Impero di Savoy. История Королевства Италия (1861-1946)


Королевство Италия образовалось в результате войн за объединение Италии. Официальной датой его образования считается 17 марта 1861 г, однако сам процесс окончательного объединения завершился к лету 1871 г. 2 июня нынешнего года исполнилось ровно 70 лет с того момента, когда в результате конституционного референдума большинство итальянцев высказалось за переход страны от монархической формы правления к республиканской. Собственно, именно со 2 июня 1946 г. начался период современной Италии, Итальянской Республики — как теперь официально называется государство Апеннинского полуострова. 85 лет и 2,5 месяца продлилась эпоха монархического режима в Италии. В этот период уместились и 2 мировых войны, и фашистская диктатура, и падение режима Муссолини, после которого наступила кратковременная эпоха Республики Сало, по сути — марионеточного прогитлеровского государства, а затем казнь итальянскими партизанами своего вождя. Что удивительно, Королевство Италия не повторило судьбу Третьего Рейха, который был уничтожен силой. Третий Рейх официально перестал существовать уже через 2 недели после капитуляции в пригороде Берлина Карлсхорсте, а власть короля в Италии сохранилась даже после казни Дуче. Здесь также следует отметить и тот факт, что итальянские солдаты не совершали масштабных преступлений в ходе Второй мировой войны и возможно именно поэтому бомбардировки итальянских городов не носили столь массового характера, как бомбежки немецких и австрийских городов. Да и вообще, итальянская армия была пожалуй одним из слабых звеньев блока "Ось", если не наислабейшим. Италия вышла из войны одной из первых — уже в 1943 г., когда немцы потерпели поражение под Сталинградом и стали стремительно откатываться назад. К концу войны у немцев осталось по сути 2 союзника: Венгрия и Япония. Последняя после капитуляции мадьяр еще год продолжала вести войну, пока не была разгромлена в августе 1945 г.
Условно эпоху монархического режима в Италии можно разделить на 3 периода:
- с 1861/71 вплоть до начала Первой мировой;
— Первая мировая — приход к власти фашистов Муссолини;
— фашистский период — падение фашизма и переход к Республике

Каким же было оно, Королевство Италия и какой след оно оставило за свои 85 лет своей истории — к этому мы сейчас и обратимся.

 
До 1870 года вся северная Италия входила в состав Австрийской империи. Папа римский управлял обширными территориями в центре полуострова, Южная Италия находилась под контролем Франции. От Турина до франко-швейцарской границы находилось Сардинское королевство Виктора Эммануила II. Постепенно сардинский король Виктор Эммануил II добивается объединения Италии. Сначала он добивается власти над Неаполем и Сицилией. Однако в открытое противостояние с Австрийской империей король старался не вступать. Но вскоре в северных районах Италии началась национально-освободительная борьба против австрийского владычества. Заручившись поддержкой Франции, Виктор Эммануил II вступает в войну против австрийцев. Франко-итальянские войска одержали победу у Сольферино и австрийцы согласились на заключение мира. Теперь Виктор Эммануил II обращает все усилия по объединению страны в её центральные области. Однако после того как контроль над центральной Италией был установлен и папа римский лишен власти, объединённая Италия оказалась недовольна условиями мира с Австрийской империей. Соглашение оставляло за Австрией обширные территории, которые были исконно итальянскими. Итальянская общественность требовала возвращения исконных земель: Венеции, Истрии, Далмации и др., и создания «Великой Италии». В 1866 году Италия выступила союзником Пруссии в войне против Австрии и смогла отобрать Венецию.

Виктор Эммануил II
Австрийская империя была главным соперником Италии, и желание присоединить земли, входившие в Австро-Венгерскую империю, в конечном итоге и заставило вступить Италию в войну.
Ближайшим делом правительства объединённой Италии было определить свои отношения со Святым Престолом. В мае 1871 года были приняты законы о гарантиях, создавшие исключительное положение для Римско-католической церкви в Италии. Папе установили ежегодное содержание в 3,5 млн франков и передали 5 млн, найденные в римском казначействе, при этом государственный долг Папской области приняла на себя Италия. Папе были оставлены Ватиканский и Латеранский дворцы, с принадлежащими к ним постройками, а Квиринальский дворец стал резиденцией короля (с тех пор принято именами Квиринал и Ватикан обозначать правительство Италии и Св. Престол). Папа отказался от «иудиных» денег и стал систематически разыгрывать роль «ватиканского узника», хотя его положение, пользующегося почестями и привилегиями монарха, весьма мало подходило к такой роли. Поведение папы вызывало правительство на борьбу, а систематическое уклонение клерикалов от всякого участия в политической жизни непризнанного папой государства, облегчало проведение в парламенте соответствующих законов. В мае 1873 года, несмотря на противодействие клерикалов, Палата депутатов почти единогласно приняла закон о закрытии монастырей во всей Италии (с некоторыми изъятиями). Событие это совпало с началом культуркампфа в Германии и послужило одной из причин сближения Италии с этой державой. Франция, где в то время клерикалы пользовались большим влиянием и были сильны антигерманские настроения, оказалась естественной союзницей папы. Французское военное судно постоянно крейсировало близ Рима, чтобы оказать содействие папе, в случае, например, если он вздумает бежать из своего «плена». Однако итальянские демократы, не испытывавшие симпатии к версальскому правительству, опасались также и Германии, с неудовольствием смотрели на посещение королём Вены и Берлина (1873) и другие признаки растущей близости между дворами и правительствами Виктора Эммануила, Вильгельма I и Франца-Иосифа. Объединение государственных долгов — результат политического объединения — создало Италии долг в 8 млрд лир (кроме бумажных денег с принудительным курсом), по которому приходилось выплачивать ежегодно 460 млн только в виде процентов. Кредит был подорван; дефицит в росписи на 1872 год достигал 80 млн. Улучшить положение финансов можно было только радикальной реформой налоговой системы и значительным сокращением расходов на армию. Но на это не решалось ни одно правительство, опасаясь лишиться поддержки состоятельных классов населения. Правительство предпочитало поправлять финансы грошовыми экономиями и новыми налогами. На подобном проекте пал кабинет Джованни Ланцы летом 1873 года. Его место заняло правительство Мингетти, которое сумело, при помощи разных полумер, представить бездефицитную роспись. При нём поступили в казну железные дороги, но впоследствии, в 1885 году, эксплуатация железных дорог была передана на 60 лет обратно частным компаниям.

Тем временем, 9 января 1878 года скончался король Виктор Эммануил II, заслуги которого в деле объединения Италии признавались (и даже иногда преувеличивались) всеми, не исключая крайних партий. Вслед за ним скончался и папа Пий IX. Место Виктора Эммануила занял его сын Умберто I; на место Пия IX был избран Лев XIII, решительно отказавшийся от прямолинейной политики своего предшественника и сумевший поднять упавший престиж католической церкви и Св. Престола. Он разрешил итальянским католикам принимать участие в парламентских выборах, и таким образом косвенно признал Итальянское королевство, но всё-таки продолжал разыгрывать роль ватиканского узника и мечтать о восстановлении светского владычества пап.

В 1879 году Кайроли вступил в союз с Депретисом и образовал коалиционное правительство. В области внешней политики более радикальный Кайроли, уступая требованиям общественного мнения, отклонился от политики Депретиса и правых на сближение с Германией. Способствовало смене внешнеполитического курса и то, что 30 января 1879 года президентом Франции был избран убеждённый республиканец Жюль Греви, что улучшило отношение к этой стране среди либералов и левых. Но симпатии итальянской элиты были на стороне Германии, тем более, что Италия в борьбе за иностранные рынки и колонии в Африке столкнулась с Францией, как с соперницей. Занятие Туниса французами в 1881 году привело к падению коалиционного кабинета Кайроли и замене его более германофильским кабинетом Депретиса, при котором была приобретена колония Асэб на Красном море (ныне Эритрея).

Примыкание к Тройственному союзу
Однако вскоре внешняя политика Италии меняется. К 80-м годам XIX столетия Италия была уже объединена и централизована. Италия начинает претендовать на ведущие роли в Европе; поскольку у Италии не было колоний, Рим энергично пытался это исправить. Основным регионом колониальной экспансии Италии стала Северная Африка. Здесь итальянские интересы вплотную столкнулись с колониальными интересами Франции. Напряженность в отношениях с Францией толкали к союзу с Германией — основным соперником Франции. Итальянское правительство также надеялось на то, что с помощью дипломатического давления Германия заставит Австро-Венгрию передать Италии «исконные итальянские» территории.
В 1882 году довольно неожиданно Италия присоединяется к Тройственному союзу в который помимо Италии вошли Германия и Австро-Венгрия. Члены Тройственного союза заключили оборонительное соглашение, то есть в случае нападения на одну из стран-участниц пакта внешних агрессоров, государства проводят совместные оборонительные действия.

20 мая 1882 года Германия, Австро-Венгрия и Италия подписали секретный договор о Тройственном союзе. Таким образом правительство Депретиса окончательно присоединило Италию к созданному Бисмарком союзу Германии и Австрии, направленный против Франции и России. Чтобы привести в порядок финансы, правительству в 1883 годупришлось прибегнуть к займу в 644 млн. Заём дал возможность отказаться от принудительного курса ассигнаций и банковых билетов. Несмотря на удачу займа, недоверие к финансам Италии не уменьшилось. В то же время, заключение союза с Германией и Австро-Венгрией неизбежно влекло за собой увеличение военных расходов, тем самым делая бессмысленными все меры к восстановлению равновесия бюджета. Особенно политика Депретиса раздражала итальянских радикалов (итал. Italia irredenta). Главная сила радикального лагеря — «Демократическая лига», главой которой, до своей смерти в 1882 году был Гарибальди — энергично вела пропаганду против правительства. Эта пропаганда, грозя испортить дружеские отношения Италии с Австрией, заставляла правительство прибегать к строгим полицейским мерам — произвольному закрытию ирредентистских обществ и арестам.

Вместе с тем, сближение Италии и Германии привело к таможенной войне с Францией (1888—1890), результатом которой стали земледельческий и торговый кризисы; более всего пострадало виноделие. Безработица и нищета (в Сицилии в 1889 году были даже случаи голодной смерти) привели к антиправительственным демонстрациям. Под их влиянием кабинет Криспи вышел в отставку, но вскоре вернулся к власти лишь слегка преобразованный. Запреты сходок и собраний, аресты и тому подобные мероприятия не могли переломить ситуацию. Летом 1889 года в Ломбардии состоялся крестьянский бунт, подавленный войсками. В следующем году он повторился. В 1890 году правительство, пытаясь улучшить финансовое состояние, добилось передачи государству благотворительных учреждениий (итал. opere pie), находившихся под исключительным ведением церкви. Это предоставило в распоряжение властей капитал в 3 млрд лир, приносящий 150 млн дохода в год, из которых церковь 100 млн употребляла на управление учреждениями, а остальные 50 млн тратились на благотворительность, под которой нередко понималось украшение церквей и т. п.

В мае 1892 года был сформирован левый кабинет Джованни Джолитти. В области внешней политики ему удалось добиться некоторого успеха: осенью того же года английская эскадра посетила итальянские воды, ответив этой демонстрацией на франко-русские торжества. В то же время Джолитти не удалось исправить финансовое положение Италии сокращением государственных расходов, в том числе и за счёт сокращения военного бюджета. Меры экономии, предпринятые правительством, вызвали недовольство. Во время предвыборной кампании 1892 года, вожди оппозиции, как левой, так и правой, Криспи, Дзанарделли, Рудини, говорили об ослаблении армии, как о безумии и преступлении, совершаемом правительством ввиду гигантских армий иностранных государств. Всё же Джолитти удалось победить на выборах, проведя в парламент 370 своих сторонников. В период правления Джолитти экономические проблемы привели к сильному бунту на Сицилии и к ряду более слабых бунтов на севере Италии. Сицилийский бунт застал правительство врасплох, несмотря на то, что радикальная партия давно уже указывала на тяжёлое положение мелких арендаторов в Сицилии, составляющих там значительный процент земледельческого населения, и на крайнее недовольство в их среде. Неудивительно, что вскоре кабинет Джолитти пал. Непосредственным поводом падения стали скандальные аферы эмиссионных банков. В шести итальянских банках, имевших монополию выпускать кредитные билеты, гарантированные правительством, и подчинённых строжайшему правительственному контролю, были открыты многомиллионные хищения. Директора и служащие банков, часть депутатов, некоторые министры и редакторы газет, оказались связанными с хищениями; одни брали деньги за молчание, другие — за активную поддержку банковских монополий. Подозрение пало и на самого Джолитти. Хотя он и не был повинен в коррупции, но зная об этих неприглядных фактах и долго противясь их обнародованию, Джолитти был вынужден в ноябре 1893 года уйти в отставку.

Первая итало-эфиопская война
Итало-эфиопская война (Первая Абиссинская война) была одним из очень редких случаев успешного вооруженного африканского сопротивления европейским колонизаторам в XIX веке.
К 1895 г. африканский континент был в значительной степени разделен между европейскими державами, но Эфиопия — одна из немногих стран Африки — сохраняла независимость. Италия, опоздавшая к разделу мира, рассчитывала захватить Эфиопию и сделать её главной составной частью своих колониальных владений. Занятие итальянцами Асэба (1880) и Массауа (1885) на африканском побережье Красного моря и их стремление постепенно расширить границы своих владений за счет соседней эфиопской провинции Тигре и подвластной Абиссинии земли Богос, привели Италию к вооруженному столкновению с Эфиопией.

К этому времени могущество Эфиопской империи осталось в далеком прошлом, страна была разобщена, власть монарха над крупнейшими магнатами — почти условна. Поэтому итальянцы невысоко оценивали противника и представляли себе эту войну легкой военной прогулкой. Но за свою многовековую историю Эфиопия не теряла своих государственных традиций, и колонизаторам предстояло столкнуться с гораздо более организованной и многочисленной армией, чем в других регионах Африки.

В этом противостоянии Россия оказывала дипломатическую и частично военную поддержку Абиссинии. Эфиопия установила дружественные отношения с Российской империей прорвав тем самым дипломатическую блокаду. В результате Россия оказала помощь в модернизации Абиссинии. Эфиопию посетили тысячи русских добровольцев. В частности, Александр Булатович был военным советником Менелика. Россия, как и Франция, помогла Абиссинии оружием, боеприпасами, но в отличие от французов, безвозмездно. Когда началась война, в Абиссинию прибыла группа офицеров-добровольцев во главе с есаулом Кубанского казачьего войска Николаем Леонтьевым. Они занимали при эфиопском императоре исключительное положение. Эфиопский негус («царь царей», император) получил от русских все данные по вопросам современной европейской тактики и стратегии, а также при их помощи корректировал свою политику с иностранцами. Россия в 1895 г. тайно поставила Абиссинии огнестрельное и холодное оружие, патроны. Уже после войны усилиями Леонтьева началось формирование регулярной эфиопской армии. Русские добровольцы и советники продолжали помогать Эфиопии вплоть до Первой мировой войны

Неудачи в сражениях при Догали в 1887 году и у Саганетти в 1888 году, постигшие итальянские войска в период, предшествующий войне, не могли не подорвать их престижа. Поэтому эфиопы, сознавая своё численное превосходство, отважились перейти в наступление. Ещё в декабре 1894 года генерал Баратьери, командовавший итальянскими войсками, получил сведения о наступлении с юга эфиопских войск под началом расов Мэнгэши и Хагоса (Агосы) и с запада — махдистов. Баратьери, с отрядом в 3700 чел., выдвинулся к Адуа и занял её 28 декабря. Рас Хагос отошёл в Аксум, а Мэнгэша двинулся к Сенафе. У Галая и Коатита Баратьери разбил последнего 13—14 января 1895 года. Наступление эфиопов, хотя и окончившееся для них неудачей, указало итальянскому правительству на грозившую опасность. Ввиду этого в Африку были спешно отправлены подкрепления, оружие и боевые припасы, а на месте было сформировано 8 рот туземной милиции.

