Деревенский бригадный и семейный подряд в начале 1980-х

В начале 1980-х, будучи студентом, был счастлив работать с человеком, напоминавшим Столыпина. Назовём его просто С. Умища у С. было, по убеждению многих и меня в том числе, побольше, чем у Маркса. Только вот власти обходили его заслуги стороной, а инициативе крылья крепко подрезали.
 

Народ жил тогда вроде сыто и не бунтовал, инерция решений партсъездов мало нуждалась в инициативах, разве что какая кампания проводилась, и срочно требовалось отчитаться. А потому мой старший товарищ реформатор оказался не востребован.

Всё же, С. хоть и в небольших масштабах, но таки внедрял бригадный подряд и семейный подряд, умело лавируя между управленцами, функционерами и трудягами. А также продвигал очень важные экономические решения, позже – ворочал из Москвы предпринимательскими структурами типа холдингов, но это уже другой разговор. 

 

Застой в СССР

                Так вот, весь СССР тогда действительно пребывал в застое. Суть явления С. популярно пояснял так: подхожу я к продавщице и прошу лезвия, но прошу: «любое, но только импортное». А продавщица ему «А почему же не отечественное, где Ваш патриотизм?» «Да патриотизм у меня в полном порядке, скажем в отношении нашего лунохода, балета или автомата Калашникова. Только вот щёки лезвийного патриотизма совсем не имеют: один чвирк «Невой», а дальше тупится, по коже раздражение, на завтра вообще заржавело. Я бы с удовольствием изучил вопрос, да и внедрил в Питере правильную технологию, чтобы лезвия стали гораздо лучше импортных – и тогда мои щёки тоже станут самыми настоящими патриотами. Одна беда – не знаю, куда мне обратиться с этим вопросом, чтобы организовать дело как следует».

                Главная проблема АПК (агропромышленного комплекса) в те годы тоже состояла в его застое. С каждым годом через областной Агропром в сельскохозяйственное производство вливались всё большие суммы дополнительных средств: больше удобрений, больше ГСМ, выше зарплата, да и пенсия тоже, больше средств на социальные нужды, на асфальт, мебель, стройматериалы, технику и прочее. Аграриев с высшим образованием каждый год всё больше и в вузах, и в науке, и в конторах. Но, примерно 10 последних лет объём производства сельхозпродукции стабильно топтался на месте. И объём местной переработки – тоже.

                А в одно пригородное хозяйство, «Путь коммунизма», стало вроде «Путь в никуда». Люди самовольно посамозахватывали, порасширяли участки лучших земль под огороды, теплицы и сады, и совсем перестали выходить «на работу» – кроме конторских и соцкультбыта. Асфальтированная дорога на колхозную ниву упёрлась в заросли сорняков. Туда многих коммунистов посылали «поднимать хозяйство» - никто не мог справиться: «Можете меня исключить из партии, но там работать просто никак невозможно. Ну разве что напалмом сжечь личные хозяйства, и водить людей в поле каждый день под конвоем».

 

Внедрение «сельскохозяйственного экономического эксперимента»

                Мой старший товарищ С. изучил проблемы, и предложил, начиная с беднейших колхозов, внедрять бригадный подряд. Смысл следующий: бригада колхозников заключает с правлением колхоза договор о поставке сельхозпродукции в максимальном объёме и в наилучшем качестве при минимальных затратах материальных и своих собственных людских ресурсов. Правление же обеспечивает колхозников всем тем, что они затребуют и тогда когда они это посчитают нужным, выписывает своевременно авансовые платежи за труд, сопровождает их деятельность юридически, консультирует агротехнически, семеноводчески, объясняет "что почём", проводит поверхностный контроль и тщательно ведёт бухгалтерию. По итогам сдачи всего урожая, "закрывается год" и бригада получает реально, "согласно экономического эксперимента" огромные премии.

                Правление хозяйства также само себе начисляет и само получает авансовые платежи на протяжении всего сезона, плюс вознаграждение за собранный и реализованный урожай в конце года. Это наперёд оговоренный в Договоре нехилый, но меньше 50% процент, который перепадает и конторским.

 

Смысл бригадного (семейного) подряда

1. Лишние операции в поле не проводят. До эксперимента крестьяне пахали, вальцевали, бороновали, сеяли, закатывали, культивировали, опрыскивали, удобряли в заведомом избытке. Мучили и гробили землю. Потому что за выполнение каждой отдельной операции шла отдельная оплата.

