Зима Русского Народа

Зима Русского Народа

Приближается судьбоносный момент: президентские выборы-2012 состоятся одновременно в набирающем силу Китае, в дряхлеющих США и в стоящей на раздорожье России. Результаты этих выборов могут вылиться в быструю смену мирового лидера, модернизационные реформы или в затяжное цивилизационное противостояние. Сможет ли Россия использовать переходный момент для позитивного реформирования, повышения своего статуса в международном сообществе, или русскому народу, переживающему пока «позднюю осень», придётся вступить в «суровую зиму»? 

Напутствие. Для того чтобы осознать мир, в котором мы живём, необходимо, как минимум, не отворачиваться от нелицеприятной правды, а лучше – ознакамливаться с конкретными технологиями обмана. То есть, если Ваш обычай или «врождённое понятие» чести диктует принципиальность, то в личном плане Вы можете подобрать благородных друзей и не подавать руки бесчестным негодяям. Но ограничиться этим, сейчас – устаревшая, трусливая и гибельная практика. Как бы ни было тяжело, если доводится нести ответственность за честных людей, есть опасность участия в бесчестном деле, возможен «наём втёмную» Вас или Ваших близких, тогда необходимо изучать вопросы манипулирования массовым сознанием и противостояния ему.

Не беда Орлом пока не быть,
Да беда – Страусом прослыть!

Часть 1. «Глобарь» крепчал в изломе перехода

«Глобарь» здесь – неолиберально-неоколониальная глобализация. Рассмотрев это явление в динамике, в доступном для материалиста стиле, на примере «дальнего зарубежья», мы подготовим-прочистим восприятие для внятной «пристрелки» экономических субъектов и осознания процессов, которые проясняют подоплёку идеалистического вопроса «Как Россию загнали в ₺Золотую осень₺?». 

Позиционирование автора и аудитории

Для того чтобы улучшить восприятие и избежать недоразумений, давайте определимся, «кто обращается» и «кому говорит». Обращается патриотичный осведомлённый славянин к порядочным, не восторженным и не трусливым землякам, с целью выявления возможности прорыва России к действительно лучшему будущему, в качестве долгосрочно (на десятилетия) закрепляемого результата. Это не пиар, не грантоедство, не «промывка мозгов», а откровенный разговор, за который, - предупреждаю, - можно и «неприятностей схлопотать».

Развал колониальной системы и кризис управления, предопределившие потребность лидеров Запада в глобализации

Чтобы выяснить реалии современной расстановки сил и заглянуть в будущее, заглянем вначале в прошлое.

Итак: откуда есть пошла и что собой представляет нынешняя глобализационная модель миропорядка.

Находясь в разгаре третьей мировой войны, лидеры экономики, политики и представители «мозговых центров» Запада забили тревогу по поводу патовой ситуации в соперничестве со странами Социалистического лагеря. Особая напряжёнка сложилась в конкуренции по части управления, с долгосрочным стратегическим планированием, - благодаря успехам в этой области, СССР создавал атомные аппараты и даже пытался освоить ныне модную водородную энергетику, осваивал космос и Арктику-Антарктику, лазерно-плазменные технологии. Также обострилась конкуренция за влияние и захват рынков «третьего мира», - с развалом колониальных империй, многие новосуверенные государства избирали «социалистическую ориентацию».

Поскольку суть проблемы касалась шкурных интересов именно верхней прослойки западного истэблишмента, то будущие глашатаи «общечеловеческих ценностей», «гражданского общества», «прозрачности и открытости», решили тайно потусоваться и порешать вопросы в режиме строго конспиративного междусобойчика. Для встреч использовали как традиционные структуры, типа масонов, илюминатов, так и новые, типа Римского клуба и руководства «Общего рынка» (предтеча ЕС). Прежде всего, была разработана и опробована концепция информационной войны: каждое важное решение теперь имело два формата: внешний – для публики, и внутренний – для посвящённых. А с помощью сенегальских и штатовских налоговых экспериментов, а также новомодных компьютерных технологий, была разработана и апробирована тайная модель экономической глобализации.

Проектирование и построение «глобальной пирамиды»

Опираясь на мощь налоговых, торговых и финансовых механизмов, сосредоточенных в их руках, верхушка западного истэблишмента, начала внедрять тайно разработанную глобализационную модель. Смысл Запад-Прозападного глобализационного реформирования таков: с целью резкого облегчения задачи управления, весь мир постепенно выстраивается и ранжируется в единой структуре пирамидального (многоярусного) типа, переподчинённой друг другу, при этом сверху вниз спускаются денежные знаки и интеллектуальные товары, услуги, а снизу вверх – поставляется сырьё, полуфабрикаты, ширпотреб, готовая продукция. В качестве основного инструмента неэквивалентного обмена в обществе было применено «пирамидостроительство», а между странами – построение глобальной пирамиды с применением ДУДН и НДС дифференцированных ставок. 

Справка:

· НДС, налог на добавленную стоимость – важнейший налог эпохи глобализации, различается ставками, льготами и компенсациями, определяющими различный уровень налогового давления. НДС низкого давления, с обязательной компенсацией – VAT consumption (принят в ЕС, Австралии, Канаде, Китае); НДС высокого давления – VAT sales (принят в неоколониально зависимых странах, необязательность компенсации порождает масштабную коррупцию, удушает субподряд, блокирует сложное, многоступенчатое производство). Разноуровневость НДС в сочетании с ДУДН (см. ниже) позволяет ранжировать страны по их технологическим возможностям и уровню благосостояния, создавая между ними активный неэквивалентный обмен.

· ДУДН, международные договоры об устранении двойного налогообложения – имеется в виду обязательная компенсация (возврат) НДС, в случае экспорта продукции в отдельное государство, с которым заключён ДУДН, либо в таможенный союз, практикующий (практиковавший) это правило (ЕС, ЕАСТ, ГАТТ, ВТО, АСЕАН).

«Пирамидостроительство»: помимо разделения стран мира на ранги (глобальная пирамида НДС-ДУДН), существует множество других «пирамид»: финансовых, приватизационных, торгово-сбытовых, страховых, потребительских, информационных. У всех принцип действия один – самовоспроизводящееся перераспределение благ от последователей («ножек», «периферии») в пользу зачинщиков («спонсоров», «глобализаторов»), на фоне законодательной поддержки зачинщиков и попустительства мошенничеству. Для продвижения тайных идей применялись структуры прикрытия, технологии высококачественных иллюзий и восторгов и пассивации «технократии».

Становление «Общего Рынка» и неоколониализма

Распространять глобализацию начали, структурируя метрополии и колониальное «пространство». И успех был на стороне разработчика модели «интеграции и кооперации», а именно – де-голлевской Франции, создавшей «Общий Рынок» (предтеча будущего ЕС) и внедрившей в международную практику НДС и ДУДН. Здесь были доведены до кондиции основные способы защиты (уклонения от оплаты) НДС:

· Бартер – натуральный обмен между предприятиями.

· Натуроплата – товарная оплата труда.

· Клиринг – взаимозачёт финансовых долговых обязательств между предприятиями, банками.

· Факторинг – взаимозачёт товарных обязательств между предприятиями.

· Толлинг – работа на давальческом сырье, с последующим взаимозачётом.

· Лизинг – аренда с выкупом оборудования и транспорта.

· Фьючерс – сделки по предоплате и авансированию поставок с последующим взаимозачётом по заранее оговоренной схеме.

Но вскоре, с помощью интриг, долларов и джинсов «унисекс», во Франции первую «цветную революцию» со студентами на баррикадах, де Голля отодвинули, и лидерство перешло к США и Англии, совершивших поворот от «интеграции и кооперации» к глобализации. Новые лидеры сделали ставку на управление товарно-денежными потоками и на транснациональные корпорации, поощрительно выделяя для их базирования подопечные офшоры: обычно – «независмимые» острова, территории отмывания товаров от НДС.

Лоббируя в Европе собственные, и скрыто продвигая американские интересы, Англия развила бурную активность: создав таможенный союз ЕАСТ и особые привилегии финансистам, транснациональным компаниям, она вернула себе гордое имя «Великобритания».

Освоенная модель интеграции-кооперации, в начальный период, оказалась высоко конкурентоспособной: от национальных застойных монополий, отгороженных от иностранных конкурентов протекционистскими барьерами, страны Запада, перешли к экспансии транснациональной олигополии (олигархической конкуренции), что уменьшало общие издержки производства, способствовало инновациям.

Подобно этому, облегчилась и задача взаимодействия с бывшими колониями: вместо того, чтоб поодиночке эксплуатировать несколько колоний, борясь и с другими метрополиями, и с колониально-освободительными движениями, каждая страна Запада получала возможность неоколониальной эксплуатации всех стран «третьего мира», враждующих теперь между собой и эксплуатирующих теперь друг друга. Механизм обирания стал более завуалированным, как бы добровольным и автоматическим. С помощью разноуровневого НДС в сочетании с ДУДН, было налажено выдавливание, с различной силой, из стран «избыточной товарной массы». Взамен же, как бы нехотя (в США НДС отсутствует, но ДУДН действует), предлагался бумажный или безналичный доллар, ставший вынужденной «твёрдой валютой» и «международной резервной валютой» с неограниченной эмиссией: «за фантики – все сокровища мира». Процесс снятия таможенных барьеров, с налаживанием неэквивалентного обмена, курировали, в частности:

- Всемирная торговая организация, ВТО (ранее ГАТТ), в уставе – запрет использования золота в международной торговле, требование экспортной скидки в размере НДС;

- Всемирный банк – предоставляет кредиты в обмен на исполнение «рекомендаций», насаждение «благотворительных фондов», проплачивающих идеологическую войну изнутри страны-жертвы в пользу Запада;

- НАТО и спецслужбы Запада ведут подрывную работу, осуществляя агрессии против стран, воспротивившихся введению НДС;

- Голливуд и масс-медиа пропагандируют превосходство США и Запада, провоцируют крахи национальных валют.

Такая система взаимоотношений стран и корпораций, на пике и после пика «холодной войны», была налажена очень прогрессивно и конкурентоспособно социализму. Олигополии бурно развивали и масштабировали производство, внедряя инновации (компьютеры, интернет), снижая издержки производства и себестоимость товаров и услуг, беря в субподряд средний и малый бизнес, способствуя росту «среднего класса», активно, но не чрезмерно, конкурируя между собой. А международные организации, частично дублируя друг друга, серьёзно продвигали их интересы, умеренно конкурируя в поэтапном достижении конкретных результатов. Международное разделение труда в тот период было в целом оправданным, сфера влияния Запада в мире росла.