Итальянский экспедиционный корпус под командованием Оресте Баратьери насчитывал 20 тыс. чел. Все солдаты итальянской армии были экипированы по последнему слову техники. Менелику вначале удалось собрать всего 30 тыс. воинов. Итальянцы считали, что без труда справятся с небольшой, плохо вооруженной эфиопской армией. Но они не ожидали, что Менелика деятельно поддержат большинство подвластных племен, в том числе враждовавшие с императором; даже рас Мэнгэша подчинился ему и принял активное участие в борьбе с колонизаторами. В императорское войско вливались все новые и новые ополченцы. В армии Менелика появилась артиллерия (сорок горных орудий «кавказского образца» были доставлены из России), а снабжение солдат провизией было поставлено лучше, чем у итальянцев.

2 декабря Баратьери послал из Массауа приказ войскам сосредоточиться у Адиграта и сам прибыл туда же.

5 декабря Тезелли получил известие о наступлении раса Маконена и просил у генерала Аримонди поддержки, который передвинулся к форту Мэкэле. Аримонди, не получивший ещё приказа Баратьери, решил 6 декабря пойти с 500 чел. на помощь Тезелли, о чём и послал ему извещение. Получив после этого сообщение от Баратьери о сосредоточении к Адигарту, он все-таки двинулся в Амба-Алаге. В свою очередь, Тезелли решил упорно обороняться на позиции у Амба-Алаге и, в ожидании прибытия подкреплений, занял её очень растянуто. В резерве у него оставалось только 3 роты.

На рассвете 7 декабря у Амба-Алаге абиссинцы тремя колоннами атаковали отряд майора Тезелли (2450 — 2500 человек при 4 орудиях), охватив с обоих флангов. После ожесточённого сражения, в 11 ч. Тезелли, видя, что помощь не прибывает, отправил в тылы свой вьючный обоз, а в 12.40 дня отдал приказ об отступлении. Путь отступления проходил по узкой дороге над обрывом, с которого абиссинские стрелки расстреливали отступавших итальянцев. Отряд Тезелли отбивался 7 часов и почти весь был истреблен, уцелело лишь около 200 солдат.

20 января в Мэкэле истощился запас воды и майор Гальяно капитулировал. Гарнизону разрешили покинуть крепость с винтовками и патронами, предоставили мулов. В сопровождении войск раса Маконена итальянцы были отправлены для передачи их в отряд Баратьери.

Между тем, главные силы негуса, под прикрытием этого авангарда, совершили фланговый марш к Адуа, куда отошёл и Рас Маконен. Т. о. абиссинская армия переместила линию на направление Адуа-Гондар. Прежняя линия от Макале на оз. Ашианги проходила по стране уже значительно истощенной войной. Для абиссинской армии, довольствовавшейся местными средствами, требовался новый район, откуда она могла бы их получать в достаточном количестве. Кроме того, имея свои пути обеспечения, она заняла угрожающее фланговое положение по отношению сообщений Баратьери Адиграт-Асмара.

Менелик не предпринимал никаких действий, стянув войска к Адуа. Более месяца на фронте царило затишье, запасы провизии у обеих сторон начали истощаться. Эфиопские партизаны все смелее нападали на итальянцев. Рим требовал наступать, премьер-министр Италии Франческо Криспи в ярости начал обвинять генерала Баратьери в пассивности и даже в трусости. Баратьери первоначально предполагал отойти к Адди-Кэйих, что и было осуществлено, но 29 февраля 1896 г. снова выдвинулся в направлении Адуа: он рассчитывал вызвать нападение превосходящих по численности эфиопских сил, чтобы их атака разбилась об оборону итальянцев.

Наступление на Адуа осуществлялось тремя колоннами, каждая насчитывала по бригаде, четвертая двигалась сзади как резерв. Эфиопы занимали прекрасную позицию, они были защищены с флангов и с фронта. Две марширующие итальянские колонны из-за неверных схем местности пересекли друг другу дорогу; левая колонна, напротив, оторвалась от главных сил на 6 км.

К утру 1 марта 1896 г. начались бои, которые превратились в разрозненные столкновения. Расстрелявшая еще раньше все снаряды итальянская артиллерия оказалась бесполезной. Оба фланга были смяты, левая колонна бежала в панике, правая окружена Мэконныном и почти уничтожена.

Итальянцы потеряли 11 тыс. убитыми и ранеными и 3,6 тыс. пленными, всю артиллерию, множество современных винтовок. Эфиопы потеряли 6 тыс. убитыми и 10 тыс. ранеными (высокие потери объяснялись наступательным характером действий эфиопов и большой плотностью их рядов). Атакующий характер действий эфиопской армии был вынужденным по причине недостаточного вооружения (поставки основного количества (30000-60000) современных винтовок Бердана из России были перехвачены итальянскими и британскими колониальными властями до начала войны), а также феодальной структуре и системе организации и управления эфиопской армии (например, буквальный перевод эфиопского аналога командира полка, как атакующий во главе, реально соответствовал действительности; по сути Эфиопия не имела регулярной армии).

После сражения Менелик вернулся в столицу и стал ждать мирных предложений. Крупных столкновений больше не происходило. Дискредитированное правительство Криспи через две недели начало переговоры. Россия организовала деятельную дипломатическую поддержку ведению мирных переговоров. 26 октября 1896 г. в Аддис-Абебе был подписан мирный договор, по которому Италия, уплатив контрибуцию, признала независимость Эфиопии. Северная граница Эфиопии, установленная по этому миру, остается таковой и по настоящее время. Менелик заставил итальянцев признать полный суверенитет Эфиопии; впервые в новой истории европейская держава выплатила контрибуцию африканской стране. Представителей официальной Италии еще долго в насмешку называли «данниками Менелика». 1 марта и сегодня считается национальным праздником Эфиопии.

Лиха беда, начало. Тем не менее, абиссинская конфузия итальянцев еще больше подтолкнула Рим к созданию колоний. Становилось ясно: если Италия должна снискать уважения, она должна кого-то победить.

XX век. Начало.
В начале XX века Италия, формально находившаяся в союзе с Австро-Венгрией и Германией, всё больше сближалась с державами Антанты. У неё были территориальные претензии и к Франции, и к Австро-Венгрии, так что итальянское правительство не знало, к какому из военных союзов присоединиться. Расцвет будущей Итальянской империи приходился на момент упадка другой империи — Османской. Турция, раздираемая протворечиями, уже не играла на Балканах никакой роли. Последняя русско-турецкая война 1877-78 гг. привела к тому, что Балканский протекторат Порты развалился на несколько независимых государств: Болгария, Сербия, Хорватия, Румыния, Греция. Однако здесь следует оговориться: Сербия и Хорватия избавившись от турецкого влияния, до сих пор являлись составной частью бывшей Австрийской империи, преобразованной в двуединую монархию Австро-Венгрия. Лишь с распадом Австро-Венгрии Сербия, Хорватия и Словения объединятся в одно государство, которое просуществует вплоть до самого конца XX в. У Османской империи вплоть до ее кончины останется лишь один регион влияния — Албания.

Боснийский кризис обострил отношения между Италией и Австро-Венгрией, а также между Австро-Венгрией и Россией. Россия защищала свои интересы на Балканах, касающиеся Сербии и Черногории (подробнее см. в статье Боснийский кризис). Интересы Италии были затронуты в Албании. Австрийцы давно проявляли к Албании интерес и всячески мешали Италии закабалить эту страну. Албания обеспечила бы Италии господство над выходом из Адриатического моря. Но Адриатическое море было единственным, над которым могла господствовать Австро-Венгрия. Также Италия давно претендовала на земли Трентино и Триест, которыми владела Австро-Венгрия.

Неосторожная политика Австро-Венгрии привела к тому, что теперь у неё, кроме старых врагов на Балканах (России и Османской империи), появился новый враг — Италия. И хотя Австро-Венгрию и Италию связывал Тройственный союз, назвать эти державы союзниками было отнюдь нельзя.

Русская дипломатия, в свою очередь, жаждала реванша над австрийской дипломатией. Недавнее поражение российской дипломатии и её союзников в боснийском кризисе совсем не соответствовало статусу России как великой державы. Договор с Италией был важен как для России, так и для Италии. К тому же русско-итальянский договор был бы большой ложкой дёгтя в бочку мёда Тройственного союза, который и без того был на грани развала.

В отношениях с Портой по сути готовилась аннексия Триполитании Италией и нейтралитет или поддержка России в этом вопросе могла быть достигнута в обмен на признание Италией требований России в отношении проливов Дарданеллы.

Осенью 1909 года в Раккониджи состоялась встреча императора России и короля Италии. 24 октября министр иностранных дел ИталииТоммазо Титтони и министр иностранных дел России Александр Извольский оформили сделку между странами, которую подписали оба монарха. Соглашение это носило секретный характер. По этому соглашению обе страны обещали сохранять status quo на Балканах. В случае конфликта Италии или России с Австрией другая сторона обещала поддержать её путём дипломатического вмешательства.

Обе страны обещали «благожелательно относиться» к интересам друг друга. Так Россия обещала со своей стороны благожелательно относиться «к интересам Италии в Триполитании и Киренаике». Тут речь идёт о современной Ливии, которой тогда владела Османская империя. Это фактически означало союз России и Италии, направленный против Турции и Австрии. Тем самым Италия обеспечила себе нейтралитет со стороны России в намечающейся войне Италии и Порты за африканские колонии. Спустя 2 года начнётся Итало-турецкая война 1911—1912 годов за Ливию. Италия, в свою очередь, обещала поддержать Россию в вопросе о Дарданелльском проливе.
Соглашение между Россией и Италией
Раккониджи, 11/24 октября 1909 г.

Итальянский министр иностранных дел Титтони российскому министру иностранных дел Извольскому

Господин министр,

В беседе, которую я имел удовольствие вести с вашим превосходительством, и в течение которой счастливо обнаружилось происшедшее сближение интересов между нашими двумя странами, а также полное тождество во взглядах обоих правительств, мы признали полезным зафиксировать основные пункты, по которым мы пришли к полному соглашению.

Как Вы, так и я установили:

1) Что Италия и Россия должны в первую очередь стремиться к сохранению status quo на Балканском полуострове;

2) Что в случае каких-либо событий, могущих произойти на Балканах, они должны настаивать на применении принципа национальности путем развития балканских государств, исключая возможность всякого иностранного господства;

3) Что они должны сообща противиться всяким действиям, противоположным вышеуказанным целям. Под «действиями сообща» следует понимать дипломатические шаги; всякое же действие другого порядка, естественно, должно быть отложено до позднейшего соглашения;

4) Что если Италия и Россия пожелают заключить с третьей державой новые соглашения относительно европейского Востока, кроме тех, которые существуют в настоящее время, каждая из них не сделает этого без соучастия другой;

5) Что Италия и Россия обязуются относиться благожелательно, первая — к русским интересам в вопросе о проливах, вторая — к интересам Италии в Триполитании и Киренаике.

Признается установленным, что настоящий обмен писем остается секретным и не может быть доведен до сведения третьей державы иначе, как с обоюдного согласия.

Е. в. король, мой августейший повелитель, одобряет линию поведения своего правительства, отвечающую вышеуказанным принципам.

Примите, г. министр, уверение в моем совершенном к Вам уважении.


Титтони

II. Российский министр иностранных дел Извольский итальянскому министру иностранных дел Титтони

В письме от сего дня вашему превосходительству угодно было отметить счастливо происшедшее сближение интересов между нашими двумя странами, а также полное тождество во взглядах обоих правительств; признавая вместе с вашим превосходительством полезным зафиксировать основные пункты, по которым мы пришли к полному соглашению, спешу со своей стороны установить:

1) Что Россия и Италия должны в первую очередь стремиться к сохранению status quo на Балканском полуострове;

2) Что в случае каких-либо событий, могущих произойти на Балканах, они должны настаивать на применении принципа национальности путем развития балканских государств, исключая возможность всякого иностранного господства;

3) Что они должны сообща противиться всяким действиям, противоположным вышеуказанным целям. Под «действиями сообща» следует понимать дипломатические шаги; всякое же действие другого порядка, естественно, должно быть отложено до позднейшего соглашения.

4) Что если Россия и Италия пожелают заключить с третьей державой новые соглашения относительно европейского Востока, кроме тех, которые существуют в настоящее время, каждая из них не сделает этого без соучастия другой;

5) Что Италия и Россия обязуются относиться благожелательно, первая — к русским интересам в вопросе о проливах, вторая — к интересам Италии в Триполитании и Киренаике.

Признается установленным, что настоящий обмен писем остается секретным и не может быть доведен до сведения третьей державы иначе, как с обоюдного согласия.

Е. в. император, мой августейший государь, одобряет линию поведения своего правительства, отвечающую вышеуказанным принципам.


Русско-итальянское соглашение носило важный дипломатический характер. Соглашение ускорило начало Итало-турецкой войны и, как ни странно, начало балканских войн. Ведь именно, наблюдая поражение Турции в Итало-турецкой войне, балканские страны поспешили оформить Балканский союз и начать войну против Порты. Также русско-итальянское соглашение ещё больше ускорило развал Тройственного союза.

Разгром Османской империи

Бомбардировка турецких позиций итальянскими дирижаблями
Итало-турецкая война, или Турецко-итальянская война, также известная в Италии как «Ливийская война» (итал. Guerra di Libia), а в Турции как «Триполитанская война» (тур. Trablusgarp Savaşı) — война между Королевством Италия и Османской империей с 29 сентября 1911 года по 18 октября 1912 года (386 дней). Италия захватила области Османской империи Триполитанию и Киренаику (территорию современной Ливии), а также грекоязычный архипелаг Додеканес (включаяостров Родос).

Итальянские солдаты в Ливии
Хотя эту войну нельзя сравнить по масштабам с Первой мировой, она всё же послужила своеобразным прологом к ней, поскольку разожгла национализм в балканских государствах. Война продемонстрировала слабость турецкой армии, и, желая использовать затруднительное положение Османской империи, члены Балканского союза напали на неё, прежде чем закончились военные действия против Италии. В Итало-турецкой войне были впервые применены новые достижения военно-технического прогресса: радио, авиация, бронеавтомобили.

