Неоязычество

Язычество

Хочу поднять для пользователей Славянской Культуры сложную и неоднозначную тему о – Неоязычестве. В данной статье мы попытаемся подробно рассмотреть современное язычество с разных позиций, понять суть и разобраться, что же происходит на самом деле и кому это может быть выгодно. Прошу Вас не торопиться делать поспешные выводы из прочтенного, а также хочу предупредить, что представленный материал только для людей, которые хорошо понимают тему и готовы подойти с аналитической точки зрения ко всему, что сейчас прочтут.

Современное неоязычество, и в частности родноверие, на первый взгляд, кажется просто одним из самых нелепых и смешных заблуждений. Разговоры о Перуне, «русских богах», «Велесовой книге» и «дохристианском православии» с серьезным лицом вызывают желание ущипнуть себя… или того, кто это говорит. Казалось бы, что поделаешь, если чтение хороших книг уходит в прошлое, а телевизор убеждает нас в том, что невозможное возможно? При таком положении дел, рассудок потерять легко.

Но не все так безобидно. Запад не стал бы выделять деньги на проект «неоязычество в России» только для того, чтобы нас посмешить. Если это делает стратегический враг, значит, этот проект разрушителен для России и русских.

Что же стоит за современным язычеством, родноверием? Раз есть родноверы и прочие люди, которые принимают эти явления всерьез, давайте всерьез их и рассмотрим.

Трудно быть русским

Знаете, что делает старшеклассник, когда узнаёт, что у великих писателей пунктуация и орфография бывают авторскими? — Он немедленно и себя причисляет к их числу и пропуск запятых начинает объяснять тем, что он именно так слышит эту фразу. Самый легкий способ избежать исполнения правил — это заявить, что эти правила не для меня, мол, писаны. В моей вселенной я сам создаю законы для себя же. «Своих холопей мы казнить вольны же, вольны и миловать».

А вселенная Православия тем плоха для анархистов, что она уже обжита. Православие не нужно и не возможно придумывать. Оно началось не с нас. Оно ясно формулирует свои «да» и свои «нет». И, что еще менее приятно — оно не менее внятно формулирует и свои «должно». Даже нецерковные люди представляют, что именно христианство оценивает как грех. И в ответ говорят (устами некоей певички) — «Мне так тяжело! Ведь в этой жизни все, что приятно, или грешно, или портит фигуру!».

Куда в таком случае деваться «свободомыслящему человеку»? В атеизм идти неинтересно. В других религиозных традициях будет схожая ситуация: там свои и тоже издавна сложившиеся правила «орфографии». Откровенно заявить, что ты создаешь нечто совершенно авторское — это риск остаться генералом без армии: другие могут сказать, ну авторское, так авторское, ты верь так, а нам дела нет до твоих законов, на нас их не распространяй. «Вера господина Пузикова» — это не то, чем можно привлечь сторонников и на чем можно создать свою иерархию.

Так что же делать? На этот вопрос ответ давно известен. Надо найти традицию настолько древнюю, чтобы ее имя вызывало уважение, и настолько неизвестную, чтобы от ее имени можно было нести что угодно. Чтобы новоявленный «сын лейтенанта Шмидта» не был разоблачен, желательно предварительно убедиться в том, что реальных наследников и носителей той традиции, на наследование которой ты претендуешь, не осталось в живых. А чтобы дотошные критики не начали сопоставлять твои разглогольствования с пусть и не живыми, но все же вполне реальными историческими текстами — лучше найти такую традицию, которая была в силу своей древности бесписьменной, до-письменной. Идеально говорить от имени «посвященных неандертальцев». Тут уж точно никакие «свидетельства современников» не всплывут. Но поскольку современным людям не очень хочется походить на неандертальцев, то поэтому надо искать что-то более «цивилизованное». Но все равно — бесписьменное.

И тут ничего лучше «древних русов» не придумаешь. Их когда-то боялась Европа (не то что нас с вами). Советские учебники истории говорили о них только хорошее (мол, даже рабовладения у них не было). Никаких текстов с изложением своих взглядов они не оставили. Так что отрасти волосы, покрась их в блондинистый цвет, свяжи тесемкой — и неси от имени «Сварога» и «Перуна» что хочешь. Это неизвестный мир, в котором можно утвердить свои собственные законы. Мир мертвый, и потому неспособный сопротивляться завоевателю. И можно самому решать, «символом» чего будет «Даждьбог», какие жертвы надо приносить русалкам и сколько жен можно вводить в свой дом.

Это и есть главная причина, по которой люди, неспособные к дисциплинированию своей мысли и своего сердца, вдруг объявляют себя «русскими язычниками». Беда в том, что своё собственное бессилие они выдают за проявление «мужественности»; свою неспособность жить в реальной России, России, чья история пронизана православием, они выдают за некое преимущество, которое у них якобы есть перед христианами. На самом же деле это обычные эмигранты. Просто кто-то уезжает из России в Израиль, а кто-то — к «кривичам».

И это не такие уж и разные направления. Западные (и «прозападные») «общечеловеки» весьма приветствуют рост любого язычества. Все, что угодно — лишь бы без Христа. Тут «гражданская религия» США вполне созвучна чаяниям язычествующих русских «националистов». Различие у них лишь в аргументации. С точки зрения «общечеловеков», строящих «новый мировой порядок», православие должно быть устранено потому, что оно слишком агрессивно, слишком укоренено в прошлом и слишком сопротивляется нормам «политической корректности» . А с точки зрения неоязычников православие должно быть устранено потому, что оно слишком миролюбиво, слишком пассивно, неагрессивно и недостаточно укоренено в прошлом.

«Неоязычники», клянущиеся в любви к русскому народу, на самом деле этот народ презирают. Не с народных былин и не колыбельных начали они свой путь к языческим кострищам, а с масонско-оккультной макулатуры (Блаватской, Штейнера, Рерихов и т.п.). Если бы они любили русский народ и были воспитаны на его преданиях, то они полюбили бы православие. А они, видите ли, отказывают народу в доверии. Мол, народ предал «веру дедов» и тысячу лет шел не в том направлении. Что ж, господа националисты, извольте узнать английскую (уж, простите) поговорку: «Любишь меня — люби мою собаку!». Любишь русский народ? — Так изволь полюбить и то, что этот народ полюбил всем своим сердцем. Пойми и полюби то, за что этот народ клал свои жизни. Скажите, господа «националисты», патриотично ли поступил св. князь Михаил Черниговский, отказавшись пройти через языческий «очищающий огонь» в ставке татарского хана и приняв смерть с именем Христа на устах?

Любить человека — значит принять и то, что для этого человека дорого и им ценимо. Так и любить русский народ значит принять то, что сам этот народ считал своей высшей ценностью. А что именно русские считали своей высшей ценностью — было хорошо видно в любом селе: над нищими избами с земляными полами возносила свою главу колокольня с золотым крестом. И это отнюдь не было следствием «притеснения» и «эксплуатации». Вот сценка из XIX века. В некоем сельском храме обветшалось богослужебное Евангелие: и переплет растрепался, и странички истерлись_ Прихожане решили купить новое. По «миру» собрали копеечки и отправили в город, в епархию за покупкой батюшку и доверенного от общины. По возвращении с новоприобретенным Евангелием село собирается отслужить благодарственный молебен. И вот, когда по ходу молебна священник произносит уставное возглашение: «От Луки святаго Евангелия чтение!», храм вдруг наполняется ропотом: «Почемуй-то от Луки?! С какой это стати только Луки?! Мы все давали! Это и наше Евангелие тоже!».

Да, было и двоеверие. В тех же селах были и ворожеи, и знахари... Люди, бывало, этими языческими «спецами» — пользовались. Но — не служили. Служить Богу они шли в христианский монастырь. Слов «о душе» и «о Боге» ждали от христианского монаха.

Не понимая внутреннего строения русской души, неозычники не понимают и всего хода русской истории. Им никак не удается совместить свое обвинение христианства в «пацифизме» с тем довольно-таки немалым обстоятельством, что Русь стала мировой державой, Империей именно в христианский период своей истории. Либералы высмеивают «русскую леность» (мол, в русских сказках все мечты про скатерть-самобранку да самодвижную печку — как будто в немецких сказках все мечты — про двенадцатичасовой рабочий день!), — не замечая, что это, очевидно, от лености Россия «распухла» на шестую часть суши. Неоязычники также не ведают, как им справиться с этим весьма неудобным для них обстоятельством.

Сопоставьте плюс к этому еще несколько исторических фактов. Славяне считаются ариями? — Да. Где прародина ариев? — Евразийская степь. Арии были кочевниками-скотоводами? — Да. Но где же оказались первые русские государственные образования? — В лесной зоне между Карпатами и Окою. Что это значит? Да то, что славяне-язычники были выдавлены из родных степей в леса более сильными евразийскими племенами. И только православные славяне смогли вернуть себе контроль над «Дикой степью» и над землей общей арийской прародины.

Впрочем, за одно мы можем быть благодарны неоязычникам. За их честность. Они открыто делятся своими мечтами о том, какому геноциду они подвергнут христиан. Открыто пишут о том, какие кровавые жертвы они будут приносить своим старо-новым богам. Благодаря их откровенности снова становится ясно — от чего именно христианство спасло мир.

Антихристианская мифология неоязычников

Практически у всех неоязыческих сект и групп вероучения не отличаются особенной оригинальностью и обязательно содержат стандартный набор положений, якобы доказывающих негативность Православия и христианства в целом. Но эти утверждения могут убедить лишь человека несведущего. Целесообразно разобрать несколько основных направлений нападок на Православие. Причем во избежание претензий к автору имеет смысл привести мнение авторитетных специалистов.

1. «Зачем нам Православие? Это — жидовская вера!»

Священник Алексей Остаев: «Так может считать только невежда или злоумышленник. Точнее говоря, злоумышленники России выдумали эту идею и распространяют ее среди невежественных людей, которые в силу тех или иных причин отпали от Веры отцов в неверие, то есть впали в неоязычество. Скажем больше: Православие — это единственная Вера, которая не просто не имеет ничего общего с иудаизмом, но прямо противопоставляет себя иудаизму. Весь пафос не только Нового, но и Ветхого Завета как раз и направлен на обличение еврейства за предательство, отпадение от Истинной Веры, от Истинного Бога. Прочтите Библию, и Вы сами в этом убедитесь. В чем же существенное различие Православия и жидовства? Православие — это истинная Вера в Единого Бога Отца и в Его Сына Единородного Иисуса Христа, Которого Бог Отец послал в мир спасти все народы от вечной смерти и привести их в Свое Царствие, от которого они отпали вследствие грехопадения. Таким образом первым Православным был Адам и его благочестивые потомки, только до пришествия Христова они верили в ожидаемого Христа, а после пришествия Христова — в Христа Распятого и Воскресшего. Евреи же, не только нынешние, но и ветхозаветные, постоянно и упорно предавали Веру истинную, Православную и увлекались в язычество даже более, чем остальные народы. Неоднократно Господь (об этом свидетельствует Библия) хотел уничтожить этот народ и передать Завет другим людям, и только лишь благодаря заступничеству святых и праведных людей Он до времени не делал этого. Но почему именно евреи — «богоизбранный» народ? Об этом говорит Апостол Павел (1 Послание к Коринфянам 1, 27-29): «Бог избрал немудрое мира, чтобы посрамить мудрых, и немощное мира избрал Бог, чтобы посрамить сильное; И незнатное мира и униженное и ничего не значащее избрал Бог, чтобы упразднить значащее, — Для того, чтобы никакая плоть не кичилась перед Богом». Так что богоизбранный — это еще не значит лучший. Бог хотел привести к себе всех, начиная с самого дна».

2. «Князь Владимир — это сын жидовки Малки. С помощью Православия жиды поработили Русь».

Священник Алексей Остаев: «Этот распространяемый ныне домысел о том, что мать Князя Владимира, наложница Святославова, была еврейкой, никто еще не доказал, да и вряд ли сможет доказать. В «Повести Временных Лет» никаких свидетельств о ее национальной принадлежности нет. «Повесть Временных Лет» — единственный достоверный исторический источник. Других просто не существует. И если там ничего не сказано о национальности Малки, то почему не назвать ее якуткой или француженкой? По мнению авторов этого домысла имя Малка сходно по созвучию с еврейским словом «мелха», что означает по-еврейски «царица». Это настолько откровенная и нелепая натяжка, что опровергать эту антинаучную версию было бы странно. Все глупости и бредни опровергать никакого времени не хватит. Но как бы то ни было, а Князь Владимир принял Веру не отца своего, не матери своей, а своей бабки Княгини Ольги, ибо «Мудра она была вельми» и принимала Веру не по похотям своим, а по истине и на пользу Руси. Известно, что она отказалась стать женой Византийского царя, отказалась от того, чтобы стать Императрицей, а предпочла быть его крестницей. Посмотрите, какой глубокий в этом смысл. Если бы она стала женою Императора, то Россия сделалась бы Византийской провинцией, ибо Императрица престола не наследует. Став крестной дочерью Царя, а следовательно, принцессой, она тем самым, стала залогом будущего наследования Россией статуса самостоятельной великой Империи — Третьим Римом. Какое же здесь порабощение? Вот до принятия христианства Русь, а точнее, конгломерат мелких раздробленных восточно-славянских племен, действительно был порабощен, во-первых, своими внутренними страстями, а во-вторых, внешними алчными врагами. Князь Игорь грабил древлян, древляне его зверски убили. Его жена Ольга (до принятия ею Крещения) мстила им еще более жестоко. Половцы, печенеги, хазары — все, кому не лень — хозяйничали на раздробленной земле, и только с принятием Православия Русь возмужала, окрепла так, что рядом с ней померкла великая Византия. Страшно подумать, что было бы с нашим народом, не прими он всей душой Православия».

3.»У нас должна быть своя Русская Вера!»

Священник Алексей Остаев: «Вера должна быть не Русская, не еврейская, не японская, а Истинная. Нельзя избирать Веру по какому-нибудь признаку: удобная вера, приятная вера, полезная вера... Вера должна быть спасительная. Господь говорит ученикам и апостолам: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал» (Иоан.15,16). Господь избирает человека, а человек волен либо принять Веру и спастись, либо отвергнуть и погибнуть. Русская Вера и есть Православная Вера, потому что понятия Россия, Русский, Русь оформились и возвеличились именно благодаря Православию. Не было бы Православия на Руси, не было бы и самой Руси, а были бы на ее месте раздробленные племена, враждующие между собой и поклоняющиеся разным языческим идолам. Ясно, что никакого соединяющего начала у этих племен не было бы, и их бы поработили сильные соседи. Не эту ли картину мы наблюдаем в Африке, Америке? Там разрозненные племена, не объединенные общей Верой, не смогли сопротивляться сильным внешним врагам».

Г.Шиманов: «Сам образ богов, которым поклонялись язычники, был, как правило, неприятным. Взять хотя бы тех же ацтеков. Их богиня Коатликуе походила на трехметрового человека с двумя змеями вместо головы. Вместо рук были тоже змеи. По сравнению с этим чудовищем такие боги, как Зевс и Аполлон, выглядели прилично. Но они были гомосексуалистами (один имел Ганимеда, другой Гиацинта). А поклоняться богам-гомосексуалистам как-то, по-моему, не совсем удобно. Или, тем более, поклоняться богу в виде фаллоса. Или даже в виде быка или свиньи. Или поклоняться такой ведьме, как индийская богиня Кали с ее торчащими изо рта клыками и ожерельем из человеческих черепов. Или сестре Ваала Анат, устроившей после побоища победный пир, но во время пира снова взалкавшей крови и набросившейся на гостей... Мне наши святые как-то ближе».

4. «С помощью христианства арийцев расчленили на Католиков, Протестантов, Православных и т.п. Были бы мы язычниками, сейчас жили бы одной арийской семьей».

Священник Алексей Остаев: «Само слово «язычество» пришло к нам из Библии и означает оно национальную, присущую одному и только одному народу веру, но во многих богов. И первые язычники, как уже было сказано, это иудеи, верующие в своего национального бога Яхве и называющие его Богом Вышним. В этом нет ничего удивительного, ибо диавол как раз и занимается тем, что строит из себя Бога, Творца, Создателя Вселенной. В древнем мире не только каждый народ, но даже каждый город имел своего бога-покровителя, а языческие боги, как уже сказано, суть бесове, и то, что они ссорятся между собой и ссорят друг с другом свои народы — не удивительно, ибо они, бесы, во главе со своим предводителем — диаволом — ненавистники по природе. Они ненавидят не только друг друга, но и свои народы, которым они «покровительствуют», и хотят их скорейшей погибели. Что же касается ариев, то их расчленили не с помощью христианства, а гораздо раньше и как раз с помощью язычества. Сколько их было — разделений? Арии древнеиранские и авестийские, арии ведийские, огнепоклонники, поклонники Солнца и поклонники Заратустры, причем часто боги в пантеоне одних ариев являлись демонами в пантеоне других ариев. Арии именно с помощью язычества враждовали друг с другом и с помощью языческих богов изничтожали сами себя. В более поздние времена потомки ариев: скифы, аланы, готы, вандалы — враждовали между собой, исповедуя, между прочим, всевозможное язычество. Доходило до того, что в знаменитой «битве народов» аланы, например, бились и на стороне великого гунна Атиллы, и на стороне галлов Аэция и с остервенением истребляли друг друга. А это все язычники, при чем тут христианство? И совсем уже не с помощью христианства, а вопреки ему, отступник от христианства, оккультная марионетка Гитлер поднял свой народ на Сталина и столкнул между собой два великих народа — германцев и Русских».

5. «До христианизации Русь была великим государством, а христианизация – причина всех бед русских».

Г.Шиманов: «Но если так, если христианство есть первородный грех принявших его народов, то чем объяснить наши поражения до Крещения? Чем объяснить, например, аварское иго, сообщая о котором франкский летописец писал, что авары приходили к славянам ежегодно, брали их жен и детей и собирали с них дань. Русский летописец иллюстрировал это иго такой выразительной картиной: если обрин хотел куда поехать, то не запрягал коня, а запрягал славянских женщин. Но в нашем языческом прошлом было и данничество иудеям, поработившим языческую Хазарию. Было вытеснение славян с огромных территорий, принадлежащих ныне Австрии и Германии. Было и многое другое, что никак не соответствует мифу о процветании славян до их Крещения. Одни только хронические раздоры славян чего стоили. Которые обессиливали их и делали жертвами хищных соседей. Если следовать Вашей логике, по которой все происходящее с народом зависит от его религии (а не от его идеологии, т.е. всей совокупности работающих в его жизни идей, являющихся продуктом не только его религии, но и его характера, исторических и географических обстоятельств и т.д.), то получится, что первопричиной наших бед было вовсе не христианство, а та религия, которую Вы так хвалите, — то есть язычество. Это же при его полном господстве происходило все вышеназванное. Мало того. Это при его полном господстве сами язычники, сравнивая свою религию с христианской, все чаще выбирали христианство. Если бы этого свободного обращения в христианство не было, если бы число христиан из язычников не росло постоянно и не выросло в значительную силу, то не на кого было бы опираться в таком грандиозном деле, как крещение восточных славян».

6. «Русских насильно загнали в христианство, пролив при этом реки русской крови, убив огромное количество русских людей, не пожелавших перейти в христианство».

Священник Алексей Остаев: «Что касается тезиса о принудительном крещении, о том, что народ палками гнали креститься, то это — из школьных учебников истории большевистского периода. А если обратиться к истинным историческим источникам, то выяснится следующее: «Аще кто уважает меня, то идет и да крестится!» Это говорил князь Владимир, уважавших которого, судя по количеству принявших Святое Крещение, оказалось абсолютное большинство».

Г.Шиманов: «Была не только религиозная причина Крещения Руси, а и политическая причина, которая накладывалась на чисто религиозную, обе усиливали друг друга. Эта политическая причина ничего общего не имела с марксистской фальсификацией. Дело в том, что Крещение Руси было логическим продолжением предприятия, начатого призванием князей, которые создали государство непрочное, опиравшееся на племена, сохранявшие свою особенность и склонность к сепаратизму. Переплавить их в единый народ на основе синтеза племенных религий или какой-нибудь одной из них не удалось, по той же причине, по какой новгородские племена не сумели одолеть своей розни и были вынуждены искать объединяющего начала на стороне. Если с нынешней точки зрения различия между племенными религиями славян могут показаться несущественными, то для тогдашних славян это было не так. С данными различиями связывались местные интересы, для нас уже непонятные и, видимо, непримиримые на местной почве. Примирить или даже смирить их могла только новая и далеко превосходящая их по своему духовному строю религия, которая, при всей ее новизне, отвечала бы глубинному складу славян. Ситуация в их религиозной жизни таким образом была подобной ситуации в их политической жизни. По аналогии с призванием князей требовалось «призвание» новой религии. В силу чего племенные религии были обречены, независимо от того, какая именно новая религия утвердилась бы на их месте.

Но! Если бы их сменила внутренне чуждая славянам религия, то она не привилась бы на славянском древе. При первой же политической смуте (а в домонгольский период усобиц было достаточно) они избавились бы от нее в самую первую очередь. Вот почему киевским старейшинам было о чем подумать перед тем, как решиться на Крещение. Ибо они были не только богоискателями, но и государственными мужами, обязанными предвидеть последствия своего выбора. Однако продолжающееся умножение числа христиан из язычников подсказывало им, какая религия больше всего отвечала глубинному славянскому складу.

Как показал дальнейший ход истории, политическая система, с которой началось образование русского народа, сравнительно быстро исчерпала свои положительные возможности и стала обнаруживать свои пороки чем дальше — тем больше. Вместо того, чтобы культивировать русское единство, она стала его раздирать в княжеских усобицах, имевших все ту же языческую природу (похоти личной власти и личных материальных стяжаний, которые помрачали сознание). Поэтому и была сметена хорошо организованными монголами. Знаменательно, христианство при этом не только не рухнуло, а, наоборот, стало духовной опорой русского народа и знаком его единства. Монголы, как известно, покровительствовали любой религии и потому охотно, будучи сами язычниками, взяли бы под свое покровительство наше язычество, если бы оно оказалось востребованным русским народом. Но попыток вернуться к нему уже не было.

