Монсанто – руки прочь о России!

Монсанто – руки прочь о России!

Предположим, или читатель, или я – фермер, которому предлагают дать кусок своей земли кому-то в аренду. Ясно дело, хочется вначале обзнакомиться, а затем решать – землю дать, или в три шеи гнать. Давайте посмотрим, ху из ху.

Монсанто-Тиранозавр

Пару слов по самой общей характеристике.

Была такая давняя эпоха гигантских динозавров, которые мощно буйствовали, но быстро вымерли в результате какой-то катастрофы. По аналогии: если эпоха глобализации схожа с эпохой динозавров, то к Монсанто тут же «прилипает» роль Тиранозавра – довольно мелкого, но крайне агрессивного транснационального ящера, загрызающего больше, чем в состоянии съесть, и грозящего всему сообществу глобальной экологической катастрофой.

 

Замнём, для ясности?

Из новостей: генеральный директор компании Bayer уверен в завершении приобретения Monsanto Co. в 2017. Немецкая фармацевтическая компания Баер ожидает одобрения своей $ 66 млрд. сделки поглощения Монсанто регуляторами ЕС (хотя уже не в первом, а во втором квартале), от Минюста США также ожидается одобрение. Об этом заявил главный исполнительный директор компании Вернер Бауманн на встрече в Леверкузене, Германия 22 февраля 2017г. 

После полутора веков истории, публично рекламируется Баер как создатель аспирина (при умалчивании о создании героина, а также отравляющего газа Циклон-Б и других работ по госзаказу третьего рейха). Занимается помимо химии и фармацевтики семенами, пестицидами, трансгенными культурами. Поглощение связывают:

— во-первых, с общим трендом в биотехнологии и сельском хозяйстве, так, параллельно происходит слияние DuPont и Dow Chemicals Company, Китайская национальная химическая корпорация покупает за $43 млрд швейцарскую Syngenta, канадские Potash Corp. и Agrium;

— во-вторых, с ренеймингом-ребрендингом, поскольку есть горячее желание поскорее избавиться от крайне негативного «шлейфа» общественного мнения, который из года в год устойчиво «волочится» за Монсанто (или «Monsatan» = «мой Сатана»).

— в-третьих, со стремлением Вангарда (а реально контрольным пакетом акций и Баера и Монсанто владеет The Vanguard Group, Inc.) добиться повышения устойчивости бизнеса (сейчас прибыль Монсанто растёт, а Баера снижается), а главное, облегчения лоббирования своих интересов по обе стороны Атлантики.

Как бы ни было, а «на манеже всё те же», и пусть реорганизация не вводит нас в заблуждение по части репутации.

 

 

Монсанто, «вращающиеся двери». Дефолиант «оранж»

Основана фирма в 1901 г., и не была ни успешной, ни инновационной, ни даже сколько-нибудь продвинутой. Но фирму отличал прекрасно поставленный лоббизм, в частности система «вращающиеся двери», когда сотрудники курсируют на госслужбу и обратно в фирму или в афиллированные с ней пиаровские структуры с завидной регулярностью. Монсанто всегда без проблем «проглатывала самые вкусные» госзаказы. Впервые всерьёз она заявила о себе в 1970-е гг., поставляя Пентагону дефолиант "оранж". Пентагон распылял его самолётами, обрабатывая джунгли с "вьетконговцами". Вечнозелёный лес сбрасывал отравленную листву, оказавшихся «как на ладони» партизан расстреливали с вертолётов (позже вьетнамцы создали сеть лесных тоннелей).

Вьетнам, с наивной верой в науку, после войны обязал саму Монсанто провести исследования долговременного влияния накопленного в организме Эйджент Оранж на человека. В итоге появилась наукообразная отписка в духе «всё хорошо прекрасная маркиза».

Не получая никакой компенсации, вьетнамцы, в детстве пострадавшие от "оранжа", десятилетиями работали за рубежом, например в СССР. Некоторые внезапно умирали. У некоторых, на кого непосредственно "брызнуло", была огрубевшая кожа (как позже у Ющенко, которого якобы "отравили оранжем русские"). Женщины работали отдельно, мужчины отдельно. Жили по разным общежитиям. Государство им строго запретило жениться и выходить замуж, чтобы не плодить уродов. Отлично помню, как сам сообщал в кафе возле общаги вьетнамкам радостную весть о "распрете" на замужество (вскоре все переженились и уехали на Родину).