Заявление Италии о Ливии было сделано после Берлинского Конгресса (1878), в котором Франция и Великобритания согласились на оккупацию соответственно Туниса и Кипра (обе территории входили на тот момент в ослабевающую Османскую империю). Когда итальянские дипломаты намекнули о возможных возражениях своего правительства, французы ответили, что Триполи будет отнесён к сфере влияния Италии. В 1902 году Италия и Франция подписали секретное соглашение, которое предоставляло свободу вмешательства Италии в Ливии и Марокко.

В 1900 году Италия заручилась согласием Франции на захват Триполи и Киренаики. Широкий подкуп французской прессы немало способствовал обеспечению благожелательной позиции Франции. В 1909 году в Раккониджи Италия добилась того же и от России. Итальянские политики рассчитывали, что Германия и Австро-Венгрия также не станут противодействовать и предадут интересы покровительствуемой ими Турции.

Италия как новообразованная держава искала новые рынки сбыта и старалась расширить свои маленькие колониальные владения. Итальянцы начали вести дипломатическую подготовку к вторжению в Ливию ещё в конце XIX века, а военную — с начала XX века. Итальянскому общественному мнению Ливию преподносили как страну с большим количеством полезных ископаемых и хорошими природными условиями, к тому же защищаемую всего 4 тыс. турецких солдат. Стоит отметить, что само население Ливии было враждебно настроено по отношению к туркам и дружественно расположено к итальянцам, так как первоначально видело в них освободителей от турецкого гнёта. Итальянцы представляли будущее вторжение в Ливию не иначе как «военную прогулку».

Итальянское правительство вначале колебалось, но летом 1911 года приготовления к вторжению были завершены. Премьер-министр Италии Джованни Джолитти начал интересоваться реакцией европейских правительств на возможное вторжение в Ливию. Добившись положительных ответов от глав европейских государств, итальянское правительство предоставило «Османскому обществу единения и прогресса» ультиматум, по которому Турции предлагалось в течение 48 часов вывести свои войска из Ливии. Правительство младотурок через австрийское посредничество сообщило о готовности сдать Ливию без боя, но с условием сохранения в стране формального османского правления. Италия ответила отказом и объявила войну Турции 29 сентября 1911 года.

Российская дипломатия пыталась добиться открытия проливов для русского военного флота. В октябре 1911 года русский посол в Стамбуле Чарыковполучил предписание начать переговоры с Портой. 12 октября Чарыков вручил великому визирю Саид-паше проект русско-турецкого соглашения. Турецкое правительство отнеслось к русскому предложению отрицательно. Оно обратилось к германскому послу барону Маршаллю; тот посоветовал своему правительству немедленно выступить против России. Однако в Берлине рассудили иначе. Там рассчитывали, что русские планы сорвёт Англия. Немцы не ошиблись. Грей действительно сообщил турецкому послу, что считает русское предложение неприемлемым. Таким образом, царское правительство наткнулось на неодолимые дипломатические препятствия. На открытую борьбу оно не решалось. Сазонов не нашёл другого выхода, как дезавуировать выступление Чарыкова. В интервью сотруднику Le Matin[en], известному французскому журналисту Стефану Лозанну, он заявил, что по вопросу о проливах «Россия ни о чём не просит, не начинала никаких переговоров, не предпринимает никаких дипломатических шагов». Был пущен слух, будто Чарыков вышел за пределы данных ему инструкций.

Отношение Германии к действиям Италии было враждебным. Хотя Италия всё ещё оставалась её союзником по договору 1882 года (Тройственный союз), но этот союз становился всё более формальным. Турция уже давно была связана с Германией военно-техническим сотрудничеством и действовала в русле германской политики. Тем не менее, русские политики не зря шутили над кайзером: если кайзеру придётся выбирать между Австро-Венгрией и Турцией, он выберет первую, если кайзеру придётся выбирать между Италией и Турцией, он всё равно выберет первую.

Несмотря на то, что времени на разработку и подготовку операции по вторжению в Ливию было достаточно много, итальянская армия была в значительной степени не подготовлена. Итальянский флот появился возле Триполи 28 сентября, но бомбардировку начал только 3 октября. Город был захвачен 1 500 моряками. Турки направили другое предложение по урегулированию конфликта, однако итальянцы отклонили и его. Тогда Турция решила сражаться.

Высадка итальянского экспедиционного корпуса началась 10 октября. Итальянский контингент в 20 000 солдат считался достаточным для оккупации страны. В течение октября пали Хомс, Тобрук, Дерна, Бенгази и ряд прибрежных оазисов. Первое серьёзное сопротивление итальянцы встретили 23 октября, когда неудачно размещённые в окрестностях Триполи войска были полностью окружены более мобильной арабской кавалерией, поддержанной турецкими регулярными частями. В итальянской прессе эти события были представлены как незначительное восстание местного населения, хотя в действительности большая часть первоначального состава экспедиционного корпуса была уничтожена.

Итальянский корпус был доведён до 100 000 солдат, которым противостояли на тот момент 20 000 арабов и 8 000 турок. Декретом от 5 ноября 1911 года Италия официально объявила о переходе страны под свою власть, хотя к этому времени итальянское правительство контролировало только некоторые прибрежные регионы, подвергавшиеся атакам противника. Несмотря на 4-кратное превосходство итальянцев в силах, война постепенно превращалась в позиционную. Бой у Тобрука 22 декабря 1911 года, где проявил себя 30-летний капитан Мустафа Кемаль, закончился победой турок.

Однако Италия имела подавляющее превосходство на море, особенно после уничтожения турецкой эскадры в бою у Бейрута 24 февраля 1912 года, и смогла взять под контроль почти все 2 000 км ливийского побережья между апрелем и началом августа 1912 года. Боевые действия также велись на Эгейском и Красном морях. 18 июля 1912 года пять итальянских кораблей атаковали турецкий флот в Дарданеллах. Италия заняла архипелаг Додеканес, что вызвало обеспокоенность Австро-Венгрии, которая опасалась усиления ирредентизма на Балканах. Итальянское правительство стремилось закончить войну, которая длилась гораздо дольше, чем ожидалось.

Это оказалось возможным, поскольку в конце лета 1912 положение Турции сильно осложнилось из-за обострения старых конфликтов на Балканах. В августе 1912 года в Албании и Македонии вспыхнуло антитурецкое восстание. В сентябре Болгария, Сербия и Греция подготовили свои армии к войне против Османской империи, используя в своих интересах её трудности в войне против Италии. 8 октября Черногория объявила Турции войну. Так начались Балканские войны, последствия которых приблизили начало общемирового конфликта. Итальянские дипломаты решили использовать в своих интересах сложившуюся ситуацию, чтобы добиться мира на как можно более выгодных условиях.

23 октября 1911 года капитан Карло Мариа Пьяцца на своём Блерио XI совершил первый разведывательный полёт. Эта дата считается первым в мировой истории применением авиации в военных целях. А несколькими днями позже итальянцы использовали самолёт в качестве бомбардировщика. 1 ноября 1911 года младший лейтенант Джулио Кавотти совершил первую воздушную бомбардировку, сбросив 4 ручные гранаты «Чипелли» весом по 4,4 фунта (1,8 кг) на турецкие позиции в оазисах Тагира и Аин Зара. К концу войны итальянцы уже применяли 10-килограммовые бомбы, снаряжённые поражающими элементами — шариками от картечи. 24 января 1912 года капитан Пьяцца осуществил первое воздушное фотографирование. 4 марта 1912 года Кавотти провёл первый ночный разведывательный полёт и первую ночную бомбардировку.

15 октября 1912 года в Уши (Швейцария) был подписан предварительный секретный, а в 16:45 18 октября 1912 года в Лозанне — гласный мирный договор. Условия соглашения были формально равны тем, которые в начале войны просил Стамбул. Вилайеты Триполитания (Траблус) и Киренаика (Бенгази) должны были получить особый статус инаиба и кади, назначаемых султаном по согласованию с итальянским правительством. «Даровав» населению Ливии автономию, султан также обязывался вывести войска с её территории. Италия обязывалась эвакуировать свои войска с Додеканесских островов.

Вторжение в Ливию стало крайне дорогостоящим предприятием для Италии. Вместо планируемого изначально бюджета в 30 млн. лир в месяц эта «военная прогулка» стоила 80 млн. лир в месяц в течение гораздо более длительного периода времени, чем предполагалось. Общая стоимость войны составила 1,3 млрд. лир, почти на миллиард больше, чем довоенная оценка Джолитти. Это вызвало серьёзные проблемы в экономике Италии.

Итальянский контроль над Ливией оставался неэффективным до конца 1920-х годов. Итальянские генералы Пьетро Бадольо и Родольфо Грацианиразвернули кровавые карательные операции против ливийских повстанцев. Додеканесские острова из-за начала Первой мировой войны остались под контролем Италии. Согласно Севрскому мирному договору большинство островов (кроме Родоса) должны были перейти под контроль Греции в обмен на предоставление обширной зоны влияния в юго-западной Малой Азии. Но поражение греков в Греко-турецкой войне сделало это соглашение недействительным. Согласно решениям, принятым на Лозаннской конференции, Додеканесские острова были формально аннексированы Италией (они оставались под итальянским господством до конца Второй мировой войны, после чего перешли к Греции). Отказ Турции от прав на Ливию и Додеканес был зафиксирован Лозаннским мирным договором (1923). Народно-освободительная борьба против итальянских колонизаторов в Ливии продолжалась доизгнания итальянских войск в 1943 году.

Итало-турецкая война способствовала распаду Тройственного союза, так как после удовлетворения интересов в Северной Африке Италия стала активно соперничать с Австро-Венгрией на Балканах (прежде всего, в Албании)

Первый шаг на пути к Третьему Риму был сделан. В результате у Италии появилась первое крупное приобретение — Итальянская Северная Африка. Оставалось всего лишь 2 года до начала Первой мировой войны.

Mord in Sarajewo. Начало Первой мировой
С началом Первой мировой войны и убийством наследника Габсбургского трона эрцгерцога Франца-Фердинанда, Австро-Венгрия и Германия сразу же потребовали от Италии вступить в войну на стороне Тройственного союза. Однако 3 августа 1914 года король Италии Виктор Эммануил III сообщил германскому императору Вильгельму II, что условия возникновения войны не соответствуют тем условиям в договоре о Тройственном союзе, при которых Италия должна вступить в войну. Австро-Венгрия первая объявила войну, то есть не была жертвой агрессии. В этот же день итальянское правительство опубликовало декларацию о нейтралитете. Однако итальянское руководство понимало, что для того, чтобы получить желаемые территории стране придется воевать, продолжительный нейтралитет в мировой войне чреват последствиями. С началом войны обе коалиции начали активную деятельность по привлечению Италии к войне на своей стороне. Итальянское правительство это понимало и старалось выторговать у каждой стороны более удачные условия послевоенных приобретений.

С начала войны Рим начал переговоры с представителями Антанты и Центральных Держав. В итоге итальянское правительство склонилось к выступлению в войне на стороне Антанты. 26 апреля 1915 года в Лондоне между итальянской делегацией и делегацией Антанты был заключен договор. По условиям договора Италия обязывалась вступить в войну на стороне Антанты в течение ближайшего месяца. В свою очередь Великобритания предоставила Италии заём на сумму 50 млн фунтов стерлингов. Италии был обещан ряд территорий, входивших в состав Османской и Австро-Венгерской империй: область Трентино, Триест, Южный Тироль, Истрия и Далмация. Заключив Лондонское соглашение Италия отказалась от своих обязательств, взятых на себя при вхождении в Тройственный союз.

В свою очередь, чтобы предотвратить выступление Италии на стороне Антанты, Германия добилась от Австро-Венгрии обещания передать Италии после войны территории, населенные итальянцами. Германский посол в Италии граф Бюлов сообщил об этом обещании Джолитти, являвшемуся лидером итальянских нейтралистов. Джолитти заявил в парламенте о том, что Италии необходимо сохранить нейтралитет, его поддержало 320 из 508 депутатов итальянского парламента. Премьер-министр Саландра подал в отставку.

Бенито Муссолини
Однако в это время, в стране было популярно движение за вступление в войну на стороне Антанты, которое возглавляли социалист Бенито Муссолини и писатель Габриэле д’Аннунцио. Они организовали демонстрации против парламента и «нейтралистов», добиваясь вступления Италии в войну. КорольВиктор Эммануил III не принял отставки Саландры, а Джолитти был вынужден покинуть столицу. 23 мая 1915 года Италия объявила войну Австро-Венгрии.

Муссолини арестовывают за поддержку участия в войне. Позднее он примет в ней участие.
После вступления Италии в войну образовался новый фронт — Итальянский. Ареной боевых действий становились австро-итальянские пограничные районы. Австро-итальянская граница шла по хребту Альп, австрийские владения (Трентинский район) клином вдавался в итальянскую территорию, предоставляя австро-венгерскому командованию очень большие выгоды, поскольку, начав наступление в этом районе, австро-венгерские войска могли легко вторгнуться в Ломбардию и в Венецианскую долину. Также важнейшим участком Итальянского фронта являлась долина реки Изонцо. Горные условия фронта диктовали новые условия тактики. Например обычная стратегическая задача — обход и атака флангов противника — решалась необычными способами. В горных условиях, особенно в районе Трентино, войска перевозились и снабжались с помощью системы фуникулеров и канатных дорог, в толще скальных пород выдалбливались искусственные пещеры-укрепления. Для ведения боевых действий в горах создавались специализированные элитные подразделения. Alpini — боевые скалолазы и Arditi — штурмовые отряды, применявшиеся для прорыва вражеской обороны, уничтожения проволочных заграждений и штурма укреплений. Эти подразделения имели специальное оборудование, необходимое при боевых действиях в горах.

Неудивительно, что именно Италия впервые применила одноместные фоторазведывательные модификации истребителей. Очень показательным полетом для дальней авиации стал полет 87-й итальянской эскадрильи под командованием писателя Габриэле д’Аннунцио (который с началом войны ушёл на фронт), над Веной, с разбрасыванием листовок. Также итальянский театр боевых действий вынуждал воюющие стороны уделять большое внимание развитию бомбардировочной авиации. Итальянское командование уделяло большое внимание созданию тяжелого бомбардировщика. Эти самолеты могли донести до дальних целей больший бомбовый груз, чем двухместные бомбардировщики — до линии фронта. В ходе боевых действий итальянские бомбардировщики «Caproni» часто поддерживали итальянскую артиллерию при подготовке наступления. Также такие самолеты нередко участвовали в «специальных операциях» часто проводившихся на Итальянском фронте. Обычно такие операции включали в себя заброску во вражеский тыл агентов вместе с оружием, радиостанциями или почтовыми голубями. В одной из этих операций участвовал самый результативный лётчик-истребитель Итальянского фронта канадец майор Вильям Баркер (46 побед)

Бенито Муссолини и Габриэле Д'Аннунцио
Исходя из политических задач и учитывая особенности театра боевых действий итальянское командование разработало план, который предусматривал активное наступление в долине реки Изонцо. Также этот план предусматривал стратегическую оборону итальянской армии на северных и северо-восточных участках государственной границы, где находились труднодоступные Юлийские, Кадорские и Карнийские Альпы. Также помимо главной наступательной операции, итальянское командование предусматривало проведение частной наступательной операции в Южном Тироле по захватуТриента. Таким образом, для итальянцев приобретали большое значение оба фланга их фронта. Правый фланг — где намечалось главное наступление и левый фланг, который необходимо было прикрывать, из-за угрозы вторжения австро-венгерских войск в Ломбардию. Это обстоятельство вынуждало итальянское командование выделить довольно крупные силы из ударной группировки и направить их на прикрытие границы в районе Трентино.