Государственная необходимость Крещения, о которой у нас пошла речь, как раз и объясняет, почему оно, будучи добровольным в своей основе, сопровождалось насилием, подобным насилию повивальной бабки. Это насилие исходило не от христианской религии, а от природы государственной власти, взращенной язычеством. Государство не может осуществлять свои задачи одними лишь рассуждениями о должном и призывами к нему. Оно сочетает метод убеждения с методом принуждения в разумных пределах. В чем это принуждение выразилось в ходе Крещения? В том, что в городах, этих центрах политической жизни, сносились языческие капища, а на их месте строились христианские храмы и заводились школы. Кроме того, язычникам было объявлено, что отказавшиеся креститься будут рассматриваться как недруги князя. Тем самым им предлагалось очистить общественную жизнь от своего присутствия и удалиться в провинции, чтобы там на досуге подумать о том, какая религия лучше. Эта дискриминация по религиозному принципу была в условиях того времени абсолютно оправданной. Во-первых, потому, что здесь насилие совершалось по отношению к насильникам, которые признавали чужую свободу только тогда, когда опасались возмездия за покушение на нее. В иных же случаях грабили, полонили и убивали без малейшего сомнения в том, что проявляют свое молодечество. Так, например, воины Святослава в 971 году, после битвы при Доростоле, принесли в жертву своим богам не только пленных, но и жен. Хуже того. Они принесли в жертву своим богам невинных младенцев. А в 983 году киевские язычники решили принести в жертву Перуну христианского юношу. Когда отец этого юноши отказался отдать им сына, они убили того и другого. Вот это и есть справедливость по-язычески. Ее надо всегда иметь в виду, имея дело с язычниками. Чтобы не принимать всерьез их лицемерного возмущения насилием христиан. Если бы они действительно любили справедливость, то вспомнили бы собственные преступления и успокоились. Поняли бы, что государство применило против язычников их собственную практику, которая была в то время обычной. И даже смягчило ее, не прибегнув к крайним мерам, на которые сами язычники были горазды. Это, повторяю, во-первых. А во-вторых, действовать так, как оно действовало, государство было обязано, чтобы предотвратить политизацию языческой оппозиции и, как следствие, двоевластие с последующей войной на религиозной почве. Которая привела бы к жертвам неизмеримо большим, чем те, что стали следствием твердой государственной политики. Такая внутренняя война могла бы стать войной «перманентной» и так ослабить славян, что хищные их соседи стали бы их господами.

Итак, насилие по отношению к язычникам в ходе христианизации Руси было, но оно не имело того зверского характера, которым отличались насилия языческие. Оно выражалось в том, что язычники, особенно знатные, утрачивали политические права и разгонялись по лесам и весям. Но принуждения их к вере под страхом смерти не было. Не было ничего даже отдаленно напоминающего, ни ритуальных убийств христиан язычниками-славянами, ни того, что творилось в течение трех веков в языческом Риме, где христиан за их верность Христу пытали до смерти, перепиливали пилами, рубили им головы, распинали на крестах, устраивали живые факелы, травили хищными зверями на потеху языческой публике. Именно тем, что государство не вводило новую религию «огнем и мечом» (что было бы невозможно просто физически, не говоря уж о том, что неизбежно спровоцировало бы массовое вооруженное сопротивление), но ограничилось указанными выше мерами и предоставило ее дальнейшее распространение времени и усилиям христианских проповедников, как раз и объясняется растянутость христианизации на столетия и ее неполнота. Христианство усваивалось лишь в той мере, в какой люди были готовы к этому.

Что в ходе Крещения могли быть отдельные уклонения от этого правила, это бесспорно. Иначе и быть не могло, учитывая гигантские масштабы происходящего. А также то обстоятельство, что с обеих сторон противостояли друг другу далеко не безгрешные люди. Христианство распространяли вчерашние язычники, которые не могли избавиться полностью от привычных ухваток и представлений. Теперь уже невозможно сказать, как много было эксцессов в ходе Крещения и какая сторона их больше провоцировала. Языческая сторона была агрессивнее по своему религиозному складу, христианская — по своей связи с властной природой государства. Если судить по летописному рассказу о событиях в Новгороде, то явными провокаторами были язычники. Это они поклялись не допустить в город законных представителей власти, вышли против них с оружием в руках, разграбили дом Добрыни, «избили» его жену и родственников, а затем разметали христианскую церковь. После чего представители власти стали бы всеобщим посмешищем, если бы не применили против бунтовщиков силу. Вот что скрывалось за словами о том, что новгородцы были крещены «огнем и мечом». В этих словах не было осуждения действий властей. Этими словами кололи глаза новгородцам, напоминая им былое их неразумие.

Спекулировать на такого рода инцидентах и раздувать значение преступлений со стороны христиан (если такие преступления были) это то же самое, что раздувать значение отдельных преступлений советских солдат в ходе Великой Отечественной войны. Ясно, что такие преступления были всего лишь сопутствующим элементом всякой большой войны и что для наших солдат они были как раз наименее характерны. Раздувать их значение с целью запачкать подлинный характер войны могут лишь очень недобросовестные или вконец замороченные люди. Но то же самое надо сказать о старающихся оклеветать подлинный характер Крещения. Их усилия — то же самое, что попытки оплевать небо».

7. «Язычество – это была светлая и очень высоконравственная религия поклонения светлым богам, а пришедшее на Русь христианство все испоганило».

Священник Игорь Рябко: «Говоря о язычестве, следует, конечно, заметить, что языческие религии часто были лишены положительного этического начала. Они часто поражали своей безнравственностью культа, ритуала, нравственных требований. Например, в сказании о Кришне мы читаем, что у него было восемь законных жен, 16 000 незаконных. От них он имел 180 000 сыновей (женщины, конечно же, не в счет). А подвиги этого «бога» состояли в убийствах и неразборчивых половых связях. Антисфен, друг Сократа, говорит: «Если бы я мог поймать Афродиту, метательным копьем пронзил бы я ее за то, что она соблазнила столько почтенных и прекрасных женщин». Плутарх сообщает нам о том, что грязные слова при совершении культа и развратные действия являлись одним из лучших средств, чтобы задобрить богов, т.е. демонов. Мануций Феликс писал, что блуд в языческих храмах развивался свободнее, чем в открытых публичных домах. Лукиан упоминает об одной позорной похвале педерастии, которая произносилась в форме речи в храмах во время богослужений. Ну а что творилось во время празднования в честь бога плодородия и вина Диониса (Вакха), можно только догадываться. Угождал этому богу тот кто больше выпил. Впрочем, культ этого бога до сих пор не утратил своей актуальности. В языческом мире мы видим, что страсть возводится в культ и именуется естественной. То, что христианство именует источником страстей и грехом, в язычестве именуется святыней и нормой».

Г.Шиманов: «Христианизация нашего народа, при всей ее неполноте, очистила нашу землю от такой скверны, как узаконенные человеческие жертвоприношения. О них помалкивают современные язычники, делающие вид, будто их не было или они не имеют отношения к сути язычества. Но вот что пишет современный нам автор: «Принесение в жертву ребенка, особенно младенца, явление распространенное в языческом обществе, в том числе и славянском... Русы-язычники верили, что тело убитого возвращает земле ту жизненную силу, которая была в нем. Эта сила передается живым. Но сколь же многой жизненной силой — еще не растраченной — обладает тело новорожденного. Ведь он как бы и не вступил еще окончательно в мир взрослых людей... Рассказывают, например, что легендарный скандинавский конунг Аун продлевал свою жизнь, принося в жертву богу Одину своих собственных сыновей и отбирая таким образом их жизненную силу. Для общины в целом такой жертвой могло стать любое избранное дитя. Да и в русских поверьях кровь младенцев наделялась особой сверхъестественной силой. О кровавом обычае «детарезанья от первенец» упоминает древнерусское «Слово святого Григория... о том, како первое погани сущие языци кланялись идолам и требы им клали». О человеческих жертвоприношениях, пишет этот автор: «было известно давно — из летописей и церковных поучений XI-XIV веков, направленных на искоренение языческих культов. Археологические же разыскания последних лет показали, что обвинения, содержащиеся в этих поучениях, — вовсе не полемические преувеличения христианских проповедников; они отражали реальную практику древнерусских жрецов. Многочисленные останки людей, принесенных в жертву, найдены в языческих святилищах на реке Збруч в Прикарпатье, исследованных совсем недавно, в 1982-89 годах... Удивительно, но святилища эти действовали и жертвы приносились вплоть до середины — второй половины XIII века». В жертву богам приносились, конечно, не только младенцы. После побед над иноплеменниками были обычными жертвоприношения пленными. Убивали и соплеменников, когда по жребию, а когда по выбору жреца. Арабский писатель ибн Русте писал о знахарях-русах: «Случается, что они приказывают принести в жертву творцу их то, что они пожелают: женщинами, мужчинами, лошадьми. И если знахари приказывают, то не исполнить их приказания никак невозможно. Взяв человека или животное, знахарь накидывает ему на шею петлю, вешает жертву на бревно и ждет, пока она не задохнется, и говорит, что это жертва богу». Учащение человеческих жертвоприношений после 988 г. объясняется, на мой взгляд, не только ожесточением терпевшего поражения язычества, но и тем еще обстоятельством, что в христианство обращалась лучшая часть язычников, поэтому в язычестве концентрировалась худшая их часть, которая культивировала худшие обычаи и выпадала со временем в осадок в виде ведьм, колдунов, вампиров и т.д.».

8. «Утверждения о человеческих жертвоприношениях, совершавшихся язычниками, и употреблении ими человеческой крови – ложь, выдуманная христианами».

Г.Шиманов: «В том-то и сила язычества, что оно потакает низшим влечениям, разрушающим душу. Язычники знали о том, что жертвенная кровь животных была только суррогатом человеческой крови. Хотя, возможно, предпочитали об этом не думать. Но в трудные времена они понимали: их богам требовалась полноценная пища, и поили их человеческой кровью. Египетские жрецы даже клеймили жертвенное животное печатью, на которой был изображен человек, стоящий на коленях со связанными за спиною руками и с приставленным к горлу мечом. Но если человеческая кровь так полезна (а как лечебное средство ее рекомендует даже Талмуд), если она дает силы, то, спрашивается, почему же карибы не заразили своим людоедством все человечество? Если боги восточных славян так помогали им, то почему же язычники не устояли против русских христиан, этой помощи от идолов не имевших? Напрашивается мысль, что в силе, которую получали от своих богов язычники, было какое-то тайное бессилие. Что эта сила имела наркотический характер. Наркотики тоже дают людям многое, но только временно и только за счет их внутреннего разрушения. В наркотиках есть нечто общее с золотом, полученном от нечистой силы. Оно оказывается в конце концов черепками, а человек, польстившийся на него, сходит, как правило, с ума. Если в кровавых жертвоприношениях была такая наркотическая сила, которая обманывала язычников (а наш Господь сказал о дьяволе, что он обманщик и человекоубийца), то можно понять, почему они так верили в своих истуканов. За этими истуканами скрывались, как ныне за денежными купюрами, вполне реальные силы. И наркотическая сила крови, и закулисная сила духов зла, использовавших человеческие слабости для укрепления своей власти над человеком.

А вот что пишет известный автор книги «Поэтические воззрения славян на природу» А.Н.Афанасьев: «Наравне с другими народами: греками, римлянами, скифами, германцами и литовцами, славяне приносили и человеческие жертвы. «Привожу сыны своя и дщери, говорит Нестор, и жряху бесом»... Митрополит Илларион (XI век), противополагая водворенное св. Владимиром христианство старому язычеству, замечает: «Уже не идолослужители зовемся — христианами...уже не закапаем бесом друг друга, но Христос за ны закапаем бывает». У поляков, по словам Длугоша, в жертву богам приносились люди, взятые в плен на войне. О прибалтийских славянах говорит Дитмар: «страшный гнев богов смягчается кровью людей и животных», и Гельмольд, по свидетельству которого в жертву приносили христиан, и кровь их, как врагов народной славянской религии, была особенно приятна и усладительна для богов; выбор лиц, предаваемых закланию, определялся жребием. Святовиту такая жертва была приносима ежегодно, и обряд совершался жрецом. Гельмольд, Адам Бременский и др. немецкие летописцы приводят несколько случаев принесения человеческих жертв славянами.

Всматриваясь в приведенные свидетельства, мы выводим следующие заключения: во-первых, в жертву богам приносились пленники. То же встречаем и у других народов. У скифов, говорит Геродот, во время важных народных празднеств были избираемы на жертвенное заклание не только животные, но и люди, обыкновенно пленники; некоторая часть крови убитого примешивалась к явствам, изготовляемым для религиозного пиршества, почему греческие историки почитали их людоедами. По свидетельству Тацита, в Британии алтари орошались кровью воинов, захваченных в плен, и по внутренностям их трупов язычники вопрошали богов о грядущих событиях. Во время борьбы с крестоносцами литовцы мучили и умерщвляли христианских пленников перед своими идолами... Во-вторых, человеческие жертвы были жертвы умилостивительные. При различных общественных бедствиях боги казались раздраженными людскими грехами, карающими какое-либо нечестие, и только кровь преступника, его детей и родичей могла отклонить их праведный гнев... По свидетельству Юлия Цезаря, галлы в случае важной опасности и повальных болезней приносили в жертву людей, уличенных в разбое, воровстве и др. преступлениях, и только за неимением их убивали невинных. Однажды, во время страшного голода, шведы предали в жертву Одину, как производителю жатв, короля своего Олафа: будучи верховным представителем народа, король должен был собственною жизнью искупить грехи своих подданных и примирить их с божеством. Греки прибегали к человеческим жертвам при солнечных затмениях, неурожаях, эпидемических болезнях и др. народных бедствиях. Так как неурожай, голод и моровая язва, по мнению язычников, большею частью были делом злых демонов, то для отвращения подобных бед человеческие жертвы приносились подземным демоническим божествам. Так, у германцев было в обычае во время моровой язвы закапывать в землю живых детей» (т.2, 1995. С.135-136).

Еще один автор рассказывает, что ацтеки, будучи язычниками, приносили в жертву своим богам 50 тысяч человек в год. То есть каждые десять минут по человеку. А индейцы майя, уступая ацтекам по количеству жертв, превосходили их качеством ритуалов. После истязания жертвы, вырывания у нее ногтей и т.д., ей вскрывали грудь и вырывали у нее сердце, которое съедали. Тело сбрасывали с пирамиды. Внизу жрецы снимали с тела кожу и, облачившись в нее, танцевали. Мясо съедали (Терри Диэри «Лютые ацтеки», 1998, с. 30). Если мне скажут, что нечего выдавать эти крайности язычества за его суть, то я отвечу, что жало змеи это тоже «крайность», потому что она не жалит всем своим телом. Но лишить ее этой «крайности» то же самое, что оскопить человека».

Ученый-фольклорист Любовь Свиридова:

«В основе языческих ритуалов всегда лежали кровавые жертвоприношения, причем очень жестокие. Совершенно отчетливые представления об обрядах жертвоприношения дают календарные обряды и сказки. Вспомним всем известную сказку о сестрице Аленушке и братце Иванушке. Это не что иное, как сохранившееся в народной памяти воспоминание о празднике Ивана Купалы, когда приносились жертвы — жрец резал козленка, а непорочную девушку топили в водах реки. Позднее ритуал стал более гуманным — вместо девушки в воду бросали молодое ракитовое деревце. Чучело, которое мы до сих пор сжигаем на Масленицу, — такая же замена человеческого жертвоприношения. Неотъемлемой стороной языческих ритуалов всегда была и их эротическая направленность — от ритуального сквернословия и заголения интимных мест до настоящего свального греха, который сейчас называется групповым сексом. Что же касается тризны, то и этот обряд, если его проводить по всем правилам, просто безобразен. Наши предки не оплакивали усопшего. Вокруг погребального костра устраивались пир с обжорством и обильными возлияниями, конные ристалища, соревнования борцов. И опять обязательная жертва, особенно если умирал мужчина. Вместе с ним на тот свет отправлялась его любимая жена или наложница. Женщина должна была сама принять это решение, но чтобы она вдруг не передумала, ее ни на минуту не оставляли одну и постоянно поили наркотиками. Смерть жертвы была ужасной: перед тем как бросить тело в костер, жрец вонзал ей нож в сердце, а женщины буквально размозжали несчастной голову ударами поленьев».

9. «Христиане принизили женщину, значительно опустив ее статус и положение, существовавшие в языческие времена».

Г.Шиманов: «Арабский посол ибн Фадлан (X век), упоминая о «царе русов», сообщает такую подробность. Его соитие с наложницами происходило в присутствии его сподвижников. «Чем, — комментирует это сообщение историк, — удостоверялась физическая сила царя и, следовательно, его способность дать управляемому им народу благоденствие». Многоженство, стало быть, было не только следствием необузданного сластолюбия язычников и не только престижным обстоятельством в их глазах. Оно имело еще и магическую подоплеку. Если ты князь, то будь любезен, нравится тебе это или нет, покрывать как можно больше женщин. Соревноваться по этой части с другими, доказывая, что именно через тебя боги привлекают силы природы к твоему племени самым наилучшим образом. «Обещание со множеством наложниц, — говорит И.Я.Фроянов, — это вменяемая в обязанность обычаем тяжелая работа, подтверждающая право царя и князя на власть. По опыту различных древних народов известно, что именно наложницы-жены первыми оповещали о наступающей слабости правителя, подводя роковую черту под его карьеру». Недопустимость многоженства, с христианской точки зрения, объясняется тем, что жена ниже мужа только по своей роли в организации жизни (она создана Богом как помощница мужу, а не равная ему в этом деле). Но по своей человеческой ценности она не умалена перед ним. Здесь неравенство внешнее сочетается с равенством внутренним и является условием брачного единства, невозможного без иерархии. Подобным же образом дети функционально ниже своих родителей, но при этом не ниже их по своей ценности. Родители, как правило, отдают им лучшие кусочки и, при случае, жертвуют собою ради них. Но это у нас, т.е. в мире, уже посещенном Христом. А в мире языческом было допустимо приносить детей в жертву богам-людоедам. И женщин тоже, как слабейших, было принято приносить в жертву. Но не столько богам, сколько в жертву эгоизму мужей, который роднил их с павианами.

В многоженстве есть надмение мужской природы над женской, которое противоположно любви. Противоположно любви и разнузданное сластолюбие, потому что истинная любовь возвышается над сластолюбием и обуздывает его. А без любви с ее высокими глаголами не может быть подлинного брака. Поэтому в браках языческих жена мало чем отличалась от наложницы. Муж видел в ней не доверенную ему Богом половину себя самого, а свое имущество, которое можно умножить. И это мужское надмение было узаконено язычеством, стало оправданным в глазах самих язычниц. Но... глубины человеческие не обманешь. Они знают, что Бог создал для Адама не множество гурий, а только одну бесценную Еву. И поэтому в женских глубинах должно было таиться понимание своего унижения. Понимание, которое должно было сказываться невольно в поведении жен. Они должны были не только соперничать в ублажении своего господина, но и, при случае, мстить ему за свое унижение. Или замыкаться в себе. Лицемерить. Лентяйничать. Даже заглядывать на посторонних.

Одним из лекарств против этой женской испорченности, было, думается, ритуальное убийство жены на похоронах мужа. Оно максимально связывало женскую судьбу с благополучием ее мужа. Апологеты язычества, пытаясь оправдать этот обычай, клянутся, что будто бы жены-язычницы так любили своих мужей, что добровольно лишали себя жизни, лишь бы не расставаться с ними за гробом. Но эти апологеты почему-то не объясняют, каким это образом многоженство так способствовало односторонней женской любви к мужу (смерть жены, разумеется, не влекла за собою ритуальной смерти мужа). Кроме того, адвокаты язычества умалчивают о том, что из возможности добровольных самоубийств никак не следует, что жена могла избежать смерти на похоронах мужа. Это был ее долг перед ним и перед обществом. Отказываясь от «соумирания», она позорила не только себя, но и своих детей, родителей и других ближайших родственников. Ее смерти, как и смерти любимых рабов и любимых животных, требовал обычай. Она должна была быть похороненной в могиле мужа вместе с его оружием, доспехами, посудой и другим имуществом.

Если вдуматься в ее положение, то придется признать, что ее убийство на похоронах мужа имело не столько добровольный, сколько добровольно-принудительный характер. Видимость добровольности требовалась этикетом. Она была обязана продемонстрировать свою любовь к мужу желанием умереть. Другие жены (которых, экономя, оставляли в живых) были обязаны продемонстрировать свою досаду на то, что выбор пал не на них. Они ее демонстрировали, но жизни себя при этом не лишали.

Если бы жена отказалась от «соумирания», обществу не оставалось ничего другого, как наказать ее за это. И преподать на ее примере урок другим женам. Не хочешь по доброй воле следовать за своим мужем — похороним тебя живой вместе с ним в могильном срубе. Или сожжем заживо на погребальном костре (о таких случаях упоминают ибн Даста и Массуди). «Суровость обычая, — писал А.А.Котляревский, — смягчалась религиозным верованием, что только вслед за мужем — жена, только вслед за господином — рабы, могут войти в обитель блаженных... Жены и рабы сжигались живыми на кострах... с известными религиозными причитаниями; из них Массуди приводит следующее: «мы сожигаем их на этом свете, за то они не будут сожжены на том». Если дать этому выражению цену достоверности и не принять его за случайное и незначительное, то, кажется, в нем можно видеть намек на языческое понятие о том, что некоторых людей, например жену, не последовавшую за мужем, рабов — за своим господином, ожидала в загробном мире казнь пекла».

Рабов и женщин обкладывали со всех сторон, помогая им верно служить своему господину. Уже цитированный выше ибн Фадлан писал, что жена перед ее убийством была сильно пьяна. По-видимому, жертву накачивали предварительно одуряющими напитками и, возможно, окуривали одурманивающими травами, чтобы смягчить ее шок, и ослабить способность сопротивляться. Заключительные действия, как их описывает ибн Федлан, свидетельствуют, что физическое насилие имело место. «Я видел ее, — писал он, — в нерешительности, она изменилась. Не известно, желала ли она войти в палатку. Она просунула туда голову. Старуха взяла ее за голову, ввела ее в палатку и сама вошла за ней. Мужчины стали стучать по щитам палицами для того, вероятно, что бы не слышно было ее криков, чтобы это не устрашило других девушек, готовых также умереть со своими господами... В палатку вошло шесть человек и простерли девушку обок с ее господином; двое схватили ее за ноги и двое за руки, старуха-ангел смерти обвила ей вокруг шеи веревку, за конец которой взялись остальные двое мужчин. Старуха-ведьма подошла с большим ширококлинным ножом и начала вонзать его между ребер жертвы, а двое мужчин тянули концы за веревку и душили девушку, пока не умерла».

10. «В результате христианизации Руси в русском народе возникло двоеверие».