 

Монсанто, аспартам

Аспартам – пожалуй, самая «безобидная» разработка Монсанто. Не сахаридный искусственный подсластитель, белые кристаллы которого почти в 200 раз слаще сахара, разлагаются при нагреве. Применяют в производстве холодных напитков типа кока-колы, йогуртов, жевачек. Сильное приторно-сладкое послевкусие провоцирует человека заглушать его очередными порциями напитка. Рекламой продуктов с аспартамом служит указание на их низкую калорийность, рекомендации страдающим ожирением. Короче, классический «белый и пушистый» продукт с витрины «потребительского общества».

Легко разлагаясь на составляющие, а именно: метанол, фенилаланин и аспарагиновую кислоту, аспартам приводит к нарушениям сна, настроения, поведения, зрения, ухудшает метаболизм аминокислот и гормонов, увеличивает аппетит, что отбрасывает желающего похудеть назад к ожирению. Об этом не пишут, надеясь, что потребители, «не заморачиваясь» махнут рукой, типа – «да сколько его там, всего одна калория!» Длительный приём аспартама ведёт к ухудшению зрения, раку, врождённым порокам развития у будущих детей, развитию ряда старческих болезней, синдромов и пр.

 

Монсанто, коровьи гормоны роста

Искусственный гормон (точнее – трансгенный гормон роста rBGH от Монсанто, известный с 1994 г. под торговой маркой POSILAC) колют прямо в коровье вымя, увеличивая удои примерно на 20%.

Коммерческое «продавливание» продукта в 1985 г. наткнулось на трёхлетнюю задержку в лице главного ветеринара FDA Ричарда Берса, который компетентно опровергал фальсифицированные доклады Монсанто и сдерживал её лоббистский напор, пока не был снят с должности по подложному обвинению. Позже, в 1990 г. С.Эпстайн и П.Хардин опубликовали в журнале Milkweed ряд разоблачений, основанных на шестилетней секретной переписке «Монсанто» и теперь уже «пролоббированного» FDA. Из собранной статистики следовало, что у «обколотых» коров происходили гормональные отклонения на 34%, 42%, 44%, и нарушение репродукции (низкая выживаемость приплода). Также был отмечен повышенный уровень мастита, соответственно и антибиотиков, которыми его лечат, а также всплеск синтеза природного гормона роста IGF-I, попадающего в молоко.

Ряд более ранних (с 1960-х гг.) научных исследований связывал избыток IGF-I с раком груди и простаты у людей, но, по «влиятельным» причинам, как нетрудно догадаться, эти исследования во всём мире были свёрнуты.

 

Монсанто, PCB (инсектицид на основе полихлорбифенила)

Среди самых известных скандалов, связанных с Монсанто – многолетнее отравление городка Аннистон, шт. Алабама, вместе с протекающим ручьём Сноу Крик, за 3 с половиной минуты убивающим живую рыбу. Жители оставили город, но об опасности для жизни им сообщала не Монсанто, а власти штата. К тому времени многие умерли от рака, химического гепатита, утратили волосы, приобрели поражение кожи и пр.

В 2001 г. после иска 20000 жителей им удалось отсудить у фирмы закрытие производства, детоксикацию территории и строительство госпиталей для особо пострадавших, штраф 700 млн. долл., но персонально никого не осудили.

 

Монсанто, Раундап

Это собственно и есть истинное современное лицо (рожа, харя, морда) фирмы. Препарат химический глифосат с коммерческим названием Раундап запущен в коммерческую продажу в 1975 г., рекламировался как «первый биоразлагаемый гербицид». Независимые исследователи вскоре доказали подтасовку. В 1996 г. вышел «Отчет Бюро по защите потребителей. Бюро по защите окружающей среды. Реклама Монсанто касательно безопасности гербицида Раундап признана лживой». Позже во Франции вышел судебный вердикт: использование слов «биодеградирующий», «оставляет почву чистой», «безопасен для экологии», является недостоверной рекламой.

Кроме того, множеством исследований доказана высокая токсичность гербицида. В частности, проф. Роберт Белле из французского государственного научного центра института им. Пьера и Софии Кюри показал высокую токсичность глифосата, нарушающего механизм регулирования деления клеток. По его данным, даже сверхнизкая концентрация  глифосата на морском побережье разбалансирует регуляцию ключевого механизма деления клеток морских ежей, что в больших дозах, предположительно, чревато раком для человека и млекопитающих.
В 2000 г. срок действия патента на Раундап истёк, но к этому времени фирма уже переключилась на выпуск ряда генно-модифицированных «глифосат-зависимых» организмов, на чей семенной фонд и делается сейчас основная коммерческая ставка. К тому же она постоянно скупает множество других производителей генно-модифицированных (ГМ) семян, продвигает контракты о регулярной поставке пакета «семена + гербициды».