Мобилизованная итальянская армия развертывала четыре армии, имевшие в своем составе 12 корпусов (35 дивизий). Численность призываемого контингента составила 2 млн человек, из них половина была сразу же призвана в действующую армию. Остальные составили запас. К концу мобилизации численность итальянских вооружённых сил составила 870 тыс. человек, при 1500 легких и 200 тяжелых орудиях. Формально итальянскую армию возглавлял король, но фактически командующим был начальник Генерального Штаба генерал Луиджи Кадорна, который не имел достаточного опыта командования и не пользовался авторитетом.

С вступлением Италии в войну австро-германскому командованию пришлось разрабатывать план кампании на Итальянском фронте. Поскольку основная часть австро-германских войск весной 1915 года находилась на Восточном фронте, австрийское командование приняло сугубо оборонительный план кампании на 1915 год. Несмотря на то, что все боеспособные силы германской коалиции вели операции против русской армии, было решено не уступать добровольно австрийскую территорию наступавшим итальянцам. Предусматривалось прикрыть границу в наиболее важных местах, и подготовить их к обороне от наступавших итальянских частей. Особое внимание австро-германского командование уделяло долине реки Изонцо, где и планировалось главное наступление, особенно районам Тольмино и Горицы, где были созданы предмостные укрепления. Задачей австро-венгерских и германских войск на кампанию 1915 года была удержание наступающих и оборона наиболее важных участков границы.

Итальянская армия значительно уступала австрийской в боевой подготовке и техническом оснащении. Имела место острая нехватка пулеметов, на вооружении артиллерии преимущественно стояли легкие 75-мм пушки Круппа. Армия ощущала недостаток в авиации, инженерных средствах, снарядах. Тактическая и теоретическая подготовка высшего офицерского состава была невысокой.

Сразу после объявления войны, в ночь на 24 мая итальянская армия перешла в наступление, не успев завершить сосредоточения и развёртывания войск. Наступление развивалось в четырёх направлениях. Итальянские армии превосходили австро-венгерские войска по численности в 2 раза, однако австрийцы имели более выгодное стратегическое положение. В артиллерийской подготовке приняли участие 700 итальянских орудий. Бои развернулись одновременно на Изонцо, в Карнийских и Кадорских Альпах, в Трентино. В Трентино, где наступление велось несколькими сходящимися колоннами, итальянским войскам удалось продвинуться на линию Коль-ди-Тонале — Рива — Роверето — Борго. В Кадоре наступавшим частям удалось занять Монте-Кроче и Кортина-д’Ампеццо. В Карпинских Альпах итальянцы продвигались особенно медленно и не смогли добиться никаких результатов.

Основным направлением наступление стал район Изонцо, где сосредоточилась основная группировка итальянских войск. Бои здесь приобрели ожесточённый характер. На всем фронте наступления от Монте-Неро до Мои-Фальконе, завязались тяжелые пограничные бои. Несмотря на ожесточенное сопротивление австрийских частей, наступавшим удалось переправиться через Изонцо. Австрийское командование отвело свои части на подготовленные оборонительные рубежи. Итальянцам удалось расширить плацдарм после форсирования реки у Плавы и захватить высоту Монте-Неро. Итальянским частям удалось войти в город Горица, однако вскоре им пришлось оттуда отступить. Вскоре дальнейшее продвижение итальянских войск было приостановлено контратаками австро-венгерских войск, которые получили две свежие дивизии. Одним из факторов остановки итальянского наступления, помимо действий австрийской армии, стали ошибки итальянского командования, в первую очередь, недостаточная артиллерийская подготовка (при нехватке артиллерийских снарядов). Также при продвижении войск вперед артиллерия не поддерживала наступавшую пехоту, атаки были разрозненны, проволочные заграждения не были уничтожены артиллерией.

Итогом первого итальянского наступления, которое получило название Первая битва при Изонцо, стал захват итальянской армией незначительных территорий и срыв итальянского плана на захват господствующих высот на австро-итальянской границе. Потери итальянцев составили 16 000 убитыми, ранеными и пленными (из которых около 2000 убитыми); австрийская армия потеряла 10 000 убитыми, ранеными и пленными (из которых около 1000 убитыми).

К концу июня сосредоточение итальянских войск на театре боевых действий было завершено. Командованиеитальянской армии решило провести второе наступление в долине Изонцо. На фронте в 90 км были развёрнуты 19 дивизий при 1200 орудиях, австро-венгерские войска на данном участке имели 13 дивизий и 700 орудий. При подготовке нового наступления Кадорна учёл неудачный опыт первого сражения. Было уделено внимание более тщательной артиллерийской подготовке, однако недостаток артиллерийских снарядов, винтовок, а также ножниц для уничтожения колючей проволоки, свело на «нет» численное превосходство итальянцев.

23 июня начинается второе наступление итальянцев. Бои приняли ожесточённый характер, мощные удары итальянских войск направлялись главным образом против укреплённых районов Тольмино и Горицы с целью расширить плацдарм у Плавы, который был захвачен в ходе первого наступления. На плато Крас завязались ожесточённые рукопашные бои между итальянскими и австро-венгерскими войсками. Эти бои были очень кровавыми, например, австрийская 20-я пехотная дивизия потеряла две трети личного состава. У Тольмино и Горицы итальянцы понесли тяжёлые потери, поскольку их атаки отражались пулеметным и артиллерийским огнём австро-венгерских войск, при вклинивании в австрийскую оборону обороняющиеся выбивали итальянцев смелыми контратаками. Из-за больших потерь и недостатка резервов, 7 июля наступление было прекращено. Военные действия приобрели позиционный характер.

18 июля, перегруппировав силы и подтянув резервы, итальянцы возобновили наступление. В новом наступлении численность итальянских войск достигла 250 тыс. человек против 87 тыс. австрийцев. Однако и трёхкратного превосходства итальянцев оказалось недостаточно, слабая итальянская артиллерия не смогла разрушить заграждения из колючей проволоки, нанести вред окопам австрийцев и подготовить атаку. Наступление велось разрозненно и из-за больших потерь и нехватки боеприпасов, 3 августа было приостановлено. Итальянская армия потеряла 43 тыс. убитыми, ранеными и пленными, австро-венгры потеряли 48 тыс. убитыми, ранеными и пленными. Это крупное наступление длилось больше месяца, однако существенных результатов эта крупная наступательная операция итальянцам не принесла.

Несмотря на неудачные действия итальянской армии, ей удалось оттянуть на себя австрийские силы с Восточного фронта. Всего за летнюю кампанию 1915 года австрийское командование перебросило ещё до 8 дивизий с Восточного фронта в район Изонцо.

В конце кампании 1915 года итальянское командование проводит ещё две наступательные операции в районе Изонцо, чтобы ослабить австрийское давление на Сербию.

Осенью активные боевые действия на Итальянском фронте возобновляются. Итальянское командование сосредоточило для проведения новой операции на Изонцо 338 батальонов, 130 кавалерийских эскадронов при 1372 орудиях. 18 октябряначинается третье наступление итальянской армии. Благодаря удачной артиллерийской подготовке итальянцам с ходу удалось захватить Плаву. Итальянцы попытались обойти австрийские войска в районе Горицы с фланга, однако столкнулись с ожесточённым сопротивлением австрийских войск, которые получили подкрепления из Сербии и Галиции. Благодаря контрманёвру командующего австро-венгерской армии генерала Бороевича австрийцы смогли удержать свои позиции. Затишье на фронте продолжалось всего две недели, после чего итальянцы начали новое наступление. Итальянская армия потеряла 67 100 человек убитыми, ранеными и пленными (из них 11 000 убитыми); австро-венгерская армия потеряла 40 400 человек убитыми, ранеными и пленными (из них 9000 убитыми).

10 ноября началось четвёртое наступление итальянской армии при Изонцо. Основной целью нового наступления итальянское командование ставило захват Горицы, поэтому основные силы 2-й армии нацелились именно на этот город, однако и на других участках долины Изонцо шли ожесточённые бои. Например, итальянцы пять раз атаковали гору Сей-Буси, однако все попытки оказались безрезультатными. Ожесточённые бои развернулись в конце ноября в районе Тольмино, однако к началу декабря боевые действия стали затухать.

2 декабря четвёртая битва при Изонцо завершилась, наступило сильное похолодание, которое добавило проблем воюющим сторонам. Италия потеряла 113 000 убитыми, ранеными и пленными, Австро-Венгрия 70 000 убитыми, ранеными и пленными. Для прорыва позиционного фронта у итальянцев было катастрофически мало тяжёлой артиллерии.

Итоги кампании 1915 года для Италии были неутешительны, все важные в стратегическом отношении пункты, такие как: Роверето, Триент, Тоблах, Тарвиз, Горица и Триест, остались в руках австрийцев. За одну кампанию итальянская армия потеряла наиболее подготовленных солдат и офицеров, всего общие потери итальянцев за 1915 год составили 280 000 убитыми, ранеными и пленными. При этом итальянская армия не добилась никаких стратегических результатов. Но все-таки действия итальянской армии сыграли положительную роль в кампании 1915 года.

Австрийское командование было довольно результатами кампании 1915 года, поскольку удалось удержать в руках важнейшие пункты на фронте. Беспокойство австрийских генералов вызывали большие потери в войсках, это вынуждало австрийское командование обратиться за помощью к союзнику — Германии, несмотря на то, что на Итальянский фронт были переброшены дополнительные силы. После этого на Итальянском фронте действуют уже три австро-венгерские армии: армия Данкля — в Тироле и на реке Адидже, армия Рора — в Каринтии и армия Бороевича — на реке Изонцо.

Итальянский фронт упирался в Адриатическое море, которое также стало ареной борьбы итальянского и австро-венгерского флотов.

Австро-венгерское командование сразу же приняло пассивную тактику. То есть австрийский флот избегал столкновений с более мощным итальянским флотом. Для морского театра Итальянского фронта характерны были морская авиация и т. н. «москитный флот». Плоскодонные мониторы и броненосные плавбатареи обеспечивали сухопутные войска артиллерийской поддержкой, действуя преимущественно на мелководье и в узкостях, слишком опасных для обычных крупных кораблей. Большую роль играли итальянские скоростные плоскодонные торпедные и артиллерийские катера, удерживающие небольшой, но мощный австро-венгерский флот от выхода в море. В то же время этот «москитный флот» неустанно атаковал вражеские якорные стоянки, охранял свои конвои и поддерживал пехоту огнём с моря. Часто итальянские корабли поддерживали многочисленные итальянские наступления в районе Изонцо.

С точки зрения союзников, вступление Италии в войну означало, прежде всего, конец вольнице немецких подводных лодок вСредиземном море. Британия зависела от надёжных поставок из колоний (прежде всего — Индии и Австралии) через Суэцкий канал сырья, продуктов и войск. Франция тоже в определённой степени зависела от своих африканских колоний, в которых находились ключевые военно-морские базы и откуда поступали берберские и сенегальские легионеры. Когда началась война, Австрия не торопилась с предоставлением германским подводным лодкам своих военно-морских баз. Тем не менее несколько раз немецкие лодки заходили и выходили из этих баз, да и австро-венгерские подводные лодки нельзя было сбрасывать со счетов.

Объявление Италией войны позволило союзникам предпринять невиданную доселе операцию — перекрыть сетевыми заграждениями вход в Адриатику, между Отранто в Италии и Албанией. Заграждения защищались минными полями и сетью гидрофонных станций. Разумеется, полностью перекрыть Адриатику не удалось — море слишком велико, а постановщиков сетей («дрифтеров») слишком мало, но тем не менее барраж серьёзно подорвал возможности австрийского флота, который на весь срок кампании не выходил из Адриатического моря на средиземноморские просторы. Крупных боевых действий между австрийским и итальянским флотом не происходило, имели место лишь редкие, незначительные столкновения.

Летом 1918 года, итальянцам удалось потопить новейший австрийский линкор «Сент Иштван», потопление огромного линкора небольшим катером показало возрастающее боевое значение нового класса малых надводных кораблей — торпедных катеров. 1 ноября итальянские боевые пловцызаминировали и потопили второй австрийский линкор «Вирибус Унитис». 3 ноября, после подписания с Австро-Венгрией перемирия, боевые действия на Адриатическом море завершились.

План итальянского командования на кампанию 1916 года был разработан на союзной конференции стран Антанты в Шантильи 6-9 декабря 1915 года. Этот план предусматривал активное, мощное, одновременное наступление сил Антанты против австро-германских войск на трёх главных театрах боевых действий: Западном, Восточном и Итальянском.

За кампанию 1915 года итальянская армия значительно поредела. Это вынудило итальянское руководство в ноябре 1915 года объявить призыв на военную службу лиц 1896 года рождения. Помимо этого в начале 1916 года, начался призыв старших возрастов, для формирования рабочих батальонов и служб обеспечения тыла.

Дополнительная мобилизация в Италии позволила к апрелю 1916 года сформировать четыре новых корпуса, а также большое число подразделений территориальной милиции, рабочих батальонов и т. д. Большое внимание итальянское командование уделило и обеспечению армии, особенно это касалось вооружения. В войска поступило большое количество пулеметов и артиллерии. Например, если в мае 1915 года в итальянских войсках было 350 пулемётных взводов, то к апрелю 1916 года их число возросло до более чем 1000, при этом не учитывались 11 конно-пулеметных эскадронов и 6 автомобильных пулемётных взводов. Также возросло количество артиллерии, в войска поступили более 100 полевых и горных орудий. Были сформированы первые 38 зенитных батарей. Значительно возросли масштабы производства боеприпасов.

Австрийское командование, завершив активные наступательные операции на Восточном фронте, перебросило освободившиеся дивизии на Итальянский фронт, увеличив число войск и артиллерии. С наступлением холодов, активные боевые действия на всем участке фронта прекратились. Производились лишь вялые артиллерийские перестрелки и действия малых подразделений. Более значимые бои начались в январе 1916 года, когда внезапно австро-венгерские войска перешли в атаку и захватили итальянские позиции в районе Горицы.