Г.Шиманов: «Как Вы считаете, правильно сделали наши предки, ставшие христианами, запретив детоубийства? Или правы были языческие жрецы, защищавшие этот древний обычай?.. Которые защищали, возможно, не столько древность, сколько свои кастовые интересы. Ведь с наступлением христианства они оказывались не у дел. Их положение было отчаянным. И поэтому они не могли не мутить тех, кто еще оставался под их влиянием. А таковых было, по-видимому, не мало. Но Вы, похоже, совсем не задумались об этой жреческой закваске «народных» бунтов. Как и о том, что на стороне подавляющих эти жреческие бунты был весь русский народ. Которого никогда не было на языческой основе и который только рождался в ходе христианизации восточно-славянских племен. Никакого «двоеверия» в русском народе, на самом деле, тоже никогда не было. Вы понимаете это слово таким образом, что будто бы после Крещения в нашем народе существовали почти на равных две разные веры. Или даже хуже того: будто христианизация была поверхностной, не затронувшей подлинных глубин народного духа, которые остались-де целиком языческими. Но это грубое заблуждение. Суть дела в том, что, став христианами, бывшие язычники сохранили только остатки прежней веры, которые окрасились уже новым мирочувствием. Если после Крещения сохранялась вера в леших и домовых, если на Маслянице ели блины, а на Троице прыгали через костры, то это не значит, что прежнее мировоззрение лишь потеснилось в русских людях, а не рухнуло в своей основе. Эти люди были в религиозном отношении уже новыми людьми. Они уже знали истинного Бога. И потому не могли приносить в жертву идолам людей. Об этом уже не было и не могло быть речи».

11. «Христианство – религия слабых и убогих, это религия рабов».

М.Назаров: «В доказательство «рабскости» христианства его всегда сводят к тезису: «подставь врагу другую щеку». Но ведь речь идет лишь о своей «щеке» — это значит: прости своего личного врага, не мсти ему и не умножай зло; однако ни в коем случае не подставляй врагу «щеку» ближнего — его защити даже ценою своей жизни! А он точно так же защитит тебя.

Христианское смирение — это смирение не перед злом, а перед Богом. Выражение «раб Божий» означает и признание Божьего всемогущества, и готовность отстаивать Его замысел о мире — и здесь «раб» должен превращаться даже в мужественного «воина» в битве против сил зла. Наш святой, Феодосий Печорский, в этой связи говорил: «Живите мирно не только с друзьями, но и с врагами, но только со своими врагами, а не с врагами Божиими».

Сочетание такого «рабства», свободы и мужества христианина видны в словах апостола Петра, который учил: «Будьте покорны всякому человеческому начальству, для Господа: царю ли, как верховной власти, правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро. Ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей, — как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божий» (I Пет. 2 15-16).

Эти же слова показывают и ложность утверждения, будто христианство повелевает «рабски» подчиняться любой власти, ибо «нет власти не от Бога». Ведь апостолы говорили о самом принципе власти, в противоположность анархии, и имели в виду такую власть, которая сама служит Богу: когда «начальник есть Божий слуга, тебе на добро»; такие «начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых» (Рим. 13, 1-6). Об отношении же христиан к недостойной власти можно судить по словам Христа об Ироде или святых отцов — о Юлиане Отступнике. А наш преподобный Иосиф Волоцкий (один из наиболее «правых идеологов» царской власти) прямо утверждал, что неправедный царь — «не Божий слуга, но дьявол» и ему следует противиться даже под угрозой смерти. Святой митрополит Филипп, смело обличивший Ивана Грозного, — тому наглядный пример.

Таким образом, христианство — религия вовсе не слабая, а благородная и мужественная. Достаточно взглянуть на русскую историю, чтобы увидеть, какова была наша «христианская слабость»: объединили в одно государство шестую часть суши. Причем не столько силой, сколько добром, неся более высокую мораль, но не посягая на самобытность народов, в чьи земли вступали».

Неоязычники. Ставим точки над i

Язычников правильнее называть «неоязычниками» — как их религиоведы и этнографы обычно и именуют. Неоязычников от исторических язычников отличает прежде всего факт РЕКОНСТРУКЦИИ мифологем и обрядов, философских и мистических представлений, свойственных традиционным «этническим» религиям (кстати сказать, русское слово «язычники» происходит от старославянского «язык» — «народ», «племя» и является калькой новозаветного «ethnikoi» — «племенные», «народные»).

Неизбежность реконструкции (причем более или менее произвольной) обусловлена разрывом естественной традиции. Практически все в современной Европе «этнические», или «природные» религии — суть НЕОязыческие секты, за исключением, быть может, языческих культов глухих уголков Восточной Европы (Приуралье, Поморье, северное Поволжье), возрожденных на основе сравнительно недавней и не прерванной (или почти не прерванной) традиции.

Внутри русского неоязыческого сообщества существует два идейных полюса, к которым в разной степени тяготеют большинство групп и общин. Один полюс — это фольклорно-игровое, слабо-политизированное язычество (типологически сходное с толкиенизмом и «ролевыми играми» военно-исторических клубов), другой полюс — язычество политическое, сугубо националистическое.

Фольклорно-ролевые язычники обитают преимущественно в Интернете, а их «общины» состоят обычно из 3-5 человек (а то и одного — владельца сайта и пророка-вероучителя по совместительству).

Не то чтобы ролевики и фольклористы совсем чужды политике, но политика для них — совсем не главное, а имеющиеся у них национал-патриотические (как правило) взгляды — не имеют радикального накала. Вожди и идеологи фольклорного язычества время от времени считают необходимым отмежеваться от «нацизма и национал-шовинизма» и увещевать в соответствующем духе паству (как например в т.н. «Битцевском обращении» марта 2003 года; в качестве последовательного антифашиста-язычника известен волхв ИГГЕЛЬД-Д.Гаврилов). Но поскольку основной мотив обращения в неоязычество — это ущемлённое национальное самолюбие, не позволяющее поклоняться «чужому еврейскому Богу», то паству такие увещевания не всегда впечатляют, или впечатляют с обратным знаком — толкают в объятия языческих национал-радикалов.

Второй полюс — язычники-наци. Не то чтобы политические язычники совсем чужды фольклору и мифолого-этнографическим штудиям (калужанин В.Казаков, например, — признанный в узких кругах специалист по «славянскому обрядовому питанию» и автор брошюр «Именослов» — и «Мир Славянских Богов»), но борьба с идейно-политическими «оккупантами» для них существеннее, чем строгание идолов по картинкам из книг академика Рыбакова и пляски вокруг пней.

«Оккупантов» политические язычники могут называть жёстко и откровенно — «жидо-масоны», а могут мягко и завуалированно — «иудеохристиане». Политические язычники издают множество мелкотиражных газет и бюллетеней — как самиздатских, так и зарегистрированных.

Идейным центром политических язычников сейчас является редакционо-издательская группа «Русская Правда», выпускающая и распространяющая одноименные газету, журнал и книги (такие как «Протоколы сионских мудрецов», «Майн Кампф», «Расовая гигиена в национал-социалистической Германии», «Иисус Христос — гомосексуалист» и т.п.)

Ну это цветочки, вступление, так сказать. А теперь начинается основное — чудеса интеллекта и эрудированности, которые проявляют представители неоязычников: от рядовых «верующих» до самих «волхвов». Итак, приступим.

Неоязыческие мифы о Христианстве.

Миф 1:
«Жидохристианство (иудео-христиантсво) — «христианство — есть жидовская религия, переделанная жидами из ихнего иудаизма, чтобы порабощать белые арийские народы»

На самом деле:

Христианство имеет к иудаизму отношение весьма посредственное, так как не содержит в себе многих религиозных постулатов, присущих иудаизму: обрезание, почитание субботы, ограничения в пище (имеются в виду кошерные продукты) и т.д. Но это частности, обрядовые тонкости. Эти религии различают сами цели их существования: в иудаизме — это господство еврейского народа над всеми остальными, буквально порабощение, в христианстве же, это приобщение к Богу, спасение души, самосовершенствование. Также иудаизм отличает неприятие центральной личности христианства — Иисуса Христа, а вместе с ним и Его Завета, что объясняется также коренным отличием идей Нового Завета от идей иудаизма. Касаемо книг также замечу, что главными книгами иудеев являются Тора и Талмуд. Тора является Пятикнижием, написанным Моисеем, она содержит 10 Заповедей и древние законы, по которым жили евреи, Талмуд же — есть сборник толкований на Тору и другие священные книги, в котором и содержатся все идеи современного иудаизма.

Миф 2:
«Христианство — религия рабов, настоящий славянин не может её исповедовать.»

На самом деле:

Религией рабов Христианство нельзя считать по нескольким причинам:

1) исторической: на самой заре своего существования Христианство принимали в основном люди среднего и низкого достатка (это были в основном ремесленники, мелкие купцы, беднота), также бывали случаи крещения высокопоставленных чиновников, знати (яркий пример — апостол Павел, который был римским гражданином, что очень высоко для еврея, также в пример можно привести Лаодикийскую общину, практически сплошь состоявшую из богатых купцов и знати). Рабы начали появляться только со временем, вследствие распространения Христианства по Римской империи. Так продолжалось до 4 века, когда количество свободных людей из всех слоёв населения превысило количество рабов.

2) вероучебной: многие неоязычники указывают на то, что верующий человек называет себя «раб Божий», в реальности это означает лишь проявление уважения со стороны человека Богу, Творцу. Это не заложено в самом учении, как пишут они, Христос учил молиться так: «Отче наш…», а не «Хозяин наш…» или «Господин наш…».

Что касается «религии для славян»: именно Православное Христианство лучше всего подходит менталитету славян, русских, так как оно содержит учение о свободе Воли, то есть каждый человек идёт по жизни сам и сам выбирает себе дорогу, только от него зависят его поступки, действия и за них же он будет нести ответ в конце жизни. Замечу, что это нехарактерно для западных христиан: католиков и протестантов.

Миф 3:
«Православие — от слов «славить правь!», а ваша религия называется правоверие! «

На самом деле:

Православие — прямой перевод с греческого orthodoxia — «правильное суждение, учение». Основное значение слова «doxa» (докса) так как оно употребляется в Новом Завете — это «слава» в нашем понимании, а также «блеск, сияние, яркость» — по-гречески это одно и то же. В таких же значениях это слово употребляется в Септуагинте (греческий перевод Ветхого Завета).

Одно из первых употреблений данного слова:

Правило 7 Святого Вселенского II Собора, Константинопольского (год 381 от Р.Х.):

«Присоединяющихся к Православию и к части спасаемых из еретиков приемлем, по следующему чиноположению и обычаю.»

В греческой книге «Лавсаик», написанной в V веке, уже употребляется это слово, в переводном русском варианте — «Православная» вера.

Миф 4:
«Русь крестилась насильно, князь Владимир утопил её в крови!»

На самом деле:

Никакого «насильного крещения» не было. На юге Руси христианство восприняли совершенно нормально и без крупных волнений, на севере же (конкретно в Новгороде) новой религии сопротивлялись, однако замечу, что это не было сопротивление христианизации — как на юге, так и на севере оно было известно задолго до Владимира, но прежде всего это сопротивление политическое — Новгород считал, что приняв новую веру, он попадёт под власть Киева, однако, как видно из истории, этого не произошло (окончательный конец «вечевой демократии» положил только Иван 3). Мнение это родилось недавно и принадлежит оно не профессиональным историкам, а публицистам, которые, впику Православию идеализируют русское язычество (наследие антицерковной политики СССР). Так, далеко не консервативный ученый С.Ф. Платонов писал: «По преданию, новая вера распространялась мирно, за исключением немногих мест» (Полный курс лекций по Руссой истории, СПб., 1999, с. 85). Это мнение выгодно прежде всего тем людям, кто хочет очернить всю нашу историю после 988 года, отречься от завоеваний, имперского прошлого и великой культуры, ведь в отличие от них, мы не отвергаем имена великого князя Святослава Храброго, завоевателя, Рюрика, языческих правителей других славянских государств и племён — всё это тоже наша история, история русских, история славян и мы гордимся ею не меньше, чем историей России, Российской империи.

Миф 5:
«Ваше православие — то же самое язычество, посмотрите, сколько в нём осталось от него!»

На самом деле:

Православие — самостоятельная религия, ничего общего с язычеством не имеющая. То, что приписывают Православию — на самом деле так называемое «народное христианство», которое действительно вобрало многие пережитки языческих верований, впрочем во многом утратив их первоначальный смысл (это и Масленица и Иван Купала и «Яблочный Спас» и др.). Также часто указывают на якобы тождество славянских богов и христианских святых (Перун — Илья Пророк, Святовит — святой Вит и .т.п.), однако это тоже пережитки «народного христианства», разница между богами и святыми огромна — святые не повелевают силами природы, они сами по себе не дают богатство, удачу — они всего лишь молитвенники и заступники за людей пред Богом.

Миф 6:
«Всё Христианство — продажная религия. Церковь просто наживается на людях, которые в неё верят.»

На самом деле:

Это также не соответствует действительности. Православная Церковь живёт на пожертвования, других источников финансирования просто нет, ведь нужно и содержать храмы, ремонтировать их, закупать свечи, масла, священнику и его семье (а семьи эти всегда многодетны, за что им большое спасибо) тоже нужно чем-то питаться, к тому же никто не заставляет платить деньги: человек хочет жертвовать — он жертвует, нет, так нет.

Миф 7:
«Все христиане поклоняются трупам: самому главному — распятому Христу и остальным — трупам своих святых.»

На самом деле:

Начнём со старой греческой мудрости: «о мёртвых либо хорошо, либо никак» — уважение всё-таки проявлять надо. Второе: сам символ распятия означает намного больше, чем просто орудие казни (как полагают недалёкие язычники) — это символ Спасения, возможности вечной Жизни, а распятый Иисус — жертва, принесённая Богом за грехи человечества. Мощи же святых — отдельный вопрос. Многие «критики», не понимая и не желая понимать смысла, критикуют культ мощей. Попробуем рассмотреть, его не прибегая к богословским терминам. Христианство — религия жизни, жизни вечной. Человек умирает на этой земле, прожив жизнь и после смерти обретает Жизнь вечную, но происходит это в несколько этапов. Почему же, несмотря на свое совершенство и любовь к Христу, все святые, мощи которых мы почитаем, все равно умерли, а умерев, не воскресли? С одной стороны, человек уже спасен Христом, уже искуплен. С другой стороны, человек еще сам должен принять участие в своем спасении, и для этого в своей жизни пройти те же этапы, которые прошел Христос — а Он, прежде чем воскреснуть, вначале умер. Православные христиане верят, что, живя в Церкви и участвуя в Таинствах, человек приобщается ко Христу, а следовательно, и к Его бессмертию. Они стремятся к бесконечному единению с Богом, то есть, по удивительному выражению ранних Отцов, к обожению».

Дело в том, что святой человек становится фактически живым храмом Бога. Благодаря этому иногда даже встречается частичное или полное нетление мощей святых, а в будущем смерть и тлен вообще исчезнут как таковые, потому что мы все воскреснем.

Церковь верит, что воскреснут, то есть вернутся в свои тела в конце времен все люди, а не только святые. И это ничуть не странно, ведь если Бог когда-то без труда уже сотворил весь мир и человека из ничего, то тем более Ему будет просто восстановить Свое творение из уже существующих материалов.

Миф 8:
«Ваш Христос — то же самое, что и Осирис, Дионис и Коляда у славян, они тоже умирали и воскресали, вы украли эту идею у язычников!»

На самом деле:

Представления об умирающем и воскресающем божестве были у многих народов: у египтян это Осирис, у греков — Дионис. Однако дело в том, что эти боги олицетворяли собой явление природы — смену времён года и, соответственно, их процесс смерти-воскрешения повторялся каждый год, проявляясь в переходе зима-весна. Христос же во-первых воскрес и умер всего один раз (ежегодный праздник Пасхи — напоминание об этом событии), во-вторых Его смерть и воскрешение не были привязаны к природным явлениям, они были именно жертвой, которую принёс Бог за людей.

Миф 9:
«Вся Библия — совершенно нелогичная непонятная книга, которую по желанию можно толковать и так и сяк.»

На самом деле:

Такое часто можно услышать от большинства молодых людей, прочитавших «неоязыческий научпоп» — книги типа «Удар русских богов», сочинения Доброслава, Трехлебова и т.п. Так вот, не смотря на всю свою сложность (Библия всё-таки не букварь), её можно понять, если читать её вдумчиво, что хотя и сложно, но вполне осуществимо. Также в ней можно встретить на первый взгляд малопонятные слова, сюжеты. Вот на этот счёт и существует Священное Предание Отцов Церкви, в котором и даны все толкования этих непонятных мест. Сразу возникнет вопрос: «Почему я должен доверять каким-то дядькам, которые когда-то там собрались и решили как мне это понимать?» — на этот вопрос ответить очень легко: все решения принимались на основе долгого анализа священных текстов — Соборы заседали долго, если кто-то сомневается в толкованиях, то он может либо посмотреть сочинения Отцов Церкви, либо постановления Вселенских Соборов (которых, напомню, всего было 7).

Миф 10:
«Православный националист — звучит смешно и к тому же не вяжется с христианством.»

На самом деле:

Ну если понимать национализм как тупое «расия для руских» (да-да, именно так с ошибками), то дальше можно и не смотреть. Однако если пониать национализм, как любовь к своей нации, её достижениям, истории и также иметь такое же уважение к другим народам и нациям, как к многообразию, сотворённому Богом, то тогда «православный националист» — уж не является абсурдным словосочетанием, а в противоположность глобалисту — это хранитель традиций своего народа, его веры, обычаев, истории и культуры. Если кто-то говорит о том, что Православие — религия ненасилия, то приведу несколько цитат из Библии и из Отцов Церкви и святых Старцев:

- Не заключим мира во вред учению истины. (Св. Григорий Богослов)

- Нынешняя жизнь-время борьбы, подвигов непрестанных, а будущая жизнь-жизнь вечного покоя, торжества, радости, блаженства. Есть из-за чего подвизаться даже до крове. (Св.преподобный Иоанн Кронштадский)

- Продай одежду свою, и купи меч! (Евангелие от Луки 22, 36)

- Не мир принёс я, но меч! (Иисус Христос)

- Если и убьёт кто по воле Божией, то всякого человеколюбия лучше убийство то. Если же и пощадит кто вопреки воле Божией, то страшнее всякого убийства будет та пощада. (Преподобный Иосиф Волоцкий)

- Даст Господь полную победу поднявшим оружие за Него, за Церковь и за благо нераздельности Земли Русской... (Преподобный Серафим Саровский)

Православные язычникам или неоязыческие мифы о язычестве.

В последнее время многие люди называют себя язычниками, при этом, упорно отстаивая своё право именоваться «родноверами» и отстаивают «традиционность» своих религиозных убеждений. Рассмотрим их претензии на это.

Исконность веры.

Язычники: Наша вера — древняя непрерывная Традиция, которая идёт из глубины веков в настоящее время и, хотя многое было уничтожено христианами, мы имеем те знания, на которые опирались наши предки.

На самом деле: В исконности т.н. «традиции» можно сомневаться по многим пунктам:

А) По сохранности источников: до нашего времени не дошло ни одного письменного памятника дохристианской культуры, который точно воспроизводил бы обряды, мировоззрение, пантеон и мифологию. Но что об этом говорят сами язычники?

Иггельд, «Круг Бера”:

«До наших дней, к счастью, сохранилось некоторое количество первоисточников, из которых мы можем черпать сведения о действительном положении вещей в язычестве древних, по которым можно понять, что и как следует возрождать. Что было, а что является домыслом современных популяризаторов.

Это в первую очередь священные тексты разных народов, которые были первейшими изустными учебниками тех язычников, то есть обучающими, инициационными текстами: «Ригведа», «Атхарваведа», «Упанишады», «Авеста», Орфические и Гомеровские гимны, песни «Старшей Эдды» и т.д.

Несколько сложнее обстоит дело с язычеством древних славян. Но и тут мы можем использовать целый ряд сохранившихся документов: фрагменты из русских летописей; «Слово о полку Игореве»; западные средневековые хроники о германцах и их соседях — западных славянах, сообщения арабских путешественников 9-11 вв. н.э. по землям; труды польских авторов 14-15. Для исследователя Традиционной славянской культуры остается также: чешский средневековый словарь «Mater Verborum»; всевозможные поучения против язычества и т.д. Кроме того, с определенной осторожностью (при условии воспроизводимости) можно использовать народный фольклор: заговоры, сказки, былины, духовные стихи».

Таким образом возрождать мы что-либо можем только по древнеиндийским, иранским, германским и кельтским преданиям — соответственно получая индийское, иранское, германское язычества. Можно возразить: «Ведь все эти верования — одного корня, а значит основа одна!» — не спорю, но кто даст 100 % гарантии того, что эти верования полностью состыковываются со славянским язычеством? Ведь каждый народ вносил в своё язычество какие-то, присущие только ему дополнения, искажения, связанные с изменением языка, сменой погодных условий и т.п. То есть реконструкция язычества с использованием родственных верований малопригодна и недостоверна.

А сведения, сохранившиеся в летописях, фольклоре? Им можно доверять также, как и инородным заимствованиям: что-то искажено, что-то христианизировано — достоверно установлены крупицы, но никак не тот объём информации, какой подчас демонстрируют язычники в обрядах и подходах к вероучению. К тому же это очень серьёзный и сложный труд — изучение русского язычества, учёные занимаются этим постоянно, отдавая долгие годы своей жизни делу, даже сейчас не могут ответить на те вопросы, на которые с лёгкостью отвечают наши «волхвы».

Это вопрос реконструкции, «непрерывности» традиции. А теперь рассмотрим вопрос происхождения, ведь современное язычество вовсе не является восстановленным язычеством наших предков, а представляет собой особое течение — неоязычество.

Вкратце поясню суть и историю термина. Явление это пришлое, а пришло оно к нам из Европы, в которую прилетело из Америки, где первоначально называлось «Нью-Эйдж» (New Age) — «Новый Век», это совокупность оккультных течений, чьё появление связано с переходом США и Европы к постиндустриальной эпохе, которая требовала новых идей, ценностей и которую совершенно не устраивало христианство с его традиционализмом и повышенной ролью духовности. Во многом это связано также с увлечением восточными практиками: йога, медитации и т.п. В Н-Э эти практики смешивались с новорождёнными оккультными учениями, учениями квазихристианских сект. Н-Э также послужил основой для хиппи и философии «детей цветов». Но все эти окраски Н-Э имел в Америке, в Европе же в нём увидели способ возрождения давно забытых языческих верований и хотя первые работы по популяризации таких практик как Викка (кельтское язычество) известны ещё со времён Алистера Кроули, то с приходом Н-Э эти течения появились с новой силой. «Новые неоязычники» не скрывали синкретичности своих систем, хотя и утверждали о «преемственности» (ничего не напоминает?). Новые учения тут же начали критиковать христианство по тем же мотивам, что и «родноверы» сейчас: искоренили, поубивали, уничтожили. Также они заявили о «преодолении» христианства, то есть в скором времени постиндустриальное общество должно вернуться к «вере предков», приправленной впрочем восточными учениями и собственными домыслами. После всех этих превращений Н-Э добрался и до нас (после падения СССР естественно) и сейчас мы идём по пути Европы 70-80 годов.

