считанные часы связаться со штабом флота из любого оккупированного немцами порта. Одним из агентов, оставленных в тылу врага, стала Анна Ревельская, действовавшая под именем Клары Изельгоф и сыгравшая немалую роль в нанесении тягчайших потерь военно-морскому флоту кайзеровской Германии. О прошлом Анны Ревельской бесспорных данных нет. По косвенным же, можно догадываться, что она происходила из хорошо обеспеченной русской семьи, владевшей несколькими имениями в Прибалтике, получила приличное образование, знала несколько языков. «Это была обворожительная, цветущая здоровьем женщина, вся в хрустящем ворохе кружев. Губы ее трепетно улыбались, а глаза (ах, какие это были глаза!) оставались слегка печальны», – вот так описывает героиню на первых страницах романа В. Пикуль


( Анна Ревельская в исполнении Людмилы Нильской в фильме по роману В. Пикуля "Моонзунд" и Олег Меньшиков в роли Сергея Артеньева)

Главной и единственной любовью Анны была Россия, которой она была готова служить в любом качестве и пожертвовать всем, что имела, даже головой. Анна не имела ни одного провала, действовала смело и решительно на благо любимой России. Устроившись в кондитерскую, куда часто наведывались немецкие моряки, Анна Ревельская прислушивалась к разговорам немцев, с помощью своего обаяние располагала их к себе, передавала ценные сведения в центр.

Так, например, лейтенант фон Клауса как-то сказал: « 31 июля (1915 года) мы уходим в Киль, на императорский смотр. Нет, не весь флот, а основная часть.» Анна немедленно послала сообщение о походе флота через линию фронта. Получив эту информацию, русское командование решает налетом кораблей на Мемель (Клайпеду) устрашить Германию, воодушевить Россию удачей её флота. Была сформирована эскадра из крейсера и эсминцев. В тумане произошла битва двух эскадр, вошедшая в историю, как битва крейсеров при Готланде. Немцы понесли большие потери.

Говоря об этой русской патриотке, обычно упоминают о трех самых громких совершенных ею подвигах. В ноябре 1916 г. эскадра кайзеровского флота за одну ночь лишилась восьмой части всех эсминцев, утраченных в Первую мировую войну. И заслуга в этом в первую очередь принадлежит Анне.

А сделала она это так. Женщина воспользовалась своей привлекательной внешностью и ловко провела влюбленного в нее по уши командира бакового орудия крейсера «Тетис», лейтенанта фон Клауса (в выше упомянутом романе В. Пикуля он — фон Кемпке). Умело сыграв на ревности возлюбленного, она подсунула ему дезинформацию – схему минных постановок Балтийского флота в Финском заливе за 1914 и 1915 годы, планы и карты, Якобы в спешке её прежний ухажёр – русский офицер штаба- оставил свои вещи, в т.ч. прекрасной выделки кожаный портфель. Конечно, Клара в него даже не заглядывала! А вот любопытный Клаус заглянул.( Насколько всё было артистично обыграно, остаётся только догадываться). В удачу трудно было поверить. Но она была налицо: здесь, на столе перед адмиралами лежали долгое время представлявшие неразрешимую задачу пути беспрепятственного прохода, и не через какие-нибудь Ирбены, а через Финский залив, пути, ведущие к Гельсинфорсу, Ревелю и даже Кронштадту. Доставленные лейтенантом карты, планы и схемы подвергли самой тщательной экспертизе и проверке в Главном штабе военно-морских сил Германии. И пришли к выводу о их подлинности. Именно так, может быть с небольшими изменениями, расположили бы минные поля и стратеги имперского флота. Именно по этим узким и сложным проходам в минных полях выходили в открытое море русские крейсеры и подводные лодки, а теперь по ним победным маршем пройдет Великий флот Германской империи!
10 ноября 1916 года одиннадцать лучших кораблей германского флота покинули Либаву.

Вел 10-ю флотилию в обозначенных на картах проходах капитан Виттинг, но немецкие эсминцы попали в ловушку. Вдруг начали раздаваться один за другим взрывы – подорвались два эскадренных миноносца и пошли на дно. На обратном пути подорвались ещё несколько эсминцев. Только три корабля с полностью деморализованными командами сумели вернуться в Либаву. В результате было потоплено 8 из 11 вымпелов, составлявших гордость 10-й флотилии минных крейсеров Германии. Потеря современных, только что спущенных с верфей кораблей оказалась невосполнимой. Угроза с моря для России отодвинулась на неопределенное время.

