К юбилею В.А. Кокорева

К юбилею В.А. Кокорева


"Присылка статьи о В.А. Кокореве связана с его юбилеем. В 2017 году будет 200 лет со дня рождения этого великого Русского человека. Которого в череде столетий незаслуженно забыли. Я пытаюсь что бы юбилейная дата прошла замеченной в Российской Федерации."
Василий Митрофанов

Богата Костромская земля самородками. И если о золотоносных рудниках нашего края ходят только легенды, то люди — самобытные, уникальные, с неповторимой судьбой даже через столетия несут свою энергию предпринимательского таланта, разумного авантюризма, природного дарования и сердечной доброты. Именно таким самородком, появившемся в Солигалическом Уезде Костромской области, был Кокорев Василий Александрович.

Говорят, когда золотодобытчики находят самородок, они говорят камню: "Здравствуй!", и узнают, где он родился, сколько ему лет, где и как он путешествовал, откуда у него шрамы и царапины, жив ли еще родивший его источник? Мы предлагаем и Вам познакомится с удивительной персоной, к сожалению, незаслуженно забытой в череде столетий.




Василий Александрович Кокорев родился  23 апреля ( 5 мая н.с. ) 1817 года в городе Солигаличе. В 19 лет Василий Кокорев совместно со своими дядями становится совладельцем семейного бизнеса, небольшой солеварней.

Пытливым умом он понимал, что пятисотлетняя история солеварения в Соли Галичской может продолжится в истории солигаличских минеральных вод.   Убедившись в том, что новые соляные скважины дают раствор, экономически не выгодный для выпаривания соли Кокорев приспособил эти скважины для медицинских целей, открыв в городе водолечебницу, существующую и поныне. Химический анализ Солигаличской минеральной воды проводил специально прибывший по просьбе Кокорева врач и химик Александр Бородин, более известный нам сегодня как талантливый композитор, автор оперы "Князь Игорь". Тот как раз только что получил степень доктора медицины и целое лето провел в Солигаличе, анализируя местную воду, наблюдая за лечебными процедурами и не забывая при этом сводить с ума игрой на рояле местных дам и девиц.  Отметим, что водолечебница в Солигаличе существует и по сей день. Называется она «Санаторий им. А.П. Бородина», а отдыхающие говорят: «Бородино». 

Однако в 1839 году, из-за поспешного введения правительством в обращение серебряного рубля, в государстве случилось нечто, сравнимое с экономическим кризисом 1998 года. Цены по всей стране моментально выросли в три и более раз, а огромное количество малых и средних купцов разорилось. Решающим сокрушительным ударом по фамильной солеварне Кокорева стала и отмена ввозной пошлины на соль. Тогда юный Кокорев, не получивший даже приличного образования, отправляется в Петербург, надеясь только на свою смекалку по части извлечения прибыли.

Его становление связано с винными откупами, здесь же Кокорев заработал свое первое состояние. В свои 33 года Василий Кокорев становится одним из самых богатых купцов Российской империи, реформатором откупной системы. В его управление входили 23 откупа Москва, Петербург, Бессарабия от Оренбурга до Рязани от Перми до Брянска, а так же  Кавказ и  Ново-Россия. Государству и самому Кокореву они приносили существенную прибыль. Современники нарекли Василия Кокорева винным гением, Савва Мамонтов в своих воспоминаниях упоминал не иначе, как откупщицким царем, а за покровительство министра финансов Вронченко, Кокорева в шутку называли тайным советником министра финансов.

Время расцвета предпринимательского таланта Кокорева пришлось на царствование императора Александра II. В 1857 году им основывается Закаспийское торговое товарищество, занимавшееся успешной торговлей с Персией и Средней Азией. В 1857 году в Сураханах в 17 км от Баку он создает завод для извлечения из нефти осветительного масла за 4 года до открытия нефти в Пенсильвании. Первый в мире нефтеперерабатывающий завод производит фотонафтель (керосин). Наладить производство помогал сам Дмитрий Менделеев. За три с половиной недели Дмитрий Иванович провел целую серию опытных перегонок, результатом которых стала разработка новой технологии очистки фотонафтиля. Впоследствии химик писал:"… Сураханский завод стал давать доход, несмотря на то, что цены керосина стали падать". И еще: "… приемы переработки нефти, употребленные в прошлом десятилетии на Бакинском заводе, очевидно, ни от кого не заимствованные, могли быть поучительными для многих". Вскоре завод стал производить достаточное количество специального масла для осветительных ламп. Масло Кокорев назвал "фотонафтиль", однако люди стали называть его "керосин". А предприниматель Кокорев вновь становится первооткрывателем, теперь уже российского нефтяного дела.

Кроме того, Василий Кокорев был крупнейшим пайщиком нефтеналивной флотилии "Кавказ и Меркурий" Волжско-Каспийского пароходства. Русского общества пароходства и торговли. Транспортировка нефти заставила его заняться железнодорожным строительством Волго-Донской железной дороги, Уральской горнозаводской железной дороги. В его управление входили многие предприятия и акционерные общества: Бакинское нефтяное общество, Сельский хозяин и много других предприятий.