Таким образом становится понятной вся «исконность» неоязычников и отличие их от язычников-славян — наших предков.

Россия и новое язычество

I. Языческий тупик (вместо предисловия)

Начать работу над этой темой меня побудила книга томского автора И.В.Ташкинова, вышедшая в издательстве Рязанской писательской организации «Узорочье». Называется она «Древний Египет и Русь: вопросы истории, мифологии и языкознания».

Официальная история фальсифицирована и подлежит пересмотру. Таков основной тезис И.В.Ташкинова. Он считает, что египетская культура — это культура славянская. Египетская цивилизация, знакомая нам по школьным учебникам, создана нашими предками.

Работа Ташкинова напомнила мне книги другого автора, получившего всероссийскую известность — А.Т. Фоменко. Ими буквально завалены крупнейшие московские книжные магазины. Главная мысль этого автора та же, что и у Ташкинова: вся история фальсифицирована, и ее надо переписать. Фоменко, например, убежден, что не было никакого татаро-монгольского нашествия. Оно-де, выдумка позднейших московских летописцев.

«Ну а что такого в свободном творческом поиске ученых?» — спросит кто-нибудь. — Чем больше точек зрения, чем больше различных мнений, тем лучше. В споре, как известно, рождается истина...»

Вроде бы все верно. Но слишком уж роскошно издаются книги того же Фоменко. Слишком уж большими тиражами по нашим нищим временам. Значит, кому-то выгодно «пересмотреть историю». Кому?

Вот как размышляет об этом один из современных российских историков, академик, член Президиума Российской Академии Наук В. Л. Янин: «Считаю уместным задать вопрос: чей социальный заказ выполняет А.Т.Фоменко? Естественно, ответить на этот вопрос может только он сам. В ожидании такого ответа я вспоминаю первые послевоенные годы Новгорода. Тысячелетний город лежит в руинах. Его памятники с сорванными крышами зияют пробоинами. По оскверненным вандалами фрескам стекают струи дождя. Микешинский монумент «Тысячелетию России» разобран, и блоки с фигурами героев российской истории в беспорядке брошены в грязь. Славно поработала зондеркоманда СС, преследовавшая одну цель — лишить наш народ исторической памяти и превратить его в стадо бессмысленных скотов...»

Народ, лишенный исторической памяти и превращенный в стадо. Вот цель для тех, кто на нынешнем историческом переломе хочет стереть с лица земли мою страну — Россию.

«Ведь народу, не знающему своей истории, культуры, можно внушить свое превосходство и добиться добровольного повиновения, покорности, особенно, если этот народ, как русский, не победить в открытом бою». Очень верная мысль. Поразительно только, что приведенная цитата принадлежит человеку, который, как и Ташкинов, как и Фоменко, делает все для разрушения народной исторической памяти, совершенно фальсифицируя прошлое. Автор данного высказывания — А. Н. Алексеева, доцент Радиотехнической академии города Рязани. Не историк. Точно так же, как и Фоменко. Цитата взята из сборника «Мир русской души», вышедшего в 1998 году в том же издательстве Рязанской писательской организации «Узорочье», что и книга Ташкинова. Издание сборника финансировало Управление культуры и искусства города Рязани.

В книге «Мир русской души» делается попытка доказать, что православное христианство, придя на Русскую землю, разрушило развитую духовную культуру наших предков и поработило издревле существовавший русский народ чужеземному началу. А русские — это ядро мировой цивилизации. Русский язык — основа для многих языков мира. Нужно отказаться от христианства, вернуться к русскому язычеству, создать новую культуру и новое общество. Вся деятельность научно-практического семинара «Русское Просвещение», направлена на обоснование именно этих тезисов, на популяризацию их в сознании русских.

В городе проводятся языческие праздники, например «Ярилин день». Открыто действуют в Рязани языческие организации — «Союз Славян», руководимый В.В.Костылевым (входит во всероссийское объединение «Союз славянских общин славянской родной веры», лидер — В.С.Казаков) и «Рязанская славянская языческая община» (руководитель — М.А.Качалова (Доброслава). Есть у них сильные друзья и высокие покровители.

Разрушить существующую Россию и создать новое общество — вот чего хотят современные неоязычники. В этом новом обществе православному христианству не будет места. Не будет потому, что реальность, которую они строят, не имеет ничего общего с исторической Россией.

Эту историческую Россию они, называя себя «русскими патриотами», отрицают. Для себя они создали другую «родину» — некий виртуальный образ «Светлой Руси» или «Светлорусии». Собственно и являются они патриотами именно этой виртуальной страны, а не подлинной России.

Оболгать прошлое, оболгать мать русского народа — Русскую Православную Церковь — такой они видят свою задачу. Для этого у них есть вполне приличные информационные силы. В Рязани выходят или распространяются неоязыческие газеты «Русская Правда», «Ариец», «Лыбедский бульвар».

И, наконец, идеологическое обслуживание всех этих структур на как бы научном уровне осуществляет семинар «Русское Просвещение».

Снова зададимся вопросом: кто стоит за этими силами? Я не отношу себя к тем, кто всюду ищет заговоры, но данная ситуация слишком серьезна. Я глубоко убежден, что всеми этими неоязыческими организациями, упорно называющими себя патриотическими, двигают те, кто хочет погибели России. Для этого и нужно лишить людей памяти о своей истории, оболгать прошлое.

А ведь русский вопрос является сейчас вопросом выживания страны. Сумеем ли мы стать подлинно русскими? И что это значит — быть русским?

Вот передо мной лежит политическая карта мира.Только очень уж необычны границы государств, нанесенные на ней. Соединенные штаты Америки и Япония обведены общей пунктирной линией. Вся Европа показана объединенной. Огромным пятном выделяется государство, носящее на карте название «Великий Китай». В его состав включены Монголия, часть среднеазиатских республик СНГ, Афганистан, Пакистан, Индокитай с частью Индонезии, Корея. Но еще более поразительны границы нашей страны. Вся она поделена на три части. Первая — «Дальневосточная республика». Но нет у нее целой полосы южных регионов, нет Благовещенска, Хабаровска, Владивостока. Все это отдано «Великому Китаю». Другая часть — «Сибирская республика». Она лишена юга Сибири, также прирезанного к Китаю. И, наконец, собственно «Россия» до Урала с западной границей между Курском и Петрозаводском. В состав этой территории не включены Псков и Санкт-Петербург. Они отданы объединенной Европе. Южная граница этой «России» проходит между Ростовом и Каспийским морем. Весь Северный Кавказ, Краснодарский и Ставропольский края, также отданы Европе. Частью этой Европы является на карте и Турция. Поперек всех трех частей мы читаем — Confederated Russia («конфедерированная (читай — расчлененная — и.В.) Россия». «Сибирь» и «Дальневосточная республика», конечно же, — американские протектораты...

Что это? Бред сумасшедшего? Чьи-то отвлеченные фантазии? Ни то и ни другое. Карта эта — часть американского геополитического планирования. Такое будущее уготовал нашей стране господин Збигнев Бжезинский, влиятельнейший идеолог насаждаемого США «Нового мирового порядка». Карта опубликована в американском издании его книги «Великая шахматная доска» (в русском переводе она стыдливо опущена). Книга имеет посвящение: «Моим студентам — чтобы помочь им формировать очертания мира завтрашнего дня». Перепечатана была карта в сентябре 1997 года и в журнале «Foreign Affairs», органе «Совета по международным отношениям». А «Совет» этот — одна из важнейших структур все того же «нового мирового порядка».

Подождите немного. Пройдет несколько лет, проржавеют окончательно наши ракеты, и эти планы начнут претворяться в жизнь.

Советник Госдепартамента США, руководитель Института стратегических исследований при Гарвардском университете С. Хантингтон в своей нашумевшей книге «Столкновение цивилизаций» пишет, что далеко не все страны по своей сути пригодны для «нового мирового порядка». И в первую очередь, с этой точки зрения, непригодна наша Россия. Лишняя она. Такие ресурсы, такая территория, а тут еще с каким-то народом надо считаться. И вообще, по словам того же господина Бжезинского, мы — «черная дыра». Отсюда — неизбежность цивилизационных конфликтов.

А ведь, кроме американской карты, есть еще и другие. По плану Бжезинского, мусульманскому миру не достается ничего. Более того, многие мусульманскому миру не достается ничего. Более того, многие мусульманские страны оказываются поглощенными «Великим Китаем». Оно и понятно. Очень уж пугают американцев 300 миллионов мусульман своей непредсказуемостью.

Но мир этот существует, и у него есть свои планы. Недавно была опубликована карта, подготовленная одним мусульманским исследовательским центром. И на ней много для нас занимательного и удивительного. В качестве самостоятельных исламских государств здесь показаны не только Чечня, Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия, Татарстан и Башкортостан, но даже Мордовия! И составители этой карты также ждут своего часа.

Рано или поздно, но этот час придет. Придет, если в нашей стране все будет по-прежнему. Если мы не будем знать, кто мы такие и чего хотим. Если, встречаясь с окружающими нас цивилизациями — Америкой, Китаем, исламским миром, мы не осознаем свою собственную самобытность, не сольемся со своим прошлым в одно целое. Если мы будем амебами, то, сталкиваясь с чужими национальными интересами, перестанем сами существовать как нация.

Может быть, кто-то из нас считает, что государства на рубеже XXI века руководствуются нормами международного права и свято соблюдают права всех, даже самых малых народов? Разве мы ничего не знаем о войне в Югославии?

Мы хотим жить в резервации от Курска до Урала? Без всякого выхода к морям? Без всех природных ресурсов, к которым так привыкли? Жить, дрожа от страха перед американцами, китайцами, мусульманами и надеясь, что когда-нибудь они перессорятся между собой из-за наших же богатств? Мы хотим, чтобы наша страна стала ареной третьей мировой войны? Тогда давайте оставаться гражданами вселенной. Не хотим? Тогда мы должны, наконец-то, стать русскими.

Но вот он, опять этот вопрос: что это значит — быть русским?

Что важно для нас в нашей собственной самобытности? Что поможет выстоять перед лицом всего мира?

Нация — это не только экономическая, культурная и этническая общность людей на какой-то территории. Нация — это в первую очередь общность духовная. Воссоздать экономику, добиться демографического подъема, отладить политическую систему, просто наладить, в конце концов, нормальную жизнь — всего этого можно добиться только при наличии воли. Где взять нации волю, где взять ей силу? Только в вере. Общая вера — вот что служит фундаментом для национальной жизни. Следовательно, быть русским — значит иметь русскую веру. Но какая это вера?

Вся русская история свидетельствует, что эта вера — православное христианство.

Давайте посмотрим, кого больше всего боятся наши враги. Збигнев Бжезинский говорит, что «после падения коммунизма главным врагом Америки является Русское Православие». Даже наши главные стратегические противники признают, что Православие — это стержень и опора России.

Как мы видели выше, слишком многие думают по-другому и выбирают язычество. Считаю, что среди них множество искренне заблуждающихся людей. Для них я и пишу все это.

II. Где искать «русских богов»?

Способно ли язычество обновить и воскресить нашу страну? Христианство призвано привести ко Христу все народы. Языческие культы, реально существовавшие в прошлом (а о сути нового язычества мы еще поговорим), в этом отношении христианству противоположны. Они не направлены вовне того народа, которому принадлежат. Персом-огнепоклонником или индусом высшей касты надо было родиться, но нельзя было стать. У каждого народа свои боги, и эти боги покровительствуют только конкретным народам — вот основной постулат исторического язычества.

«Так это же великолепно! — воскликнет кто-нибудь, — Нам сейчас и нужно отгородиться от внешней духовной угрозы! Будем же молиться своим богам!»

Но подождите. А каким конкретно богам вы собираетесь молиться? «Так это же понятно, — ответят нам, — русским, славянским».

Вот в первом номере газеты «Лыбедский бульвар» за 2001 год помещена статья В.И.Корчагина «Что делать?», в которой он пишет: «Нам необходимо вернуться к своей русской национальной религии, существовавшей до принятия христианства на Руси, к своим родным русским богам». Попутно газета в очередной раз выливает поток грязи и оскорблений на православное христианство.

Необходимо, однако, отметить, что русская нация как исторический феномен возникла вовсе не в языческие времена. Под русскими обычно понимают три родственных народности — великороссов, малороссов (украинцев) и белорусов. Любому человеку, мало-мальски знакомому с историей освоения тех огромных просторов, которые занимают эти народности, с историей их взаимоотношений, очевидно, что срок формирования русской нации вполне укладывается в минувшую тысячу лет.

Например, В.О.Ключевский и С.Ф. Платонов, одни из наиболее значительных отечественных историков рубежа XIX — XX веков, относили образование великорусской народности (тех, кого мы обычно называем русскими) к XII-XIII столетиям — времени колонизации Суздальско-Владимирской Руси. Если же говорить о русской нации как о политической и экономической общности, то любому человеку, учившемуся в средней школе, очевидно, что сформировалась она не раннее XV-XVII веков.

А что же было раньше?

Были, например, скифы-пахари, иначе называемые сколотами. Древнегреческий историк Геродот писал, что они пришли на земли Среднего Поднепровья за тысячу лет до Дария, то есть за полторы тысячи лет до Рождества Христова. Достаточно подробно на сколотской проблеме останавливается Б.А.Рыбаков в своих книгах.

Сколоты, так же как и венеды, и анты — все это предки нынешних русских. Но в том-то и дело, что они, конечно же, не русские в нашем сегодняшнем понимании. Безусловно, они жили на территории нашей страны, и мы — их отдаленные потомки. Однако мы другие — и по широте своего географического охвата, и экономически, и культурно, и духовно, и даже уже антропологически. Мы мало похожи на них. Мы не сводимся к ним. Нас разделяет История. И их боги — это именно боги сколотов, венедов, антов и так далее. Но это ни в коей мере не русские боги. Да и о богах этих сохранилось крайне мало сведений. В каких богов верили сколоты? Поклонялись они Солнцу и чтили «священные дары» неба — золотой плуг, ярмо, топор и чашу. Вот и все, что известно об их религии.

Сейчас в массовом сознании активно насаждается искаженное представление о происхождении русского народа. Мы уже говорили о книге «Мир русской души». Её составители пытаются доказать, что русские как нация существуют неисчислимое количество лет и вообще являются первоначальным народом земли, от которого происходят все другие народы. При этом конкретно-историческое понятие «русские» подменяется некой абстракцией — «русами», «русичами» и т.д. Особое внимание уделяется в книге гипотезе Г.С. Гриневича, величаемому не иначе, как «русский ученый».

Гриневич предпринял попытку расшифровать некие знаки на глиняном горшке, найденном сто лет назад в дохристианском захоронении вблизи села Алеканово Рязанской губернии. Гриневич посчитал, что он прочитал надпись, которая на русский язык переводится так: «Надо закрыть, в чело (печь) посадив». На основе своего «открытия» Гриневич «расшифровал» абсолютно все древние надписи в мире. Конечно же, в основе их — русская речь.

А теперь представим себя на месте тех, кто хоронил покойника в том погребении. Они верили в то, что магические знаки, наносимые на одежду и предметы, способны защитить их владельца. Верили они и в загробную жизнь своего умершего родственника, и поэтому поставили ему в ноги горшок с ритуальной пищей. Стали бы они писать на этом сосуде ту глупость, которую прочитал Гриневич? Положили бы они в могилу просто горшок, взятый из дому? Можно предположить, что они изготовили бы специальный сосуд и нанесли бы на него знаки, служащие магическим талисманом. Ну а какая же магия в банальности? В том, что горшок должен быть поставлен в печь?

Вот свежий пример «болезни Гриневича». Уже упоминавшаяся «историк-любитель» и доцент Радиотехнической академии города Рязани А.Н. Алексеева, вдохновленная «открытием» Г.С. Гриневича, путешествовала на остров Крит. Гриневич расшифровал якобы таинственную надпись на знаменитом фестском диске. Из этой расшифровки будто бы следует, что цивилизацию на Крите основали «русы-язычники» (последний момент непременно подчеркивается), приплыв туда во втором тысячелетии до нашей эры. И естественно, что после возвращения с «русского» Крита А.Н. Алексеева с великой радостью стремится поделится своими знаниями с участниками семинара «Русское просвещение». Доклад называется, ни много ни мало. «Древняя русская цивилизация на Крите».

Знали ли Крит наши предки? Да, знали. В 960 году греки при поддержке славянских воинов и варягов высадились на Крите, который до этого был базой арабских пиратов. Это — реальная история. А вот «русичи» как основатели Критской цивилизации за 2 тысячи лет до нашей эры — это уже фантастика.

А как же Гриневич?

Деятели «семинара» «Русское Просвещение» очень любят труды А.И.Асова, апологета так называемой «Велесовой книги». Когда рязанские язычники в противовес официальным Дням славянской письменности и культуры проводили свою «научно-практическую конференцию», то Асов был туда приглашен.

Вот что Асов пишет о Гриневиче: «Сама идея Г.С.Гриневича о существовании славянского слогового письма и о том, что сим письмом предки славян писали непрерывно с VI тысячелетия до н.э. и вплоть до недавнего времени, является более чем спорной. Что же касается его прочтения тем же способом этрусских, критских, протоиндийских надписей, то это является ни на чем не основанной фантазией. С тем же успехом по-славянски можно читать китайские и египетские иероглифы, либо письмена с острова Пасхи... Сама работа Геннадия Станиславовича показывает только некоторое, весьма поверхностное, знакомство его со славянской фонетикой, а также полное отсутствие знаний старославянского языка, проблем истории языка. Ни разу в своей книге он не употребил ни одного языкового термина, не оценил форму слова, не попытался определить склонение».

В Интернете сразу на нескольких языческих сайтах (а таковых, к несчастью, предостаточно) распространен материал «Русская рунология в цветочек: А.Платов против Г. Гриневича». Оригинал этого материала расположен на сайте писателя Юрия Никитина в разделе «Корчма».

Антон Платов — фигура в современном «славянском» неоязычестве неординарная. Он вместе с Дмитрием Гавриловым возглавляет «аналитическую группу» «Северный ветер» в Москве, являющуюся одним из ведущих философско-литературных глашатаев неоязыческих идей. Сам Платов, в отличие от своих коллег по «Северному ветру», придерживается не славянской, а скандинавской языческой традиции. По образованию не гуманитарий, а физик-теоретик. Его разработки по рунологии «Руны и их магическое значение», «Славянские руны» можно (но не нужно) видеть на сатанинском сайте «Черный свет». Какая связь между неоязычниками и сатанистами, я попытаюсь показать ниже.

А история между Гриневичем и Платовым произошла весьма показательная.

В 1994 году в издательстве «Менеджер» вышла книга Платова «Руническая магия».На обложке книги он поместил собственноручно выполненную руническую надпись, точнее две. Первая из них, по словам самого Платова, имеет значение «руника». Вторая, переданная классическими Старшими рунами, означает «я, такой-то, сие написал». Вторая надпись органично включена в состав рисунка, являющегося личным «знаменем», точнее клеймом Антона Платова, которое он ставит на своих книгах и авторских работах.

И вот в 1999 году московское издательство «Летопись» выпустило второй том сочинения Гриневича «Праславянская письменность». В нем он «прочитал» на «праславянском» языке бесчисленное количество таинственных надписей, в том числе... и личное клеймо Антона Платова.

И вот, что получилось:

ЙАЛОНАИЧАЕ

МОЧАМОЙАИГИСЕЕНОЕКОРЫСЕНОЕБЕЙАМОКО.

На самом деле не смешно, а очень неприлично. Если быть кратким, надпись, по мнению господина Гриневича, повествует о неком человеке, чья семенная жидкость является «предметом любовной страсти», а потомки которого «были в далеком прошлом белковым веществом».

Рисунок на клейме Платова обозначает, по мнению самого автора, «мировое древо», важнейший языческий символ.

Однако Гриневичу, конечно же, виднее. Он заявляет: « А что касается изображения, которое сопровождает надпись, то оно точно отвечает содержанию надписи: перед нами изящно, я бы сказал даже витиевато, выписанный мужской половой орган на фоне женского полового органа».

Понятно, что Платов очень обиделся и в своей статье «Русская рунология в цветочек» сильно ругает Гриневича, говоря, что его работа — не просто невежество, а «хамство, оскорбляющее всякого, кто считает себя русским».

Платов убежден, что Гриневичу «стоило бы познакомиться хотя бы с популярными книжками для старшего школьного возраста. Тогда бы он знал, например, что из элементарных законов комбинаторики и математической лингвистики следует вывод о невозможности корректной дешифровки одиночных надписей, выполненных слоговым письмом. Иначе говоря, такие надписи допускают любую дешифровку на любом наперед заданном языке. Знаменитый Фестский диск, «прочтением» которого так гордится господин Гриневич, — тому превосходный пример. Давным-давно установлено, что текст диска не будет достоверно переведен до тех пор, пока косвенные свидетельства не позволят установить принадлежность языка текста к какой-либо группе». Гриневич должен узнать также, что, «мягко говоря, некорректно вносить изменения в прорисовки надписей на археологических памятниках, подгоняя древние тексты под собственные системы дешифровки». Вот вам и алекановский горшок...

Трудно предположить, что А.Н.Алексеева при своей любви к язычеству не знает последней книги Асова. И уж вовсе невозможно подумать, что доцент Радиотехнической академии незнакома с языческими ресурсами в Интернете. Следовательно, остается предположить, что «историка-любителя» интересует не научная истина, а идеология. Ей важна «нужная» дешифровка...

Все, что делает «семинар» «Русское Просвещение», к науке не имеет никакого отношения. Это есть идеологическое обслуживание тех общественно-политических кругов, которые стремятся перечеркнуть реальную историю России, выдав за нее заведомую фальшивку.

Монументальное полотно становления русской нации открывается перед нами в трудах выдающихся российских историков, таких, например, как Н.М.Карамзин, С.М.Соловьев, В.О.Ключевский. История эта достойна любви и почитания не только потому, что она наша. Это путь, может быть, величайшего народа земли. Однако родился этот народ как одно великое целое в купели святого равноапостольного князя Владимира. До этого мы знаем «один народ славянский». Но представлен он весьма разными племенами, вернее, союзами племен. В «Повести временных лет» мы находим их перечисление: это поляне и древляне, дреговичи и радимичи, северяне и вятичи, словене и многие другие. И для нашей с вами темы важно то, что эти племенные союзы очень разные. Как свидетельствует «Повесть временных лет», все они «имели свои обычаи, и законы своих отцов, и предания, каждые — свой нрав».Современные исследователи собрали множество доказательств того, что «предания», то есть религиозные представления, у этих племенных союзов сильно различались. Попытки ряда авторов, например того же Асова, столь любимого деятелями рязанского «семинара» «Русское Просвещение», воссоздать некий единый древнерусский пантеон оказываются несостоятельными.