Спасение и вывоз Анны Ревельской были рассчитаны с максимальной точностью. Исчезни она из своей квартиры хотя бы за несколько часов до выхода Десятой флотилии – и вся операция могла провалиться. Задержись до получения известия о гибели флотилии, провал и гибель самой Анны стал бы неизбежным. Была задействована подводная лодка «Волчица», которая подошла вплотную к берегу возле одинокого хутора недалеко от Либавы. Экипаж лодки сработал точно. Ее командир Мессер привел ее вовремя в нужное место, а старший офицер Бахтин обеспечил прием и нормальные условия пребывания Анны на лодке. К сожалению, сохранить в тайне акцию по вывозу Анны не удалось. Правда, для Анны это уже не представляло угрозы. Но пострадал еще один участник этих событий – несчастный лейтенант фон Клаус. Когда подтвердилось, что его подруга Клара Изельгоф была русской шпионкой и не случайно вручила ему портфель с «секретными» документами, он был разжалован в рядовые, отчислен из флота и направлен в пехоту под Ригу, где и нашел свою бесславную гибель. Принявший Анну на борт молодой офицер Саша Бахтин впоследствии стал офицером советского Военно-морского флота, командиром легендарной подлодки «Пантера», одним из первых кавалеров ордена Красного Знамени, профессором Военно-морской академии.

Операция российской разведки по дезинформации немцев, приведшая к гибели Десятой флотилии, была одним из крупнейших и успешнейших дезинформационныx мероприятий Первой мировой войны. Немецкой контрразведке удалось установить, что «Клара Изельгоф – опытная русская разведчица, проходившая под кличкой "Ревельская Анна", которая всегда отличалась удивительным нахальством в своей работе. Она много лет занималась только германским флотом».

Следующий раз Анна помогла России уже после февральской революции. 23 сентября (6 октября по новому стилю) 1917 года в российское посольство в Стокгольме явилась незнакомая молодая женщина в траурной вуали, которая попросила о конфиденциальном разговоре с морским атташе. Капитан 2-го ранга Сташевский принял ее в своем кабинете.

Сохранилась дословная запись разговора с этой женщиной. Вот что она сказала:

«Я не уполномочена обращаться в посольство, но обстоятельства заставляют меня так поступить. Запишите: четыре линкора типа "Нассау" уже в Либаве, появились "байерны" (дредноуты типа мощного "Байерна"). Наблюдается активность немцев возле Виндавы. На платформах идут из Германии подозрительные баржи с откидными бортами. Много лошадей, масса мотоциклов! Сообщите в Адмиралтейство срочной шифровкой: двадцать восьмого, в четверг (одиннадцатого октября по новому стилю), ожидается неизвестная мне операция немцев в районе архипелага Моонзундских островов...»

Дополнение морского атташе: женщина сообщила, что эти сведения сообщает Анна Ревельская (запись приводится в книге В.Пикуля «Моонзунд»). Других данных о себе женщина не сообщила и тут же покинула посольство.
Битва в Моонзунде началась на сутки позже срока, предсказанного Анной Ревельской из-за того, что много времени заняло траление мин. 12 октября германская армада из трехсот судов начала прорыв. Только героическое сопротивление российских революционных моряков закрыло немцам морские ворота на Петроград.

Вот что сказано об этом в Большой Советской Энциклопедии:

«Русские революционные моряки героически сражались с превосходящими силами противника, уничтожили 10 эсминцев, 6 тральщиков и повредили 3 линкора, 13 эсминцев и миноносец. В результате германское командование было вынуждено отказаться от прорыва флота в Финский залив, а 7 (20) октября отвело свои морские силы из Рижского залива».



Что же касается Анны Ревельской, достовepных сведений о том, как складывалась ее дальнейшая жизнь нет. Но вот наступило 17 июня 1941 года. В здание советского посольства в Берлине вошла неизвестная женщина на вид лет сорока – сорока пяти. Обратившись к дежурному на хорошем русском языке с легкой приятной долей прибалтийского акцента, она сказала, что ей необходимо переговорить с военно-морским атташе. — Он вам назначил встречу? – поинтересовался дежурный.

— Нет. Он даже не знает меня… Как, впрочем, и я его. Но у меня для него есть сообщение чрезвычайной важности.

— Как вас представить?

— Скажите, Анна… Ну, поскольку я родом из Ревеля, теперь он называется Таллин, то Анна Ревельская. Дежурный пожал плечами и по внутреннему телефону связался с Михаилом Александровичем Воронцовым, военно-морским атташе посольства СССР.

— Тут женщина пришла. Анна Ревельская. Просится к Вам на прием. Говорит, что хочет сообщить что-то важное.»

В другое время таких визитеров старались избегать. Но сейчас, когда Воронцов чувствовал, что опасность войны витает в воздухе, отказываться от любой возможности получить информацию было нельзя.

— Хорошо. Проводите в комнату для посетителей. Я сейчас спущусь.

При входе Воронцова женщина встала.

— Здравствуйте. Пожалуйста, садитесь, Анна. Вы хотели сообщить нам что-то интересное?

— Не интересное, а очень важное и очень печальное, — поправила Анна Воронцова. — В ночь на воскресенье, точнее в 3 часа ночи 22 июня, германские войска вторгнутся в Советскую Россию.