А так же он был первым медиамагнатом в России Северное телеграфное агентство принадлежало ему. Ему принадлежало и " Северное страховое общество " для защиты частных предпринимателей и склады с товарами с выдачей варрантов.    Велика роль Кокорева в банковском учредительстве России. При его участии в конце 1860-х годов был основан Московский купеческий банк, членами которого были видные промышленники и экономисты — наш земляк Фёдор Васильевич Чижов, С.И. Мамонтов, М.А. Горбов и другие. Был учредителем Волжско-Камского банка с 20 филиалами на тот момент самый крупный и надёжный банк в России. Его банки изначально были национально направленными на провинциальные капиталы и удовлетворяли торгово-промышленные нужды всей Российской империи. По велению русской души к сельскому быту Василием Кокоревым был создан и музей-хранилище изделий Русского народного искусства. А в 1860 году в специально отстроенном здании  в Трехсвятительском переулке на Покровке открылась первая частная публичная художественная галерея  за 20 лет до Третьяковской галереи в ней были выставлены полотна Русских художников: Карла Брюллова, Ивана Айвазовского, Александра Боголюбова, Алексея Венецианова,  Александра Иванова,  Федора Матвеева, Михаила Лебедева, Сильвестра Щедрина,  Дмитрия Левицкого, Василия Боровиковского, Федора Алексеева,  Василия Худякова, Михаила Клодта, Константина Трутовского,  Георгия Мясоедова и многих других гениальных живописцев.  

А в 1884 году в Тверской области появилась дача-приют для русских художников. О ней Василий Кокорев пишет в своей рукописи:«Трехлетнее существование, при истоке из озера реки Меты, Владимире-Мариинского приюта для пребывания академистов Императорской академии художеств вполне оправдало попечительную заботливость о здоровье академистов Августейшего Президента Академии, Его Императорского Высочества Государя Великого князя Владимира Александровича, по мысли которого возник и устроился означенный летний приют. Из 30 академистов и 2 воспитанников Московского училища живописи, зодчества и ваяния, в течение трех лет, никто не был болен и все эти лица, вступая в конце мая в приют с увядшим цветом лица, оставляли его к 1 сентября с выражением оживления и здоровья. Общая сложность веса ежегодно увеличивалась до 11,5 фунтов, а в отдельных личностях это увеличение доходило до 19 фунтов. В действительности этого удостоверяют показания наблюдающего за приютом доктора, действительного статского советника В.И. Козловского, которым сверх того замечено, что в числе академистов были двое с грудными болезнями и получили полное выздоровление единственно от влияния воздуха и местности, способствующей при разнообразных прогулках оживлению сил.

По всему, что сказано, Вышневолоцкая местность представляется самою удобною для устройства летнего бесплатного пребывания в каникулярное время той учащейся молодежи, которой медицинская опытность дает совет ехать в деревню, а материальное положение не позволяет исполнить этого благодетельного совета. В основание потребного для устройства означенного летнего житья капитала да послужит первым вкладом выручаемая через продажу "Экономических провалов" сумма. В заключение настоящего послесловия нельзя не пожелать от души, чтобы каникулярное время изменилось в своих числах, чтобы ученье оканчивалось в половине мая и начиналось не ранее 1 сентября». ВК. («Экономические провалы») 


Сам не получивший должного образования Кокорев охотно помогал учится другим – платил стипендии. Но к образованию, как к системе, у самобытного, целостного Кокорева были свои претензии:

«Мне не раз случалось посещать лекции политической экономии в Москве и Казани, и эти посещения вполне убедили в том, что слушатели ничему научиться не могут, а сбить себя с толку (если будут верить в лекции, не относясь к ним критически), могут до такой степени, что потом между ними и народною жизнью образуется неисправимое непонимание друг друга. А сколько таких сбитых с толку людей попало впоследствии на влиятельные финансовые места? И начали эти люди направлять экономическую жизнь России по указаниям Мишелей Шевалье, Адамов Смитов и т. п., и зарыдали наши Трифоны, Прохоры, Матрены и Лукерьи и т. д., а затем надели на себя суму и пошли смиренно по миру питаться подаянием».ВК. («Экономические провалы») 

Москве Василий Кокорев подарил парк и Русскую избу, деревянную, с резными наличниками по проекту Никитина в Погодинском саду. Историк К.А. Скальковский свидетельствует: "В момент своего богатства Кокорев играл и роль мецената. Ему, строго говоря, обязан своим возникновением так называемый русский стиль в архитектуре, существенно отличающийся от русского стиля, сочиненного немцем Тоном по повелению императора Николая I". 