Люди, выросшие в традиционной среде, хорошо знают детскую игру в «Яшу», ждущего свою невесту. Игра эта восходит к очень далеким временам. И «Яшу» на самом деле звали Ящер. Северные славяне поклонялись Змею — Ящеру, владыке подземных вод. Очень подробно этот культ описывает в своей книге «Язычество Древней Руси» один из самых известных историков, академик Борис Александрович Рыбаков.

Святилища Ящера располагались на болотах, берегах озер и рек. Главное капище помещалось недалеко от Новгорода, в том месте, где из озера Ильмень вытекает река Волхов. Древнерусский летописец называет Ящера «князем Волхова». Он, де, «перекрывал в той реке Волхове водный путь. И не поклоняющихся ему иных пожирал, иных потоплял. Поэтому люди, тогда несведущие, сущим богом окаянного того называли». В качестве жертв Ящеру кидали в воду черных кур, а также молодых девушек. Вот почему «Яша» в детской игре ждет свою суженую.

Одним из самых подробных изложений мифа о Ящере является былина о Садко — гусляре, восхитившем своей игрой подводного владыку. Во второй части былины рассказывается о том, что Садко отправился на дно морское как жертва Ящеру-царю.

«Ай же вы, дружки-братья корабельщики,

Верно не пошлины Поддоный царь требует,

А требует он голову человеческу!»

Впрочем, в былине все заканчивается благополучно. Садко с помощью дочери подводного царя выбирается на поверхность.

Культ Ящера исключительно северный. Это для нас важно чрезвычайно. У других славянских племен — другие боги. Прибалтийское божество Перкунас (Перун), укрепившись сначала на среднем Поднепровье, пришло на север с огнем и мечом. Капище у устья Волхова было разрушено по приказу молодого Владимира Святославича. Тогда, еще до своего обращения ко Христу, он пытался привести всех языческих богов разных славянских племен к одному знаменателю. На месте святилища Ящера был воздвигнут идол Перуна, и само место получило название «Перынь». Впрочем, и этот «бог» мягкосердечием не отличался и тоже требовал «голову человеческу».

Любителям язычества нельзя выбрать ни русских, ни славянских богов «вообще». Выбирать приходится между божествами отдельных славянских племенных союзов.

«Ну что же, — скажет кто-нибудь. — Мы рязанцы, а Рязань основали вятичи. Узнаем, как верили они, и будем верить так же».

Сначала о вятичах. Вот в Вестнике Союза Славянских Общин «Вятич» №6(8) за 1998 год лидер этого языческого объединения Вадим Станиславович Казаков пишет об образовании языческой общины в Калуге: «1994 год можно по праву считать годом восстановления Славянской веры в России. Древняя земля Вятичей дольше всех сопротивлялась христианству (до XII века), и она же стала первой землей, начавшей путь к освобождению от христианского чужебесия. Вятичи оказались достойными своих предков».

В том, что современный индустриальный город Калуга населен непосредственными потомками древних вятичей, я очень сильно сомневаюсь. Для обоснования данного утверждения должна была бы быть проведена серьезная научная антропологическая экспертиза (обмер черепов, генетические исследования) и доказана преемственность с XII века большинства населяющих город родов. Вы убеждены в том, что жители Калуги вообще осознают, что это такое — «род»? В лучшем случае они знают лишь имена своих прадедушек. Даже в XX столетии было столько событий, совершенно перемешавших население нашей страны, что ни о какой преемственности говорить не приходится. Посудите сами — гражданская война, индустриализация, коллективизация, репрессии, Великая Отечественная война, эвакуация, комсомольские стройки, урбанизация и так далее. Где теперь искать вятичей?

Вообще, Россия как духовно-исторический феномен не сводима к тем племенам, которые населяли ее территорию до чуда рождения русской нации. «История России, — писал Василий Осипович Ключевский, — это история страны, которая колонизуется».Осваивались огромные пространства. И эти просторы стали плавильным тиглем, в котором вятичи, кривичи, поляне и прочие славянские племена становились единым русским народом. Этот народ, придя на новые земли, уже был христианским.

Ярким примером тому служит Рязань. Материалы археологических раскопок свидетельствуют, что люди, селившиеся на берегу Оки на месте бывшего маленького мордовского городка, пришли с самых разных сторон. Здесь и вятичи, и кривичи, и радимичи, и поляне. И стали все они рязанцами одновременно с Христовой проповедью в этих местах. Рязань — не город вятичей, хотя они и составляли большинство из заселивших его колонистов. А какой же это город? Русский.

Можно сколько угодно выискивать среди археологических находок в Старой Рязани материальные следы пережитков языческих времен. Но поднимать их на щит и кричать о том, что город был языческим или, в лучшем случае, рязанцы были двоеверами, нельзя. Это неправда. Старая Рязань изначально застраивалась, как и все древнерусские города, по плану, в основе которого лежала христианская символика. Город земной осмысливался, как икона Небесного Иерусалима. У каждого из его элементов — и у Соборной площади, и у Спасских (вернее — Золотых) ворот, и у Благовещенского монастыря на въезде в город — было свое священное христианское обоснование. Так что рязанская, русская вера — это христианство. А ящеры, перуны и прочие — это боги давно канувших в лету племен. И не более того.

III. Мерзость

«Высший закон природы гласит: «Да расцветет всюду жизнь!». Отсюда русальские обряды, игрища вокруг огромного, грубо вырезанного стоячего столпа, олицетворяющего Ярую силу, и называемого поэтому Хером. Общеиндоевропейский корень Яр — Ер обозначал силу, неодолимо стремящуюся вверх, подобно встающему Яриле-солнцу. Хороводно-эротические игрища вокруг Хера — подчеркнуто мужественного символа солнечного начала — побуждали мужчину и женщину к совокуплению, священнодейству во славу Рода».

Согласитесь, странный текст. Можно посчитать его грубой пародией. Но это не цитата из какой-нибудь бульварной эротической газетки. Так «Верховный волхв» Союза славянских общин» Доброслав разъясняет своим последователям суть языческих обрядов.

Кто же такой этот Доброслав? Сами язычники называют его своим «ведущим идеологом». Настоящее имя — Добровольский Алексей Александрович. 1938 года рождения. Под влиянием венгерских событий создал в 1957 году небольшой антисоветский кружок, громко названный Русской национально-социалистической партией.Члены РНСП печатали на пишушей машинке листовки с призывами «бить ментов, коммунистов, комсомольцев». Листовки они расклеивали на столбах или забрасывали в почтовые ящики в разных районах Москвы.

«Подпольщики» были арестованы в мае 1958 года после того, как они, будучи нетрезвыми, похвалились перед девицами, что будут скоро «резать большевиков». Почти всех вскоре освободили, но сам Добровольский был осужден на 3 года.

Освободился в мае 1961 года. Чтобы получить после освобождения прописку в Москве, Добровольский дал согласие на секретное сотрудничество с КГБ («по глупости, по молодости думал перехитрить чекистов. Думал, буду разведчиком работать на два фронта, прикинусь, что я их. Что-то получилось, что-то не получилось, но я был разведчиком, а не просто стукачом ради прописки»).

В 1961 году Добровольский крестился, считая, что русский должен быть православным. Крестил будущего неоязыческого «волхва» Глеб Якунин, он же стал в 1963 году крестным отцом его старшего сына Сергея (впоследствии «волхва» московской языческой общины).

Добровольский вступает в подпольную группу Народно-трудового союза (НТС). Опять арестован. Попал в спецпсихбольницу в городе Ленинграде. Освободился в августе 1965 года. Вновь вступил в НТС и продолжил борьбу с «коммунистическим режимом». Впоследствии неоднократно арестовывался органами КГБ и МВД. Провел несколько лет в тюрьмах, лагерях и ссылках.

С конца 1969 года Добровольский увлекается эзотерическим учением Елены Блаватской. Затем наступает черед парапсихологии. Истоки его учения, как мы видим, вполне оккультные, причем оккультизм этот — новейший, относящийся к XIX-XX векам. Увлекался Добровольский и модным в те годы голоданием. Разработал свою систему целительства «путем вдыхания цветочных ароматов» и даже выпустил в самиздате книгу на эту тему — «Арома-Йога».

Последний раз был арестован в 1982 году по обвинению в спаивании несовершеннолетних. Четыре месяца провел в Институте имени Сербского и около года в психбольнице общего типа.

В 1989 году в самиздате появляется его книга «Стрелы Ярилы». В этом же году он принимает имя Доброслав. При содействии Константина Смирнова-Осташвили начинает выступать с лекциями на языческую тематику. Проводит многолюдные языческие праздники.

В 1990 году вместе со своими взрослыми сыновьями (одного сына он назвал Родослав, а другого — Вятич) поселяется в лесной деревушке Весенево Шабалинского района Кировской области. Доброслав составляет первые краткие языческие именослов и календарь.

22 июня 1997 года представители нескольких языческих общин провели в Весенево объединительный съезд — «Вече». На нем Доброслав был провозглашен вождем «Русского освободительного движения», призванным «избавить Народ — Родину — Природу от чужеродной кабалы». Но на чью сторону надо для этого переходить?

Вопрос этот не случайный и очень интересный. Практически сразу же после того, как Доброслав развернул в глуши шабалинских лесов активную деятельность, его посетил некий Carey Goldberg. В результате в Los-Angeles Times 28 ноября 1992 года появилась весьма позитивная статья о Доброславе...

Свою идеологию Доброслав называет «русским национал-социализмом». Основными положениями своего учения он считает принятие язычества в качестве «природного славянского мировоззрения», признание христианства, или как его называет Доброслав, «жидохристианства», за «чуждую, насильственно внедренную религию».

В июле 1999 года Доброслав был избран «Верховным волхвом» «Союза Славянских Общин». Его политическим идеалом является приход к власти национал-социалистов, воспитанных на работе Доброслава «Природные корни русского национального социализма». Вадим Казаков, лидер «Союза Славянских Общин», своей задачей видит восстановление язычества как религии в общегосударственном масштабе. Более того, язычество должно стать единственной государственной религией в России. В Уставе Союза славянских общин славянской родной веры» говорится об этом так: «Союз является правопреемником государственного исповедания России, запрещенного в итоге правительственного переворота 988 — 990 годов. Славянская Родная Вера является единственной исконной верой славян»

Вокруг Доброслава и его учения группируется практически всё, что есть политически-радикального в современном российском неоязычестве.

7 января 2001 года в отношении Алексея Александровича Добровольского (Доброслава) вновь возбуждено уголовное дело. «За что?» — ответ на этот вопрос можно найти в статье, написанной со слов участницы праздника Ивана Купалы у Доброслава и опубликованной в Интернете Православным информационным агентством «Русская линия».

«Организатором и идейным руководителем праздника был, конечно, Доброслав в отглаженной... рубахе. Все началось еще засветло. На поляну вынесли огромный барабан, мне дали кувшин, кто-то нес деревянную «братину» — ковш литра на три.

...Для праздника вырубили большую елку, сняли с нее кору, бревно обстрогали в виде фаллоса и почему-то не стали красить сразу, а понесли на холм, вырыли там яму, поставили этот «фаллос», влезли друг на друга в три яруса и начали его красить. Потом встали вокруг него и начали кричать: «Слава русскому херу!»...

На соседней поляне был уже сложен огромный костер и два костра поменьше. Приволокли барабан. «Ба-бах!» — сигнал к тому, чтобы все замолчали и построились... Доброслав с6казал: «Те, кто крещеные, пойдут в первую очередь, потому что с них надо снять эту веру и перевести в другую»... «Снимали веру» так: Доброслав мочил руку водой, проводил ею по макушке новичка, а потом плескал этой водичкой на глаза, на душу — чтоб были чисты, и спрашивал имя. В язычестве надо принимать славянское языческое имя. Была книжечка, народ присматривал себе имена... Потом с посвященных срезали прядь волос и бросали в костер — вроде для связи с предками...

...Все встали в хоровод и пустили по кругу братину с водой, а некоторые стали кричать: «Смерть жидохристианам!», «Смерть жидохристианским матерям!», «Смерть их детям!»... И все присутствующие хором, на весь лес повторяли эти слова...

Пили домашнее пиво, которое притащили местные мальчишки в огромной бутыли. Кстати, местные парни все эти обряды очень серьезно воспринимали. Похоже, других развлечений в глубинке сегодня маловато... «Непосвященных» пивом не угостили...Потом притащили настоящий гроб, не помню точно, что он символизировал, — кажется, предполагалось, что это гроб христианской Божией Матери, — и стали рубить его топором. Разрубили на щепки, сделали из гроба костер. В завершение ходили по углям. Водой, кстати, костер у язычников тушить не полагается — разгневается бог Огня. Встречали солнце. Хотя была ночь на Ивана Купалу, в воде никто не купался, кроме нас, «непосвященных»...»

Прокурору Шабалинского района Кировской области Доброслав направил письмо, распространенное в Интернете. В письме он пишет: «Я имею удостоверение жертвы политических репрессий. Я прошел Лубянку, Лефортово и спецрежим ГУЛАГа».

Согласитесь, что для человека, борющегося против «просионистского кремлевского правительства», весьма странно хвалиться своим участием в деятельности, приведшей к событиям последнего десятилетия. Что-то тут явно не так.

Весьма позитивно о празднике Купалы, за который в отношении Доброслава было возбуждено уголовное дело, рассказали журналы «Огонек» (июль 2000 ) и «Времечко» (№6, 2000).

Неоязыческие тенденции в обществе

Феномен общественно-политической активности современного российского неоязычества, использование неоязыческой и антихристианской тематики в общественной деятельности заслуживает самого пристального внимания. До недавних пор подобные проявления не могли рассматриваться иначе, как маргинальные, представляющие интерес лишь для узкого круга специалистов. Сегодня, однако, мы должны сказать, что распространение этих тенденций, пока еще сравнительно небольшое, может представить в дальнейшем серьезную угрозу для духовного здоровья нации, для межнациональной и межконфессиональной стабильности, для молодежи. Тема заслуживает пристального и подробного изучения, здесь же постараемся обозначить основные проблемы, представляющие для нас в этой связи интерес.

Первые приверженцы неоязычества появились в России еще на рубеже 1970-80 годов. (Анатолий Иванов-Скуратов и др.) С началом перестройки началось открытое распространение неоязыческого движения. Появились первые языческие общины и общественно-политические организации, открыто заявившие о своей неоязыческой, часто — открыто антихристианской ориентации («Память» Емельянова, «Русская национально-демократическая партия» Виктора Корчагина, «Союз венедов» Виктора Безверхого). Здесь необходимо отметить, что неоязычество, зародившись в маргинальной, экстремистской среде, изначально оказалось связанным с радикально-националистической идеологией. Языческие («ведические») общины существуют на данный момент во многих городах России; в 1997 году часть из них объединилась в так называемый «Союз славянских общин» — организацию, целью которой является дальнейшее укрепление и распространение язычества в нашей стране. В качестве своей основной задачи на ближайшие 10 лет ССО видит создание общин не менее, чем в 45 субъектах РФ, чтобы в соответствии с действующим законодательством получить федеральный статус. О других проявлениях общественно-политической активности собственно общин сведений мало; известно, что там есть люди, ответственные за связь со структурами власти; муссируется идея о придании языческим праздникам государственного статуса, однако вряд ли об этом можно говорить серьезно. Более того, зачастую языческие общины формально существуют в качестве светских организаций, преследующих в том числе и общественно-политические цели. Вот крайне показательное высказывание молодого язычника: «В лесу мы — «Клан Ясеня», а в городе — «Фонд поддержки традиционных культур»«. Вообще же организационно русское неоязычество представляет достаточно пеструю картину: здесь и сравнительно крупные структуры, и небольшие организации, группирующиеся вокруг отдельных лидеров. Известно о существовании закрытых общин, куда посторонние не допускаются. Строго говоря, не существует четкой грани между язычеством как таковым, и полностью либо частично исповедующими его принципы разнообразными маргинальными сектами и учениями (напр. «Всеясветная грамота», «бажовский» культ и т. п.), сторонниками различных «целителей», клубами «традиционных» единоборств и так далее. Говоря о неоязычестве, необходимо помнить, что оно представляет, собственно говоря, попытку современной реконструкции древних языческих культов, которая осуществляется язычниками по своему разумению, на основе немногих исторических сведений и собственных представлений, с заимствованием средств из арсенала оккультистов, восточных религий и т. д. Говорить о едином вероучении не приходится; существуют скорее некие общие принципы.

Общественно значимый аспект современного неоязычества проявляется скорее не на уровне общин. Здесь можно наблюдать две основные тенденции. Во-первых, это различные, зачастую весьма далекие по своей направленности организации, где деятели, исповедующие неоязыческие, откровенно антихристианские принципы являются лидерами или играют заметную роль. Те же клубы славяно-горецкой борьбы, некоторые экологические движения и им подобные организации, привлекая в первую очередь молодежь, являются по сути вербовочными структурами неоязычников. Параноидальное учение «Всеясветной грамоты» зачастую преподносится чуть ли не как научное достижение, «методика постижения мира» и т. д.; в провинции известны случаи участия его представителей в научных семинарах на официальном уровне. Прямое отношение к язычеству и его пропаганде имеет творчество некоторых музыкальных групп. Во-вторых же, и это особенно важно, неоязыческая и антихристианская идеология активнейшим образом используется политическими экстремистами, занимающими откровенно фашистские, антигосударственные позиции.

Подобная активность, прежде свойственная крайне небольшому числу политических маргиналов, стала в последние несколько лет не в пример заметнее. Существует большое количество экстремистских организаций и изданий, для которых неоязыческие взгляды стали существенным элементом их идеологии. Здесь мы можем отметить, например, уже упоминавшийся «Союз венедов», группировку Виктора Корчагина (газета «Русские ведомости»), газету «Славянин», и другие. Здесь пропагандируется открытая ненависть к христианству, к православию. Вообще, анализируя те претензии, которые предъявляются современными политизированными неоязычниками и антихристианами к христианству и Церкви, мы можем сказать, что при всем внешнем разнообразии сводятся они к следующему: 1) христианство— еврейская религия, чуждая русскому народу, созданная чуть ли не специально в целях его духовного порабощения 2) христианство расслабляет, парализует волю, делает нацию недееспособной, это «религия для стада», «для быдла» 3) христианство уничтожило традиционную славянскую культуру, заменив ее комплексом чуждых идей. Сводом этой пропаганды стала, например, появившаяся недавно и выдержавшая уже три издания книга некоего Владимира Истархова «Удар русских богов», преисполненная кощунственных выпадов в адрес Самого Христа, Церкви, и вообще всего, что только есть святого для православного человека. Книга вызвала возмущение православной общественности. Здесь же можно упомянуть «Преодоление христианства» Владимира Авдеева и другие издания подобного рода. Помимо прямого отрицания христианства, наблюдаются попытки некоего синтеза православия и язычества.

Православным есть что ответить на это; вообще, подобные идеи не выдерживают никакой критики. Интересно другое: налицо тенденция к использованию антихристианских учений в целях политической борьбы, зачастую одновременно с эксплуатацией в тех же целях православной тематики! Яркий пример такого рода дает нам издаваемая Народно-Национальной Партией (Александр Иванов-Сухаревский) газета «Я — русский», ориентированная преимущественно на национал-экстремистскую молодежь: в одном номере мы видим «ультраправославную» статью Л. Д. Симоновича (Союз Православных Хоругвеносцев) и откровенно языческую агитацию. А один из партийных руководителей поучает: «Победа Высших Сил неотвратима. Партия — это Церковь, в которой Патриархом является Глава Партии, а священнослужителями — назначенные им руководители... Посещение официальной церкви или отправление какого-либо языческого культа не возбраняется, однако каждый должен помнить, что истинное спасение он найдет только в партии, и действительное благословение могут дать ему только партийные руководители». Вспомним также и деятельность Александра Дугина — в его изданиях запросто можно на одной странице встретить положительный отзыв на сборник «Россия перед вторым пришествием» и публикацию текстов Алистера Кроули! Вообще, с уверенностью можно сказать, что определенными политическими группировками делается ставка на противоестественную комбинацию из националистического язычества и политизированного псевдоправославия. Здесь речь в первую очередь идет о структурах, близких к ОПД «Русское действие» (руководитель — Константин Касимовский, бывший главный редактор газеты «Штурмовик», осужденный за разжигание межнациональной розни). Движением поддерживаются маргинальные издания «Царский опричник» и «Русский Партизан» (некое «Опричное братство преп. Иосифа Волоцкого»), пропагандирующие якобы «радикальное православие», совмещенное с апологией свастики как христианского символа и безудержной критикой Священноначалия. Возвращаясь к «Русскому действию», вспомним близкий к этой организации журнал «Наследие предков» и газету «Эра России», совмещающие «православность» и откровенную языческую пропаганду. Показательна публикация одним из постоянных авторов «Наследия предков», членом «Русского действия» А. Елисеевым статьи «Христианство и язычество», где в «научной» форме доказывается их несомненное, с точки зрения автора, сходство. Другим заметным деятелем «Русского действия» является некто Илья Лазаренко, руководитель неоязыческой оккультной секты «Священная церковь белой расы», известной также как «Церковь Нави». Последняя организация заслуживает особого разговора.

Илья Лазаренко в прошлом — активист ряда патриотических организаций, в 1996 году отрекся от православия и организовал так называемую «Церковь Нави». Организация, по имеющимся сведениям, состоит, собственно, из двух структур: «Общества Нави» (религиозная деятельность, оккультная практика и т. д.) и «Кланов Нави» (военизированные группы). О точной численности сведений нет. Практикуются языческие обряды; некоторые из них пресекались милицией. Есть информация о царящей внутри секты жесткой дисциплине и не менее жесткой системе наказаний. Отношение к православию резко негативное. Вот выдержки из интервью самого Лазаренко, где он декларирует свои взгляды: «— Наша цель — возрождение древнейшего нордического культа, который мы называем ариасофия. — Каковы, по-вашему, пути достижения этой цели? — Посредством восстановления магических связей с древними богами и распространения истинных учений. Наша религия не для нищих духом, не для низших каст. Их нужно держать в рамках, чтобы они не ломали сами себя и справедливый строй. — Каким образом их надо держать в рамках? — Принуждением — других способов нет. Низшие касты потому и низшие, что не способны на высокое проявление духа... Почему вы, русские патриоты, ненавидите православие? — Ну отчего же, попы бывают вполне приличные. Дело в другом: православие — религия для стада. Мне не хочется, чтобы мой народ был стадом. Ариасофия — религия волевых людей. Мы бы хотели, чтобы вся нация стала такой в идеале. Русской нации сейчас нет, есть русскоязычный сброд. Мы не собираемся идти на компромиссы с государством. Мы собираемся его опрокинуть. Потенциально мы сильнее государства». Комментарии здесь излишни; необходимо, однако, добавить, что, по данным справочника «Новые религиозные организации России деструктивного и оккультного характера», изданного Миссионерским Отделом МП, «Церковь Нави» в действительности является подразделением или вербовочной структурой сатанинской группировки «Южный Крест», иначе — «Московская церковь сатаны». Вот это уже серьезно.