Новое крупномасштабное наступление итальянской армии началось в марте 1916 года, по просьбе французского главнокомандующего Жоффра. Это наступление должно было пресечь возможность австро-германского командования перебросить войска с Итальянского фронта под Верден, где в это время французская армия вела ожесточённые оборонительные бои. Командующий итальянской армией генерал Кадорна для наступления в Изонцо развернул значительные силы (7 корпусов). 11 марта началась артиллерийская подготовка на всём участке фронта от Плеццо до моря. Однако вследствие густого снегопада и дождя артиллерийская поддержка не дала ожидаемых результатов. Продвижение итальянских войск было минимальным, в некоторых местах австрийцы сами перешли в контратаки, бои велись до 29 марта. Это наступление не принесло итальянскому командованию никаких выгод. Это сражение не было таким кровавым, как предыдущие наступление итальянской армии. Итальянцы потеряли 1882 человека убитыми, ранеными и пленными, австро-венгерская армия потеряла 1985 человек убитыми, ранеными и пленными.

После пятого сражения на Изонцо, генерал Кадорна активно начал готовиться к шестому наступлению, которое должно было стать частью общего наступления Антанты против войск австро-германского блока.

Следующей крупной операцией на Итальянском фронте стало наступление австро-венгерских войск в Трентино. Наступление австрийских войск в Трентино (это наступление часто называют «Битва при Асиаго»), было очень заманчивым для австро-венгерского командования, в случае его успешного проведения итальянским войскам в районе Изонцо грозила катастрофа, поскольку они оказались бы отрезанными от своих баз снабжения и были бы вынуждены капитулировать.

План австрийского наступления предусматривал прорыв итальянской обороны в Трентино, между озером Гарда и рекой Брента, продвижение в Венецианскую долину и изолирование основной группировки итальянских войск на Изонцо от их тыловых баз.

Для выполнения данного наступления главный инициатор операции австрийский генерал Конрад фон Гётцендорф потребовал от Германии прислать на Итальянский театр 8 дивизий, обещая чуть ли не вывод Италии из войны.

Однако не слишком веря в успех намечаемого плана, германское командование отказало Конраду в просьбе о переброски 8 германских дивизий. Однако Конрад был уверен в успехе, в Трентино стали перебрасываться австро-венгерские дивизии с Сербского и Восточного фронтов. К маю в Трентино было сосредоточено 18 австрийских дивизий при 2000 орудий, которые были разделены на 2 армии: 3-ю генерала Кёвесса фон Кёвессгаза и 11-ю генералаДанкля, под общим командованием эрцгерцога Евгения.

В это время итальянское командование усиленно готовилось к шестому наступлению у Изонцо. Переброски австрийских войск в Трентино не были секретом для итальянского командования, поскольку эти перегруппировки проводились очень медленно ввиду наличия всего одной железной дороги. Однако генерал Кадорна мало верил в успех австрийского наступления в Трентино, поскольку австро-венгерские войска находились под ударом русских войск в Галиции. Всё внимание верховного итальянского командования также было сосредоточено в Изонцо, где готовилось новое наступление, вследствие этого флангу в Трентино итальянцы уделяли минимум внимания. На участке предполагаемого прорыва австро-венгерской армии итальянские войска имели всего 160 батальонов и 623 орудия.

Итальянская армия была вынуждена отступать на фронте в 60 км Генерал Кадорна, понимая всю опасность сложившейся ситуации, срочно обратился к генералу Жоффру с требованием, чтобы последний настоял на скорейшем наступлении русской армии в Галиции, раньше намеченного срока. Тем временем энергичное австрийское наступление продолжалось, и 30 мая австрийцы заняли Арсьерои Асиаго. Это вынудило Кадорну повторно обратиться к русскому командованию с требованием начать наступление в ближайшие 24 часа на Восточном фронте, чтобы оттянуть часть австрийских дивизий из Трентино на себя. Это требование послужило главной причиной преждевременного начала Брусиловского прорыва.

Однако вскоре австро-венгерское наступление стало затихать, австрийские войска приостановились, дожидаясь подхода тяжёлой артиллерии. Это дало возможность Кадорне перебросить значительные силы в Трентино (около 40 000 человек). Австрийские войска уже устали и сила их натиска заметно ослабевала. 4 июня начался Брусиловский прорыв на Восточном фронте, австрийский фронт был прорван, русская армия разгромила 4-ю австро-венгерскую армию и заняла Луцк. Это заставило Конрада перебросить половину всех своих сил из Трентино в Галицию. В этих условиях ни о каком продолжении наступления не могло идти речи. Австрийские войска остались на занятых позициях. 16 июня австрийским войскам был дан приказ прекратить активные действия.

Одновременно с ожесточёнными боями в Трентино местные бои шли и на Изонцо, где австрийское командование планировало широкие демонстративные действия: сильный артиллерийский огонь, атаки на ряде направлений и др. В одном из таких столкновений австрийцы впервые на итальянском фронтеприменили химическую атаку, которая вывела из строя 6300 итальянских солдат.

Благодаря переброске в Трентино значительные силы, Кадорне удалось сформировать новую (5-ю) армию и провести контратаку в Трентино. В ходе кровопролитной битвы при Асиаго итальянцы потеряли 15 000 убитыми, 76 000 ранеными, 56 000 пленными и 294 орудия. Австрийцы потеряли 10 000 убитыми, 45 000 ранеными 26 000 пленными.

Поражение итальянской армии в Трентинской операции произвело большое впечатление на всю Италию. Хотя до этого итальянская армия и не имела оглушительных успехов, но и не терпела тяжёлых поражений. Боевые действия развернулись на территории Италии (в ходе наступления австро-венгерские войска находились в 30 км от Перуджи). Неудачи на фронте привели к тому, что 12 июня ушло в отставку правительство Саландры. Было сформировано новое правительство Паоло Бозелли.

Итальянские солдаты в битве на Изонцо
Несмотря на тяжёлые последствия Трентинской операции для итальянской армии, Кадорна не оставлял мысли о шестом наступлении в районе Изонцо. Однако ввиду того, что большие силы итальянцам пришлось перебрасывать в Трентино, размах операции приобрёл значительно меньший масштаб. Планировалась сосредоточить основные силы у Горицы и овладеть горицким плацдармом. 3-я армия, на которую возлагалась главная роль в предстоящем наступлении, была усилена двенадцатью дивизиями и большим числом артиллерии. На этом участке оборону занимала 5-я австро-венгерская армия, имевшая всего 8 дивизий и значительно уступавшая итальянцам в артиллерии.

До конца кампании 1916 года итальянцами было проведено ещё три (седьмое, восьмое и девятое) наступления у Изонцо с целью захватить восточные и южные районы у Горицы. Однако все три наступления закончились провалом. Итальянским войскам не удалось выполнить поставленных задач. В осенних боях итальянская армия потеряла более 70 000 убитыми, ранеными и пленными. Австрийцы потеряли 9000 убитыми, 43 000 ранеными и 23 500 пленными.

Кампания 1916 года на итальянском фронте не принесла ожидаемых результатов ни одной из сторон, истощив лишь их силы. За кампанию 1916 года из итальянской армии выбыли 483 000 человек, из австро-венгерской 260 000 человек.

План итальянского командования на кампанию 1917 года, был разработан вместе с союзниками на межсоюзнической конференции в Шантильи 15-16 ноября 1916 года. Ввиду отсутствия достаточных материальных средств, решительное наступление ставилось в зависимость от помощи союзников.

В первые месяцы 1917 года, когда по погодным условиям провести наступление было невозможно, итальянское командование занималось усилением армии. Были сформированы 8 новых дивизий, число артиллерии достигло 2100 орудий. Поскольку командование французской и британской армий считали основным фронтом Западный, они ограничились лишь отправкой в Италию 99 орудий. Новое наступление на Изонцо (уже десятое по счёту) Кадорна начал готовить, убедившись, что австрийцы не планируют наступления в Трентино. Для прорыва австро-венгерского фронта было сосредоточено 28 дивизий, австрийцы на данном участке имели 18 дивизий. Наступление началось 14 мая, артиллерийской подготовкой на участке от Плавы до Горицы. Итальянская пехота, перейдя в атаку, сумела улучшить свои позиции, продвинувшись на 2-3 км. Было захвачено 7000 пленных и большое число трофеев. Затем Кадорна направил главный удар южнее. В операции также приняли участие 130 итальянских самолётов, которые бомбили австро-венгерские позиции и обстреливали их пулемётным огнём. Итальянцы сумели захватить первую линию обороны и ряд господствующих высот. Дальнейшие бои также принесли результаты итальянским войскам, они продвинулись ещё на 2-4 км. 29 мая их наступательный порыв пошёл на убыль, и они приступили к организации обороны на вновь занятых участках.

Одновременно с 10 июня итальянское командование предприняло попытку силами четырёх корпусов улучшить позиции южнее Трентино. Атаки итальянцев продолжались до 25 июня, но оказались безуспешными и сопровождались тяжёлыми потерями. Альпийские части итальянской армии сумели захватить вершину Монте-Ортигара, однако вскоре подверглись мощной контратаке альпийских частей австро-венгерской армии. Понеся большие потери, итальянские части оставили ранее занятые позиции. За провал операции со своего поста был снят командующий 6-й итальянской армией генерал Мамбретти. Здесь итальянская армия потеряла 23 000 убитыми и ранеными, австрийские потери составили 9000 убитыми и ранеными. Это наступление вошло в историю как битва при Монте-Ортигара.Движение обоза австро-венгерских войск в долине Изонцо18 августа на Изонцо от Тольмино до устья реки Тимаво началось новое крупное наступление итальянской армии, началась одиннадцатая битва при Изонцо. Целью наступления был захват господствующих высот, которые бы обеспечили прочность фронта. К тому же, в июле 1917 года на совещании командующих союзными армиями, было высказано желание, чтобы итальянская армия до конца 1917 года провела ещё одно крупное наступление. Осуществление операции возлагалось на 2-ю и 3-ю итальянские армии. Обе армии имели сильный состав, всего на участке наступления итальянцы сосредоточили 51 дивизию (600 батальонов) и около 5200 орудий, было заготовлено 3 500 000 снарядов. Главный удар наносили части 2-й армии на плато Байнзицца, 3-я армия наступала в полосе от реки Випакко до моря. Итальянцам противостояла 5-я армия Бороевича в составе 14 дивизий (250 батальонов) при 2200 орудиях.

В ночь на 19 августа итальянцы стали наводить мосты через Изонцо, из намеченных четырнадцати были наведено всего шесть. К утру 19 августа итальянцы, форсировав реку, атаковали австрийские позиции. Наступление на участке 2-й армии проходило довольно успешно, удалось продвинуться на 10 км и захватить 20 000 пленных и большое число трофеев. Однако вследствие потерь, утомленности войск и отсутствия резервов 29 августа наступление было решено прекратить.

Итальянская тяжелая артиллерия
В ночь на 19 августа итальянцы стали наводить мосты через Изонцо, из намеченных четырнадцати были наведено всего шесть. К утру 19 августа итальянцы, форсировав реку, атаковали австрийские позиции. Наступление на участке 2-й армии проходило довольно успешно, удалось продвинуться на 10 км и захватить 20 000 пленных и большое число трофеев. Однако вследствие потерь, утомленности войск и отсутствия резервов 29 августа наступление было решено прекратить.Итальянская тяжелая артиллерия3-я армия начала наступление 19 августа, и, несмотря на поддержку итальянских и английских кораблей с моря, не смогла продвинуться вперёд. Наступление в полосе 3-й армии было прекращено 23 августа из-за больших потерь. В последующие дни проходили бои местного значения. В одиннадцатом наступлении на Изонцоитальянцы потеряли 20 000 убитыми, 50 000 ранеными и 50 000 без вести пропавшими (из них 20 000 взяты в плен). Австрийская армия потеряла 30 000 убитыми, 110 000 ранеными и 20 000 пленными. Летние наступления итальянских войск поставили австро-венгерскую армию в трудное положение. Германский генерал Людендорф в своих воспоминаниях писал о том, что в случае нового итальянского наступления австро-венгерская армия могла не выдержать удара.

Сложившаяся неблагоприятная ситуация для австро-венгерских войск после летних наступлений итальянцев беспокоила австрийское командование. По мнению австро-венгерского командования спасти положение могло лишь наступление, но для его осуществления были необходимы германские силы.

В отличие от 1916 года, когда германское командование отказало в помощи союзнице, на этот раз Германия откликнулась на просьбу австро-венгерских генералов. В районе Плеццо и Тольмино была создана ударная группировка из восьми австрийских и семи германских дивизий. Из этих пятнадцати дивизий была создана новая 14-я армия под общим командованием германского генерала Отто фон Белова. Армия была превосходно оснащена артиллерией: 1621 орудие, 301 миномет и 1000 газометов. Участок прорыва был выбран на наиболее слабом участке итальянской обороны между Плеццо и Тольмино. Главный удар 14-я армия наносила у Тольмино. От 207 до 259 орудий и минометов располагалось на 1 км фронта, такая плотность артиллерии была самой высокой в истории Первой мировой войны. Также был запланирован вспомогательный удар у Плеццо, действия 14-й армии поддерживали с флангов две австро-венгерские армии (11-я и 2-я Изонцкая). Итальянскому командованию было известно о готовящемся наступлении, разведка установила перегруппировку войск и прибытие на фронт германских частей. Однако должных мер итальянское командование не предприняло, оборонительные сооружения возводились крайне медленно.

В 2 часа ночи на 24 октября австрийская артиллерия начала обстрел итальянских позиций химическими снарядами. Огонь вёлся по путям сообщений, командным пунктам, артиллерийским позициям. Затем в дело вступила тяжёлая артиллерия (преимущественно германская), окопы и блиндажи были разрушены, связь между окопами и командными пунктами нарушена. Химическая атака полностью удалась, поскольку средства противохимической защиты были несовершенны.

В 8 часов утра в наступление перешла пехота 14-й армии, итальянские позиции были прорваны на двух участках, австро-германцы продвинулись у Плеццо на 6 км и заняли Капоретто. Итальянские войска под натиском противника были вынуждены отходить, к 26 октября прорыв достиг ширины около 30 км и глубины 10-15 км. Видя бегство 2-й армии, Кадорна приказал всем своим войскам отступить за реку Тальяменто. Уничтожив свою артиллерию и запасы, они отошли за Изонцо. Австро-германские войска впервые за всю войну вторглись на итальянскую территорию. 29 октября наступавшие захватили Удине, откуда спешно бежал штаб итальянской армии.

Во многих итальянских дивизиях царила паника, большой беспорядок в колонны отступавших войск вносили беженцы, число которых достигало 400 000 человек. Крупные успехи австро-германских войск на итальянском фронте встревожили союзников Италии. Великобритания и Франция заявили о предоставлении помощи итальянским союзникам, 30 октября французский и английский генералы Фош и Робертсон прибыли в Тревизо, куда переместился штаб итальянской армии. В Италию стали прибывать английские и французские дивизии, в общей сложности до конца 1917 года их прибыло одиннадцать.