Тем временем СССР, в производстве, в политике, в гуманитарных науках (в том числе в экономике, политэкономии), стал практиковать принцип «инициатива наказуема». Международные организации соцстран тоже увязли в безответственности, идеологической трескотне и показухе. Многие аппаратчики по инерции продолжили эту практику и с крахом социализма: «в ночь после ГКЧП» они «перекрасились» в либералов, христиан и мусульман. Югославия и Китай попытались тогда прорисовать свою, конкурентоспособную линию развития, но их успехи были довольно скромными.

Неолиберальная субкультура 

На пути от популяризации неолиберализма к навязыванию глобализации происходило становление особой субкультуры, а шире говоря, становление глобализаторской цивилизации, с течением времени всё более лживой. Мелкую ложь отдельный человек может увидеть и осмеять, но для противостояния эскалации многоуровневой, тщательной, профессиональной лжи необходима серьёзная практика раскрытия и контрмер, к чему СССР оказался не способен. И рухнул. А тайная поначалу неолиберальная субкультура вошла в жизнь, вылезая как шило из мешка через жаргон:

· «Байду впарить», «кинуть» – мошеннически довести до покупки или принятия на веру («впарить») товар, услугу, иллюзию («байду»). В частности, целенаправленное навеивание иллюзии, возбуждение несбыточной мечты, концентрация внимания и активное вовлечение клиента в некий процесс (общение, обмен, покупка) в котором он мало нуждается, который на деле вреден, ведёт к дискомфорту – замануха; мошенничество с нанесением прямого ущерба (невыплата, недопоставка, некондиция) – «кидалово»; эмоционально настропалить публику – «подогреть», эмоционально настропалить апаратчиков – «построить».

· «Повестись» – стать жертвой «заманухи» или «построения»; «лохануться» – стать жертвой «кидалова» или «подогрева».

· «Замутить» – развернуть предпринимательскую инициативу мошеннического типа, с применением заманухи, кидалова, откатов, распилов, «пирамид» и пр.

· «Крутой» – ушлый «впариватель байды», широкого профиля, или специализированный в финансовых аферах, «пирамидах», пиаре и пр.

· «Лох» – доверчивый, недальновидный, эмоционирующий человек, жертва «впаривания байды».

· «Олень» – способный критически мыслить наблюдатель, уклоняющийся от заманухи и байды, склонный помогать лохам, а то и противостоять крутым; с их точки зрения – «сильно грамотный», «лезет не в своё дело», «грозный фраер».

· «Навороченный» – производящий хорошее впечатление, качественно создающий требуемую иллюзию.

У «глобаря» есть конкретные архитекторы – глобализаторы (Медоуз, Киссинджер, Рокфеллер и другие), но они предпочли скрытые методы, создавая массовую иллюзию «естественности» как стиля жизни и мысли «цивилизованных стран», стали возводить эту конструкцию в ранг «магистрального пути развития человечества». И вот как это происходило.

Имея прямую поддержку властей, в деле конкуренции как с иностранно-базированными корпорациями, так и с предприятиями Социалистического Лагеря, лидеры корпораций, - олигархи, - стремительно набирали политический вес. Транснациональные корпорации-олигополии периода «холодной войны» росли как на дрожжах – получали доллары в кредит и под госзаказ, им предоставляли экспортную скидку по НДС и импортную льготу по ДУДН, и даже позволяли подминать под себя государственные суверенитеты.

Естественно, вскоре всё общественное обустройство в западных и прозападных странах стало олигархией (по классической греческой терминологии), но, в качестве идеологического прикрытия, его навязчиво именуют демократией, частично имитируя её, чтоб удерживать народ в узде. Так, Госдеп США подкупает иностранные парламенты, оплачивая принимаемые ими законопроекты за счёт средств «в поддержку демократического законодательства». И каждый олигарх имеет на обеспечении, в странах, где активно ведёт бизнес, как минимум одного «демократа»-лоббиста (профессионального получателя оплачиваемых олигархом заданий).

От капитализма к финансизму

Постепенно не только банковские клубы и торговые дома, но даже промышленные транснациональные корпорации, стали практиковать секретные методы «управления товарно-денежными потоками», которые, в основе, довольно просты. Группа государств-глобализаторов («Запад»), в среднем, имеет налоговое давление НДС изнутри примерно на 10% ниже, чем давление НДС в странах-партнёрах («Прозапад»), следовательно, при встречной торговле, обусловленной взаимной скидкой по этому налогу (согласно ДУДН), страны Запада получают, с каждой внешнеторговой операции, на 10% большую товарную массу, чем поставляют своим Прозападным партнёрам. Эта избыточная масса, будь при власти на Западе, скажем, руководство сталинского типа, позволяла бы, трудясь упорно, проводить регулярные удешевления товаров народного потребления, но, поскольку у власти здесь скорее торгово-финансовая олигархия, она «кроит» общество под себя.

Классический капитализм, скажем, начала 20-го века, отличался властью промышленного капитала. Располагая властным ресурсом и усиливая имущественное расслоение, капиталисты-промышленники так руководили обществом, что вольно-невольно навязывали ему регулярные кризисы промышленного перепроизводства («товара много, но держим для своих»). Тем временем коммунисты также опекали промышленность, но они сглаживали имущественное расслоение, соответственно, навязывали обществу регулярные кризисы промышленного дефицита («товара мало, на всех не хватает»). С приходом эпохи глобализации, властный ресурс перешёл к торгово-финансовому капиталу, который тайно практикует имущественное расслоение. Соответственно, что мы имеем? Правильно – финансисты навязывают регулярные кризисы перепроизводства денег, то есть инфляцию и валютно-финансовые кризисы («денег много, но держим для своих»).

В период «развитой глобализации», с 1990-х гг., на Западе и в Прозапдных странах наибольшие конкурентные преимущества получают дельцы финансовых технологий, но они же подрывают производственную базу Запада, удушая «реальный сектор экономики» - такое всевластие торгово-финансовой олигархии мы назовём финансизмом.

Уже в середине 1970-х гг. власть в США, в результате тихого переворота, перешла от промышленников-капиталистов к торгово-финансовой олигархии – этот переворот был закреплён ликвидацией Бреттон-Вудской системы. Власть в США захватили частные эмиссионеры в лице ФРС и их помощники.

Мировая индустрия покидает «Запад»

Вскоре после развала СССР «средний класс» Запада стал бить тревогу: корпорации массово отказывались от услуг инженеров, техников, механиков, учёных, независимых предпринимателей и субподрядчиков, да и вообще от почти всех производств на территориях метрополий, подрывая основы существования этого самого класса. Натомест все блага и всё управление сосредотачивается в руках финансовой олигархии, теперь «совсем потерявшей стыд», ущемляя в правах наёмных работников. Так возникли движения: За Справедливый Мировой Порядок, Против Глобальной Потодавки, За Налог Тобина (то есть хотя бы микроскопический налог, слегка сдерживающий финансовые спекуляции) и пр. Борясь с недовольными, глобализаторы одни движения скомпрометировали, в другие заслали провокаторов, третьи возглавили и наполнили подложным содержанием, четвёртые подавили, назвав протестное движение «выступлениями антиглобалистов», приравняв последних к «луддитам», сопротивляющимся «неизбежности прогресса». 

Среди особенно бурных выступлений были события в Сиэтле: под отдалённый рёв протестующих, едва сдерживаемых многотысячными полицейскими патрулями, тогдашний президент Клинтон объявил о том, что пришла пора подвергнуть глобализации субконтинент Индостан. Эта программа была выполнена частично. Так, в самой Индии только некоторые штаты приняли его ослабленные формы, и стали адаптировать-экспериментировать. Попытки же ускорить дело, с привлечением к работе Сони Ганди, успеха не принесли (кстати, об отношении Сони к клану Ганди: эта уроженка Европы, вероятно, убила мужа Раджива Ганди, с помощью «семейного» секретаря-любовника и нанятой втёмную «сикхской террористки»). Однажды Соня даже победила на выборах, - но индийские предприниматели тут же бойкотировали её, обрушив ряд азиатских бирж – пришлось назначить другого премьера.

А в Непале была организована подстава с убийством всей царской семьи якобы «обезумевшим молодым наследником», которого также и там же убили охранники-гурки (якобы он оказывал сопротивление, а затем застрелился). Так на престол воздвигли дядю прямого наследника, старика, бывшего ещё вассалом Британской Империи (кстати, поставлявшего англичанам элитных наёмников-гурков). Но с дворцовым переворотом не все смирились, последовала затяжная гражданская война под лозунгом «никакого НДС!».

Малайзия и Сингапур пошли на введение НДС, но критично подошли к «рекомендациям»: Сингапур понизил НДС до крохотной ставки, занявшись в регионе торговым посредничеством, с помощью ДУДН, а Малайзия ослабила НДС, сведя его к имитации.

Перед политической элитой Китая ещё с конца 1950-х гг. встала задача: обойти в развитии, с одной стороны, блок государств во главе со США, а с другой – блок во главе с СССР, например, вынудив их столкнуться между собой (локальные войны, гонка вооружений), и обогнать ослабевших соперников. Но уже в 1970-е гг. стало ясно, что СССР-базированная социалистическая модель пришла в упадок, тем временем как Запад разработал и успешно внедряет неоколониальную модель развития, и готов выиграть противостояние. Проблема СССР отпала, осталась задача соперничества с Западом. Проанализировав ситуацию, остановились на использовании «силу инерции удара противника», побивая противника его же оружием. То есть, неолиберальные реформы как бы провести, но настолько «с китайской спецификой», чтобы это вылилось уже не во вред, а в пользу Китаю.

Реформаторами и консерваторы консенсус искали долго: как перейти от общегосударственной модели к модели частнопредпринимательской, но при этом не «потерять лицо»? Были намечены три принципиальных момента:

1. Компартия будет осуществлять и государственное, и частнопредпринимательское управление одновременно, сохраняя ответственность и дисциплину, не выпуская реформу из своих рук.

2. Реформирование будет проводиться не «под Запад» (в соответствии с «рекомендациями» тамошних экспертов), а «под Китай» - по своему разумению и в соответствии с собственными интересами.

3. В плане идеологии не будет «плевков назад», напротив, будут реабилитированы традиционные китайские учения типа конфуцианства, даосизма, дзен (это поможет народу сплотиться и сохранить в переходной период национальные ориентиры, а также привлечь на свою сторону хуацяо). Но будут запрещены любые новые культы – поскольку, под их прикрытием (метод «троянского коня»), Запад обязательно попытается протащить враждебную Китаю, предательскую оппозицию.