Примечательно, что антихристианская риторика, подобная вышеприведенной, используется не только собственно неоязычниками, но и внешне индифферентными к религии политическими экстремистами. Здесь показателен пример Александра Севастьянова, главного редактора «Национальной газеты». Им неоднократно публиковались и издавались утверждения типа того, что необходимым условием возрождения России является, дескать, ее «дехристианизация», что христианство — «религия больных, расслабленных, вырождающихся народов», «религия угнетенных», здесь же — выпады в адрес «гражданина Ридигера», и т. д. Вместе с этим — нападки на российскую государственность. Подобная деятельность встретила активное противодействие со стороны православной общественности. Налицо единая идеология антихристианской, антицерковной деятельности; единство это усугубляется общей для неоязычников и экстремистов приверженностью к критике наряду с Церковью государственной власти, Президента и т. д.

Итак, можем ли мы утверждать, что неоязычество в его современных проявлениях несет в себе угрозу для общества, для его духовного здоровья, для общественной стабильности? Основания для этого дает нам та активность, с которой неоязыческую идеологию используют представители самых разных движений и групп — от «народных целителей» до военизированных экстремистов. Мы не можем забывать, как это делают неоязычники, что именно православие было той силой, которая фактически создала Россию, сплотила разрозненные славянские племена в единую державу. Внимание экстремистов к языческим культам отнюдь не случайно: ломка традиционного мировоззрения — необходимое условие для социальных потрясений. Кроме того, действенный способ для подчинения себе людей — оттуда и интерес к оккультным практикам. Мы также не должны забывать о набирающем силу язычестве в национальных регионах: между тем, подобная проблема существует практически везде, где традиционной религией коренного населения не является ислам. Причем несомненна связь национального язычества, пропагандируемого обычно мелкими группками местных националистов, с центробежными, сепаратистскими, откровенно антирусскими тенденциями. К сожалению, есть случаи, когда подобные устремления встречают явную или негласную поддержку региональной элиты. Принцип здесь тот же: ведь язычество — это религия многих богов, религия, лишенная однозначной, четкой иерархии ценностей. Это религия, где нет одной, единой Истины — у язычников она для каждого народа своя. Именно такая идеология противопоставляется православию; в этом же русле находятся попытки создать на основе синтеза «православности» и язычества некую «русскую веру», «национальную истину». Фактически — это подрыв наднациональной, всеобщей ценности православия. Подобной деятельности мы можем и должны противопоставить утверждение именно православия как основы русской культуры, самого бытия России — ведь если при князе Владимире Церковь сумела соединить славянские, а частью и иные народности, не имевшие даже общего пантеона, в единый великий народ, то и сейчас ее государственно-образующая функция не должна остаться без внимания. Именно православие необходимо рассматривать как один из ключевых моментов национальной консолидации сегодняшней России — ведь оно объединяет русских со значительной частью других народов страны; дает им общие ценности, общую нравственную позицию, общее мировоззрение; именно оно служит связующим звеном с братскими народами Малой и Белой Руси.

Неоязычество необходимо прежде всего тем, кто хочет ослабить, расшатать, опрокинуть Россию. Собственно, в понимании язычников, «русской нации сейчас нет» (см. интервью Лазаренко); к России это движение не имеет никакого отношения. Неоязычники от политики пытаются воплотить в жизнь свои химерические построения; «целители» и им подобные видят в язычестве неплохой инструмент для своих целей. Основную опасность представляют не малочисленные культовые общины, но явная или скрытая пропаганда неоязыческого мировоззрения, неоязыческих ценностей. Количество, тиражи и уровень исполнения неоязыческой пропаганды дают нам основания полагать, что те, кто ей занимается, имеют неплохую материальную и финансовую базу: кто-то вкладывает в это значительные средства. Наблюдаются и попытки придать современному язычеству внешнюю респектабельность — выходят соответствующие издания, «научные труды», где оно предстает «оригинальной альтернативой общественного и духовного развития».

Язычество может быть привлекательным: оно мало к чему обязывает и многое дозволяет. Мы обязаны в этой связи приложить необходимые усилия к тому, чтобы общество осознало, что неоязычество ни в коем случае не является «традиционной» верой; это чисто современное явление, возникновение которого спровоцировано общим духовным, мировоззренческим кризисом; в его развитии и распространении заинтересованы определенные силы, вряд ли действующие на благо России. Дело государства — отслеживать экстремистские организации и деструктивные религиозные культы и действовать в их отношении в соответствии с законом; дело православных — информировать общество о той опасности, которую таит в себе неоязычество.

Язычество и неоязычество

«Яко все боги языков — бесове...» (Пс. 95)
«Но тогда, не знав Бога, вы служили богам, которые в существе не боги.
Ныне же, познав Бога, или лучше, получив познание от Бога,
для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным
началам и хотите еще снова поработить себя им?»
(Гал.: 4;8-9) 


Чтобы понять происхождение и сущность неоязычества, что значит нового, вновь созданного, возрожденного язычества, следует вначале уяснить понимание самого язычества как определенного феномена религиозной жизни, истории и культуры человечества. Для этого у современного русского человека имеется два основных источника: научно-философское религиоведение и Священное Предание Христианской Церкви. В соответствии с первым, язычество это сравнительно примитивная, менее развитая форма религиозности, в истории более ранняя, нежели теизм (единобожие). Как правило, это политеистическая религиозность: многобожие в сочетании с различными видами тотемизма (поклонение легендарным предкам), фетишизма (поклонение предметам), анимизма (одушевление предметов и сил природы) и почти непременными атрибутами в виде магии и колдовства как практической стороны культа. Языческие религии своеобразны в каждом народе, но имеют и общие черты. Особенно, у народов одной расы, что дает возможность говорить об общих признаках язычества индоевропейских народов (в прошлом), а также язычества народов монголоидных и негроидных.

Примерно такое понимание и существует в сознании большинства ученых и простых обывателей. При этом остается много неясного. Если это просто более примитивная форма религиозности, то почему многие народы как пребывали в язычестве, так и остаются в нем? Почему даже сейчас, в информационном обществе, им не сменить примитивную и неразвитую, в сравнении с теизмом, форму религиозности на более развитую форму, теистическую? Действительно, некоторые народы в истории перешли от язычества к теизму (почти все европеоидные или иафетические народы, семито-хамитские — арабы, некоторые негроидные народы). Однако другие, остающиеся в своей основе языческими народы и страны также успешно экономически и культурно развиваются и даже, в определенном смысле, процветают. Например, Япония, Китай, Индия, ряд других государств в Азии и Африке.

Давайте теперь рассмотрим, что говорит о язычестве и неоязычестве Церковь. С этим пониманием широкая общественность знакома меньше. Наиболее распространенное общее мнение сводится к тому, что Церковь просто не принимает, «осуждает» язычество. Имеет смысл более тщательно рассмотреть этот вопрос. Сделать это тем более важно, что долгое время целые поколения россиян были оторваны, часто искусственно и насильственно, от христианской культуры. В том числе, от элементарных богословских знаний о развитии религиозности в истории и об основных ее типах.

Сам термин «язычник» христианского, вернее, библейского происхождения и потому в рамках научно-философского религиоведения вообще не объясним. Слово «язык» в библейской лексике синоним слова «народ». Поэтому «язычник» буквально означает «народник», а по сути человек, живущий по преданиям предков, исповедующий веру, переданную ему предками так, как она исторически сложилась в его народе. Ну и что? Это ничего не говорит нам о религии, никак не характеризует по существу духовную традицию или сумму разных традиций, скрывающихся за этим общим названием. Для человека библейской культуры «язычник» это только собирательное обозначение всех людей, не знающих Бога, поклоняющихся не Единому Богу-Творцу, но чему-то или кому-то еще. Различному, в зависимости от того, что в том или ином народе-»языке» придумали по этому поводу. Действительно, название «язычник» было и ныне остается собирательным и относительным, служит для того, чтобы отделить людей, живущих в соответствии с Богооткровенной религией (на самом деле или как они полагают) от людей, исповедующих «отеческие предания». Без уточнения, что это за «предания». Отсюда следует вывод, что термин «язычник» имеет смысл только среди, так сказать, не язычников, последователей теистических религий, исповедующих Единого Бога как Сверхъестественное Существо. Словом «язычник» эти люди, придерживающиеся библейской религиозной традиции, определяют религиозное сознание остальных людей, не разделяющих их верования. Понимая это, некоторые современные неоязычники не желают, чтобы их называли язычниками (тем более, неоязычниками) и сами так себя не называют. Они говорят о себе как о «кришнаитах», «магах», «ведантистах», «сварожичах» и т.д., а свои религиозные сочинения называют, например «ведической религией», а не языческой.

Было отмечено, что в широком мнении язычество принято считать более «древней» религией, а христианство сравнительно «новой». Это, в соответствии с христианским взглядом на историю, не совсем так. Вернее, совсем не так. Здесь надо вспомнить, что происхождение человечества от Прародителей Адама и Евы для христиан не просто библейская «легенда», а безусловный исторический факт. И первая семья, и первые люди на земле общались, исповедовали и поклонялись тому же самому Богу, которому служат сейчас христиане. Позже, как следствие грехопадения Прародителей, большая часть их потомства, человечества уклонилась в язычество . Таким образом, постепенно к знаниям о Творце и своей истории, сохранявшимся в первоначальном Богооткровенном (иначе говоря, Адамическом) Предании, наиболее точно зафиксированном в первой книге Библии, книге Бытия, люди стали примешивать собственные сочинения. Это были представления об обожествленных предках, местностях, животных, предметах и т.д. — все то, что называется «преданиями отцов» в отличие от Богооткровенного Предания.

Например, почти все народы обожествляли своих предков, патриархов, родоначальников народов и рас. Библейский патриарх Иафет, сын Ноя и прародитель всех народов белой расы стал легендарным праотцем греков по имени Иапетос («сын неба и земли»), у римлян — «папой Иу» — Иупатером (бог Юпитер), у ариев в Индии — божество Пра-Джапати. Когда мы поедем отдыхать в Крым, на знаменитый детский курорт в Евпаторию следует вспомнить о том, что название этого города понтийские цари некогда также посвятили нашему общему прародителю Иафету — Еу-Патору («добрый отец»).

Понимание природы и происхождения религиозных верований народов в дохристианскую эпоху, которую можно назвать также языческой, имелось и у наиболее развитых современников той, языческой эпохи. Прагматичные эллины так формулировали его: «...эфиопы пишут своих богов черными и с приплюснутыми носами, фракийцы — рыжими и голубоглазыми, мидяне и персы — также подобными себе, египтяне также изображают их по собственному образу» (Ксенофан Колонфский, VI век до Р.Х.); «Солнце, Луну, реки, источники и вообще все полезное для нашей жизни древние наименовали богами за пользу, получаемую от них, как, например, египтяне — Нил» (Продик из Кеоса, V век до Р.Х.).

Обратим внимание, что Продик говорит: «наименовали», а не «именовали», иначе говоря — сами назвали. Такое рациональное воспоминание о своей истории уже в преддверии Новой, Христианской эры в истории человеческого рода доводило выдающихся античных мыслителей до разумного логического вывода в отношении всех языческих религиозных «басен»: «Порой начинает казаться, будто вовсе нет никаких богов» (Мар Туллий Цицерон, 106-43 гг. до Р.Х.). Здесь мы видим то же, что и в наши дни. Основная масса религиозно настроенных людей в дохристианскую эпоху переносила свою духовно-религиозную эмоцию на языческие божества, которые окрашивались в те или иные тона в зависимости от меры греховности (или, иначе — меры духовной и нравственной чистоты) этих людей. А ныне это всевозможные экзальтированные «увлечения» наших современников, оторванных от традиций и ценностей духовной культуры своего народа: псевдонаучная астрология, религиозно-оккультные теории, разные системы «целительства», примитивные культы «звезд», квазирелигиозное поклонение певцам, танцорам, политикам и т.п. Часть других, более рациональных (или, если угодно, не таких эмоциональных) людей и тогда и сейчас более убедительным для себя считает религиозный индифферентизм.

Так в зависимости от особенностей «отеческих» традиций, формировавшихся в том или ином «колене» потомков Адама, с древности образовывались те или иные разновидности язычества — религиозных народных верований. Богословы выделяют в них древнейший пласт так называемого «адамического предания», содержащего общие религиозные представления о Боге, Творении, начальной истории человечества (Всемирный потоп, Вавилонское столпотворение, расселение народов по Земле и др.). Конечно, в той или иной степени искаженные в преданиях разных народов. И новый, поверхностный пласт позднейших, собственно языческих, в каждом народе особых религиозных представлений, понятий, сюжетов, которые уже не имеют никакого отношения к общей истории человечества в ее фактической части и религиозном осмыслении.

Этот второй пласт «покрывает» и, со временем, все более скрывает и искажает изначально общую, истинную общечеловеческую историю и религию .

Указанное искажение формируется двумя путями. С одной стороны, представления и понятия о Едином Истинном Боге-Творце просто элементарно забываются и искажаются людьми в череде поколений («испорченный телефон»). С другой стороны, и это главное, религиозное сознание людей со временем все более разрушает грех, последствия греховной жизни людей, народов в отрыве от Бога. Народы в своем язычестве, уклонении от Бога, не только придумывают каждый свои басни, сказания, легенды, эпосы и т.п., но и постепенно замещают в религиозной жизни поклонение Богу демонопоклонством — «святое место не пустует». Язычество со временем все более становится именно «поганством» в современном христианском понимании. Понятно, что этот процесс также не может быть изучен научно-философским религиоведением, не имеющим никакой твердой «точки опоры» в оценке языческой религии и морали.

Церковно-исторический взгляд на природу и особенности язычества ясно говорит не только о его главном общем признаке: «яко боги языков — бесы», но и об особенностях языческих верований разных народов. В частности, о явном, демонстративном поклонении злу в культах ханаанских народов (Содом и Гоморра). К таким не просто демоническим, а фактически сатанистским религиозным традициям Библия относит культы Ваала, Астарты, Изиды с их массовыми человеческими жертвоприношениями, узаконенным кровопитием, скотоложеством и т.п. религиозными «особенностями». Эти особенности вызывали отвращение даже у соседних народов, тогда таких же язычников. Эллины тоже иногда приносили кровавые жертвы, но особую ожесточенность и злобность поклонников Ваала, радостно бросавших в пасть раскаленному истукану своих и чужих детей, считали дикостью и варварством. Некоторые мифы и легенды Древней Греции (легенда о Минотавре и др.), особая ожесточенность борьбы древних римлян с Карфагенским государством (ханаанским религиозно-этнически) имеют под собой эти же чувства неприязни к религии некоторых народов как откровенно антигуманной, сатанистской в современном понятии. Эти же причины были основным моральным стимулом и оправданием долгой «тотальной войны» древних израильтян с ханаанскими племенами в Палестине.

Истинная религия в ветхозаветную эпоху устанавливается и удерживается «свыше» Божьим Промыслом и Попечением в особом, специально для этой цели устроенном Богом народе — Древнем Израиле. Всякое уклонение в язычество в ветхозаветной религии безусловно осуждается: «тогда сыны Израилевы стали делать злое перед очами Господа и стали служить Ваалам;...обратились к другим богам, богам народов, окружавших их, и стали поклоняться им, и раздражили Господа; оставили Господа и стали служить Ваалу и Астартам» (Судей 2). Отступление от Бога закономерно карается завоеванием и угнетением от тех народов, веру которых перенимают. Ветхозаветная религия не приемлет, запрещает кровавые человеческие жертвы. Пророки гневно клеймят тех в израильском народе, которые воспринимают религиозные верования окружающих их языческих племен, перенимают бесовские и сатанистские языческие обычаи и ритуалы хананеев, берут в общение «жен хананейских», «проводят отроков через огонь».

В самом начале истории Ветхого Израиля Господь искушает, проверяет веру родоначальника Божьего народа патриарха Авраама именно на этом. Он приказывает Аврааму принести в жертву своего единственного сына Исаака. Если бы Авраам усомнился в том, что с ним говорит Истинный Бог, и подумал, что его искушает и требует принести ханаанскую жертву бес — он не исполнил бы приказа. Но в том и дело, что Авраам был абсолютно уверен, Кто с ним говорит. Бог испытал его веру и, конечно, Исаак не был принесен в жертву. Потому что Богу не нужны «туки и всесожжения». Истинная жертва Богу: милость и истина, на земле мир и в человецех благоволение...

Предназначением Божьего народа Израиля было сохранять веру в Истинного Бога и «приготовить пути» Мессии. Мессия — Спаситель, обетованный еще Адаму как Избавитель его наследства, всего человеческого рода от последствий грехопадения Прародителей. С Боговоплощением Христа новым Божьим народом становится Христианская Церковь — Новый Израиль. Она уже не ограничивается одним племенем, но включает широкое множество различных племен и народов, людей со «всех концов земли». Тем самым миссия Ветхого Израиля заканчивается и начинается миссия христианских народов быть «светом миру», «солью земли», свидетельствовать Истину перед всем человечеством, обращая к истинному Богопочитанию и Спасению во Христе возможно большее число потомков Адама. В этой возможности спасения от греха, которая дана Боговоплощением и Жертвой Иисуса Христа и состоит Евангелие — Новая Благая весть христианства. А во всем остальном Церковь восстанавливает изначальную связь человечества с Богом, которую большинство человечества некогда утратило в язычестве.

Поэтому, когда Апостол Павел пришел проповедовать Евангелие в афинском Ареопаге (общественном собрании граждан полиса), он обратился не только к нравственному чувству афинян, но и к их историческому сознанию. Апостол Павел хотел пробудить в них воспоминание об адамическом предании, о первоначальном кровном и духовном единстве всех людей, говоря: «От одной крови Он [Бог] произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас: ибо мы Им живем и движемся и существуем, как и некоторые из ваших стихотворцев говорили: «мы Его и род» (Деяния, 17.26-28).

Через это воспоминание Апостол стремился восстановить в афинянах почитание Бога, которого знали и которому поклонялись наши общие Прародители и их ближайшие потомки (в том числе, предки афинян) и передать Его Новую Благую весть Спасения. Отзвуки этого адамического предания об Истинном Боге Апостол находил в творениях греческих «стихотворцев», обрабатывавших древнейшие сказания эллинов. Таким образом, эллинам предлагалось вспомнить о Едином Боге, вернуться к единобожию.

Как мы увидим ниже, эта миссия для европейских народов возникла не случайно, она была предусмотрена Промыслом Божьим задолго до возникновения Христианской Церкви. Так или иначе, но проповедь Евангелия среди народов белой расы (иафетических народов по имени их прародителя среднего сына Ноя Иафета) увенчалась почти повсеместным успехом. В течение первых нескольких веков Новой эры христианство принял весь греко-римским мир, оно стало государственной религией в Римской империи. А в течение первого тысячелетия «свет Христов» осветил практически все иафетические народы. Сформировалась огромная цивилизация, для обозначения которой слова «христианская» и «европейская» стали почти синонимами.

Это единство нарушило, но не разрушило отпадение от Православия Римской Поместной Церкви в XI веке и позднейшая Реформация в Западной Европе. Римо-католики и протестанты утратили чистоту православного вероисповедания, но христианский уклад культуры в Европе сохранился. Весь остальной мир продолжал воспринимать всех европейцев, всех людей белой расы, как христиан. Более того, с эпохи Великих географических открытий в орбиту христианской цивилизации вовлекались все новые регионы планеты, и она постепенно приобрела действительно вселенские черты.

На Руси становление единой государственности постепенно сформировало русскую народность, а Христова Вера стала тем прочным основанием, на котором воздвиглось все здание русской цивилизации. Современные неоязычники в России тщетно пытаются восстановить культовую систему «русского язычества». Сделать это просто невозможно. Строго определенного пантеона богов, системы верований тогда не существовало, как не существовало и русского народа в нашем современном понимании. Все языческие народы широко и постоянно заимствовали друг у друга обряды, культы, верования. Подобно тому, как ныне бездельничающие дамочки бальзаковского возраста обмениваются рецептами «элексиров жизни», адресами гадалок и телефонами «целителей». Вам не помогло это? Попробуйте другое! О некоторых общих чертах можно было говорить только в отношении верований широких общностей близкородственных народов — древних иафетитов (славян, германцев, кельтов, эллинов и римлян), древних симитов и хамитов (монголоидных и негроидных народов). Поэтому наши «русские неоязычники» ничего не возрождают, а просто заново выдумывают нечто, беря за основу сохраненные историей черты общего индоевропейского язычества, имена божеств и сумму верований и суеверий индоевропейских народов. Эти черты, действительно, во многом были общими для народов иафетической группы. Религиоведы тоже обращают внимание на многочисленные смысловые и терминологические совпадения, когда изучают древние верования славян, германцев, культуру древней Индии или Ирана. Эти совпадения, как и структура «древа языков» разных народов, на самом деле полностью подтверждают христианский (библейский) взгляд на историю: происхождение современных народов (соответственно и языков) сводится к некоторым общим группам в прошлом и далее к единому корню, первоисточнику. Но если так, то и к единой религии в полном соответствии со Священным Писанием и Преданием Церкви.

Из племен белой расы только Индия, где в процессе формирования цивилизации произошло постепенное смешение индоарийцев-иафетитов с местными негроидными племенами (индоарии называли их «дасью» — темные, а кастовая система была социальным инструментом противодействия этому смешению), сохранила древнее язычество под собирательным названием индуизма. Все другие народы белой расы на протяжении первого тысячелетия Новой эры приняли христианство. Среди народов других рас христианство приняли, пожалуй, только эфиопы, но и они, чуть позднее, уклонились в монофизитскую ересь. Многовековые усилия западноевропейских миссионеров христианизировать хамитические страны и народы, опиравшиеся, к тому же, на явные культурные достижения и преимущественную военную силу, не привели к действительному обращению в христианство хотя бы одного крупного народа хамитической группы (монголоидного или негроидного). Почему? Понятно, что в научно-философском религиоведении точного ответа на этот вопрос быть не может. Или их может быть очень много в качестве предположений, что никаким ответом не является.