Итальянские войска, переправившись через Тальяменто, рассчитывали создать там прочную оборону и удержаться на этих позициях. Но 31 октября 3-я итальянская армия была атакована с севера и востока и потерпела полное поражение, только пленными потеряв 60 000 человек. Итальянцы были вынуждены продолжать отход ещё дальше, на реку Пьяве. Австрийские войска наступали и в Трентино, к 10 ноябряпродвинувшись на линию Асиаго — Беллуно.

Тяжёлые поражения итальянской армии ускорили падение итальянского правительства. 26 октябряправительство Паоло Боселли ушло в отставку, премьер-министром был назначен Витторио Эмануэле Орландо, новое правительство активно принялось за осуществление мероприятий по укреплению обороны фронта. 8 ноября командующий итальянской армией генерал Луиджи Кадорна был смещён со своего поста (чего активно требовали и союзники). Его место занял начальник генерального штаба генерал Армандо Диаз.

После того, как итальянская армия продолжила отступление к реке Пьяве, австрийское наступление стало замедляться. К 7 ноября итальянская армия достигла Пьяве, отойдя от своих исходных позиций на 70—110 км. К 9 ноября последние части итальянской армии переправились через Пьяве. Итальянское командование рассчитывало удержаться на этой реке. Фронт сократился на 200 км. На новом участке обороны итальянская армия имела 700 000 человек плюс 300 000 человек из остатков 2-й армии, небоеспособных, без оружия и служб.

10 ноября, подтянув отставшие части, австро-германцы возобновили наступление. В ходе возобновившихся боев итальянской армии удалось удержаться на занятых позициях, при этом итальянское командование бросало в бой неподготовленных 18-летних новобранцев (1899 года рождения). С 19 ноября давление австро-германских войск стало ослабевать. К 29 ноября новая оборонительная полоса на реке Пьяве была готова. Англо-французские дивизии заняли участок обороны в районе Монтелло. В конце декабря наступление австро-германских войск окончательно прекратилось.

Операция у Капоретто является одной из самых значимых в истории Первой мировой войны. В ней с обеих сторон участвовало более 2,5 млн человек. Австро-германскому командованию удалось осуществить одну из немногих успешных операций в истории войны по прорыву позиционного фронта. Поражение итальянской армии под Капоретто усилило боевой дух австро-венгерской армии, отвлекло 11 союзных дивизий с Западного фронта и лишило итальянскую армию возможности вести наступательные операции.

Катастрофа под Капоретто ускорило создание объединённого командования Антанты. Был создан Высший военный совет стран Антанты. В него вошли главы правительств и представители генеральных штабов Франции, Англии, Италии и США.

Весной 1918 года, германская армия начала крупномасштабное наступление на Западном фронте. Чтобы сковать на Итальянском театре как можно больше сил Антанты и не дать союзному командованию возможности перебросить силы во Фландрию и Пикардию, германское командование потребовало от Австро-Венгрии провести наступательную операцию на итальянском театре боевых действий.

Австрийское командование наметило нанесение двух главных ударов на реке Брента и Пьяве. Австрийская армия имела 60 дивизий, 7500 орудий, 580 самолетов, австро-венгерские войска были разделены на 2 группы: западную (генерал Конрад фон Гетцендорф), от швейцарской границы до горы Томбо, и восточную (генерал Бороевич), далее до моря. Итальянская армия имела 56 дивизий (в том числе три английские, две французские и одна чехословацкая), 7043 полевых и 523 зенитных орудия, 2046 минометов, 676 самолетов, 4 дирижабля.

Итальянская разведка сумела узнать точную дату начала наступления - 15 июня. В этот день после мощной артиллерийской подготовки австро-венгерские войска перешли в атаку от реки Астико до моря. Австрийские войска в некоторых местах сумели вклиниться в итальянскую оборону, однако вскоре были выбиты итальянскими контратаками. Лишь в районе Монтелло, австрийцы сумели захватить плацдарм, который в итоге не сумели расширить.

Скученность австрийских войск на ограниченных размеров плацдармах, отсутствие резервов, затруднения со снабжением через вздувшуюся от паводка реку и контратаки итальянцев в последующие дни локализовали первоначальные австрийские успехи на Пьяве. В ночь 23 июня австро-венгерские войска отошли за реку Пьяве на свои исходные позиции. Отход австрийской армии на свои позиции, оказался для австро-венгерских войск катастрофой. Обстреленная артиллерией и авиацией, преследуемая итальянскими конртатаками, австрийская 5-я армия была отброшена за Пьяве, потеряв 20 000 пленными и 60 орудий.

Общие потери австро-венгерских войск в этой операции составили: 60 000 убитыми, 90 000 ранеными и 25 000 пленными. Итальянцы потеряли 80 000 убитыми и ранеными. Австро-венгерское наступление оказалось совершенно безрезультатным, фронт стабилизировался.
Союзное командование не переставало требовать от итальянцев проведения наступления. Однако генерал Диаз, категорически отказывался от всех наступательных планов, вызывая недовольство генерала Фоша. Однако под влиянием успехов союзников на Западном фронте в июле-августе, итальянское командование начало подготовку к наступлению. Предусматривалось нанести удар в районе возвышенности Граппа между реками Брента иПьяве, чтобы расколоть австрийские войска на реке Пьяве. Итальянская армия насчитывала в своем составе 57 дивизий (в том числе 3 английские, 2 французские, 1 чехословацкая и 1 американская), 7700 орудий и 1745 минометов. Австро-венгерская армия имела 58 дивизий и 6030 орудий.

Битва при Витторио-Венето
Итальянское наступление было намечено на 10 октября, однако из-за погодных условий перенесено на 24 октября. В этот день наступление началось только в районе Граппа. После артиллерийской подготовки итальянская пехота овладела некоторыми австрийскими позициями. К концу из-за отчаяного сопротивления австрийцев итальянцы, сумели задержаться лишь на некоторых занятых позициях. В последующие дни бои за возвышенности в районе Граппа приняли затяжной и упорный характер, проходя с переменным успехом. Англо-французские дивизии на реке Брента своими активными действиями сковали австро-венгерские войска, не дав тем возможности перебросить часть сил в район Граппа.Битва при Витторио-Венето.В этих условиях в некоторых частях австро-венгерской армии, особенно славянских и венгерских, восстали солдаты, отказываясь подчиняться приказам и продолжать борьбу. На реке Пьяве наступление началось также 24 октября. Итальянцам удалось форсировать реку и навести мосты, однако вскоре уровень воды в реке значительно поднялся. Вследствие этого итальянское командование прекратило переправу войск. Переправившимся войскам к 27 октября удалось навести несколько мостов. По этим мостам 27 октября реку перешли итальянские войска и захватили 3 плацдарма. Однако на рассвете австрийская артиллерия уничтожила мосты и переправившиеся итальянские части оказались отрезанными от своих основных сил. Однако они немедленно атаковали австро-венгерские позиции и продвинулись на 3-4 км. Восстановив переправы итальянцы вводили в бой свежие силы. Для австрийцев сложилось критическое положение, в бой были брошены последние резервы. Однако только несколько австрийских дивизий продолжали борьбу. Чешские, словацкие и хорватскиесолдаты не желали больше воевать. Ещё 25 октября все венгерские дивизии покинули итальянский фронт под предлогом необходимости защиты своей страны, которой угрожали войска Антанты со стороны Сербии. К 28 октября уже 30 дивизий австро-венгерской армии отказывались сражаться. В связи со сложившимся положением австро-венгерское командование 28 октября дало приказ об общем отступлении австрийских войск. К 29 октября уровень воды в Пьяве спал и итальянские части продолжили переправу через реку. Все три плацдарма итальянских войск соединились и повели общее наступление. Кавалерия итальянской армии быстрым темпом приближалась к Витторио-Венето. 30 октября итальянские войска вступили в Витторио.

Австро-венгерская армия была полностью деморализована и отступала по всему фронту, 3 ноября итальянцы высадив десант захватили Триест. Австро-венгерские войска были полностью разгромлены, потеряв 30 000 убитыми, 100 000 ранеными 300 000 пленными. Итальянские войска потеряли 5800 убитыми и 26 000 ранеными. Итальянское наступление в условиях разложения австрийских войск, оказалось успешным. Было захвачено большое количество пленных и различных трофеев, практически полностью освобождена оккупированная противником территория Италии. Битва при Витторио-Венето завершила боевые действия на итальянском театре военных действий.

По итогам войны с Австрией был подписан Сен-Жерменский мирный договор. По условиям договора Южный Тироль, Истрия, отдельные районы Каринтиии Далмации, а также острова у Далматинского побережья (за исключением острова Фиуме) вошли в состав Италии. Однако помимо этого итальянская делегация на мирных переговорах высказала претензии на включение в состав Итальянского королевства территории на Балканах, например Далмацию. В итоге после окончания войны Италия получила новые территории. Помимо этого 10 % всех репарационных выплат Германии приходились на Италию.

Но значительная часть балканских территорий бывшей Австро-Венгрии были включены в состав образовавшего Королевства сербов, хорватов и словенцев. Это вызвало недовольство в Италии и напряженность в итало-югославских отношениях.

В Первой мировой войне Италия понесла очень тяжёлые потери. Было убито, ранено и взято в плен около 2 000 000 итальянских солдат и офицеров. Из них около 400 000 были убиты. Также помимо военных потерь около 10 000 мирных жителей были убиты в ходе боевых действий на территории Италии. Австро-венгерская армия в итальянской кампании потеряла около 1 478 000 солдат и офицеров убитыми, ранеными и пленными. Также в ходе войны на Итальянском фронте около 400 000 мирных жителей были вынуждены покинуть свои дома и стать беженцами. В ходе битвы при Капоретто колонны итальянских беженцев отступали вместе с итальянской армией.

В Первой мировой войне приняли участие 2 будущих диктатора Европы: Адольф Гитлер и Бенито Муссолини. И если Гитлером после войны двигали реваншистские настроения, то дуче счел, что приобретения Италии невелики и решил воссоздать Третью Римскую империю.

В молодости будущий итальянский диктатор и основатель фашизма Бенито Амилькаре Андреа Муссолини — так звучит полное имя дуче придерживался социалистических взглядов. Хотя он и был крещен при рождении, в начале своей политической карьеры был убежденным атеистом. Он называл религию одним из видов психического заболевания, вызывающую болезненную реакцию общества. Сын кузнеца и учительницы Муссолини больше импонировал отцу. Охотно помогал ему в кузнечном деле, оба были воинствующими социалистами, где-то даже националистами, особенно когда речь заходила об итальянском меньшинстве в Австрии. Да и во время учебы в школе его дважды отчисляли за поведение: один раз он умудрился пырнуть своего одноклассника ножом. Но все эти инциденты не помешали ему стать отличником учебы и даже получить лицензию преподавателя родного языка. При всем при этом семья дуче была небогатой. Но еще в детском возрасте будущий диктатор пытался руководить своими товарищами. Внутреннее развитие Бенито проходило также стремительно: в 4 года научился читать, в 5 — уже солировал на скрипке. Будучи уже у руля власти, Муссолини нередко аккомпанировал своей любовнице Кларетте Петаччи.

Однако уже в 1902 г. Муссолини эмигрирует в Швейцарию, пытаясь сбежать от призыва. В Женеве он работает каменщиком, так и не сумев найти достойную работу, посещает лекции Вильфредо Парето в Лозанне, знакомится с марксистами, близкая дружба в среде которых завязывается у него с Анжеликой Балабановой. Позднее та сочтет свою дружбу с дуче самой большой ошибкой в жизни. За это время он успевает выучить французский и немецкий языки — 2 из 4 официальных языков страны пребывания. В 1903 г. его задерживает швейцарская полиция в связи с уклоном от призыва. В день рождения итальянского принца Умберто II его в 1904 г. депортируют из страны по амнистии. По возвращении на родину он служит в берсальерском полку под Вероной, 19 января 1905 г. берет кратковременный отпуск по уходу за больной матерью. За свою службу он получает одни благодарности.

Умберто II
4 сентября1906 года вернулся в Предаппио для продолжения преподавательской деятельности.

Вскоре после этого он отправился работать в Тольмеццо, где 15 ноября получил должность заместителя директора школы. У него были прекрасные отношения с учениками, но за громогласную декламацию стихов его считали чудаком. В ноябре 1907 годаМуссолини получил квалификацию, позволявшую обучать французскому языку, а в марте 1908 года он стал профессором французского колледжа, где обучал итальянскому языку, истории и географии. В Онелье он стал редактором социалистического еженедельника «La Lima», в котором критиковал правительство Джолитти и Ватикан, обвиняя их в защите интересов капитализма, а не пролетариата. Муссолини понимал, что журналистика может быть политическим инструментом. В 1907 году Муссолини стали называть «пикколо дуче» — маленький вождь. Этой чести он удостоился после высылки из кантона Женевы. Спустя несколько лет этот титул, но уже без определения «пикколо» замелькал в газете революционной фракции итальянских социалистов «Ла Соффита» («Чердак»).

Возвратившись в Предаппио, Муссолини организовал забастовку сельскохозяйственных рабочих. 18 июля 1908 года он был арестован за угрозы в адрес директора сельскохозяйственной организации. Был приговорён к трём месяцам тюремного заключения, но после 15 дней его выпустили на свободу под залог. В сентябре того же года он был вновь помещён в тюрьму на десять дней за проведение несанкционированного митинга в Мельдоле.

В ноябре он переехал в Форли, где жил в арендованной комнате со своим отцом, который после этого открыл ресторан со своим партнёром Анной Ломбарди.

После долгих поисков в феврале 1909 года Муссолини подыскали работу в австро-венгерском городе Тренто, населённом итальянцами. 6 февраля 1909 года, он переехал в Тренто, столицу итальянского ирредентизма, где был избран секретарём Трудового центра, и стал руководителем своей первой ежедневной газеты «L'avvenire del lavoratore» («Будущее рабочего»). В Тренто он познакомился с социалистическим политиком и журналистом Чезаре Баттисти и стал редактировать его газету «Il Popolo» («Народ»). Для этой газеты он написал в соавторстве с Санти Корвайя роман «Клаудиа Партичелла, любовница кардинала» («Claudia Particella, l’amante del cardinale»), который печатался с продолжением в течение 1910 года. Роман был радикально антиклерикальным, и несколько лет спустя, после перемирия Муссолини с Ватиканом, был изъят из обращения. Вернувшись в Италию, он провёл некоторое время в Милане, а затем в 1910 году вернулся в свой родной Форли, где стал редактором еженедельного журнала «Lotta di classe» («Классовая борьба»). В это время он издал эссе «Трентино глазами социалиста» («Il Trentino veduto da un Socialista») в радикальном периодическом издании "La Voce".

Дуче стремительно завоёвывал популярность в Итальянской социалистической партии. В этом ему помогал талант журналиста. Он писал статьи в больших количествах легко, без напряжения, используя простой, доступный массам язык, нередко переходя в своей лексике границы приличия. Он умел придумать броские заголовки, выбрать самые животрепещущие темы, больше других волнующие читателя, чувствовал настроения масс и знал наперёд, что они хотят услышать.

В сентябре 1911 года Муссолини выступил против колониальной войны в Ливии, организовал забастовки и манифестации, чтобы помешать отправке войск на фронт.