Такой подход оказался надёжным, открыл путь в лидеры. Китай ввёл западноевропейскую, низкого налогового давления модель НДС (consumption), и при этом совсем небольшой ставки, что позволило

- избежать волны «откатов» (коррупции) по компенсации НДС,

- используя ДУДН, торговать практически со всеми странами мира (даже с ЕС!) себе на пользу, в относительный убыток партнёру, имеющему более высокое налоговое давление со стороны НДС;

- привлечь в страну массу предпринимателей-производственников, инноваторов, их технологии и инвестиции – в ажиотаже от очень низкого НДС.

А для того, изыскивать деньги на укрепление государства, установили высокий подоходный налог, очень жёстко пресекая «зарплату в конвертах».

Подковёрная борьба за лидерство и её парадоксы

Запад успешно провёл и выиграл информационную и экономическую войну против тех социалистических стран, где преобладали христиане, мусульмане и атеисты.

Вступив в неоколониальную пирамиду перераспределения, государства становятся прозападными, «глобализированными». Точнее, «забугорные» лидеры отыскивают и взращивают колаборантов, навязывая капитуляцию – «глобализацию». Вначале обычно проводят гиперинфляцию (для прикрытия именуемую «шоковой терапией»), а затем подстраивают и национальные валюты, и уровень инфляции под Запад. Немногим странам «везёт» быть допущеными в ЕС или иметь в избытке природные ресурсы. В подавляющем же большинстве, жизненный уровень «глобализированных» закрепляется гораздо ниже западного уровня, поскольку каждая такая страна терпит хронический бюджетный дефицит. НДС удушает производства, работающие на местный рынок – и бюджетные поступления от них уменьшаются. А при экспорте, НДС, было уже оплаченный внутри страны, сразу возвращается экспортёру, причём, часто и с лихвой – по документам дополнительного, подложного экспорта, которого и не было. Так, с приходом глобализации, на постсоветском пространстве появилось выражение «не гони порожняк» – не изображай перед «крутыми» и «братвой» то, что изображаешь перед «оленями» и «лохами». Оно пошло от практики отправлять, скажем, из Казахстана в Украину (точно так же и обратно – из Украины в Казахстан) не реальный уголь, а заполненные экспортные декларации, имитируя встречную торговлю перегоном «сверхтяжёлых эшелонов» - на деле пустых, порожняковых.

Когда НДС ввели в Югославии, то её республикам стало выгоднее торговать через Германию, с которой был заключен ДУДН, чем напрямую друг с другом. В экономических неурядицах республики стали обвинять не Западную олигархическую закулису, а друг друга; дольше всех продержалась, отвергая навязанный сценарий развития, Сербия, но, после агрессии НАТО и «бульдозерной революции», она сдала, в обмен на западные кредиты, лидера сопротивления Слободана Милошевича (патриота, хоть и финансиста, обучавшегося в Сиэтле, США, имевшего там друзей).

Анализируя ситуацию, мы приходим к правде суровых выводов:

1. Спусковым механизмом экономического разгрома, учинённого Западом, и закрепления стран глобализационной «периферии» на низком технологическом и жизненном уровне (например, стран Африки, Южной Америки в 1980-1990-е гг.) являлась «рекомендация» по введению НДС.

2. Спусковым механизмом неоколониального подчинения западной торгово-финансовой олигархии (в ту же эпоху) является ДУДН и требование международной торговли в «твёрдой валюте», эмиссию которой контролируют частные структуры Запада.

3. Не разглядеть угрозы распространявшегося НДС и ДУДН аж до 1992 года (когда он «вдруг» одновременно вступил в силу на всём постсоветском пространстве), да и после него, было невозможно.

Существовал, и существует сговор – сознательное предательство интересов «местного населения», коллаборационизм. Он прямо следует даже из некоторых «кодовых» реплик глобализаторов: «в этой стране» - «в цивилизованных странах». Руководства стран СНГ, замалчивающие проблему НДС-ДУДН, и не пытающиеся снизить налоговое бремя НДС, «согласовывают» и закрепляют неоколониальный статус своих государств, выводя их из гонки за лидерство. Парадокс: во многих странах предпочтение сознательно даётся не лидерству, или вторым ролям, а колаборантской «свободе». Свободе обирать народ, дерибанить бывшую госсобственность и недра, получать откаты (в первую очередь – взятки за компенсацию НДС на реальный или подложный экспорт), приобретать мерседесы, копить деньжата в швейцарских банках, заводить домики на Гавайях, получать приглашения детишкам поучиться в Кембридже, а племянникам съездить в Штаты на стажировку и т.д. Так, в СНГ только Казахстан с 00-х гг. стал всерьёз уменьшать бремя НДС, избрав стратегию лидерства, путём регулярного небольшого процентного снижения налога.

Следующий парадокс состоит в том, что участники борьбы за лидерство эпохи глобализации выступают:
1. на словах – за демократический мировой порядок, 
2. на деле – за олигархический мировой порядок, 
3. а в итоге получают многоукладный мировой порядок.

То есть, на словах все вроде как за демократию (власть народа), против мирового тоталитаризма либо его угрозы, за многообразие, взаимоуважение.

На деле финансизм Запада в своих планах (а 14-ранговый миропорядок был разработан и освещён в закрытых докладах «Римскому клубу» ещё в 1970-е гг.) стремится к расширению сферы влияния на весь земной шар, но вот в реальности наталкивается на ограничения. Остановимся на этом подробнее.

В качестве идеологического прикрытия, торгово-финансовая олигархия давно говорит о «новой экономике», которая типа уже не нуждается в промышленности, да и вообще, в индустриальном производстве. Так возникли «идеалы» типа «постиндустриального общества». В смысле, «можно богатеть просто с того, что печатать деньги, а затем пускать их в оборот, наполняя реальной стоимостью». Оборот бесконечно эмиссионных денежных знаков желателен международный и многоступенчатый, со множеством посредников – именно к этому финансовые олигархи поощряют граждан Запада. Деньги при «глобаре» выпускают постоянно в избытке, с инфляцией не менее 10%. Создаётся и рекламируется, распространяется далее везде «потребительское общество». Эта навязчивая идея напоминает аллегорическую змею, поедающую собственный хвост, царя Мидаса, превратившего всё вокруг в золото (в новой версии – в зелёные бумажки) или историю о бароне Мюнхгаузене, вытаскивавшем себя вместе с лошадью из болота за волосы. Действительно, мировое сообщество невозможно построить, замкнув цепочку перераспределения – кто-то же должен «производить потребляемое»!

Скажем, что мы видим на примере США? Начало глобализации эта страна встретила формированием «силикон вэлли» (кремниевой долины), где создавалась, и быстро распространялась по всему миру электроника – это было прекрасно… Но вот с приходом финансизма создавались уже по сути только деньги и иллюзии, а индустрии поочерёдно оставляли Америку: «грязные производства», затем тяжпром, лёгкая, обрабатывающая, сборочная, электроника, сфера интеллектуальных услуг (уходит по аутсорсингу).

Но индустрии и предприниматели-производственники далеко не все «исчезли вообще», как «рудименты предшествующей эпохи» - многие из них переместились в незападные страны, в основном в государства, имеющие своеобразный «культурный иммунитет» против «глобализации» («западнизм», «религия денег» - в терминологии русских эмигрантов, разочаровавшихся после переезда в США). Как выяснилось, таким иммунитетом обладают конфуцианцы (китайцы, корейцы), буддисты (бирманцы, индийцы, непальцы и др.) и родноверы (те же корейцы, индусы), в том числе правители из их числа.

Наиболее ярко подобные практики проявились в Юго-восточной Азии и сопредельных территориях. Индустрии стали стремительно перемещаться сначала туда, где не требовалось, долгими реформами, преодолевать социалистическую бюрократию: в Южную Корею и на Тайвань, в АСЕАН. Затем в Китай. А позже, с оглядкой на успехи китайских реформ, на развал социалистического содружества, на незавидную судьбу развивающихся стран и СНГ, «клюнувших» на «райское блаженство» рекомендованных Западом реформ, Вьетнам, Лаос и Кампучия провели «уклоняющиеся» (в терминологии глобализаторов) реформы, по китайскому образцу. Так, очень низкий НДС ввела Кампучия – и США не раз пытались осуществить там государственный переворот, скажем, с помощью буддистской Самранси-партии (возглавлял гражданин США – выходец из Кампучии), но безрезультатно.

С искусственным обрушением Западом здоровых экономик, а особенно – в ходе «азиатского финансового кризиса», лидеры стран Юго-восточной Азии стали осознавать экономическую войну со стороны Запада, и проводить контрреформы. Наиболее радикально поступила Мъянма, где к власти пришли военные, а точнее – армейские специалисты по информационной войне. Устранив компрадоров во главе с Суу Кай, они заменили НДС налогом, стимулирующим индустриальное развитие. Государство стало успешно искоренять наркоманию, проституцию, безграмотность, запускать спутники связи, развивать селекцию, биоэнергетику и т.д. Не в силах свергнуть военных, Запад организовал травлю «кровавой хунты» и все виды блокады, в том числе информационную – не зря в той же России мало кто знает Мъянму, которая могла бы стать для россиян путеводной звездой.

Обдумав этот вопрос, нетрудно прийти к выводу, что Западная глобализация, особенно финансизм, не универсален для всего мира. Эта система имеет пределы роста, связанные с её же внутренними противоречиями. С одной стороны, на Западе наибольшие конкурентные преимущества получают дельцы финансовых технологий, с другой – избыток финансовых технологий делает неконкурентоспособным всё Западное общество, удушая «реальный сектор экономики». А далее срабатывает компенсаторный механизм: если на Западе индустрии сворачивают, то на Востоке разворачивают индустриальный бум. 

Часть 2. Е и Г сидели на трубе

Когда в России был введен ЕГЭ и укрупнение вузов, многие призадумались: «А не для того так сделано, чтобы наши добросовестные дети-внуки не поступали в вузы, зато в них легко просачивались любители ловить рыбку в мутной воде». Кто присосался к трубам энергоресурсов, финансовым потокам, администрации, медиа – в общем-то, уже не секрет. Ознакомимся с инструментарием, которым они действуют – с гуманитарными технологиями. Это позволит, не отгораживая сознание от реальной проблемы, обдумать вопрос «Что сулит ₺Зима русского народа₺?».

Насчёт «сезонов». Ныне официально признанный историк, рекомендуемый школьникам, Л. Гумилёв, в советские годы писал о «золотой осени русского народа». А в неолиберальной России коренной этнос как бы уже и не «озолачивался» - похоже, настала «поздняя осень». На пороге – «зима»?