И, наконец, он построил в Москве общественно-культурный центр и обширнейший гостиничный-складской комплекс "Кокоревское подворье". На Софийской набережной было возведено на тот момент настоящее архитектурное чудо. Комплекс, в который было вложено 2,5 миллиона рублей, был новшеством не только для Москвы, но и для Европы, поскольку предвосхитил появление «гранд-отелей». Подворье быстро приобрело большую известность: центр города, прекрасный вид, удобства, хороший ресторан привлекали постояльцев. В гостинице останавливались П.И. Чайковский, И.Е. Репин, В.В. Верещагин, а также писатели Мельников-Печерский, Мамин-Сибиряк, художники Крамской и Поленов, а их товарищи по кисти Виноградов и Коровин имели здесь свои мастерские. Кокоревское подворье простояло более 100 лет и в данный момент находится на реставрации. 

Русский купец и промышленник Василий Кокорев более всего прославился как общественный деятель и публицист. Одни современники им искренне восхищались, другие посмеивались, но все признавали, что он необыкновенно остро чувствовал народный характер и нужды России.  «Экономические провалы по воспоминаниям с 1837 года», наделавшие в императорской России много шума – актуальны и сегодня. Читая наблюдения и мысли, высказанные автором, забываешь, что они относятся к другому, теперь уже далекому от нас времени. Чего стоит его звучащий как манифест: «Почему?»

«Почему бы не вводить освещение городов газом, вместо чуть-чуть теперь мигающих масляных фонарей?» — пишет Василий Кокорев.
«Почему в 2015 году голубое топливо является такой же роскошью для жителей российской глубинки» — подумает наш современник. К слову на родину Кокорева газ до сегодняшнего дня так и не пришел, а мог бы дать огромную экономическую отдачу. Как известно, Солигаличский район богат известняками и приход газа позволил бы наладить производство цемента. Не надо объяснять, что это значит для строительной и дорожной сфер.

«Почему не арендовать степи, втуне пропадающие у казны или у частных лиц, для разведения скотоводства, с употреблением в дело той травы, которую теперь иссушает даром солнечный жар?» Василий Кокорев.

Не аналогичную ли картину мы наблюдаем сейчас. Огромные территории когда-то пахотной земли ныне заросли молодым сосняком. В широких когда-то сенокосных полях, разве что гуляет июльский полуденный ветер.  И если в Российской империи были люди, которые хотели работать на земле, но не могли, то в сегодняшней России есть земля, но нет людей, и главное, нет средств, нет дорог, нет системного государственного подхода к сельскому хозяйству.

«Придавая особенное значение примерам усовершенствованного хозяйства, как наглядно доказывающим крестьянам пользу улучшенных способов ведения его, мы полагаем, что хозяйство сельского духовенства следует возвести, на счет правительства, на высшую степень совершенства, дабы это хозяйство изображало светящиеся точки сельского благоустройства, сообщающие народной массе свет полезных знаний. Затрата эта была бы вполне производительна и повела бы к усовершенствованию способов добывания из земли большого количества произведений посредством улучшения почвы и употребления других приемов и орудий для обработки земли.» Василий Кокорев. 

Сам Василий Александрович свое народное происхождение, даже обзаведясь миллионами, никогда не скрывал. А на одном из аукционов приобрел большой золотой лапоть и установил его в кабинете прямо на письменном столе. Своим друзьям Василий Александрович, объяснял, что этот лапоть — он сам: был ведь когда-то лапоть-лаптем, да из низов выбился в знатные люди. 


Не скрывал Кокорев и всеобъемлющей любви к своей стране и народу, который обязательно должен быть свободным! Обладая прирожденным ораторским искусством об этом он говорил и в народе, и на устраиваемых им банкетах. Больше всего его прославила историческая речь, произнесенная им на рождественском банкете 27 декабря 1857 года. Выступление Василия Александровича касалось позорного пережитка, мешающего прогрессу, а именно – крепостного права. Эта кокоревская речь долго ходила в списках. Есть воспоминания, что, когда вышел манифест об отмене крепостного права, некоторые крестьяне сочли, что освободил их не император Александр II, а Кокорев с друзьями — купцами Алексеевыми, Солдатёнковым просто выкупили их у царя и дворян.  

Остаться незамеченной такая народная популярность купца не могла и вызвала «монарший гнев». Власти пробовали прижать Кокорева к ногтю, величали «осиным гнездом», в 1863-м отняли все откупы, но солигаличский самородок, и здесь нашел выход. Свое красноречие, помноженное на недюжинный ум, он изливал в литературных трудах, в которых рассказывал об экономических ошибках правительства и о способах их решения.  
Его жизнь оборвал сердечный приступ. 22 апреля ( 4 мая н.с. ) 1889 года. Вместо прощальных речей над могилой зачитали отрывки из книги Кокорева, одного из самых успешных и умных деловых людей России. Одно из них звучит как завещание потомкам: 

"Пора государственной мысли перестать блуждать вне своей земли, пора прекратить поиски экономических основ за пределами Отечества, засорять насильственными пересадками на родную почву; пора, давно пора возвратиться домой и познать в своих людях свою силу".
Всепреданнейший Василий Кокорев.



Статья опубликована по просьбе авторов:

       
                                                            Митрофанов Василий Александрович   
 

  
                                                             Лилия Цыганкова Степанова 

 

Рейтинг
последние 5

Рома

рейтинг

+3

просмотров

622

комментариев

0
закладки

Комментарии