 

Утрата монополии на устойчивость к раундапу

Монсанто, по сути, удалось подавить всех конкурентов по части глобализированной экономики гербицид-устойчивого ГМ-семеноводства. По некоторым оценкам сейчас в мире 70% трансгенных растений селекционируют на устойчивость к Раундапу, а безусловным лидером здесь выступает Монсанто. На десятилетия компании удалось потеснить и дикую живую природу. Но, объём наращивания производства устойчивых к глифосату ГМ-семян примерно на порядок ниже объёма наращивания производства самого гербицида. Дело в том, что постоянная обработка полей (скажем, в США), а также переопыление культур с родственными сорняками (скажем, в Аргентине) приводят к появлению относительно устойчивых к Раундапу «дикарей», для подавления которых приходится увеличивать дозы. А в последнее десятилетие естественная эволюция привела к появлению совершенно устойчивых к Раундапу диких растений, например гигантских «суперсорняков» семейства маревых.

 

«Зелёная революция» в три этапа

На первом этапе «зелёная революция», продвигаемая Монсанто, основывалась на массовом применении гербицидов, селекционных семян и средств механизации, резко сокращающих ручной труд, увеличивающих размеры возделываемых одним хозяйством полей, повышающих производительность. В целом система реально способствовала экономическому успеху, главными её недостатками (не считая отравления гербицидами) стали резкое уменьшение разнообразия культурных сортов и видов растений, и отсроченные во времени стратегические сложности.

Второй этап «зелёной революции» облегчён вовлечением хозяйств в индустриальное хозяйствование на первом этапе, и связан с технологией Roundup Ready System. Она основана на возможности, придя на убранное поле (или даже на поле, где, скажем, стебли собранного подсолнуха механизированно уложены в междурядья), просто разбрызгать Раундап, после чего без вспашки засеять зерно, одновременно с приповерхностной культивацией. Вначале предложение выглядит очень заманчивым: фирма даёт существенные скидки, экономия труда и материалов оказывается реально значительной. Но, постепенно цены на семена растут в разы, монокультурные ГМ-растения подвергаются массовым эпидемиям, Раундапа требуется всё больше, глубоко зарывшиеся корневища сорняков требуют всё более частой вспашки – прибыли тают. Хозяйства вынуждены переключаться с Раундапа на его более мощные и токсичные аналоги:  Atrazine, Paraquat, Metsulphuron Methyl. При этом радикально сменить агротехнику крайне затруднительно, поскольку хозяйство уже привязано к Монсанто технологией, юридическими обязательствами, доносами в «Монсанто» завистливых соседей. Сорняки прогрессируют, наступает «зелёная пустыня».

Третий этап – это уже «зелёная контрреволюция». В общем плане она связана с массовым банкротством и бегством в городские трущобы бывших сторонников Монсанто, с преодолением «зелёной пустыни» её заядлыми противниками, пропагандистами экоземледелия, пермакультуры, органического, натурального, биотехнологического хозяйствования. Пока этот процесс только начинается, в первую очередь там, где после десятилетий применения раундапа «природа ополчилась против него» — то есть в США, Аргентине, Индии, а также там, где природа не слишком устойчива, а протесты против Монсанто значительны – в Австралии, а в перспективе, возможно, и в России.

 

Контаминация и распыление пыльцы. Штрафы «из воздуха»

Монсанто добивается крайне жёсткого соблюдения своих «прав интеллектуальной собственности на ГМ-семена», требуя ежегодной оплаты их покупки, используя целую армию агентов, юристов, адвокатов, судей и прокуроров. На практике опасное соседство с посадками ГМ-культур часто приводит к естественной контаминации, с генетическим загрязнением не модифицированных культур на соседних полях, путём переопыления, или вдоль дорог, где среди посева прорастает «чужое» оброненное семечко. Так, в Мексике типичный «зараженец» кукурузы имеет не один, а сразу три мелких початка кукурузы в пазухе одного листа.

Контаминация приводит к массово налаженным злоупотреблениям: инспекторы, нанятые Монсанто, сделав генетический анализ посевов, начинают вымогать штрафы за «нарушение прав интеллектуальной собственности на семена» у тех фермеров, которые «нечаянно» стали засеивать поля ГМ-культурами. Мало того, чтобы ускорить процессы переопыления и получения сверхприбыли, компания (или оплачиваемые ею «добровольные» инспектора, не суть важно) тайно распыляет над полями пыльцу ГМ-растений (например, кукурузы в Мексике), а затем инспектирует урожай, выколачивая штрафы.