Гуманитарные технологии

Первейший обман тех, кто в эпоху глобализации манипулирует массовым сознанием, контролируя масс-медиа (= «массовое влияние») – это мировоззренческий обман хищения творческого начала. Якобы «жизнь такая», «объективные условия», «всё по законам классовой борьбы» или «всё в руках божьего провидения» и т.д. Но любая «петля» ложных взглядов на шее народа не затянется «удавкой» до тех пор, пока под ногами есть опора в виде твёрдой уверенности в творческой миссии человека. И вот эту опору глобализаторы и выбивают, давая народам «свободу» - безвольно болтаться в «удавке».

Чтобы у славянина (или другого народа-созидателя), столкнувшегося со скрыто-враждебными действиями, сразу же опустились руки, его лишают созидательной активности, загодя подбрасывая капитулянтские тезисы. В случае экономической реформы 1992г. в СНГ, они следующие:

1. Промышленность, индустриальное производство, доставшееся от СССР, никуда не годно: неконкурентоспособно, устарело, вредно, опасно для жизни и здоровья людей.

2. Главная ценность – человеческие потребности, а опыт США и других цивилизованных стран свидетельствует, что производство ради производства ни к чему, промышленность вообще теперь не нужна, назрела пора вступать в потребительское, постиндустриальное общество.

3. США и Запад идут по магистральному пути развития человечества, остальным следует предпочесть их прямой помощи их же бескорыстные рекомендации, и чётко следовать им; необходимо идти этим курсом, никуда не сворачивая, преодолевать временные трудности, которые возникнут, и обязательно появится свет в конце туннеля.

4. Если «дружеские советы» – агрессия, борец за права человека – предатель, временные трудности – удушение, реформы – вредительство, то расслабься. И выкинь всё это из головы: ты что – самый умный? Профессионалам виднее. Эти, с трибуны – не совсем уже там такие: да подойди, поговори, они всё прекрасно понимают. Большинство людей обманываться радо, но ты-то понимаешь, что сейчас надо именно так? Не ты первый не ты последний, будь проще – и люди к тебе потянутся.

«Ловить рыбу? В мутной воде!»

В странах Европы и в бывших колониях глобализация поначалу способствовала устранению таможенных барьеров и развивала хоть и неравновыгодное, но в целом рациональное международное разделение труда. А вот с 1992г. стояла другая задача: совершить экономический разгром, дробление и нейтрализацию всех существующих и вероятных военных и экономических соперников Запада. То есть, теперь глобализаторам предстояло «опустить» донедавна могущественного противника. Потому ставились и решались сложные задачи:

1. Нейтрализовать спецслужбы противника. С одной стороны, с участием деятелей типа Горбачёва, под предлогом укрепления мира и преодоления последствий холодной войны, были подписаны соглашения о сотрудничестве спецслужб Запада и Варшавского договора – по сути договор о двойных агентах. А раз агенты двойные, то… правильно, у кого долларовый печатный станок, тот и музыку заказывает. С другой стороны, с помощью захваченной пиаровцами-имиджмейкерами-симулякротворцами Запада мас-медии, производилась дискредитация этих самых спецслужб. Так, в объединённой Германии раздували «скандал» вокруг гэдээровской ШТАЗИ, рассекретив и передав гражданам все досье на них; в Румынии наковыряли трупов бомжей и перевозили их, снимая на камеру, по улицам с места на место, раздувая истерию «гор трупов в Темишоаре», обвиняя местную СЕКУРИТАТЕ; пподобный трюк повторили в объятой гражданской войной Югославии. В СССР с проклятиями вспоминали «сталинизм», а также поимённо Ежова, Берию, Ягоду и прочих, навязывая «деКГБизацию» - естественно, предателей славянской (а не другой исторической) Родины этот процесс касался иным боком – они его возглавили. Под идейным прикрытием «праведного гнева» по поводу старых историй о приговорах троек по делу об иностранных шпионах и вредителях, новые иностранные шпионы и вредители действовали вполне беззаботно и безнаказанно.

2. Не вспугнуть производственников. Для того чтобы успешно протянуть решение о введении НДС, об этом главнейшем судьбоносном событии в СНГ 1992 г., на пике «гласности», было запрещено даже упоминать, не говоря уже об аналогиях с Африкой или Югославией. Значит, всех тупо поставили перед свершившимся фактом внезапного полного экономического разгрома? Не совсем: этот разовый акт в массовом сознании растянули в «совершенно естественные сложности экономики переходного периода, наступившие вследствие отказа от более решительного сценария реформ, по типу шоковой терапии». Чтобы запустить процесс в нужном направлении, предварительно, сначала припугнули директоров выборностью их должностей, навешиванием ярлыков «красные директора», а затем привлекли возможностью разворовывания родного предприятия через дочерние (свойские) кооперативы, а также получения директорского пакета акций, в процессе предстоящего разгосударствления – тем самым директоров поставили в психологическую зависимость от «реформаторов». Пилюлю НДС упреждающе подсластили. Так, налоговое давление на предприятия ослабили настолько, что их счета разбухли от безналичных денег, которые было часто «просто некуда девать» (создали денежный резерв). И, помимо и так избыточных складских запасов, перед введением НДС провели «отпуск цен» по заведомо гиперинфляционному сценарию, что заставило хозяйственников затариться всем, чем только возможно, под полную завязку (создали материальный резерв).

3. Дезориентировать население. Здесь годились любое стороннее напряжение фантазии и любое сбивание с толку, с целью отвлечь внимание и переутомить. В ход шло всё: переименование улиц, прямая трансляция лучших сериалов, артистичная многопартийщина с горящими глазами и хлёсткими выражениями, эротическо-порнографический бум, уфология, детективы в духе Гдляна-Иванова, голодовки и прочие акции совершенно не отчаявшихся людей, споры, с перетягиванием одеяла, по поводу чернения-обеления прошлого и т.д. и т.п.

Массовка скрытого влияния

Главным инструментом демократии времён «глобаря» является лоббизм. Лоббизм (заангажированность, толкачество) – скрытое продвижение чуждых большинству избирателей интересов наёмным публичным политиком (демагогом, обладающим артистизмом и не обременённым совестью). Современного типа лоббизм возник в 19-м веке в США, как синтез трёх начал:

· англосаксонская клубная практика, т.е. демократия, допускающая протеже, взаимные привилегии «одноклубникам», людям одного круга,

· африканский трайбализм одной из версий – скрытая родоплеменная протекция,

· юридическое закрепление североамериканского превосходства.

Скажем, в южных штатах, при операциях с хлопчатником, при участии правительства, торговцы, - иногда местные, а иногда иностранные, - нанимали политиков обстряпывать свои дела. При этом политическая верхушка нашла компромисс между, с одной стороны, желанием брать «оплату лоббистских услуг» и, с другой стороны, нежеланием поступаться корпоративно-государственными интересами либо посвящать в свои проблемы простолюдинов. Этот компромисс заключался в создании FARA, «Акта о пристрелке иностранных агентов» – законодательной базы и организации, которая стала отслеживать лоббизм со стороны иностранцев. Таким образом, политика приобрела узаконенную товарную форму лоббизма – «получай тихонечко взятку от отечественного заказчика твоих политических услуг – и никто тебе слова кривого не скажет, все мы здесь такие». И, одновременно с этим, ставя задачу обеспечивать во всём верховенство США, на лоббизм со стороны иностранный агентов влияния были наложены ограничения. Смысл этих ограничений – не допускать массового перекупа американских политиков иностранцами, но и не привлекать к вопросам лоббизма пристального внимания общественности. Характер этих ограничений: в случае подкупа американского политика иностранными агентами, он обязан, в установленный срок, задекларировать в FARA предложенную ему сумму, обусловленный характер заказа, суть выполняемых работ. Данная информация имеет секретный характер и распространяется в бюллетенях FARA для служебного пользования, среди коллег-политиков. Выявляя, таким образом, истинные мотивы выступлений иностранно-заангажированных лоббистов, коллеги имеют возможность более сдержанно голосовать в пользу предлагаемых ими решений. Уклонение от отчётности или неточности в декларациях, подаваемых в FARA, влекут дифференцированные штрафы, до 1 млн. долларов.

Следующий важнейший элемент – лоббистские фонды. Никто их так, по крайней мере, в открытую, не называет, но данное определение полностью отражает их суть. Смысл таких фондов – посредничество на развитом лоббистском рынке. На услуги одного лоббиста бывает корпоративный заказчик: скажем, несколько мелких продавцов хлопка, сговорившись, нанимают влиятельного сенатора, чтобы получить выгодный госзаказ. Или, на одного крупного заказчика может сработать коллективный исполнитель: олигарх может нанять комиссию, комитет, фракцию, партию. А бывает, что один большой общий лоббистский проект объединяет интересы и корпоративного заказчика и корпоративного исполнителя. Например, создаются:

Ø межбанковские или прочие крупные корпоративные Фонды (заказчики, формирующие «чёрные кассы избирательной кампании»),

Ø партийные Фонды (исполнители, проедающие эти «чёрные кассы», а после избрания – и последующие вливания).

Ø универсально-посреднические фонды, как то «негосударственные общественные организации», «Фонды в поддержку демократического законодательства» (финансируемые Госдепом США в неоколониально-зависимых странах) «Благотворительные фонды» и т.д.

Причём, универсальные структуры особо законспирированы от интереса простых граждан, и, в то же время, особо агрессивны в использовании масс-медиа, во вторжении во внутренние дела, в подкупе не только парламентариев, но и разнообразных госслужащих, интеллигентов, дипломатов, в формировании «цепных» националистических и гонении народных «экстремистских» движений.

По устоявшимся «правилам игры», успешным считается лоббирование, «подогревающее» или нейтрализующее общественное мнение и только после этого «продавливающее» политическое решение и «строящее» аппаратчиков (в ином случае точно такие же политиканы, временно находящиеся в оппозиции, поднимают шум, типа «нарушение демократии»). Обычна разбивка одной большой цели на множество задач и подзадач, для которых используют дробные денежные пособия из фондов лоббистов – гранты, создавая под них временные трудовые коллективы соисполнителей. Некоторых специалистов нанимают «втёмную»: получая «солидные гранты», многие и не догадываются об истинном предназначении своих работ, собираемых грантодателями в свою тайную мозаику.

Пример. Питерским учёным заказали разработку технологии некоей «капсулы сверхусваиваемости белка» - на словах шлось о лечении диабетиков приёмом капсулированного инсулина, на деле же в Азии вскоре «всплыли» наркотики для подростков, «коа-боа», по типу жевательной резинки.