2. Материальные ресурсы экономят. До эксперимента бензин сливали в канаву, а счётчик километража "набивали", дефицитные запчасти ломали, когда собирались идти на свадьбу, удобрения сбрасывали в ярок, когда лень с ними возиться.

3. Трудятся тщательно, применяя сноровку, беспокоясь о лучшем урожае. До эксперимента как-то новый председатель оделся простецки и вышел в поле. Видит, мужик воротом делает ямки и бросает в них капустную рассаду, сбоку тяпкой присыпает рыхлой землёй. "Что ты делаешь?" "Не видишь, капусту сажу" "Ты и дома так пикируешь?"  "Да ты что, я ж не идиот, она так не вырастет".

 

Подписание договора о кураторском надзоре

                В принципе, все поначалу были за. А чтобы перестраховщики нам не мешали, С. успокаивал их следующим образом.

                «Мы так полагаем: если наши рассчёты верны, то "сельскохозяйственный экономический эксперимент" будет работать в абсолютно любом хозяйстве, и может быть воспроизведен на предприятии любого профиля и в любых масштабах. И если не так давно мы вычисляли пропорции вознаграждений по формулам четвёртого порядка из высшей математики, то теперь всё упрощено и оптимизировано. А в случае чего мы берём всю ответственность за результаты эксперимента на себя, если только оговоренные в договорах условия будут соблюдены полностью. Эти условия очень гибкие. А на непредвиденный случай я дам необходимые уточнения, толкования по телефону. В сложной ситуации я лично или любой из моих помощников, скажем Василий [Силваяр] по первому сигналу выедет, разберётся на месте. Успех в наших общих интересах».

                Руководство области и района соглашалось идти на эксперимент, задействуя в нём те хозяйства, в которых застой был особо глубок, скажем, уже 15 лет валовой сбор урожая не возрастал, а то и падал. Попросту говоря, «отстающие» - всё равно, сколько их не дотируй, всё как в прорву. Мы ездили по разнообразному начальству, встречались и вели уважительные беседы с крестьянами. Наконец, после многомесячной утряски всех вопросов, обычно подгадывался какой праздник, мы подписывали Договоры (в качестве кураторов эксперимента) и нас приглашали за богатый стол, где произносились здравницы за успех эксперимента, и все мы почти совсем как братались.

                На всех стадиях согласований, и где-то после второй рюмки С. как хороший преподаватель физики важнейшую формулу, повторял главную для взаимопонимания мысль. И я тоже. Позвольте, изложу в своей редакции.

                «Помимо сельского хозяйства, мы работаем и с промышленностью. Например, внедряем изобретения и рацпредложения на заводах. Берём готовый темник, где проставлена «цена вопроса», заключаем договор на выполнение перечня задач, и даже делаем встречную скидку дирекции. Так вот, знаете в чём главная проблема?»

                - А в чём?

                «Директора часто отказываются от своей подписи. Потому что мы находим самое лучшее, а значит самое простое и дешёвое, но очень эффективное решение. А когда мы его раскрываем, некоторые директора говорят: «Да как же так? Мы просто не доглядели. Да это запросто и каждый дурак сможет!» - и не хотят платить по счетам. Вот и в нашем эксперименте так: всё просто и всё замечательно, но только каждый должен твёрдо держать своё слово».

                Обычно в ответ мы в очередной раз слышим уверения в том, что все мы тут настоящие мужики, не в бирюльки пришли играть, все теперь свои в доску, и слово наше твёрдое.

 

Торпедирование эксперимента

                В современной Российской Федерации в случае неудач хорошего начинания принято винить некие внешние силы, то ли забугорные интриги, то ли происки олигархов, то ли местных масонов и так далее, и только в последнюю очередь вспоминать о себе. Возможно и я невольно поддался такому способу оценки. Но, что касается неудач с нашим «сельскохозяйственным экономическим экспериментом», то здесь я не видел и сейчас не вижу, чтобы были там некие «злые происки врагов».