В ноябре за свою антивоенную деятельность он попал в тюрьму на пять месяцев. После освобождения он помог исключить из рядов Социалистической партии двоих «ревизионистов», поддерживающих войну, Иваноэ Бономи и Леонида Биссолати. В награду за это в апреле 1912 года Муссолини был назначен редактором газеты Социалистической партии «Avanti!» («Вперёд!»). Под его руководством тираж газеты увеличился с 20 тыс. до 80 тыс. экземпляров и она стала одной из самых читаемых в Италии.

После назначения Муссолини переселился в Милан. В июле 1912 года он принял участие в съезде социалистической партии в Реджо-нель-Эмилии. На съезде, говоря о неудавшемся покушении на короля, Муссолини заявил: «14 марта простой каменщик стреляет в короля. Этот случай показывает нам, социалистам, путь, по которому мы должны следовать». Зал встал и устроил ему овацию.

В 1913 году Муссолини опубликовал брошюру «Праведный Ян Гус» («Giovanni Hus, il veridico») — историческую и политическую биографию, описывающую жизнь и миссию чешского церковного реформатора Яна Гуса и его воинственных последователей, гуситов.

По словам итальянского художника Джерардо Доттори, посетившего Муссолини в 1933 году (уже диктатора) для написания его портрета, марксизм оказал значительное влияние на становление основателя фашизма в качестве не просто идеолога, но практика.

Отстаивая вначале нейтралитет Италии, он внезапно изменил свою позицию и поместил в «Аванти!» статью, где высказался за вступление в войну против Германии:
"Отказываться проводить различия между одной войной и другой войной, позволять себе выступать против всех войн вообще — это свидетельство глупости, граничащей с идиотизмом. Тут, как говорится, буква убивает разум. Победа Германии означала бы конец свободы в Европе. Необходимо, чтобы наша страна заняла позицию, выгодную Франции".

Руководство социалистической партии вызвало Муссолини и потребовало от него объяснений. После споров Бенито пришлось оставить пост главного редактора «Аванти!» и он оказался, по сути дела, на улице.

Муссолини ездил по всей Италии с публичными выступлениями. Он обвинял социалистов в намерении задушить национальные чаяния народа, называл немцев «европейскими пиратами», а австрийцев — «палачами итальянского народа». Он утверждал, что «германский пролетариат, последовав за кайзером, уничтожил Интернационал и таким образом освободил итальянских рабочих от обязательства не вступать в войну». Муссолини провозгласил, что «нейтралитет в основе есть не что иное, как откровенный эгоизм».

Муссолини во время Первой мировой
После вступления Италии в войну, в августе 1915 года, Муссолини призвали в армию и он был распределён в полк берсальеров, который был направлен на участок фронта у реки Изонцо. Товарищи по оружию ценили Муссолини за отзывчивость, оптимизм, образцовую храбрость — во время атак он первым выскакивал из окопа с возгласами «Да здравствует Великая Италия!». В конце ноября Муссолини попал в госпиталь из-за заболевания тифом.

В феврале 1916 года Муссолини получил чин капрала (в приказе о присвоении чина было указано: «за примерную службу, высокий моральный дух и храбрость истинного берсальера»).

В феврале 1917 года при пристрелке миномёта мина взорвалась в стволе, и Муссолини получил тяжёлые ранения ноги, из-за чего был демобилизован.

После окончания Первой мировой войны Муссолини пришёл к выводу, что социализм как доктрина потерпела крах. В 1917 году Муссолини начал свою политическую деятельность. В начале 1918 года Муссолини заявил, что для возрождения итальянской нации требуется «жёсткий и энергичный человек». Намного позже при жизни Муссолини сказал, что в 1919 году он чувствовал, что «социализм как доктрина был уже мёртв; он продолжал существовать лишь как недовольство».

23 марта 1919 года в Милане Бенито Муссолини провёл учредительное собрание новой организации «Итальянский союз борьбы» (итал. «Fasci italiani di combattimento»). Из речи:
"Мы позволим себе роскошь быть одновременно аристократами и демократами, революционерами и реакционерами, сторонниками легальной борьбы и нелегальной, и всё это в зависимости от места и обстоятельств, в которых нам придётся находиться и действовать".

На выборах в мае 1921 года Муссолини поддержал премьер-министра и лидера Либеральной партии Джованни Джолитти. В результате 35 депутатов от фашистов во главе с Муссолини прошли в Палату депутатов итальянского парламента. 7 ноября 1921 года «Итальянский союз борьбы» был преобразован в Национальную фашистскую партию.

Муссолини и фашистам удавалось быть одновременно революционерами и традиционалистами. Это значительно отличалось от всего, что происходило в политике в то время, и иногда описывается как «Третий путь». Фашисты под руководством одного из приближённых Муссолини, Дино Гранди, сформировали вооружённые отряды ветеранов войны под названием «чернорубашечники» (или сквадристы) с целью восстановления порядка на улицах Италии сильной рукой.

Чернорубашечники
Между чернорубашечниками, коммунистами, социалистами и анархистами происходили столкновения, в том числе на парадах и демонстрациях. Правительство редко вмешивалось в действия чернорубашечников, отчасти из-за нависшей угрозы и широко распространённого опасения коммунистической революции. Число фашистов росло так быстро, что в течение двух лет образовалась Национальная фашистская партия в конгрессе в Риме. Кроме того, в 1921 году Муссолини был избран первый раз в Палату депутатов. В тот же период, примерно с 1911 до 1938 года соратником, любовницей и биографом Муссолини была Маргарита Царфати, между прочем — еврейка.

Марш на Рим
Гонения на «красное» движение вылились, как уже было сказано, в избрание 38 фашистских депутатов в 1921 году, большинство из которых прошло в парламент в составе Национал-либеральной парии Джованни Джолитти, которые, правда, вскоре от неё отделились. Весь 1921 год Муссолини пытался создать коалицию с какой-либо политической силой, одно время он пытался сблизиться с социалистами, но это вызвало возмущение наиболее радикальной части фашистов — сквадристов, во главе с их лидерами — «Ras». После неудачной попытки Джолитти разогнать и запретить сквадристов, Муссолини под лозунгами консерватизма и национализма преобразовывает Итальянский союз борьбы в Национальную фашистскую партию. Это привело к довольно крупным, но не согласованным, антифашистским выступлениям в разных частях страны. Противостояние с недавно избранным премьер-министром Италии Луиджи Факта и нарастающее напряжение в стране вынудили фашистских лидеров решиться на серьёзный шаг.

Марш был организован в основном квадрумвирами: Эмилио Де Боно, Итало Бальбо, Чезаре Мария Де Векки и Микеле Бьянки — лидерами фашистской партии и чёрнорубашечников. Сам Муссолини предпочёл оставаться в стороне, хотя неоднократно фотографировался среди марширующих фашистов.

После нескольких митингов на севере Италии стало понятно, что немалая часть населения поддерживает фашистов, заявления Муссолини становились всё более открытыми, так, например, на 60-тысячном митинге в Неаполе 24 октября 1922 года Муссолини открыто заявил: «Программа нашей партии простая: мы хотим править Италией» и «Настало время фашистам заняться управлением Италией. Оно или будет передано нам добровольно, или мы пойдем маршем на Рим и сами захватим его в свои руки». Тем временем отряды под предводительством квадрумвиров постепенно занимали города и ключевые позиции в долине По. В некоторых городах отряды сквадристов встречали сопротивление армии, но в основном захват происходил бескровно.

26 октября. Антонио Саландра предупреждает Луиджи Факта о готовящемся перевороте, Факта не предпринимает никаких действий. После установления контроля над Флоренцией, Перуджей и Мантуей квадрумвиры устраивают штаб в Перудже, чтобы быть в центре событий.

27 октября. Муссолини приезжает в Милан, в Перудже опубликовано воззвание Национальной фашистской партии к итальянскому народу о начале «Похода на Рим». Колонны сквадристов (численностью от 10 до 30 тысяч человек) под руководством квадрумвиров начинают двигаться
в сторону Рима. Сквадристы начинают вооружаться, часть винтовок захватываются со складов, часть добровольно передаётся фашистам местными армейскими частями. В Риме Луиджи Факта заявляет, что страна стоит на пороге мятежа. После встречи с Виктором-Эммануилом Факта готовит приказ о переходе на чрезвычайное положение и вводе дополнительных войск в Рим.

28 октября. Ночью король Виктор-Эммануил ведёт переговоры с депутатами-фашистами, генералами и бывшим премьер-министром Антонио Саландрой. Несмотря на заверения генерала Диаца о том, что армия верна королю, Виктор-Эммануил отклоняет приказ о чрезвычайном положении, премьер-министр Луиджи Факта подаёт в отставку. Король предлагает Саландаре сформировать правительство, обещая портфели министров фашистским лидерам. Муссолини по телефону отказывается: «фашисты не для того тратили столько сил для организации марша на Рим», и требует пост премьер-министра. Отряды сквадристов стоят приблизительно в 50 км от Рима.

29 октября. Получив различные донесения о силах фашистов под Римом, король Виктор-Эммануил утверждает Муссолини на пост премьер-министра. Муссолини выезжает из Милана в Рим на поезде.

30 октября. Ночью Бенито Муссолини приезжает в Рим. Приблизительно в это время в Рим входят отряды фашистов. После аудиенции с королём Муссолини формирует правительство: сам он занимает посты премьер-министра, министра внутренних дел и министра иностранных дел, генерал Диац назначается военным министром, адмирал Ревель — министром флота, генерал Де Боно — шефом полиции.

Получение столь широких полномочий позволило Муссолини серьёзно укрепить свои позиции. Например: в 1921 году в парламент попало всего 38 фашистских кандидатов, подавляющее большинство из которых — в составе других, не фашистских партий, однако после занятия поста премьер-министра, при помощи закона Ачербо и использования силы во время выборов 1924 года, его партия получает две трети мест в парламенте. В итоге, подавление всякой оппозиции сквадристами, вплоть до обыкновенных убийств, как например убийство антифашиста Джакомо Маттеотти, и полная лояльность парламента позволяют Муссолини получить диктаторские полномочия. Власть в Италии полностью переходит под контроль фашистов до 1943 года.

Истории прихода фашистов к власти была посвящена Выставка фашистской революции. С самого начала выставка была задумана не как явление объективно представляющее факты, исходя лишь из исторических документов, а как работа фашистской пропаганды к праздничной дате, которая может повлиять на эмоции посетителей. За свою историю она проводилась трижды: в 1932, 37-ом и 1942 г.
Эра фашизма (1922-1945)
Период фашистской диктатуры в Италии можно условно разделить на 2 этапа: официальный и постфашистский, когда в результате военного переворота временно исполняющим обязанности главы государства был назначен Пьетро Бадольо.

Политическое убийство 10 июня 1924 года социалиста Джакомо Маттеотти, требовавшего аннулировать итоги выборов из-за совершённых нарушений, вызвало мгновенный кризис правительства Муссолини.

Правительство находилось в состоянии паралича несколько дней, и позднее Муссолини признался, что несколько решительных людей могли бы поднять общественность и начать переворот, который бы развалил фашистское правительство. Фашистский активист Америго Думини, который непосредственно руководил похищением и убийством Маттеотти, был заключён в тюрьму на два года. В течение следующих 15 лет Думини получал доход от Муссолини, фашистской партии, и других источников.

Большой Фашистский Совет (Consiglio Grande Fascista)
Репрессивный аппарат НФП, аналог нацистского гестапо получил название "ОВРА" (итал. OVRA — Organisazione Viglianza Repressione Antifascista). Сегодня в простонародии так называют итальяснкую охранку.

С приходом к власти фашистов резко изменилась спортивная жизнь страны. Италия приняла участие в Первой Зимней Олимпиаде в деревне Шамони во Французских Альпах, выступила организатором проведения II Кубка мира по футболу. Вообще, Муссолини сам был заядлым спортсменом: увлекался плавнием, конным спортом, лыжами, фехтованием ну и конечно же являлся страстным тиффози. Любимым клубом дуче был римский "Лацио", образованный в 1900 г., когда Муссолини не было еще и 17 лет. А в 1927 г. появилась "Рома". Причем история создания "Ромы" имела под собой политические интриги между Джузеппе Ваккаро и Итало Фоски. Во многом это и заложило почву для вражды между фанатами обеих команд, в том числе по идеологическим канонам: болелы "джалоросси" держатся левых взглядов, "лациале" — право-шовинистических. Но несмотря на это лучшим игроком и бомбардиром итальянского футбола в XX в. был и остается Сильвио Пиола, форвард "бьянкочелести". Чем могут похвастать "волки" — это выигрышем скудетто в сезоне 1942/43 гг. "Орлы" оформили первое скудетто лишь в 1974 г.

Муссолини во время футбольного матча Серии А
Но главное футбольное событие было впереди: Италия была объявлена хозяйкой Чемпионата мира по футболу-1934 г. Впервые в истории фашистское государство получило право на проведение столь крупного соревнования. В связи с этим действующие тогда чемпионы мира уругвайцы приняли решение не защищать свой титул и отказались от участия. Тогда Муссолини через дипломатические рычаги инициировал приглашение в сборную "ориунди" — аргентинцев с итальянскими корнями: Раймундо Орси, Энрике Гуайта и др.

Муссолини во время церемонии открытия ЧМ-34
Первый, впоследствии выступавший за "Ювентус", станет одним из героев финала с чехами, который будет выигран хозяевами 2:1 при помощи судьи Ивана Эклинда. 4 года спустя "Скуадра адзурра" сделает золотой дубль во Франции, победив в финале венгров 4:2. А на Берлинской Летней Олимпиаде станет олимпийским чемпионом, победив в финале австрийцев 2:1. То было золотое поколение сборной Италии, возглавляемых Витторио Поццо. После триумфа в 1938-ом, ждать следующей крупной победы пришлось 30 лет, когда "синьоры" впервые выиграли первенство Старого Света. В третий раз мундиаль покорился итальянцам лишь в 1982-ом.

Сборная Италии на домашнем ЧМ-34
Но помимо спорта приходилось заниматься и политическими делами. В 1934 г. Италию с официальным визитом посетил Гитлер. Молодого фюрера очень заинтересовали успехи его итальянского коллеги. Гитлер к тому моменту находился у власти всего лишь год и искал союзников для будущей войны. После первой встречи с фюрером, дуче заявил:

"Этот назойливый человек… этот Гитлер — существо свирепое и жестокое. Он заставляет вспомнить Аттилу. Германия так и осталась со времён Тацита страной варваров. Она — извечный враг Рима".

25 июля 1934 года, пытаясь совершить государственный переворот, нацисты убивают канцлера Австрии Энгельберта Дольфуса. Муссолини спешно мобилизует четыре дивизии, приказывает им подойти к границе — на перевал Бреннер и быть готовыми направиться на помощь австрийскому правительству. Муссолини рассчитывает на поддержку Великобритании и Франции — но они бездействуют. Но и действий Италии достаточно для того, чтобы Гитлер отступил и попытка переворота провалилась.