Но обычно, в целом, всё более-менее понятно, особенно при повторном контакте с грантодателями, при подготовке покушений, подписании грабительских для государства контрактов, организации «цветных революций». Особо наивные пишут «благостные» заявки, но грантов не получают, а особо ушлые «грантоеды» получают деньги, держа «нос по ветру» - меняя лагеря противников и свои «идеалы», дрейфуя и лавируя, а иногда и сами осваивают фонды изнутри, становясь грантодателями сами. Методика лоббистской состыковки нанимателей и исполнителей – фандрайзинг.

Симулякры и предвыборные обещания

Очевидно, работники Фондов и потребители грантов работают в сфере политических и экономических услуг, производя некую, возможно малополезную или даже вредную, но конкретную товарную продукцию. Рассмотрим её.

Симулякр (симулятор, имитатор, выдумка, преподнесенная в стиле гиперреализма) – особо тщательно созданная, эмоционально заряженная и психотехнически продвинутая «заказная реальность». Так, для победы в операции «Буря в пустыне» в 1991г., США применили симулякр военной победы: СССР был разрушен, и Ирак не мог маневрировать между противоборствующими лагерями, потому достаточно было внятно заявить, что война уже выиграна Штатами – и международные санкции против Ирака таки последовали, будто он уже проиграл, и, тогда оказалось, что США действительно уже выиграли войну, без прямого силового столкновения. Решающая роль в построении этого симулякра принадлежала CNN и её хозяину – Т.Тёрнеру: он заблаговременно закупил, проведя в Питере переговоры с молодым В.Путиным, бывшие советские спутники связи, через которые и транслировал создаваемые новости по всему миру.

Симулякр – наиболее тщательно проработанная, и обычно долговечная конструкция, помимо которой практикуется множество псевдореальностей попроще. Такие продукты создают пиаровцы, имиджмейкеры, спичрайтеры, кризис-менеджеры, специалисты по связям с общественностью, недобросовестные сетевики, распространители или рекламные агенты, работники избирательного штаба, помощники депутата и пр.

Что касается наименее тщательно проработанных и кратковременных псевдореальностей (т.е., грубо говоря – «байды»), то «элита» их на деле поощряет и даже практикует (скажем, популистские обещания от выборов до выборов), но для вида дистанцируется, играя по-крупному – «в симулякр».

«Если изнасилование неизбежно, расслабьтесь и получите максимум удовольствия»

Чтобы дальнейший анализ был понятнее, сначала немного отступим от темы, расширив её.

Лучшие серьёзные решения принимаются с тщательной проработкой сценариев событий, на моделях по типу игровых. Игры, в свою очередь, грубо говоря, можно разделить на две категории: стратегии и тактики. При этом, в крайних их проявлениях, это мегастратегии (глобальные проекты) и микротактики (игры, в которые играют один раз).

Эпоху социализма можно отнести к победе тактики с последующим преобладанием стратегий. Так, сама революция 1917 г. в России была тактическим захватом власти большевиками-марксистами: она, в принципе, подготавливалась, но началась ситуативно, силами «могучей кучки», без особой проработки, с октябрьским переворотом в Петрограде, где серия неудач правительств закончилась общим нежеланием брать на себя ответственность. Началась с тезисов о мировой революции, с военного коммунизма и продразвёрстки. И только потом стала изображаться, с приукрашенным штурмом Зимнего, как Великая Октябрьская Социалистическая Революция. Правление же большевиков-коммунистов можно характеризовать, соответственно, стратегическим планированием, даже с тяготением к гигантомании. Благодаря стратегиям, осуществлялись крупные преобразования: НЭП, план ГОЭЛРО, индустриализация, коллективизация, военное строительство, создание атомной энергетики, пятилетнее планирование.

У глобализации характеристики противоположны: глобальное стратегическое моделирование вначале, с дальнейшим преобладанием тактик, вплоть до «игр, в которые играют один раз». Так, она началась с тщательнейшей как публичной, так и секретной проработки, глобального моделирования, с привлечением значительных ресурсов (Римский клуб, Трёхсторонняя комиссия, «Мозговые Центры»), что вылилось в принятие и дальнейшее внедрение 14-рангового миропорядка, управляемого с помощью НДС и ДУДН. А закончилась преобладанием перераспределения над созиданием. С уничтожением практически всех стратегических запасов и резервов, глубоким упадком технического воспроизводства «реального сектора» экономики (деиндустриализация) в подконтрольной части мира, и расцветом стратегической индустриализации (модернизации) в «уклоняющихся» странах.

На базовом уровне общественных отношений (в быту, на производстве), «глобализация» является властью «крутых», «впаривающих байду» «лохам», и защищённых от контроля со стороны «оленей».

На элитном уровне: «глобарь» – власть олигархов, замаскированных под демократов, навязывающих широким слоям населения симулякры, и, во избежание контроля, подавляющих интеллигенцию (средний класс).

Так, в СССР-СНГ активно продвигалась концепция «открытое общество», якобы подразумевающая «контроль международных организаций над деятельностью коррумпированных чиновников» и прочее в этом духе. На деле же открытое общество – это общество, в котором все его влиятельные, в особенности мас-медийные структуры широко открываются для неолиберального проникновения (путём акционирования СМИ, распределения грантов на «заказные статьи», подкупа двойных агентов и агентов влияния, лоббистов, законодателей). То есть, открытое общество – лохотрон, с «тепличными условиями» для производства разнообразной «байды», «нагревания лохов и построения администраторов», где пытающимся вмешаться «не в своё дело» оленям регулярно «обламывают рога».

Параллельно применялась и концепция «общества переходного периода»: если «олень» начинал аргументированно возражать против «открытого общества», его бесцеремонно перебивали и тут же «переводили стрелки»: «да в нашей стране никто и близко ещё не видел высоких идеалов открытого общества», дескать, мы-то находимся пока ещё только в «переходном периоде».

Процесс колонизации в странах СНГ маскировался оплёвыванием прошлого и экивоками на «левых», тормозящих реформы, «тыкать мордой в грязь» бывшего советского гражданина стали не резко и сразу. Скажем, одна американская журналистка, жившая в СССР в эпоху перестройки, даже издала книгу об «экономическом изнасиловании СССР» (к сожалению, только на английском) – этого «предварительного изнасилования», проходившего за закрытыми дверями, широкая общественность так и не увидела. Закон об НДС был принят при Горбачёве, но в 1991г. ещё жилось хорошо, и только в 1992 г. налог стал уже на постсоветском пространстве действовать. Это была «игра, в которую играют только один раз»: НДС вымывал в пользу банкиров, торговцев и вступающих с ними в сговор коррумпированных чиновников оборотные средства и складские запасы опустошаемых и подводимых к банкротству и приватизации за гроши, донедавна вполне конкурентоспособных предприятий.

Зрелый олигархат

Рассмотрим устоявшееся глобализированное обществе подробнее. Здесь властвуют «крутые» с олигархами, и для них перераспределительный процесс первичен, а созидательный – вторичен. Грубо говоря, они готовы смести на своём пути всё, мешающее процессу перераспределения. А кто способен «возникнуть на пути», кто подвижнический созидатель и добросовестный контролёр всех процессов, происходящих в обществе? Это люди с широким кругозором и высокой культурой – учёные, изобретатели, честные предприниматели. И если от них не получается избавиться полностью, то подавить их всячески – вот в чём тайные устремления «крутых» и олигархов. 

Поначалу бдительность, скажем, советской интеллигенции была усыплена рассуждениями о том, что «в цивилизованных странах» «постоянно растёт благосостояние, интеллектуализируется труд, растёт и крепнет средний класс». На деле же произошла подмена понятий: «интеллигенция» была отброшена с «магистрального пути развития человечества», натомест помещён «средний класс». А «средний класс» – это не то, что в голове, в сердце, в руках, а то, что в кошельке. И, под сурдинку, место интеллигента заняли типа бухгалтер с аудитором, получающие неплохой доход с обслуживания финансовых потоков, заканчивающихся в кошельке олигарха, и получающие, в процессе этого обслуживания, так сказать «вполне достойные брызги от шампанского». Тем временем инженеры, изобретатели остались не у дел, была подорвана способность общества воспроизводить не только «реальный сектор экономики», но и «реальных» учёных, врачей, учителей.

В новом тысячелетии олигархат заметно стал сдавать позиции: в мировом масштабе странам Юго-Восточной Азии, а в масштабе СНГ – Казахстану и приграничному Китаю. Открытое обсуждение, со сравнительным анализом путей развития, было, на практике, запрещено, и вместо «демократии и гласности» последовало закулисное «закручивание гаек». То есть, в зрелом олигархате глобализаторы ощутили недостаточность простого ущемления, решив радикально «прижучить гнилую интеллигенцию», радеющую реформирования застойного неолиберального общества.

Поскольку интеллигенция, собирая десятки тысяч протестующих, прибывающих из многих стран Запада, грозила совершенно реальным срывом заседаниям «Большой семёрки», МВФ, Всемирного банка, ВТО. Глобализаторы решили резко ужесточить миграционный режим и создать обстановку, оправдывающую превентивные массовые аресты. Для этого была выработана концепция развязывания своеобразной мировой террористически-антитеррористической войны. С участием CNN, спецслужб и Пентагона, с отключением NORAD (система принудительного автопилота при критическом отклонении курса самолёта от маршрута), задействовании наземно-спутниковой системы управления полётами Thalex ATM, а также фирм, специализированных на промышленных взрывах, был разработан и осуществлён симулякр «9/11» - авианалёт на Всемирный торговый центр и Пентагон. Через неделю, выступая в Лэнгли, тогдашний президент США Дж. Буш-младший почти открытым текстом поздравил работников ЦРУ с успешно проведенной операцией, а невредимые биржевики Центра отпраздновали рост курса доллара и барыши с предварительно заключённых спекулятивных сделок. Кстати, роль террориста №1 досталась другу Буша – Усаме бин Ладену, записи выступлений которого регулярно обсуждали масс-медиа. В бытность президента Обамы, спецслужбы якобы убили Усаму, но осматривающие тело патологоанатомы говорили о «крайне нездоровом состоянии всех органов», что может означать, что он умер естественной смертью, и был вывезен для генетической экспертизы, с последующим возвращением семье для похорон.

После 9/11 «антиглобалистов» стали массово отсекать от их международных мероприятий, запугивать обвинениями в терроризме, особо непокорных или ценных – арестовывать и ссылать на специальные базы типа Гуантанамо, иногда с принуждением работать на «шарашках». Кроме того, через продажные МИДы, перед американскими военными транспортниками было открыто авиапространство над многими странами мира, что укрепило США, НАТО и сотрудничающих с ними наркоторговцев.