                Конечно, можно было бы искать самооправдание типа «С.– не высокого полёта птица, а я по молодости не видел его ошибок», но это был бы обман и бессовестное оскорбление уважаемого человека. «Объективных» причин, отклоняющих потребность в бригадном и семейном подряде, я тоже не вижу. И об этом красноречиво свидетельствует опыт Китая во внедрении бригадного и семейного подряда чуть позже (насколько я знаю, они использовали наши теоретические обоснования и практические материалы).

                Но почему же эксперимент всё же не нашёл широкого распространения в области, в АПК страны, в промышленности?

                Главная проблема мне видится в неправильном настрое правлений колхозов и ближайших их начальников. Историческая предтеча этого неправильного настроя – в том, что со времён 1905 года деревенская община, как выражаются китайцы, «заражена болезнью красных глаз» - завистью. Причём в со стороны руководителей.

                Крестьяне, объединённые в отдельные хозрассчётные единицы методом бригадного или семейного подряда, вели себя адекватно. Они не перерабатывали лишнего. Но на совесть. И в горячую страду трудились так же, как и «работая в общий котёл».

                Мы тоже осуществляли надзор над экспериментом адекватно, никаких конфликтов у нас никогда не было, непосредственно наших ошибок и сбоев не припомню. Экономически и юридически всё было оформлено грамотно, мотивация распределена между участниками эксперимента равномерно.

                До окончательного перерассчёта по итогам года, правления колхозов работали «как часы», районное и областное руководства также одобрительно отзывались о нашем общем деле.

                Но вот наступал окончательный перерассчёт по итогам сельскохозяйственного года, и тут начинались большие проблемы. Вернее проблема всего одна: труженникам бригад не хотели выплачивать законно заработанные ими деньги.  

                               

Работа над ошибками

                Завидовать было чему. Как говорил один председатель: «С какой стати я должен иметь годовую премию меньше, чем звеньевой полеводов?» Он не хотел видеть свою подпись под договором и не хотел слышать доводы. Звеньевого избрали бригадиром, и он отлично сработал, отменный урожай получила не только его бригада, отстегнули в пользу конторских не только полеводы, условия эксперимента можно подкорректировать, но не задним же числом, и нельзя людям отбивать охоту к полезному труду.

                На уровне района ситуация повторялась. Как говорил один председатель райкома партии: «Это у Вас эксперимент, а у меня – важные государственные задачи. Мне надо срочно хоть из-под земли изыскать средства на прорыв, и я их беру в хозяйстве, которое вырвалось в передовики… Мало ли что, эксперимент, эксперимент! Просто в этом году морковка дала хороший урожай, вот и повезло вашему подшефному хозяйству. Короче отстаньте, не мешайте заниматься работой».

                На уровне области ситуация «вязла»: «Да мы же всегда были только за,- говорил завотделом, который поначалу тормозил эксперимент, - но мы же не будем насылать милицию и ОБХСС на тех, кто перераспределяет ресурсы, выполняя задачи, поставленные свыше».

                А когда С. пробился-таки выше, его долго водили кругами, пока, наконец, не поставили задачу разработать одно постановление, потом другое… А вот пятое и десятое разрабатывали люди из-за бугра, используя наше первое и второе в своей общей враждебной СССР мозаике.

                Нас переиграли. Нашими ошибками частично воспользовались недруги. Но я продолжаю с большим уважением относиться к людям, которые не плыли по чужому и нехорошему течению, не ныли, делали, что могли на пользу, и уходили хоть на стройку хоть в кочегары, когда видели, что нашим интеллектуальным продуктом злоупотребляют, а бывшие коллеги стыдливо прячут глаза.

                Не ошибается тот, кто ничего не делает. Отвергнуть дело как «ошибочное» проще, чем работать над исправлением ошибок. Исправление ошибок – занятие мало романтичное и не так чтоб эффектное, публичное. Здесь особенно тяжело «сорвать аплодисменты». Но надо иметь ясное понимание: отсутствие работы над ошибками превращает людей в слепцов, проживающих среди разбросанных граблей.

Похожие статьи:

Русское делоЯ горжусь тем, что я русский

ПолитикаОсновные беда России отнюдь не дураки и не плохие дороги

Русское делоА нас Рать

Наука и технологииРусский прорыв в технотронное будущее

Вторая мировая войнаЖизнь и подвиг Евгения Преображенского

Силваяр

рейтинг

+4

просмотров

2810

комментариев

12
закладки

Комментарии