 

Удары по народной селекции и госрезервам биоразнообразия

Доктор Вандана Шива, возглавляющая созданную в Индии Navdanya International (неправительственная организация по защите биоразнообразия) считает, что патентование генома «спустило с цепи эпидемию пиратства в отношении созидательных сил природы и тысячелетий народной изобретательности». Речь идёт о том, что Монсанто и другие беззастенчиво патентуют сорта народной селекции, выводя на их основе стойкие к гербицидам ГМ-линии.

Помимо пиратства выразительна и другая сторона деятельности Монсанто – массовое истребление сортов и видов. Собственно, создание ГМ организмов включает и вполне заурядную биотехнологическую селекцию калюсных культур в стерильных условиях выращивания в пробирке, с их обработкой совместно гербицидом и мутагеном или гербицидом и смесью специально подобранных культур с вирусом, что просто позволяет резко ускорить эволюционный процесс. Кроме того, есть и более затратные методы манипулирования генами, например, так был получен БТ-хлопок. Присутствуют и традиционные этапы полевой селекции, с проверкой, отбором и закреплением нужных признаков. Но при этом, для преодоления массовых эпидемий (одна из них погубила почти весь БТ-хлопок «Боллгард» в Индии) необходимо сохранение как можно большого числа видов и сортов культурных и диких растений. Стратегия же Монсанто и схожих на ней фирм резко подрывает основы биоразнообразия. Путём давления на правительства мира через МВФ, ВБ, ВООЗ и другие структуры, они требуют гербицидной индустриализации сельского хозяйства, уничтожения мультикультурных хозяйств и лесов. А затем, в качестве монокультур навязывают крайне ограниченный ассортимент ГМ-семян, широко рекламируемых как единственно достойные для выращивания, плюс гербициды. Эти компании выигрывают в темпах и объёмах получения прибыли, но, отравляют окружающую среду, наносят ущерб природе и будущему.

Обращает внимание, что Монсанто, если не в состоянии украсть и запатентовать, то сознательно теснит и уничтожает качественные органические сорта и государственные селекционные станции, устраняя, таким образом, конкурентов. Как известно, Россия является едва не единственным в мире массовым экспортёром органической пшеницы. Но вот, в бытность президентства Медведева, решение строительства инновационного центра «Сколково» принималось «не на пустом месте», а путём ликвидации Павловской семеноводческой станции НИИ сельского хозяйства центральных районов нечерноземья, вместе с ликвидацией её семенного фонда. При таком равнодушном отношении к вопросам биоразнообразия (или коррупционном отношении, с оглядкой на шлейф скандалов и бесплодность «Сколково») не удивительно наплевательское отношение медведевского правительства к проникновению Монсанто в Россию.

 

На войне как на войне

"Монсанто" известна разработками не только в области растениеводства. Есть мнение, что продажа семян и гербицидов – лишь внешняя сторона её деятельности. А основные разработки Монсанто – закрытые: это манипуляции с человеческими генами, в частности, сбор информации о конкретных человеческих популяциях, расшифровка своеобразных участков человеческого генома, изучение его маркерных и "слабых" генов. У многих народов существуют "слабые" гены, подходящие для "вторжения", избирательный удар по которым способен нанести определенный вред. Маркерные гены применяют для запуска программы селективного уничтожения.
В России американскими учеными проводятся всевозможные генетические исследования. Англичане же широко рекламируют платную услугу по расшифровке генома по капле слюны. Очевидно, под безобидным сбором анализов, например на родство с Чингисханом, Рюриком или Ермаком, ведётся сбор информации для составления карты популяции россиян. Таким образом, любой человек, являющийся частью группы с общим генетическим профилем, может подвергнуться опасности в будущем. Все эти манипуляции с геномом человека могут привести к генным войнам. Это очень серьезный вопрос — вопрос национальной безопасности России.

Похожие статьи:

КухняВсе сорта сои вредны и опасны для жизни, здоровья, ориентации

ЭкономикаПластиковые Марсы, пластиковые Сникерсы

ЗдоровьеЛецитин

ПолитикаФирма Рокфеллера "Монсанто" по производству ядовитого ГМО открывает первый завод в России в 2017г. По классификации НАТО - ГМО это биологическое оружие

АудиокнигиО сыроедении - Павел Себастьянович

Рейтинг
последние 5

Силваяр

рейтинг

+3

просмотров

801

комментариев

8
закладки

Комментарии