Следующий удар, нанесенный по интеллигенции – это введения ЕГЭ в сочетании с резким укрупнением вузов и расслоением в зарплате научных сотрудников – и в этом негативном опыте Россия не уникальна. Вполне адекватный ход против повторов собраний на Манежной площади Москвы и пр., ожидаемых волнений интеллигенции и студенчества в стране. Как уже стало очевидным, лучшие балы в ЕГЭ получают дети «крутых», и преимущественно нерусских, а детей из интеллигентных семей «держат за лохов». Кроме того, наука, в том числе вузовская, подгоняется под «общеолигархический стандарт». Повышая лояльность официальной науки, исследователей и разработчиков держат как «оленей», «на голодном пайке». Тем временем академикам и ректорам, решающим кадрово-пиаровские вопросы, выделяют зарплату на уровне «помощника олигарха». Соответственно, в укрупнённо-приглаженных «под одну гребёнку» вузах острота темы модернизации России, сознательно сбита.

Перераспределение ресурсов

Каждый крупный симулякр призван решать несколько задач. Так и 9/11 повлёк захват Афганистана для облегчения доступа к нефтегазовым богатствам прикаспия (реализация проекта TAP – Trans Afghan Pipeline и пр.). Также, предлог переброски военных транспортников внёс коррективы в наркотрафик – производство афганского опиума и героина возросло в несколько раз, героин и южноамериканский кокаин стали регулярно доставляться на этих самых транспортниках в страны СНГ, ЕС (например, через косовских албанцев) и США.

Для транспортировки углеводородов Прикаспия через Афганистан, у Запада, в частности, у группировки Бушей, не хватило ресурсов (талиб Карзаи вместе с натовцами не смог установить Китай, по возможности, тихо мешал делу, даже чуть не купил нефтегазовую корпорацию Юнокаль, действующую в регионе). Но, опираясь на симулякр «борьбы с международным терроризмом» вообще, и такими его разновидностями, как «государственный терроризм» в частности, США и НАТО стали вторгаться в страны, где очевидно пересечение нефтегазовых, трубопроводных, урановых интересов. Кроме того, применялись и другие методы: госперевороты, гражданские войны. Так произошёл захват Ирака, перевороты в Пакистане, Тунисе, вторжение в Ливию, раздел на части стран Африканского Рога. Понятно, что в стране с марионеточным режимом проще ввести НДС, навязать долларовый обмен, ограничить экспорт углеводородов в Китай и продавить преференции при экспорте, скажем в страны неолиберальной «коалиции» (типа старой иракской схемы «Нефть в обмен на продовольствие»).

Часть 3. Прогнозирование

Теперь займёмся прогнозами, связанными с выборами-2012. Чтобы прогнозирование было доверительно-успешным, начнём с методики, пояснив, как получают действительно серьёзный, заслуживающий внимания прогноз.

Методика прогнозирования

1. Позиционирование. Прежде чем доверять-не доверять и делать-не делать прогноз, выясняют: кто прогнозирует, для какой «публики», кто заказчик, какие цели у заказчиков, исполнителей и «публики».

Пример: Данная работа началась позиционированием автора и аудитории, и далее по ходу, можно было проверить соответствие. И то, что в предисловии говорится о президентских выборах, а на выходе не выстроен вывод о том, за кого же именно голосовать, свидетельствует, что это – не заказной материал с применением политтехнологий.

2. Управление. Все социальные прогнозы существенно влияют на сам результат прогноза, воздействуя при их распространении на поведение, принятие решений и дальнейшее прогнозирование. Существуют

· План-прогноз – открытое планирование, агитация и пропаганда.

· Манипулятивный прогноз – сродни симулякру, предполагает скрытое планирование и управление, сознательное введение в заблуждение, цель пиар-технологий.

· Дезориентирующий прогноз – дутая сенсация, симулякр с блокированием нежелательных действий или организации противодействия, цель управляемого хаоса.

· Провокационный прогноз – побуждение к заданным действиям, во вред «публики», но в пользу заказчика, цель кризис-менеджмента.

Примеры. В СССР широко практиковались только план-прогнозы, типа пятилеток, годовых, квартальных, месячных, декадных планов, с жёстким контролем и ответственностью за их выполнение. Три другие тапа прогнозирования широко распространены при неолиберализме, здесь разработчиков контролируют и взыскивают не по признаку совпадения прогноза с реальностью, а по признаку достижения поставленной тайной цели, что у «лохов» создаёт иллюзию безвластия и безответственности.

3. Парадигмы – устоявшиеся системы понятий, взглядов и привычек. Прогнозирование всегда приводят к вольно-невольным ошибкам, если прогноз выходит за пределы парадигмы, но базируется на ней.

Пример, из области техники: в эпоху парусников будущее виделось в увеличении количества кораблей, в процветании портов, в построении дирижаблей. В эпоху пара будущее виделось в процветании железных дорог и станций, в самолёте Можайского. В эпоху двигателей внутреннего сгорания, перспективными считают местности, близкие к автомагистралям и аэропортам, двигателя с турбонаддувом. А научная фантастика уже освоила безынерционные, антигравитационные, подпространственные транспорты.

4. Целеполагание – определение предмета и цели прогнозирования.

Предмет данного прогноза – процессы, связанные с закатом эпохи неолиберальной глобализации. Цель – прогнозировать и созидательно участвовать в построении близкого будущего.

5. Корректировка – поскольку прогноз, как и любое исследование, и любое моделирование, исходит из сознательного упрощения реальной ситуации, по завершении прогнозирования, необходимо указать на возможные отклонения от прогноза в случае, если не учтённые факторы вдруг станут решающими.

Что делать, когда в мышеловке заканчивается сыр?

Начнём с анализа цикла развития. Есть основания считать, что неолиберально-глобализационная «волна» почти прошла все стадии развития:

· зарождение – закрытые доклады «Римского клуба», Европейское Общество Угля и Стали, ГАТТ, НАТО, компьютеры;

· подъём – «Общий рынок», ЕАСТ, «плавающий доллар», Интернет;

· пик – покорение Африки, Латинской Америки, многих стран Азии, демонтаж европейских соцстран, волнения на площади Тяньаньмэнь;

· упадок – развёртывание движения «антиглобалистов», уклоняющиеся реформы в Юго-Восточной Азии и Казахстане, переворот в Мьянме, и контрнаступление по линии «террор-антитеррор»;

· закат – гражданская война «Никакого НДС!» в Непале, введение наличного евро, «хозяйское» вступление Китая в ВТО, налаживание Малайзией межгосударственного факторинга, деятельность Ж-77, Азиатского банка реконструкции и развития, независимого от ВБ.

Исходя из этого, для России можно предположить две версии развития после выборов-2012 – пессимистическую и оптимистическую. Реалистическая версия предполагается между ними, с учётом и нашей с Вами активности.

Но, прежде чем приступить к делу, уделим внимание безопасности.

Пример. Перед второй мировой войной генерал де Голль долго добивался оснащения французской Армии танками. Отчаявшись переспорить военных, он выступил в открытой прессе, поясняя схемы возможных действий немецких танков. И через пару лет немецкие генералы подтрунивали над да Голлем, мол, перед войной они получили готовые тактические карты по разгрому французов с помощью танковых дивизий. Как говорится, не зови лихо, пока тихо.

Итак, пессимистический сценарий разрабатываем по минимуму, опираясь на очевидно имеющиеся у вероятных противников данные, схемы, планы.

Версия пессимистическая: «Суровая зима русского народа».

Версия исходит из двух базовых посылок:

1. Сохранение имеющегося основного налога ставки 18% НДС (sales); усугубляющий фактор – вступление РФ в ВТО.

2. Ухудшение условий сбыта российских энергоносителей на мировом рынке; усугубляющий фактор – исламизация рынка углеводородов, в том числе российского.

Почему «суровая зима русского народа»? Кроме теории циклического развития этносов Л. Гумилёва, вспомним практику продолжительного и основательного раздела Югославии на мелкие государствица, по линиям разночтения ветхозаветных религий, с нагнетанием наркотранзита и исламизации, с поддержкой неславянских народов. Сербы принявшие ислам, стали боснийцами, сербы имеющие курортное побережье – черногорцами, а сербы составлявшие в Косово большинство, стали чужеродным меньшинством. Вообще, олигархам, лидерам транснациональных компаний, выгоднее иметь дело с мелкими и слабыми народами и правительствами, к чему они и ведут, лелея сепаратизм – как Березовский, разбогатевший на войне «федералов с Ичкерией». Там, где интерес особенно горяч, нагнетается терроризм и насаждается национализм. В результате, если в 1970-е гг. в мире было до 100 государств, то в 1980-е – до 150, в 1990-е – до 200, в 2000-е – до 250… Называют и важнейших кандидатов на дробление – Китай, Россия, Иран, США.

Известно, что глобализации подвержен иудохристианский (ветхозаветный – иудейский, католический, протестантский, исламский) мир, иммунитетом же к ней обладает конфуцианство, буддизм и родноверие. Рассмотрим это подробнее.

Сецслужбы США активно поощряют мусульманство и христианство в Китае, пытаясь стимулировать либерализацию и возбудить сепаратизм.

В Индостане, с трудом частично глобализированом, прозападные реформы легче шли на мусульманских территориях – Пакистан, Бангладеш и др.

Бирманцы и прочие буддистские общины Мьянмы, с том числе, буддистская община племени каренов, быстро свергли неолибералов; но ещё долгое время на приграничной с Таиландом территории тлела гражданская война с каренами-христианами, поддерживаемыми Западом.

Мусульманскую Малайзию времён торжества неолиберализма, покинула островная провинция – конфуцианский Сингапур, который сразу снизил ставку НДС до 3-5%, ступив на путь модернизации. Основная же часть Малайзии модернизировалась позже – и то благодаря китайским предпринимателям, при поддержке индийцев, и лидером страны стал сын индийца, пытающийся даже модернизировать ислам в духе индуизма – Махатир Мохаммад.

Католические страны Латинской Америки, Филиппины, а также мусульманская Индонезия, поначалу индустриализировались, но, приняв неолиберализм и НДС, были деиндустриализованы.

Израиль, приняв небольшой НДС, наложил его и на маржу с финансовых операций, что позволило сдержать разгул финансовых спекуляций, но всё же производство и оборона в стране стали постепенно приходить в упадок.

Вот социологический расклад. Соответственно, российские неолибералы, согласованно с Западом, активно поддерживают православие, мусульманство, иудаизм, и ущемляют атеизм, буддизм, родноверие (язычество). Так, разогнаны-подавлены партии, депутаты, издательства («Белые Альвы», «Русская Правда»), поддерживающие родноверие. В сталинской терминологии – это «саботаж» и «вредительство» в деле Российской Модернизации.