В Церковном Предании ответ на этот вопрос возможен. Он невразумителен для атеиста или агностика, но вполне устраивает человека, верящего в Бога. Ответ следующий. По Промыслу Божьему, усвоить христианство как религию Истинного Богопочитания, по Промыслу Божьему предполагалось, прежде всего, народам иафетической группы (белой расы), хотя проповедь Евангелия и была обращена «ко всем концам земли». Этот Промысел был явлен еще в Ветхозаветную эпоху в благословении праотца Ноя своим сыновьям Симу, Иафету и Хаму, считающимися прародителями современного человечества, родоначальниками современных человеческих рас: «...благословен Господь Бог Симов... да распространит Бог Иафета, и да вселится он в шатрах Симовых...» (Быт.: 9;26-27).

Благословение Сима наследовал в своей истории Древний Израиль, а Боговоплощение Спасителя стало переломным пунктом человеческой истории и началом «вселения Иафета в шатрах Симовых», религия Истинного Богопочитания распространилась в иафетических народах. Характерно, что в первые века Новой эры христианство приняли и многие смешанные семито-хамитские племена, народы Восточного Средиземноморья и Северной Африки. Например, египтяне (копты). Но чуть позже большинство из них отпали от Православия, когда на Вселенских соборах была осуждена ересь монофизитов. Одно из ключевых христианских богословских положений о сочетании Божественной и человеческой природ в Иисусе Христе они принять не смогли: «недоумеют бо глаголати, како Бог непреложный и человек совершенный пребываеши?» Образовались так называемые «нехалкидонские церкви» (армянская, коптская, эфиопская, абиссинская и др.), монофизитские исповедания не принявшие догматические решения Вселенского собора Христианской Церкви в Халкидоне( 451 г .) о соединении во Христе Божественной и человеческой природ «неслиянно и неизменно, нераздельно и неразлучно» .

Следует еще раз подчеркнуть, что приведенное выше толкование библейского ветхозаветного фрагмента о сыновьях Праотца Ноя является общепринятым в Христианской Церкви. Кто-то может обвинить библейский текст в «расизме», как это уже неоднократно звучало в сочинениях нехристианских философов, писателей, публицистов. Но это ни к чему не ведет. «Что написано пером не вырубишь топором», говорит русская народная мудрость. Тем более то, что написано в Библии. Священное Писание можно либо принимать, либо не принимать. Во всяком случае, прежде его надо постараться понять или хотя бы внимательно прочесть.

Вселенский характер Евангельской проповеди нашел выражение в том, что люди, отдельные личности из всех народов со всего света приходили и приходят к Христу, в Его Церковь. А благословение праотцу Иафету выразилось в том, что в культурно-цивилизационном отношении именно народы белой расы исторически составили то, что мы называем христианским миром. Всякое правило имеет исключения. Христианами, правда, не православными, а монофизитами стали эфиопы. А в Индии, хотя там и проповедовал Апостол Фома, христианство не стало господствующим вероисповеданием.

На протяжении более чем тысячелетия христианство оставалось доминантой духовной жизни иафетических народов. Оно создало ту цивилизацию, в которой мы все еще живем: ее государственные формы, правосознание, нормы общественных и межличностных отношений, художественную культуру. Возникло то, что мы и посейчас все еще называем «цивилизованным миром». Имея в виду под этим не современные «европейские структуры» под голубыми знаменами вырождения, громящие христиан бомбами и санкциями, заполненные ненавистниками христианства и России, а именно европейскую, т.е. христианскую цивилизацию и культуру.

Перемены начались в Западной Европе в XIV-XV веках, с зарождением духовного движения Реформации. Оно было подготовлено деятельностью Римской Церкви, с XI века ушедшей в раскол. Ко времени начала Реформации римские папы уже почти построили свою собственную религию и религиозную организацию за рамками Вселенского Христианства, так называемое римское католичество. Более точно: папство или латинская ересь, по словам Святых отцов. Смущение в христианском мире, начавшееся с раскольнической деятельности римских пап постепенно охватило всю область, оставшуюся под их влиянием, Западную Европу. Затем против Ватикана выступили протестанты. Так в Европе начался процесс разрушения христианской цивилизации, который к настоящему времени принял уже почти законченные формы. На Востоке христиане постепенно теснились магометанами, и средоточием христианской цивилизации и культуры стала Русь — Московской Царство, Российская Империя. Даже и сегодня, несмотря на все гонения XX века, Русская Православная Церковь является крупнейшей христианской Поместной Церковью. Глобальный процесс дехристианизации некогда бывших христианскими народов в богословско-исторических категориях обозначается термином «апостасия», что буквально значит, по-гречески отступление.

Нелишне будет сказать, что и это глобальное духовное, а значит и культурное, и политическое отступление, движение европейских народов от христианства также предречено в Церковном Предании. Таким промыслительным предсказанием можно считать слова Апостола Иоанна Богослова о «тысячелетнем Царстве Христа», тысячелетнем периоде доминирования христианской духовности и культуры, за которым последует более короткий период отступления от Истины и разрушения цивилизации: «И увидел я Ангела, сходящего с небес, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет , и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время» (Откр.: 20;1-3).

Это пророчество Апостола Иоанна Богослова является, в определенном смысле, ключевыми для понимания причин появления неоязычества в народах и странах европейской культуры. А также для понимания огромного количества других культурных и эстетических явлений, правовых деклараций и политических катаклизмов, произошедших с эпохи так называемого «нового» Нового времени. Так называемого, поскольку Новое время можно определять различно в зависимости от того, что считать этим желанным и ожидаемым «новым». Если считать по-христиански, то от Рождества Христова, обновившего мир, а если по-антихристиански, то со времен начала этой самой апостасии. От первого понимания у нас еще остается общепринятое летоисчисление (только датировку «Р.Х.» сменили формой «н.э.»), а от второго — почти вся современная историография, публицистика, школьное образование, научная литература и т.д.

Если мы слышим горделивую песню, призывающую «вставать проклятьем заклейменных», внимаем призывам о необходимости какой-то новой «свободы» помимо той, которая дана уже более 2000 лет назад Воплощенной Истиной, наблюдаем как «освобожденная от предрассудков» часть человеческого рода экзальтированно расстается с наследием «мрачного Средневековья» ради грядущего «светлого будущего», в том числе и неоязыческого, призывает строить новое «единое мировое сообщество» как второе издание вавилонской башни — надо вспоминать эти слова Апостола Иоанна и молиться о вразумлении и спасении душ несчастных слепых, назначивших себя вождями других слепых. И все упадут в яму...

Отступление от Христианских начал жизни проявилось в западноевропейской цивилизации, а позднее и в России в двух основных формах. Одна часть разуверившихся в папстве европейцев стремились восстановить единство с Христианской Церковью помимо власти Рима. Но, отрицая папство, большинство этих «правдоискателей» не сумело со вниманием, терпением и смирением воспринять утраченные ранее духовные святыни Церкви. И они принялись измышлять, выдумывать каждый свои, собственные «веры». Эта тенденция привела к Реформации папства и развилась в протестантизме. Другая часть бывших христиан, отталкиваясь от римского папства, отвергала и христианство вообще, как таковое, возвращалась к дохристианскому античному язычеству, «возрождала» его. Поэтому такое движение получило характерное название «Возрождение». Именно Италия, где духовный гнет папской власти был наиболее тяжким, стала родиной этого неоязыческого Возрождения в странах христианской цивилизации. Возрождения языческого мировоззрения и соответствующих форм культуры, искусства, образа жизни на новом исторической этапе.

Здесь надо вспомнить, что в центре античного иафетического язычества находился «естественный» человек с его страстями и печалями, победами и поражениями. Божества индоевропейского язычества несли в себе те же добродетели и пороки, что и люди. Различия состояли лишь в большей силе и бессмертии. В христианстве Богочеловек Иисус Христос выступает и высшим нравственным идеалом. Языческие божества не были такими этическими образцами, но действовали в качестве силы, санкционирующей сложившиеся в обществе социальные нормы и карающей отступников. Античный европейский человек не знал разлада между высшим духовным началом и грехом. Между идеальным стремлением человеческого духа воссоздать в себе Подобие Божие и слабостями плоти. Нет греха, нет спасения, нет и смысла «напрягаться». Надо только соблюдать официально принятые обычаи, особенно не задумываясь над их разумностью, наслаждаться жизнью и не думать о смерти. В древнегреческой литературе седые старцы спокойно рассуждают, во что они обратятся после смерти, слившись с природой — в травинку, ножку кузнечика или корм для овец. Представления о внутренней жизни человека, жизни души, привычное для нас понятие личности , были совершенно чужды народной массе и официальным, государственным языческим культам. Этим занимались, каждый в меру своего понятия, отдельные философы-любомудры.

Античной культурой задавался идеал гармонически развитого человека . Здесь человек стремится не вернуть утраченное единство с Богом, не восстановить себя, свое человеческое достоинство так, как оно создано Творцом, а лишь усовершенствовать себя до возможного предела своих актуальных способностей. Поэтому, когда центр внимания деятелей Возрождения переместился из пространства внутренней, духовной жизни личности, на «внешнего человека», вновь пробудился интерес к сильному, независимому ни от кого, «героическому» в языческом понимании типу человека.

Но всю совокупность прошлой языческой религиозной культуры возродить было невозможно. Средневековое общество не приняло бы в одночасье гладиаторские бои, рабство, кровавые жертвоприношения, которые тоже неотъемлемая часть языческого мировоззрения и культуры. Поэтому в отсутствие возможности возродить язычество буквально с теми же храмами, ритуалами, праздниками и т.п., обожествлению подвергся сам человек. Человек как таковой, абстрактно, стал божеством для этой «новой веры» — гуманизма. Вакхические ритуалы превратились в разгульные итальянские карнавалы, кровавые жертвоприношения и гладиаторские состязания заменили кулачные бои и дуэли. Красивые скульптуры античных богов (демонов) и мифических героев стали восприниматься как образы красивых и сильных людей. Стали считать грешного человека центром мироздания, прославлять его возможности и творческий гений, преклоняться перед человеческой природой. Именно природой как таковой, а не духовно осмысленным ее развитием в направлении достижения религиозного идеала, очищения от несовершенства, от греха и воссоединения, восстановления утраченной связи человека с Богом-Творцом (религия, от лат. re— заново; liga— соединять, связывать, восстанавливать связь).

Как уже сказано, подобная философская нерелигиозная система взглядов позднее получила название гуманизма (от лат. «гуманус» — человек). Это название философского мировоззрения не надо путать с общеизвестным понятием гуманности, которое подразумевает хорошее отношение к людям, человеколюбие и на русском языке точнее выражается словом человечность. Придание религиозных черт этому гуманизму предполагало символическое и реальное возвращение в человеческое сообщество сонма античных богов и героев — демонов и бесов. Совершилось, по суровым словам Писания, «возвращение пса не блевотину свою»: «Но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи» (2 Пет.: 2;22), что и означает отказ от дарованного свыше духовного призвания, духовного первенства, первородства и служения ради ублажения своей умственной гордыни и плоти, жизненного комфорта. В библейских символических понятиях: Египет вместо Синая, Вавилон вместо Иерусалима, чечевичная похлебка вместо служения Богу — вот какой выбор делал каждый европеец, русский, когда предпочитал романтическую поэзию Священному Писанию и вместо храма шел в театр. Речь, конечно, идет не об отмене вовсе одного другим вовсе, а именно о предпочтении.

То духовное содержание, которое европейские народы, благословенные Творцом Мира «вселиться в шатры Симовы», наследовать симитическую традицию истинного Богопочитания, отвергли в начале Христианской эры, вновь возвращалось. И с внешними формами возвращалась соответствующая духовность. Вернее, наоборот, возвратившийся после тысячелетнего пленения мятежный дух строил для себя соответствующие культурные формы: в Западной Европе расцветали кафешантаны, множились публичные дома, возводились места для спортивных ристалищ. Христиане вновь начали возводить на могилах усопших родственников не Святые кресты, а каменные столпы, монументы. Убивать друг друга на дуэлях и философствовать о «гуманизме».

Но нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Боговоплощение — Рождество Христово, Крест и Воскресение Спасителя знаменовали окончание языческой эпохи в истории человечества на духовном плане его существования. Из формы попущенного Богом духовного состояния большинства народов в дохристианскую эпоху оно обратилось в нечто совершенно другое. Для того чтобы точней уяснить себе смысл этой перемены, снова обратимся к Священному Писанию. В Евангелии от Луки читаем: «Но Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату. И сделались Пилат и Ирод в тот день друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом» (Лк.: 23;11-12). С чего бы это подружился Ирод с Пилатом и отослал к нему ненавидимого им Спасителя, если бы опасался, что Пилат отпустит Христа? Потому отослал и затем подружился, что был уверен в том, что Пилат будет действовать с ним заодно, не помешает ему, даст распять Истину. Не найдет в себе сил этому воспрепятствовать.

Правда, Евангелие говорит нам словами Самого Спасителя к Пилату, возносящемуся перед Ним, что будто он, Пилат «имеет власть распять» и «власть имеет отпустить»: «ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было тебе дано свыше, посему более греха на том, кто предал Меня тебе. С этого времени Пилат искал отпустить Его» (Ин.: 19;10-12). Да, искал отпустить, но не нашел, не отпустил... Здесь Божий суд Богоубийцам, но и приговор Пилату, а в его лице и всему античному иафетическому язычеству, обреченному с тех пор в рабство дьяволу и слугам его.

Так «черное», ханаанское язычество с его гекатомбами кровавых жертвоприношений, золотыми тельцами Ваала, танцами на черепах и «белое» греко-римское, индоевропейское язычество с его ритуальной проституцией, мужеложеством и выспренной философией — «подружились». Они, действительно, до того враждовали в истории. Враждовали, когда эллины слагали для своих детей страшные сказания о чудовище-Минотавре, в котором видели образ хамитических ханаанских кровавых богов. Враждовали, когда римский сенатор Катон каждую свою речь заканчивал словами: «... а все же, я считаю, что Карфаген должен быть разрушен...» и римские легионы стерли с лица земли эту ханаанскую колонию, подобно тому, как сгорели ставшие нарицательными ханаанские же города Содом и Гоморра. Враждовали, когда те же римляне мечом и правом ограничивали беспредел «черных» хамитских культов в Римской империи. Но в этот исторический момент пришествия в мир Бога подружились. И вскоре уже в Риме, центре античной цивилизации и культуры, средоточии философии, просвещения и науки, цитадели закона и права, запылали смоляные факелы из христиан. Людей стали тысячами пилить пилами и скармливать диким зверям на потеху пьяной публике.

Итак, после пришествия Спасителя, поклонения волхвов, предания Христа «всем миром» на распятие и возникновения Христианской Церкви не существует более «белого» и «черного» язычества (как и всех иных цветов). Не существует и «белой» и «черной» магии и тому подобных всех пар понятий, но, как говорит Писание, всякий дух, не исповедующий Иисуса Христа Владыку — не от Бога. «Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире. Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста , о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире « (1 Ин.: 4;1-3).

С момента возникновения Церкви Христа все языческие распри концентрируются на борьбе с Ней, прежде всего, а уже потом на своих внутренних «разборках». Иначе говоря, духовная сущность язычества, отмеченная в словах ветхозаветного пророка как поклонение и служение бесам, в новозаветную эпоху получает свое полное выражение. Со времени проповеди Евангелия «во все концы земли» всякое духовое противостояние, сопротивление этой проповеди обнажает духовную природу сопротивляющегося или, вернее, того, кто понуждает человека к сопротивлению Благой вести.

Возвращаясь к точке начала апостасии, отметим, что эти два духовные движения — протестантизм и возрожденческое неоязычество, имели один, общий духовный источник. Поэтому в своей эволюции они не могли не сойтись вновь. Протестанты все дальше уходили от Церкви, претерпевали все новые разделения. В США возник квазипротестантизм — мормоны, иеговисты и т.д., которых назвать христианами уже никак не поворачивается язык. При этом, чем дальше протестанты отступали от Предания Церкви, тем активнее становились их миссионерские усилия. В связи с этим вспоминаются слова Иисуса, обращенные фарисеям: «Горе вам, книжники и фарисеи, лицемеры, что обходите море и сушу, дабы обратить хотя одного; и когда это случится, делаете его сыном геенны, вдвое худшим вас» (Мф.: 23;15). Обратите внимание, что за незначительными исключениями «приобщали к христианству» хамитические народы Африки, Америки и Азии римо-католики и протестанты, но никак не православные христиане. Таким исключением является, например, русская духовная миссия в Китае, которая окончилась трагически. Она дала мучеников и исповедников веры, но не породила таких явлений лжеприобщения к христианству как «танцующие церкви», рэп-евхаристии и шаманские истерики при совершении якобы христианских обрядов у современных католиков и протестантов Африки и Азии. Пусть православных в Японии совсем немного и они не определяют духовный образ этой страны, но это настоящие православные христиане.

Именно деятельность протестантских миссий стала основной причиной или инициирующим источником взрывного роста псевдохристианского сектантства самых немыслимых форм в странах Африки и Азии во второй половине XX века. В частности, в Корее. Например, известный самозванец лжехристос С.Мун, основатель «Церкви Объединения» является выходцем из семьи новообращенных корейских пресвитериан.

Неоязычники, со своей стороны, все больше углублялись в религиозные основы своего, вначале чисто эстетического, увлечения язычеством. Псевдопротестантизм (квазипротестантизм) и неоязычество сошлись в начале XX века на поле оккультизма в деятельности теософских обществ, в религиозном «творчестве» Рерихов. Еще более уродливые мутанты того и другого вышли на свет уже в последние десятилетия. Это, например, та же упомянутая выше секта С.Муна, где отголоски христианских представлений густо замешаны на самом варварском язычестве. Бабушки и дедушки Муна были, скорее всего, язычниками. Родители были корейскими пресвитерианами, а сам он объявил себя христом и отцом человечества в буквальном смысле, без всяких богословских «тонкостей». Другим примером сочетания псевдопротестантизма и неоязычества являются растущие как грибы различные «новые церкви» в Африке и Азии, помещающие Христа в свою языческую культовую и обрядовую среду, вплоть до бесовского культа вуду.

Хамитические народы в своей массе остались в язычестве, но Вселенское действие Искупительной Жертвы Христа привело к тому, что ритуальные убийства людей в рамках официальных языческих культов почти повсеместно прекратились. Так, что европейские мореплаватели, столкнувшись с этим явлением на затерянных островах Тихого океана, были уже немало удивлены. Индейцы (монголоидные племена) в Америке тогда продолжали еще снимать друг с друга скальпы. Они и сейчас занимаются магическими «играми с бесами», «полетами во сне и наяву» и т.п. Но гекатомбы человеческих трупов из побежденных сородичей, как это делали ранее инки, уже никто не воздвигает. И человеческой кровью, как ацтеки, по крайней мере, на официальных государственных церемониях, никто не упивается. А что касается скальпов, так в этом «увлечении» не отказывали себе и колонисты-протестанты, когда культурно осваивали Америку. Федеральное правительство протестантов-христиан в Вашингтоне даже устанавливало поощрительную плату — 5 американских долларов за скальп «проклятого язычника» (в «оправдание» нужно уточнить, что 5 тогдашних долларов США были равны пяти сотням теперешних). И это, кстати, тоже можно рассматривать как феномен духовного схождения неоязычества и квазипротестантизма.

Ныне на Западе, да и у нас, в России всплеск моды на язычество, а точнее успешность неоязыческой проповеди, во многом обусловлена еще одним обстоятельством. Это спекуляции на вопросе «единства мироздания», якобы особо бережном отношении язычников к окружающей природе по сравнению с христианским взглядом на Творение, устанавливающим первенство человека в земном, тварном мире. Язычники, мол, видят себя частью природы, наравне с кузнечиком или пчелкой, а вот христиане вознеслись до «венца Творения» и потому готовы командовать всеми пчелами и жестко контролировать всех кузнечиков. От этого экологический кризис, загрязнение океанов, смерть от голода миллионов людей и СПИД. Поэтому долой христианство и даешь язычество!

Половина современных экологов если и не являются адептами неоязычества в буквальном смысле слова, то по своему мировоззрению очень близки к нему. При этом как-то забывают, что русские монахи на приполярных широтах растили арбузы, что православные монастыри давали высший образец бережного отношения к земле, что именно православие русского народа дало ему духовные и физические силы освоить шестую часть суши, наименее пригодную для жилья, за исключением Антарктиды. Все известные историки, ученые согласны в том, что никакому другому народу это было бы не под силу. Для того чтобы фактически убедиться в этом, достаточно взглянуть на карту мира.

И еще об одном важном обстоятельстве забывают современные экологи вместе с христианской верой своих предков. О том, что Творение не исчерпывается мудрыми пчелами и веселыми кузнечиками, прекрасными горами и озерами. Людям, видящим в язычестве и неоязычестве «экологическую религию» не следует забывать, что в язычестве поклоняются и почитают не сами по себе эти горы, озера, леса и реки, а духи этих самых гор и озер. А дух, как знает об этом даже атеист, это «нечто», что может контролировать сознание и направлять волю человека. Так что эколог должен быть готов к тому, что некто будет управлять им. Согласен он на это? Как «современный человек», просвещенный во всяких науках и полагающий религию служанкой благотворительности и комфортного устройства для граждан общества потребления, он на такое, конечно, не согласится. Вот только кто будет спрашивать его согласия? Да, дух может «запретить» рубить лес или не позволит построить плотину. А если он, к тому же, прикажет принести человеческую жертву, законодательно установить обычай «детарезанья от первенец» или возродить работорговлю в Европейском Сообществе?

В современной волне возрождения неоязыческих форм религиозности в России видятся два совершенно противоположных течения. Для части наших соотечественников временное увлечение язычеством является лишь кратким этапом в их духовном становлении, выводит к подлинной русской духовной культуре. Многим церковным людям уже трудно себе представить, насколько все еще дремучими являются представления многих их собратьев, россиян о христианстве. Сколь велико еще количество наших современников, погруженных в сугубый материализм. Тех, для кого не только любая религия, но и вообще всякая духовность — «темна вода в облацех». И когда такой человек вдруг открывает глаза на духовный мир, то оказывается, что рядом нет никого и ничего, что могло бы сразу вернуть это заблудшее чадо в Церковь. Здесь человек как бы проходит в своем личностном развитии заново путь своих далеких предков. Увлечение языческой древностью является просто свидетельством просыпающейся к духовной жизни души, симптомом начала интереса к духовным вопросам. При этом вначале человек хватается за самое простое, но с тем, чтобы вскоре «крестить» свою душу, как Владимир Креститель некогда крестил Русь. Другое течение уводит неокрепших неофитов религиозности из бывшего советского общества прямо в демонические сети неоязычества. И следует признать, что это последнее течение на сегодня гораздо более массовое.