"Германский канцлер не раз давал обещание уважать независимость Австрии. Но события последних дней со всей очевидностью показали, намерен ли Гитлер соблюдать свои права перед Европой. Нельзя подходить с обычными моральными мерками к человеку, который с таким цинизмом попирает элементарные законы порядочности".

Вторая Абиссинская война и образование Империи
Вторая итало-эфиопская война (Вторая итало-абиссинская война, Итало-эфиопская война (1935—1936 гг.) — война между Итальянским королевством и Эфиопией, итогом которой стала аннексия Эфиопии и провозглашение из неё, вместе с колониями Эритрея и Итальянское Сомали, колонииИтальянская Восточная Африка. Эта война показала несостоятельность Лиги Наций, членами которой были и Италия, и Эфиопия, в урегулировании международных конфликтов. В этой войне итальянскими войсками широко применялось запрещенное химическое оружие: иприт и фосген.

Победа в войне сделала Муссолини одной из самых видных и значимых фигур европейской политики и показала силу итальянского оружия, но она же побудила его переоценить свои силы и начать вторжение в Грецию, закончившееся плачевно для итальянской армии.

Эфиопия была самым удобным объектом для осуществления планов итальянского диктатора. На то было несколько причин:

К тому времени Эфиопия оставалась практически единственной полностью независимой страной Африки.
1. Захват Эфиопии позволил бы объединить итальянские колонии Эритрею и Итальянское Сомали.
2. Победа над Эфиопией позволила бы смыть тяготеющий над Италией позор поражения при Адуа в Первой Итало-Эфиопской войне.

В апреле 1934 года итальянский генеральный штаб начал разрабатывать план военной операции против Эфиопии, в декабре 1935 года план был отправлен на рассмотрение маршалу де Боно.

Эмилио Де Боно
7 января 1935 года было подписано франко-итальянское соглашение, в соответствии с которым в обмен на поддержку позиций Франции в Европе Италия получила несколько островов в Красном море и право на использование французского участка железной дороги Джибути — Аддис-Абеба для снабжения итальянских войск. После подписания соглашения, Италия начала переброску войск в свои африканские колонии с использованием железной дороги.

15 апреля 1935 года Бенито Муссолини и Пьер Лаваль подписали франко-итальянское соглашение о исправлении французской границы в Африке: в обмен на уступки Франции по вопросам о подданстве итальянских поселенцев в Тунисе, Франция передала Италии 22 км береговой линии против Баб-эль-Мандебского пролива. После начала войны против Эфиопии этот участок побережья использовался в качестве плацдарма для высадки итальянских войск.

26 мая 1935 года итальянцы спровоцировали инцидент на границе Эфиопии, но он был урегулирован.

К началу войны, эфиопская армия включала в себя части императорской гвардии (10 тыс. человек в составе подразделений, подготовленных по образцу регулярной армии), войска провинций (формировавшиеся по территориальному принципу) и ополчение (формировавшееся по племенному принципу).

В войне принимали участие части итальянской армии, туземные подразделения колониальных войск («Regio Corpo di Truppe Coloniali») и фашистская милиция («чернорубашечники»).

В целом, для войны против Эфиопии были сосредоточены 400 тыс. военнослужащих, в том числе: 9 дивизий итальянской армии (семь пехотных, одна моторизованная и одна альпийская) и 6 дивизий фашистской милиции (1-я «23 марта», 2-я «28 октября», 3-я «21 апреля», 4-я «3 января», 5-я «1 февраля» и 6-я «Тевере»).

Итальянские солдаты перед отправкой в Эфиопию
Основная часть итальянской армии перед вторжением в Эфиопию была развёрнута в Эритрее, куда в 1935 прибыли 5 дивизий регулярной армии и 5 дивизий чернорубашечников; в это же время в Итальянское Сомали прибыли одна дивизия регулярной армии и несколько батальонов чернорубашечников. Только эти силы (без учёта армии, уже размещённой в Восточной Африке, туземных подразделений и подразделений, прибывших в течение войны) состояли из 7 тыс. офицеров и 200 тыс. рядовых и были оснащены 6 тыс. пулемётов, 700 орудиями, 150 танкетками и 150 самолётами. Общее командование итальянскими силами в Восточной Африке до ноября 1935 осуществлял генерал Эмилио де Боно, начиная с ноября 1935 г. — фельдмаршал Пьетро Бадольо. Северный фронт (в Эритрее) состоял из пяти корпусов, 1-м командовал Ружеро Сантини, 2-м — Пьетро Маравина, 3-м — Адальбетро Бергамо (затем Этторе Бастико), Эритрейским корпусом — Алессандро Пирцио Бироли. Силы Южного фронта (в Сомали) большей частью были сведены в колонну, которой командовал генерал Родольфо Грациани.

3 октября 1935 г. в 5 часов утра, без объявления войны, итальянская армия вторглась в Эфиопию из Эритреи и Сомали; одновременно авиация Италии начала бомбардировки города Адуа. Сухопутные войска под руководством маршала Эмилио Де Боно, расквартированные на территории Эритреи, перешли пограничную реку Мареб и развернули наступление в направлении Адди-Грат — Адуа — Аксум.

Итальянские солдаты в Эфиопии 1935-36 гг.
На боевых позициях эфиопов отрицательно сказалась разобщённость их армий на Северном и Южном фронтах. Из-за отсутствия разветвленной сети дорог и достаточного количества транспорта это мешало своевременно перебрасывать подкрепления. В отличие от итальянцев у эфиопов фактически не было центральной группы войск, противостоящей вторгшимся частям противника в районе Аусы. Эфиопы рассчитывали на вооруженные отряды султана Аусы и на труднодоступность пустынной области Данакиль; они не предвидели, что султан перейдет на сторону врага и что итальянские части, перемещавшиеся на верблюдах, будут обеспечиваться продовольствием и водой транспортными самолетами из Асэба. Однако судьба войны решалась на Северном фронте.

Хайле Селассие потребовал от расов Касы и Сыюма, действовавших на центральном направлении Северного фронта, решительных действий. Подразделение под командованием Хайлю Кэббэдэ, состоявшее из солдат расов Касы и Сыюма, в ходе кровопролитного 4-дневного боя освободило город Абби-Адди, занимавший важное стратегическое положение в Тэмбепе, лесисто-горной области к западу от Мэкэлэ. Здесь эфиопские солдаты заняли довольно крепкие позиции. Во время этого сражения эфиопские солдаты сумели захватить и вывести из строя несколько итальянских танков.

Неудачи приводили в ярость Муссолини, для которого эта война стала его первой полноценной военной кампанией. Дуче пытался из Италии лично руководить военными действиями. Старый маршал Де Боно часто не обращал внимания на указания из Рима, хотя и не возражал Муссолини открыто, а действовал по обстановке, стараясь приспособиться к условиями Эфиопии. Между тем война выявила массу недостатков в итальянской армии. Она была плохо экипирована и плохо снабжалась, в воинских частях процветали мародерство, торговля медалями и «черный рынок». Соперничество между армейскими частями и фашистской милицией, пользовавшейся многими льготами, неблагоприятно влияло на настроения в войсках.

Сместив маршала Де Боно, Муссолини в декабре 1935 г. дал приказ новому командующему, маршалу Бадольо, применить химическое оружие, нарушая Женевскую конвенцию 1925 г. Итальянская авиация систематически совершала рейды в глубь эфиопской территории, нанося бомбовые удары по мирным целям.

Пьетро Бадольо
В январе 1936 г. армии расов Касы и Сыюма вновь перешли в наступление, прорвали фронт итальянцев и почти достигли дороги Адуа — Мэкэлэ. Но 20 — 21 января итальянцы, получив подкрепление в живой силе и технике, нанесли по эфиопским частям массированный удар, снова использовав отравляющие газы. Каса и Сыюм отступили и тем заставили отступить и раса Ымру; в результате контрнаступления захватчикам удалось вклиниться между позициями расов Касы и Мулугеты. Эфиопские войска на Северном фронте оказались разделенными на три изолированные группировки. Из-за отсутствия оперативной связи между ними у итальянцев появилась возможность поэтапного нападения на каждую из этих группировок, что и было осуществлено итальянским командованием.Рас МулугетаВначале итальянцы, имевшие на каждом участке фронта превосходство в живой силе и технике, разбили армию раса Мулугеты, расположившуюся в горном массиве Амба-Арадом, при отходе на эфиопов нападали взбунтовавшиеся против императора части оромо-азебо. Остатки армии Мулугеты погибли под бомбами при отступлении к озеру Ашэнге (к северу от Дэссе). Поскольку Каса и Сыюм оставались в неведении, итальянцы в феврале 1936 г. обошли их позиции с запада: оба эфиопских военачальника были потрясены — они считали, что итальянцы не сумеют пройти через горы, даже если победят в битве. Расы отступили в Сымен; в марте 1936 г. в решающем сражении в Шире, на правом берегу Тэкэзе, был разбит Ымру, самый талантливый из расов (у него было 30 — 40 тыс. против 90 тыс. итальянцев). С потерями переправившись через Тэкэзе, Ымру отступил к Ашэнге. Здесь концентрировались последние боеспособные части, сюда же стекались разрозненные отряды разбитых итальянцами армий расов Мулугеты, Касы и Сыюма.

В ставке императора решили дать бой при Май-Чоу, севернее озера Ашэнге. Эфиопским войскам, насчитывавшим 31 тысячу человек, противостояла 125-тысячная итальянская армия с приданными ей 210 артиллерийскими орудиями, 276 танками и сотнями самолетов. Битва, определившая судьбу Эфиопии, началась 31 марта 1936 г. В самом начале эфиопам сопутствовал успех; они заметно потеснили неприятеля. Но на другой день в результате массированных ударов вражеской артиллерии и авиации эфиопские войска отошли на исходные позиции.

1 апреля 1936 г. итальянские части, преследующие раса Ымру, взяли Гондэр.

20 апреля 1936 года итальянцы вступили в Дэссие.

На Южном фронте итальянцы под командованием Грациани нанесли ряд поражений армиям раса Деста Демтю и дэджазмача Нэсибу Заманеля. Многие приближённые советовали дать бой у столицы, а затем развернуть партизанскую войну, но Хайле Селассие принял предложение Англии о предоставлении убежища. Он назначил главнокомандующим и главой правительства своего двоюродного брата, раса Ымру и 2 мая выехал в Джибути.

5 мая итальянские моторизованные части вступили в Аддис-Абебу.
8 мая 1936 года итальянские войска заняли Харар.

Герб Итальянской Восточной Африки
9 мая 1936 г. Муссолини выступил с обращением, провозгласив Италию империей, а короля Императором
Война предоставила немецким спецслужбам значительный объем информации о деятельности английского военно-морского флота. Война также способствовала некоторому сближению военно-морских сил Великобритании и Франции на Средиземном море — к апрелю 1936 года между ними был установлен обмен информацией о приблизительном местонахождении кораблей.

Возвращение к европейским делам
4 января 1937 года Муссолини провёл переговоры с Герингом — эмиссаром Гитлера. В ответ на предложение Геринга считать аннексию Австрии делом решённым Муссолини качает головой и решительно заявляет, что не потерпит никаких изменений в австрийском вопросе.

Муссолини отклоняет приглашение посетить Германию, но посылает вместо себя зятя. С 21 по 24 августа Чиано провёл с фон Нейратом переговоры, по окончании которых его ожидал приём у Гитлера.

После пяти отказов посетить Германию дуче наконец принимает приглашение фюрера в сентябре 1937 года. Одетый в форму штурмовых отрядов Гитлер на протяжении недели разворачивает перед гостем вереницу грандиозных парадов, собирает огромные митинги, демонстрирует весь блеск хорошо отлаженной военной машины, одновременно показывая свою поразительную власть над толпой. Военная мощь Германии, дисциплина и высокий моральный дух солдат потрясают дуче. В Берлине перед многотысячной толпой Муссолини провозгласил:

Итальянский фашизм обрёл наконец друга, и он пойдёт со своим другом до конца.

Далее события развивались стремительно: в марте 38-го Гитлер аннексирует Австрию, затем Чехословакию. Через год Италия захватывает Албанию, а 22 августа 1939 Рим и Берлин подписывают Стальной пакт. Позднее к Антикоминтерновскому пакту присоединяется Япония, 1 сентября через 10 дней после пакта Молотова-Риббентропа начинается Вторая мировая война.

Колонии Италии к началу Второй мировой войны
Тогда никто не мог представить, что Италия выдйет из войны первой из стран Оси. Виной всему плохая подготовка итальянских солдат. Муссолини не сделал главного — не провел военной реформы. Справедливости ради стоит отметить, что сталинский принцип "кадры решают все" был почему-то упущен военной элитой Италии. Понеся большие потери, а также терпя неудачи в Греции, итальянские солдаты начали попросту отказываться от дальнейшего продолжения военных действий. Это привело к тому, что солдаты вермахта начали попросту расстреливать своих союзников. Наиболее ярко это показано в фильме "Выбор капитана Корелли". 25 апреля 1943 г. режим Муссолини пал, а в стране было сформировано временное правительство во главе с маршалом Бадольо. Муссолини был заточен под арест в Гран-Сассо. Усилиями Скорцени Гитлеру удалось спасти своего союзника, однако к тому времени дуче уже не руководил страной. В экстренном порядке было сформированвано марионеточное государство Итальянская Социальная Республика, просуществовашее 270 дней вплоть до расстрела диктатора.

Флаг Итальянской Социальной Республики. Позже она войдет в историю как Республика Сало
28 апреля 1945 наступила драматичная развязка: Италия, формально оставаясь монархией, попрощалась с эпохой фашизма, расстреляв своего диктатора. Через год с небольшим в стране прошел референдум, по которому страна перешла к Республике. В июне 1946 г. королевская семья Италии навсегда покинула родные пенаты. Монархия стала историей.
Эпилог
85 лет Королевства Италия по праву можно считать золотой эпохой в истории страны. Впервые Италия получила своего настоящего лидера, харизматчиного Муссолини, который вернул своему народу чувство городости и заложил основы современного итальянского национал-патриотизма. Во многом благодаря личности дуче, при котором страна достигла пика своего развития и мощи, пришедшегося на середину 30-ых гг. И разумеется, Италия представляла собой уникальный случай, когда в стране параллельно существовало 2 режима: монархический и фашистский. Ни в Германии, ни тем более в Англии такого не было: монархия на Туманном Альбионе и нацистская диктатура в Германии. Да военные потери Италии в ходе Второй мировой войны оказались намного меньше, чем у немцев: 0,7 млн против 10. На этом я заканчиваю свой рассказ, и помните, что все дороги всегда ведут в Рим. Viva il Re!

Похожие статьи:

ПолитикаШкольное сочинение:"Что было бы если бы победили немцы?"

ГостинаяЗаповеди - нейролингвистическое оружие

ИсторияРусские или Русы?

Вторая мировая войнаВокруг Курильских островов

Вторая мировая войнаГрузины со свастикой

Magyar Szabad

рейтинг

0

просмотров

3869

комментариев

0
закладки

Комментарии