Следующий вопрос. Обратим внимание на застарелость парадигмы углеводородной энергетики: на смену ей ожидается новая базовая, скажем, водородная энергетика. Возник и пока неформальный Аш-клуб, «Н-club» – клуб держав-разработчиков водородной энергетики: Канада, Германия, Япония, США, Китай, Франция, Австралия. И у России пока есть шанс, модернизируясь, войти в новую индустриализацию на базе новой энергетики.

И напротив, достаточно руководству РФ просто держать прежний курс, глобализаторский на деле с вариациями на словах. Называя экспортный песок (оксид кремния) продукцией нанотехнологий. Вступая в ВТО без снижения НДС (это – катастрофа для остатков промышленности). Продолжая размещать Госрезерв на Западе. Наслаждаясь временно выгодной конъюнктурой нефти и газа. Дотируя строительство церквей и мечетей, потворствуя нелегалам.

И вот настанет вторая фаза разрушения державы. На фоне умирающей отечественной индустрии «реального сектора» и возрастающей экспортной зависимости, «вдруг» возникнет «ужасная» проблема сбыта энергоносителей.

Скажем, Канада разработает достаточно дешёвый способ получения водорода на АЭС, и все основные импортёры энергоносителей быстро освоят этот способ, большинство трубопроводов натомест нефти и метана заполнит водород. И примут законодательство, льготирующее-кредитующее ускоренный переход на водородную энергетику. А также, при поддержке Гринпис, Япония, а за ней все страны расширяющегося «Аш-клуба», введут дополнительный налог «на косность энергетической технологии», то есть на все (от ГРЭС до мопедов) энергоустановки, работающие на углеводородном топливе. Само собой, рынок нефти и газа упадёт, и увлечёт в падение Россию. Не за что станет закупать импорт, содержать социалку, перевооружать Армию, наступит голод. Доверие к власти будет подорвано, а многие её представители эмигрируют, начнутся волнения, но попытки их подавить Запад пресечёт арестом Госрезерва и прочими санкциями. И голос деклассированной интеллигенции будет тих.

Окажется, что в наступивший кризисный период главной из немногих оставшихся (точнее – оставленных неолибералами) «на плаву» сил, консолидирующих общество, является религия. И, при тайной поддержке Запада и явной поддержке Востока, выяснится, что решающей силой в прикаспийско-волжско-западносибирском регионе России является ислам. Единые и могучие США до того времени могут не дожить, но вот Китай, Япония и окрепший Казахстан очевидно проявят высокий интерес к азиатским «беспризорным территориям», предварительно потребовав сдать на утилизацию российские ядерные боеголовки «в связи с невозможностью их полноценного обслуживания и охраны» (как это было в 1990-е в Украине).

Стоп.

Версия оптимистическая: «Славянское возрождение».

Версия исходит из двух базовых посылок:

1. Россия производит быструю реформу в сторону резкого снижения налогового давления со стороны НДС; фактор-усилитель: замена НДС цепочечным налогом, по типу Южной Кореи, или налогом-имитацией, по типу Малайзии, или альтернативным налогом, по типу Мьянмы.

2. Созидательные инновации позволят России вырваться из жёсткой нефтегазовой зависимости (провести индустриальную модернизацию, войти в «Аш-клуб»); фактор-усилитель – «циркониевый занавес» (усовершенствованный аналог «железного занавеса»).

«Беглогвардейцы» надеются: «Нас не догонят!», а коммунисты – верят в позавчерашний день

Начнём с аналога реформ, вернувшись к опыту Китая: приняв НДС consumption, да ещё и небольшой ставки, при вступлении в ВТО он не падал на колени, а всех ставил на колени сам. Чтобы Россия вошла в ВТО не как «бедный родственник», не упала и не рассыпалась на части под тяжким бременем НДС, его надо срочно и резко снижать. На постепенные реформы по типу Казахстана, видимо, уже нет ни времени, ни ресурсов. Разговор, конечно, не о финансовых, природных или интеллектуальных ресурсах, а о ресурсе Честной и Патриотичной элиты.

То есть, независимо от того, кто станет Президентом в 2012 году, он не сможет просто так вот объявить реформу необходимой для сохранения целостности державы и процветания народа, да и провести её. Ему будут мешать. Коррупционеры, олигархи и неолиберальные пиаровцы заинтересованы в сохранении НДС (sales) – именно откаты и компенсации с него – источник их капитала, причина карьерного роста, средство для обустройства «запасного аэродрома». Многие из этих людей, образно выражаясь, больны синдромом «беглогвардейца». Это синдром всевозрастающего отчуждения от «низов» общества, в ожидании приближающейся катастрофы, в страхе перед очередным будущим Сталиным, в растаскивании национальных богатств по Швейцарским банкам, Канарским недвижимостям, в надежде, «если что» – обязательно попасть «на последний самолёт». Это практика пакости исподтишка, публичной клеветы, готовность к найму киллера. Но это и самообман сказки для взрослых о том, что в «цивилизованной стране» их любят и ждут, или о том, что где-то в Забугорье существует «счастливая быть мною облапошенной» «страна непуганых лохов».

Но они уважают силу и понимают политику кнута и пряника. Их необходимо предупредить о требовании переквалификации в нуждах реформы, создать для этого условия. Одновременно сужая возможности по вывозу капитала и расширяя возможности заниматься новой индустриализацией. Контролируя и взыскивая, давая обозначенный период времени на «перевоспитание» либо эмиграцию (досрочную пенсию).

Тем временем, левые больны синдромом «позавчерашнего дня». Они верят обанкротившемуся марксизму, говорят о его творчеком применении, не развивая его. Вместо выстраивания причинно-следственных связей, отработки стратегии и тактики, ответственного и решительного действия – пустозвонят, пеняют на других. Вообще, русские коммунисты в основном – интуиты, которые не станут особо ломать голову над тем, как решить проблему по сути, или над тем, кто именно и как именно их «кидает». Почувствовав, что их в чём-то обделяют, они разрывают отношения, а ощутив, что начинание многообещающе, они готовы принять указания и приступить к исполнению. Возможно, это покажется странным, но они точно так же уважают силу и понимают политику кнута и пряника, хотя при этом требуют большей тактичности (часто предпочитая содержанию форму).

И, какая бы партия или коалиция ни возглавили реформу, вероятно, придётся пройти через внутренний раскол между сторонниками и противниками реформы: лучше очистить и омолодить кадры, чем дожидаться падения и дележа единой России, появления на её обломках очередной «большевистской диктатуры лохатриата». Представлять, как либералы, без особых указаний «кнута и пряника», проводят модернизацию не надо – их показуха и так видна. Но представим, что коммунисты, «не меняясь», пришли к власти в России. И вот они национализируют множество предприятий – без предоставления инженерам «матрикул» (личных печатей, с личной ответственностью и необезличенным вознаграждением за качество работ), без доступных изобретателям патентов, без субподрядов инновационным предприятиям. Если над этим не работать, то Россия, вместо модернизационного прорыва в лидеры, станет рассадником технологического позора и экономического убожества, дряхлеющим «большим АвтоВАЗом». Без пересмотра коммунистами теории и практики обогащения всего общества за счёт создания и получения интеллектуальной ренты конкретными авторами, как успешно творить, как защищать и продвигать за рубеж инновации?

Тому, кто действительно собирается проводить российскую модернизацию, необходимо ясно заявить о смене курса, в направлении патриотизма и созидания: «Патриотизму – да! Модернизации – да! Беглогвардейщине – нет! Застою – нет!». И действительно сменить курс. Возможно, показав примеры покаяния. Помня, что Россия ещё достаточно сильна, и может защитить лидера получше Норьеги или Милошевича, а «глобарь» уже достаточно слаб, чтобы держать всех в узде.

Теперь о характере реформирования НДС. Прежде всего, надо ясно представлять, что неолиберальная сказка о том, что «да мы можем просто отменить НДС…» - зловредная сказка. На этом налоге, помимо внутренних сил (о которых шлось выше) завязаны и влиятельные внешние силы. Так, стоило Малайзии и Таиланду осуществить реформу в сторону снижения НДС, как, в наказание, грянул «азиатский финансовый кризис», докатившийся даже до России в качестве дефолта. Россия, находясь между ЕС и Китаем, не может «с кондачка» резко пересмотреть основной налог, определяющий технологический статус страны, конъюнктуру её экспорта-импорта, режим компенсаций при встречной торговле. Во избежание (смягчение) конфликтов, реформу необходимо проводить так, чтобы она не слишком сильно и быстро затронула основных торговых партнёров. Но необходимо нейтрализовать ущерб, наносимый НДС отечественным субподрядчикам, а значит, их сотрудничеству в глубокой переработке сырья, в инновационной деятельности, в разработке и производстве наукоёмкой продукции. Для этого применяют:

· Южнокорейский опыт – освобождение от НДС по «принципу домино» всех субподрядчиков по технологической цепочке в случае, если производимая продукция предназначена на экспорт. Вариант: освобождать от уплаты НДС субподрядчиков в рамках специальных программ: аэрокосмической, ВПК, водородной энергетики.

· Малайзии опыт – исключение из налогообложения инструментов, оборудования, комплектующих, расходных материалов, научно-технических услуг.

· Мьянмы опыт – применение многоступенчатого налога. Первичное сырьё облагается по максимальной ставке, на концентрат ставка ниже, на полуфабрикат ещё ниже, и далее ставка на продукцию всё более сложных производств постепенно снижается. Вплоть до освобождения на год с начала внедрения новой продукции.

Возможно и простое снижение ставки НДС, на 3-5% ежегодно. Помня, что налоговые поступления в бюджет краткосрочно снизятся, и придётся их компенсировать, чуть подняв другие налоги, временно уменьшив госрезерв.

Позволено красть российское будущее?

На Западе и в послушных прозападных странах, в частности в России (послушание на деле, непослушание – на словах) опять настали застойные времена. Понятия «инновации», «нанотехнологии», «модернизация», «кадровый резерв», «национальные интересы», а также «классовая борьба», «подъём промышленности» наполняются показушным смыслом. Лидеры пока опасаются «говорить прозой», всерьёз противостоять «генеральному неолиберальному» курсу. И выборы-2012 – «кот в мешке»: неизвестно кто и куда будет рулить, или как выразительно будет артикулировать симулякры.