— Советский Союз, вы хотите сказать.

— Для меня это всегда была Россия.

— Откуда у Вас такие данные?

— Господин атташе, вы можете мне верить, можете не верить. На это воля ваша. Я дала слово не раскрывать источник моих сведений. Вы военный человек и знаете, что если есть возможность подготовиться к удару врага, то надо это сделать. Если же удара не последует, то это еще лучше. Я сказала все, что могла, и все, что знаю.

— А почему вы выбрали для вашего сообщения именно военно-морского атташе?

Женщина немного помолчала, потом как-то жалобно улыбнулась.

— Потому что с флотом, с Балтийским флотом, вздохнула она, — связана вся моя молодость, может быть лучшие дни моей жизни… Теперь разрешите мне идти. Если вдруг возникнет необходимость объяснить немцам, зачем я приходила, то я интересовалась возможностью получения визы в Ригу. Я буду им говорить то же. Прощайте и, пожалуйста, не ищите встречи со мной.

Женщина протянула Воронцову руку. Ее рукопожатие оказалось неожиданно крепким.

— Будьте счастливы, — тихо сказала она и исчезла навсегда.

Мы хорошо знаем из истории, что Сталин был твердо уверен в том, что Гитлер не решится напасть на Советский Союз в 1941 году, не закончив войну с Англией. Ведь это обрекало Германию на войну на два фронта, чего она не могла себе позволить.

Берия направил в Берлин своих друзей; Деканозова на должность посла и Кобулова – руководителем резидентуры внешней разведки НКВД, и ожидал от них информации, подтверждавшей позицию Сталина, а значит и его, Берии.

О том, что война начнётся именно в 1941 году, сообщали и другие разведчики.Это были честные и мужественные люди. Военный атташе и резидент военной разведки Василий Тупиков, военно-морской атташе Михаил Воронцов, руководитель внешнеполитической линии резидентуры НКВД Александр Коротков. В своей информации, направляемой в Москву, они не боялись сообщать сведения о готовящемся нападении немцев на СССР и высказывать собственное мнение в личных письмах руководству. И так как их позиция не совпадала с позицией Сталина и Берии, им приходилось выслушивать суровые упреки и даже обвинения в дезинформации.Что же касается Кобулова, то он выглядел «молодцом», потому что посылал в Центр успокоительные депеши. Свою же «информацию», а точнее дезинформацию, он черпал из донесений некоего агента по кличке «Лицеист», подставленного ему гестаповцами, сообщения которого об отсутствии у Гитлера планов нападения на СССР редактировал сам Гитлер. Конечно, эта дезинформация докладывалась Сталину в первую очередь и укрепляла его убежденность в том, что немцы не нападут на СССР, не разделавшись с Англией.

… И вот в руках у Воронцова запись его краткой беседы с Анной Ревельской. И опять сомнения: кто она, что собой представляет, откуда получила сведения, которыми поделилась? Он все же решается в обезличенном виде – «другие источники» — включить сообщение Анны в шифротелеграмму на имя наркома Военно-морского флота Николая Герасимовича Кузнецова. Дальнейшее известно по воспоминаниям адмирала Кузнецова. Он также поверил, что сообщение Анны Ревельской не дезинформация и настойчиво ( но безуспешно) пытался сообщить Сталину о шифровке. Тогда Кузнецов решил действовать, не теряя драгоценного времени, он вместе с адмиралом И.С. Исаковым обсудил положение на флотах и решил принять дополнительные меры предосторожности. 19-20 июня Балтийский, Северный и Черноморский флоты были приведены в состояние готовности №2. Таким образом, информация, полученная от Анны Ревельской помогла спасти от разгрома теперь уже советский военно-морской флот.

http://www.otvoyna.ru/statya91.htm
http://www.agesmystery.ru/node/1078

Роман Пикуля в значительной мере основан на мемуарах Сергея Бартеньева ( в романе и фильме Артеньев), возлюбленного Анны, который происходил из дворянского служилого рода, и главной целью его также было служение России.

В 1987 году по роману В. Пикуля снят одноимённый фильм. В нем снялось целое созвездие замечательных актеров: Олег Меньшиков, В. Гостюхин, Н. Караченцов, Вия Артмане, Е. Евстигнеев. Роль Анны исполнила Людмила Нильская.

http://www.liveinternet.ru/community/2281209/post250566006

===============================

Тайны разведки. Что могут женщины?

https://www.youtube.com/watch?v=OvUsoV-6lSo

Похожие статьи:

КнигиДёмин В.Н.

ПоэзияА. К. Толстой – Змей Тугарин

КнигиРемесло Древней Руси. Рыбаков Б.А.

ТрадицииРодные, древние Славянские имена

ИсторияCказ о Великом Покорении Земли Великой

Лидия

рейтинг

0

просмотров

470

комментариев

8
закладки

Комментарии