Здесь все решает внутренняя жизнь человека, его духовное состояние и круг общения, молитвы родственников и Святых покровителей. В целом, наличие искреннего стремления человека к истине или желание удовлетворить свое честолюбие, получить преимущества перед ближними. В первом случае почти наверняка человек придет в Церковь. Во втором также почти наверняка станет адептом антихристинства в той или иной, например в неоязыческой форме. Поэтому так важно сделать все возможное для того, чтобы этот человеческий поток, ведущий в духовный омут неоязычества, как можно скорее истощился. А еще лучше иссяк вовсе. По крайне мере, у нас, на Святой Руси.

В заключение приведем слова из книги ветхозаветного пророка Иеремии. Их можно вполне отнести сейчас к нам, русскому народу. Может быть, они что-то напомнят и нашим неоязычникам, которые продолжают, как упомянутый в Писании пес лакать «блевотину» неоязыческого духовного варева. Помогут осознать, что все достижения и слава Руси связаны с Церковью, что Русь стала величайшей державой мира не в язычестве, а во Христе.

«... Израиль был святынею Господа , начатком плодов Его; все поедавшие его были осуждаемы, бедствие постигало их, говорит Господь... Так говорит Господь: какую неправду нашли во Мне отцы ваши, что удалились от Меня и пошли за суетою ... И Я ввел вас в землю плодоносную, чтобы вы питались плодами ее и добром ее; а вы вошли и осквернили землю Мою, и достояние Мое сделали мерзостью.

... пастыри отпали от Меня, и пророки пророчествовали во имя Ваала и ходили во след тех, которые не помогают. Поэтому Я еще буду судиться с вами, говорит Господь, и с сыновьями сыновей ваших буду судиться.

Ибо пойдите на острова Хиттимские и посмотрите, и пошлите в Кидар и разведайте прилежно, и рассмотрите: было ли там что-нибудь подобное сему? Переменил ли какой народ богов своих, хотя они и не боги? А Мой народ променял славу свою на то, что не помогает . Подивитесь сему, небеса, и содрогнитесь, и ужаснитесь, говорит Господь. Ибо два зла сделал народ Мой: Меня, источник воды живой оставили, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды... И сыновья Мемфиса и Тафны объели темя твое. Не причинил ли ты себе это тем, что оставил Господа Бога твоего в то время, когда Он путеводил тебя? И ныне для чего тебе путь в Египет , чтобы пить воду из Нила? И для чего тебе путь в Ассирию , чтобы пить воду из реки ее? Накажет тебя нечестие твое, и отступничество твое обличит тебя...

Ибо издавна я сокрушил ярмо твое, разорвал узы твои, и ты говорил: «не буду служить идолам», а между тем на всяком высоком холме и под всяким ветвистым деревом ты блудодействовал. Я насадил тебя как благородную лозу, — самое чистое семя; как же ты превратилась у меня в дикую отрасль чужой лозы? Посему, хотя бы ты умылся мылом и много употребил на себя щелоку, нечестие твое отмечено предо Мною, говорит Господь Бог. Как можешь ты сказать: «я не осквернил себя, я не ходил во след Ваала?»...

Но ты сказал : «не надейся, нет! Ибо люблю чужих и буду ходить во след их «... говоря дереву: «ты мой отец», и камню: «ты родил меня»; ибо они оборотили ко Мне спину, а не лице; а во время бедствия своего будут говорить: «встань и спаси нас!» Где же боги твои, которых ты сделал себе? — пусть они встанут, если могут спасти тебя во время бедствия твоего; ибо сколько у тебя городов, столько и богов у тебя, Иуда...

Зачем же народ Мой говорит: «мы сами себе господа; мы уже не придем к Тебе»?

... Зачем ты так много бродишь, меняя путь твой? Ты так же будешь посрамлена и Египтом, как была посрамлена Ассириею; и от него ты выйдешь, положив руки на голову, потому что отверг Господь надежды твои, и не будешь иметь с ними успеха» (Иер.; 2).

Христианская Церковь — Новый Израиль. Русский народ — народ Божий, Богоносец. Россия — Дом Пресвятой Богородицы, Божий престол в современном мире. Не в том смысле, что все русские «по определению» носят в себе Бога, всегда и во всем верны Христу. Нет, но в том смысле, что «ношение Бога», служение Богу в мире является самой главной жизненной задачей каждого русского человека, а сама Россия является местом на земле, где эта задача для русских, да и не только русских, наиболее удобно выполнима. Мы в числе других христианских народов наследовали благословение «вселиться в шатры Симовы», наследовали традицию истинного Богопочитания. И произошло чудо. Напомним.

«Ядро русской государственности к концу пятнадцатого столетия имело около 2 миллионов населения и около 50 тысяч квадратных километров территории. Оно было расположено в самом глухом углу тогдашнего мира, было изолировано от всех культурных центров, но открыто всем нашествиям с севера (шведы), с запада (Польша), с востока и юга (татары и турки). Эти нашествия систематически, в среднем приблизительно раз в пятьдесят лет, сжигали все на своем пути, в том числе и столицу. Оно не имело никаких сырьевых ресурсов, кроме леса и мехов, даже и хлеба своего не хватало. Оно владело истоками рек, которые никуда не вели, не имело доступа ни к одному морю, если не считать Белого, и по всем геополитическим предпосылкам не имело никаких шансов сохранить свое государственное бытие. В течение приблизительно четырехсот лет это «ядро» расширило свою территорию в четыреста раз — от 50 000 до 20 000 000 квадратных километров... И если в 1480 году население Царства Московского составляло около 6% населения Австрии, Англии, Германии, Испании, Италии и Франции, вместе взятых, то перед Первой мировой войной Российская Империя имела около 190 миллионов населения, из них около 130 миллионов русского , против 260 миллионов населения перечисленных шести великих держав Европы — вместе взятых . Без революции 1917 года население Российской Империи превышало бы население этих держав (Иван Солоневич, «Народная монархия»).

Солоневич видел истоки этого чуда в природе русской национальности, хотя и отмечал, что «Факторы, образующие нацию и ее особый национальных склад характера, нам совершенно неизвестны» . Но что мешало совершиться этому чуду раньше, в языческую эпоху? Наверно то, что русского народа как национального единства, скрепленного единым духовным, религиозным призванием тогда еще не было. Это же, отсутствие единства во Христе мешает действовать национальному характеру русских и сейчас, когда народ вымирает, а множество наших соотечественников духовно кланяются «Египту». Воистину, «Сыновья Мемфиса объели темя твое...». Наверно, все же, первопричина всех прошлых русских чудес — от нашей истории до особой красоты наших женщин — в русском духовном призвании. В нем и Вере нашего народа следует искать главную причину той особости Руси, которая так бесит «сыновей Мемфиса». А когда русские люди забросили свою духовную славу как негодную вещь, отказались от духовного первородства у Бога ради собственных умственных измышлений и низменных похотей над нами сгустились такие тучи, что мы сейчас и не знаем, будет ли еще жива Россия? Сколько же надо еще времени и жертв, чтобы это понять? Ждать до тех пор, пока не скрутит обратно в клубок из двух миллионов голодранцев на 50 000 квадратных километрах Московской области? Держаться своих, надуманных под себя обычаев, «не переменять богов своих, хотя они и не боги», как говорил пророк Иеремия, гораздо легче. Труднее сохранять переданное свыше Слово Божие и исполнять Его в жизни. Но именно к этому призван наш народ, наша Россия, мы все.

Русское и украинское неоязычество

ОСНОВАТЕЛИ

Одними из основателей русского неоязычества были Валерий Емельянов и Алексей Добровольский. Владимир Шаян известен как отец украинского неоязычества.

ДАТА ОСНОВАНИЯ

Интерес к славянскому язычеству начал возрождаться в начале XX столетия, когда была найдена «Велесова книга». Организованные группы язычников начали возникать в России, на Украине, а также в США и Канаде в 1960-х годах.

ОФИЦИАЛЬНЫЕ ИЗДАНИЯ

Большинство групп признает авторитет т.н. «Велесовой книги», якобы составленной еще до христианизации Киевской Руси, и считает ее наилучшим источником информации о язычестве. Однако некоторые исследователи (например, академик Дмитрий Лихачев) считают эту книгу современной подделкой. Кроме того, современные язычники и сами пишут книги, в том числе «Язычество древних славян», «Мир славянских богов», «Славянские боги и рождение Руси», написанные русскими писателями, а также «Мага Вира» и «Вера наших предков», написанные украинцами. Выходит и ряд периодических изданий: альманах «Мифы и легенды славян» и газета «Славянский вестник» — в России; журнал «Сварог» и другие — на Украине.

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА

Как правило, языческие группы организованы по национальному и территориальному признакам. Единого руководства нет. Общины автономны, хотя и входят в состав национальных объединений. В России к числу таких объединений относятся «Союз Венедов», «Велесов круг» и «Союз Славянских Общин». На Украине язычество представлено «РУНВерой» и Объединением единоверцев Украины и диаспоры, известным как «Украинские Язычники». «Союз Славянских Общин» и «Украинские Язычники» являются соучередителями Всемирного конгресса языческих религий, основанного в 1998 году.

ИСТОРИЯ НЕОЯЗЫЧЕСТВА В РОССИИ

Современное возрождение язычества в России началось в конце 70-х годов XX столетия. Организованных формирований в то время не еще было, существовали лишь очень маленькие группы интересующихся истоками России, дохристианской культурой и языческим мировоззрением. Первыми идеологами и «отцами» неоязычества были Н. Сперанский, физик по образованию, психолог К. Якутовский, партийный работник А. Рядинский и бывший диссидент А. Добровольский.

В середине 80-х, с началом Перестройки, стали появляться более организованные неоязыческие группы. В эти же годы возник интерес к древнеславянским видам борьбы, и Александр Белов, филолог по образованию, начал разрабатывать технику боевых искусств, основанных на языческом мировоззрении. В 1986 году некий Виктор Безверхий создал «Общество Волхвов», впоследствии, в 1990 году, переименованное в «Союз Венедов». Московские неоязычники некоторое время состояли в историческо-патриотическом объединении «Память», но в 1989 году отделились, создав Московскую Славянскую Языческую Общину.

Первый большой слет российских язычников состоялся в 1993 году во время Купальского праздника в деревне Весенево, где жил Алексей Добровольский (он же Доброслав). В 1995 году на этот праздник съехались уже пять языческих общин. А 19 июля 1997 г., во время праздника Перуна, прошел большой съезд язычников в Калуге. В тот день было принято решение о создании «Союза Славянских Общин». Владимира Казакова, старейшину Калужской Славянской Общины, избрали главой Союза. Членами этого объединения стали восемь общин из восьми городов России. С этого момента во многих городах России, включая Москву, стали возникать новые общины.

ИСТОРИЯ НЕОЯЗЫЧЕСТВА НА УКРАИНЕ

Возрождение язычества на Украине связывают с именем Владимира Шаяна, который в 1934 году, будучи молодым научным работником, пережил на горе Грехит в Карпатах «духовное озарение». С того момента он занялся исследованием верований дохристианской Руси и возрождением обрядов и мировоззрения предков. Движимый идеями возрождения национальной веры и государства, 5 ноября 1943 года Шаян основал «Орден Рыцарей Бога Солнца», целью которого была борьба против Германии и Советского Союза и освобождение Украинского народа от византийско-христианского духовного рабства.

В 1944 году Шаян эмигрировал с Украины. В Лондоне он основал Украинскую Свободную Академию Наук, став ее первым президентом и профессором. Там, на английском языке, он написал несколько трудов об индоевропейских религиях и занялся переводом Ригведы и «Велесовой книги» на украинский язык. В 1972 году его ученики основали в Канаде Институт Шаяна, который занимается исследованием и публикацией его трудов. Там же, в Канаде, в 80-х годах последователи Владимира Шаяна создали первую Общину Родной Украинской Веры, которую сегодня возглавляет Мирослав Ситник.

На Украину идеи Владимира Шаяна проникли в начале 90-х, после распада Советского Союза. В результате, в 1993 году в г. Киеве была официально зарегистрирована Громада (община) Украинских Язычников «Православие», которая считает себя наследницей той веры, которая была запрещена в 988 году после крещения Руси. В настоящее время Громада является руководящим и духовным центром общин Украинских Язычников на Украине и в других странах.

Другой украинец, Лев Силенко, познакомившись с Шаяном в середине сороковых годов, спустя некоторое время решил реформировать его идеи. Известие о том, что Силенко получил новое откровение о Боге и новое понимание Бога вызвало раскол в среде приверженцев Родной Украинской Веры, в результате чего возникло новое движение, Родная Украинская Национальная Вера (РУНВера). Первая община РУНВеры была зарегистрирована в Чикаго (США) в 1966 году. Лишь после образования независимого государства Украины последователи Силенко принесли его учение на родную землю. И первая община РУНВеры была зарегистрирована на Украине в сентябре 1991 года. В октябре 2000 года в Виннице состоялся съезд, который принял решение о создании Всеукраинского религиозного объединения — Собора Родной Украинской Веры. В настоящее время на Украине действует уже более 40 общин РУНВеры.

УЧЕНИЕ

БОГ: Традиционно славяне поклонялись многим богам. Сварогу, отцу всего сущего, поклонялись как верховному божеству. Кроме него, в славянский пантеон входили Даждьбог, (бог солнечного света), Перун (бог грома и войны) и богиня Макошь (Мать богов и богиня плодородия) ). Иногда представления о боге приобретали характер дуализма (Белобог и Чернобог). Во время зимнего солнцестояния (Коляда) Белобог побеждает своего брата, а во время летнего солнцестояния (Купала) Чернобог берет реванш — и этот круговорот бесконечен.

Некоторые современные языческие группы поклоняются не только исконно русским богам, но и божествам индуистского пантеона, переименовывая их на свой лад, — Крышень (Кришна) и Вышень (Вишну) — или германскому богу Тору (Вячеслав Алексеев, «Российское неоязычество», Вестник ЦАИ, №12). И все же большинство язычников не считает себя политеистами. Они верят, что есть лишь один истинный бог, а все другие боги — просто проявления этого верховного божества. Например, «Украинские Язычники» верят, что бог един, вечен, неизменен, непознаваем и невидим для смертных и имеет много проявлений. Проявления бога (солнце, ветер, дождь и т.п.), обладают собственными именами, но, по сути, являются одним и тем же богом, одновременно единым и многообразным. «Велесова книга» говорит об этом так: «И пусть никто не разделяет того множества и не говорит, что имеем многих богов». Но этот бог — не обязательно личность, большинство язычников считают его безличной силой.

ПРАЗДНИКИ

Язычники ежегодно отмечают множество праздников, связанных с природными явлениями и ключевыми моментами сельскохозяйственного года. На странице «Украинских Язычников» в Интернете перечислены 38 праздников. Одним из наиболее известных праздников является Купала. Праздник Купалы празднуется в день летнего солнцестояния (22 июня). Он имеет не только национальный, фольклорный, но и космическо-мифологический смысл. Праздник Купалы символизирует объединение противоположных стихий и энергий на основе любви, а не борьбы: Небо — Земля; Огонь — Вода; Мужчина — Женщина. Праздник имеет свои обряды, ритуалы и игры, которые могут немного отличаться от региона к региону. Один из главных моментов праздника — изготовление соломенных кукол Купалы (мужского пола) и Марены (женского пола) в рост человека, которые затем уничтожают (Марену разрывают, а Купалу сжигают), символизируя победу над смертью и очищение суженых. Важным элементом праздника является живой огонь — участники разводят много костров, через которые прыгают попарно, видя в этом испытание любви, а также защиту от всех болезней, горя и бед. Праздник сопровождается играми с участием всех присутствующих. Девушки и парни гадают, стремясь найти своего суженого и определить, насколько удачным будет их брак.

НАЦИОНАЛИЗМ

Славянские группы обычно формируются по этническому признаку и склонны к национализму. Большинство из них верит, что каждая нация имеет своих собственных богов и должна поклоняться только им. Христианство считается религией евреев, не имеющей никакого отношения к славянским народам. Русские и украинцы должны поклоняться своим национальным богам, но никак не Иегове. Общины обычно привлекают в свои ряды только людей подходящей национальности.

Некоторые российские языческие группы имеют еще и сильную политическую окраску. Примерами могут служить «Русское Национально-Освободительное Движение», основанное Доброславом в 1994 году, и «Русская Партия России» Виктора Корчагина (Вячеслав Алексеев, «Российское неоязычество», Вестник ЦАИ, №13). Они убеждены, что России суждено быть сильной империей, и стремятся ее укрепить, устраняя те влияния, которые разлагают общество.

Многим языческим группам свойственны сильные антисемитские настроения. Они утверждают, что евреи на протяжении всей истории стремились одолеть предков славян, венедов, завладеть их землями и разрушить их цивилизацию. Некоторые язычники видят в христианстве часть еврейского заговора с целью установления мирового господства. Вину за многие беды, перенесенные Россией и Украиной, также возлагают на евреев. Такие группы считают, что их нация достигнет успеха, лишь вернувшись к своим национальным верованиям и возродив чистоту славянской расы (Виктор Шнирелман, Русские неоязыческие мифы и антисемитизм).

ВРАЖДЕБНОСТЬ К ХРИСТИАНСТВУ

Хотя некоторые языческие группы и сотрудничают с Православной Церковью по политическим мотивам, большинство их открыто враждебно по отношению к христианству. Христианство — это религия, которая завладела их землями, преследовала язычников и уничтожила их культуру. Некоторые языческие группы открыто нападают на Библию и учение Христа. Журнал Украинских Язычников «Сварог» содержит постоянную рубрику «Антихрист», которая посвящена критике Библии. Ярослав Орион пишет: «Библия не свята, Бог не диктовал ее, о ее святости мы узнаем по той грязи, противоречиям и неточностям, собранным в ней. Книги такого типа очень опасны... Библия держит украинский народ в духовном рабстве и интеллектуальном уродстве». (Сварог, №7, 1998, стр. 21) В другой статье из «Сварога» приводится список «разрушительных заповедей Иисуса». Вырывая стихи из контекста, автор статьи доказывает, что Иисус учил следующему: «Возненавидь своих родителей (Лук. 14:26)... Не работай (Матф. 6:28)... Не приглашай родных и друзей к себе на вечерю (Лук. 14:12)» (Сварог, № 6, 1997, стр. 35-36). Отдельные группы язычников почитают Иисуса, но утверждают, что Он был не евреем, а потомком славян, живших в то время в Палестине (Вячеслав Алексеев, «Российское неоязычество», Вестник ЦАИ, №13).

РЕКОНСТРУКЦИЯ ИСТОРИИ

Некоторые язычники верят, что история человечества, какой мы знаем ее сегодня, не соответствует истине. Они пытаются исправить эту ошибку, предлагая истинное понимание истории. Вот лишь некоторые из предложенных версий: Анатолий Фоменко утверждает, что Россия никогда не переживала татаро-монгольского ига; по мнению Юрия Петухова, все древние цивилизации, включая Древний Египет и Палестину, имели славянские корни; Виктор Кандыба верит, что человечество возникло на севере, что его родоначальником был Ори, прибывший из созвездия Орион,и что потомки Ори спустились на юг, основав при этом Древний Египет, Шумер и Грецию («Российское неоязычество», Вестник ЦАИ, №13).

ОТВЕТ С ПОЗИЦИИ ХРИСТИАНСТВА

1. Единственный истинный Бог открыт в Библии. Другие боги — ложные боги (1 Кор. 8:4-6; Ис. 45:5, 6; 46:5-10; Втор. 4:39).
2. Бог — Личность. Он обладает разумом (1 Цар. 2:3), чувствами (3 Цар. 11:9) и волей (Марк 3:35). 
3. Христос — единственный путь к Богу (Ин. 14:6). 
4. Христианство — спасение и для евреев, и для язычников (Рим. 3:29-30). 
5. Ответ на статью «Разрушительные заповеди Иисуса»: 
— Библия учит нас почитать своих родителей (Мф. 19:19); 
— Библия учит нас необходимости работать (1 Фесс. 3:10-12); 
— Библия учит нас гостеприимству (1 Пет. 4:9).

В материале использованы авторские статьи.

Илья Агафонов, Игорь Куликов, Кирилл Петров, Иеромонах Виталий (Уткин), Диакон Андрей Кураев, Игорь Кузьменко

Литература.

1 Ташкинов И.В.Древний Египет и Русь: вопросы истории, мифологии и языкознания. Рязань: «Узорочье», 2000

2 Янин В.Л. «Зияющие высоты» академика Фоменко // Вестник Российской Академии Наук, том 70, 2000, №5 — с. 392

3 Алексеева А.Н. Русь и христианство // Мир русской души. — Рязань: «Узорочье», 1998 — с. 13

4 Назаров М.В. Тайна России. — М.: «Русская идея», 1999 — с.671

5 Корчагин В.И. Что делать? // Лыбедский бульвар, 2001, №1

6 Ключевский В.О. Соч. в 9-ти т. Т. I — М.: «Мысль», 1987 — с. 295 — 296; Платонов С.Ф. Полный курс лекций по русской истории. — Спб., 1999 — с. 112

7 Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. — М.: «Наука», 1988. — с. 40 — 50; Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. — М.: «Русское слово», 1997 — с. 306

8 Мир русской души — с. 6

9 Асов А. Славянские руны и «Боянов гимн». — М.: «Вече» , 2000 — с.337 — 338

10 Платов А. Руническая магия — М.: «Менеджер», 1994

11 Гриневич Г.С. Праславянская письменность — М.: «Летопись», 1999

12 «Повесть временных лет»// Библиотека литературы Древней Руси. Т. I. — Спб.: «Наука», 1997 — с. 71

13 Рыбаков Б.А. Язычество Древней Руси. — с. 263 — 264

14 Ключевский В.О. Соч. в 9 томах. Т.1.М.: «Мысль», 1987. С. 50

Похожие статьи:

СобытияПод Калугой отдыхающие растащили капище Родноверов

ИсторияРусская вера!

ИсторияВедическая культура славян ариев

Художественные фильмыСага древних булгар.Лествица Владимира Красное Солнышко (2004) DVDRip

Боги, духи и существаО РОДичах, приРОДных взаимодействиях и эгрегора

Эгрегор

рейтинг

-8

просмотров

8597

комментариев

24
закладки

Комментарии