А чтобы совершить позитивные преобразования, придётся слова и дела подвести к общему знаменателю, укрепив дисциплину и подняв уровень публичной ответственности за публично сказанные слова. То есть, отойти от статус-кво государственно-оппозиционного мошенничества. Модернизация всерьёз – это когда в России не позволено красть российское будущее в пользу иностранных «пирамидостроителей», потакая их деньгоподобным «фантикам». Это когда устанавливается ответственность:

- за будущее пенсионеров, то есть непозволительно загонять их в гроб раньше, а провожать на пенсию позже, чем при СССР;

- за будущее трудоспособного населения, то есть непозволительно сокращать количество вузов и интеллектуально осмысленных работ, удушая индустрии НДСом и «впаривая байду» об инновационном пути развития;

- за будущее подрастающего поколения, то есть непозволительно уступать другим странам лидерство в одной отрасли за другой, и в одной сфере культуры и интеллекта за другой, а масс-медиа – наполнять растлением;

- за будущее не рождённых детей, то есть непозволительно тихо сворачивать развитие космонавтики, науки, техники и прочих стратегий, натомест вывозя капитал и слегка поднакачивая бюджет поступлениями от не возобновляемых, краденных у будущих поколений экспортируемых ресурсов.

Да, конечно, реплика ещё не досказана, а уже слышны возгласы об «ущемлении прав и свобод». Ну что же, остаётся терпеливо объяснять, меняя ракурсы, необходимость реальной модернизации, а значит – оправданность антинеолиберальных реформ. Поясним:

Во-первых, совершая компьютеризацию, на прошлой инновационной волне, Россия, образно говоря, размечтавшись о сладко-ленивой жизни, «упала на хвост» Западу. Но сама при этом попала «в мышеловку». А теперь пришла пора следующей инновационной волны: пора создавать новую энергетику. И, если вовремя не провести реформы, не совершить «энергетический рывок», то государству придётся прямиком из неолиберального капкана, в полудохлом или каком виде, отправиться на «свалку истории». Так что ребята-девчата, давайте жить дружно, засучив рукава, с пониманием.

Во-вторых, торг здесь не уместен – реформы сами по себе уже большой компромисс. В другом случае происходят более жёсткие акции. Скажем, как военный переворот в Мьянме, гражданская война в Непале, выделение Сингапура из Малайзии.

Во-третьих, реформирование – это сознательное избежание крайностей между полной безответственностью, распродажей России направо-налево (Западу - Востоку) и диктаторскими методами наведения порядка, в духе Сталина. Кстати, сталинские методы включают и «руку Москвы», способную достать Троцкого в Америке, Бандеру в Германии, и множество всем гамузом, без всяких презумпций, экспроприированных, депортированных, репрессированных; с другой стороны, авторитаризм Сталина был довольно новаторским явлением, имитация же сталинских методов при сохранении НДС ни силы ни процветания не обеспечивает, подобные застойные режимы известны в СНГ: Туркмения времён «Туркменбаши» и нынешний Узбекистан.

В-четвёртых, не умеете реформироваться – подскажем, научим, а если не хотите – пора и честь знать. Можете, конечно, реализовать свой высокий внутренний потенциал «беглогвардейца», искателя «позавчерашнего дня», «общечеловеческих ценностей», воздыхателя голубой луны, воздыхательницы острова Лесбоса, садо-мазо и т.д. Можете реализовать, но не здесь и не сейчас, поскольку мы собрались творить, здесь и сейчас, лучшее для славянской души и тела будущее, так что скатертью дорога, и не поминайте лихом... Если напротив, горячо одобряете реформы, но живёте за рубежом – добро пожаловать, есть возможность дружить, творить, соучаствовать!

Вот мы и подошли к идее «циркониевого занавеса». Он не «железный», и не железобетонный как берлинская стена, в идеале он достаточно ажурный, но и очень прочный. Скажем, деятельность двойных агентов российско-западных спецслужб или нелегальная мусульманская низкоквалифицированная трудовая миграция с последующим семейным проживанием – желательна для антинеолиберальной реформы? Позитивное обоснование проблематично, а негативное «лежит на поверхности». Так в чём проблема? – закрыть циркониевый занавес, и приподнимать только для их депортации (если достаточного обоснования так и не будет). Берёте западные гранты или выполняете указания зарубежного собственника СМИ – будьте любезны, отчитайтесь (и тут, возможно, необходимо создать аналог российского FARA), а не отчитались – платите штраф, или, приподнимаем занавес – за бугор. Вывоз российского капитала в офшоры, шантаж и похищение специалистов (скажем, по ложному обвинению в кибертерроризме) – занавес опускаем, ввоз инвестиций и технологий – открываем занавес.

Корректировка

Итак, мы завершили прогнозирование. Что получили?

Получили два «крайних» сценария событий, связанных с упадком неолиберализма и будущим России – максимально негативный и максимально позитивный. Реальность, в случае корректного прогнозирования, должна «естественно» расположиться примерно посередине между «крайними» сценариями, а в случае широкой пропаганды данного прогноза и склонения общества к реализации позитивного сценария, детализации этого позитива – реальность может приближаться к нему.

Теперь дадим волю сомнениям, поощрим критику, то есть займёмся собственно корректировкой.

Расстановка внешних сил, коррекции

Корректировка 1. Возможно, мы недооценили Китай. Скажем, Вашингтонский и Брюссельский «обкомы» переезжают в Шанхай, и откорректированный неолиберальный курс России диктуют уже оттуда. В развитие сюжета: Германия и Китай осуществляют совместный энергетический прорыв, бурно осваивая водородную энергетику и снижая цены на углеводороды, тем временем как доллар терпит крах, и разучившаяся работать Америка валится на части.

Корректировка 2. Возможно, напротив, недооценены США: после выборов-2012 страну возглавит мусульманин (скажем, тот же Обама «разыграет исламскую карту»). И, ещё до того как грянет углеводородный кризис, связанный с новой энергетикой, приключится «второе рождение ОПЕК». Но теперь экспортёры углеводородов назовутся, скажем, «Новый халифат», и, опираясь на поддержку США, многих стран Азии и Африки, а также огромной мусульманской диаспоры, станут диктовать ЕС, Японии, Китаю не только цены, но и поставщиков. Причём, с давлением вплоть до бойкота России, если та не станет происламской.

Расстановка внутренних сил, коррекции

Любое запаздывание с реформированием, нерешительность ведёт к усилению классовой («мы не лохи, лохи – не мы!») межнациональной и межконфесиональной напряжённости. А отсутствие резкой смены курса после 2012 г., прямо ведёт к скорой гибели неолиберальной государственности России, утрате территориальной целостности. Одно с другим тесно связано, что, кстати, закреплено омонимией: «Единая Россия» и Единая Россия.

Теперь попробуем сложить коррекции внутренней и внешней расстановки сил.

1. Создание многополярного мира (резкое усиление Китая, Германии, Японии) способно спровоцировать финансовый кризис и территориальный развал США. Уже обсуждается сценарий – создание трёх объединений штатов: испаноязычного католического (Юго-западные штаты), афроамериканского мусульманского (Юго-восток) и белого протестантского (Север). Причём, развал США, с оглядкой на их значение в глобализированном мире, может запустить сепаратистские брожения в других странах, прежде всего в России. Особенно – в случае кризиса сбыта углеводородов.

2. Если резко усилится мировое мусульманство (а над этим работают в Саудовской Аравии, Турции, Иране, в среде афроамериканцев США, в Организации Исламская Конференция, - в частности, над обновлением ислама и новой монетарной политикой). Так вот, если мировое мусульманство резко усилится, станет шантажировать Россию, ожидается резкое усиление пока подавляемого государством славянского родноверческого движения, а также многих националистических движений.

Выводы

Поразмыслив, подведём итоги.

1. Экономика неолиберализма – это неоколониальная глобализация, с построением «пирамиды» перераспределения богатств на базе применения Налога на Добавленную Стоимость и Договоров об Устранении Двойного Налогообложения. Этот миропорядок поначалу имел большое прогрессивное значение, но сейчас уже приблизился к полному исчерпанию. Выборы-2012, как ожидается, стимулируют смену мирового лидерства и вхождение Китая, США и России в новую эпоху – эпоху модернизации (которую, из них, пока осуществляет один Китай).

2. Идеология неолиберализма, на этапе финансизма, в неоколониальных странах типа России – высокопрофессиональное мошенничество, с применением симулякров, пиара, и прочих политтехнологий, прикрывающих транснациональную олигархию видимостью демократии, деиндустриализацию – постиндустрией, а неоколониальный грабёж – «магистральным путём развития человечества».

3. Выборы-2012 в России – глобализаторский «кот в мешке», не дающий ни народу, ни элите никакого выбора «на бумаге». Вместе с тем, крайне необходимо быстро и обстоятельно провести модернизационные реформы, с резким ослаблением давления НДС. Застой грозит утратой территориальной целостности и самой российской государственности, возможным откатом к «новому сталинизму», наступлением «суровой зимы русского народа». А успех позволит освоить новую энергетику, успешно осуществить модернизацию-индустриализацию, поднять благосостояние, совершить национальное обновление.

4. Выход из кризиса, в который зашёл современный неолиберализм – в модернизации, уже широко апробированной в Юго-восточной Азии.

5. С учётом опыта народов мира, наиболее благоприятной для преодоления неолиберализма и для духовной поддержки модернизационной реформы в России, представляется обстановка совместного духовного подъёма славянского родноверческого движения, буддизма и конструктивного атеизма, умеренного православия (с возможным его дрейфом к родноверию). Наихудший для российской реформы вариант – государственная поддержка православия и мусульманства с постепенным креном к мусульманству: при таком раскладе, религия скорее стоит на страже неолиберализма, а в случае розыгрыша в США «исламской карты» против Китая и России – несёт угрозу территориальной целостности.

6. В случае неудач в проведении модернизации, ожидается резкое возрастание напряжённости в российском обществе. А вероятные важные изменения в мире (резкое усиление Китая, мусульман, развал США) приведут к росту межконфессиональной и межнациональной напряжённости в России, к ожидаемому росту сталинистских и фашистских настроений, и к «неожиданному» усилению славянско-родноверческих движений, возможно – конфуцианства и прочих.

7. В преддверии выборов-2012 влиятельные политические силы не готовы к реальной модернизации: лидеры опасаются «говорить прозой», либералов и центристов слегка пробирает «беглогвардейскими» настроениями с дежавю-2017, а левых – тайные мечты в духе «диктатуры лохатриата» и готовность поднять из пепла советские предприятия, старьевщицки восстановив их в духе АвтоВАЗа. Но, с другой стороны, многие (если не большинство политиков) готовы хорошо работать при ясной, требовательной и поощрительной постановке разумных задач.

Похожие статьи:

Вторая мировая войнаЖизнь и подвиг Евгения Преображенского

Русское делоЯ горжусь тем, что я русский

ПолитикаОсновные беда России отнюдь не дураки и не плохие дороги

Наука и технологииРусский прорыв в технотронное будущее

Русское делоА нас Рать

Силваяр

рейтинг

+4

просмотров

3968

комментариев

8
закладки

Комментарии