История одного предмета: коньки

История одного предмета: коньки

В детстве я очень любила смотреть с родителями фигурное катание. И если мама сопереживала неудачам спортсменов, пестрила какими-то специфическими терминами, обозначающими элементы, которые исполняли фигуристы, то я, маленькая девочка, во все глаза рассматривала костюмы выступающих девушек. Блестящие платья, совсем как у настоящих принцесс, и прыжки-взлеты — как по волшебству. Магия фигурного катания до сих пор живет в той маленькой девочке, которая просыпается в уже взрослом человеке, когда в поле моего зрения попадает этот вид спорта. И, мне кажется, что если театр начинается с вешалки, то фигурное катание — с коньков.

 

 

Как человеку впервые пришла в голову идея катания на льду — неизвестно. Возможно, что некий киммериец (а именно представителям этого кочевого народа историки приписывают создание прообраза современных коньков) вышел однажды на улицу, и на месте привычной водной глади протекающей рядом с домом реки эту самую гладь и не увидел. Собственно, гладь была, но поменяла свою структуру: плыть невозможно, а идти пешком — скользко. Как быть нашему киммерийцу? Ведь ему срочно нужно было попасть по своим кочевым делам на другую сторону реки! Почему он не воспользовался для этой цели более привычным для него способом — нам никогда не узнать. Может, этот киммериец обладал натурой истинного изобретателя? Иначе бы ему не пришло в голову создать первые в мире костяные коньки, чтобы быстро и легко передвигаться по замерзшему Днепровскому лиману.

Подобные киммерийским, костяные коньки использовались и гораздо позднее: по  упомянутому лиману конькобежцы передвигались на них еще в VIII-VII веках до нашей эры, а европейцы катались примерно на таких же в XII веке. Об этом есть упоминание в «Хронике знатного города Лондона»: ее автор, монах Стефаниус, пишет о катающихся так:

Когда большое болото, омывающее с севера городской вал у Мурфильда, замерзает, целые группы молодых людей идут туда. Одни, шагая как можно шире, просто быстро скользят. Другие, более опытные в играх на льду, подвязывают к ногам берцовые кости животных и, держа в руках палки с острыми наконечниками, по временам отталкиваются ими ото льда и несутся с такой быстротой, как птица в воздухе или копье, пущенное из баллисты…

Сложно представить мастерство этих «других», которые ухитрялись кататься на костях. Предложить сейчас такое средство передвижения современным спортсменам — думаю, они в лучшем случае покрутят кости с ремешками в руках, а в худшем — просто откажутся брать их в руки. Впрочем, они могут заинтересоваться иными вариантами: например, на Севере умельцы для изготовления коньков использовали моржовые бивни, а в Китае, за неимением оных, брали для той же цели бамбук. Катались по тому же принципу, отталкиваясь ото льда бамбуковыми палками. Первым конькобежцам была доступна не только прямая техника катания: они могли двигаться и вбок, с проскальзыванием. Современные техники становятся доступны только с появлением стальных коньков, которые не скользили по льду, а резали его благодаря остро заточенным кромкам.

В XIII веке на смену берцовой кости приходит дерево. В деревянный брусок вставляли заостренную с одной стороны металлическую полоску, и на такой вот конструкции скользили по льду. Только к XVIII веку коньки становятся полностью металлическими, причем форма их была такой, как желал сам заказчик. Желающий покататься рисовал примерный эскиз, и приходил с ним к кузнецу. Тот оценивал сложность работы, называл цену, и, если заказчик и исполнитель были довольны условиями друг друга, то в скором времени будущий конькобежец получал готовую продукцию. Отсюда и разница во внешнем виде коньков: изготовленные по индивидуальным чертежам, они практически не повторялись. Кто-то предпочитал, чтобы носок его конька был плавным и аккуратным, кто-то, наоборот, желал получить коньки с лихо закрученной спиралью, а иные, идущие на поводу своего эстетического чувства, просили украсить их «транспорт» по корабельному типу. Чаще всего на носках появлялись миниатюрные лошадиные головы, которыми украшали нос кораблей. Может, отсюда и произошло их современное название — «коньки»?

Украшения были разнообразными, а вот форма, как и способ крепления, — стандартными. Так, Петр I, прибыв в Европу, не просто наблюдал за развлечением европейцев, но и пожелал сам к нему присоединиться. Однако местные конькобежцы, привязав лезвия к обуви на время катания веревкой, после него отвязывали коньки и продолжали свой путь в тех же сапогах или ботинках. Петр счел это весьма неудобным, и намертво привинтил выданную ему пару к своей обуви. Конечно, он же царь — у него сколько угодно пар запасных сапог, к любым из которых можно прикрутить коньки. Покатался от души, и убрал в темный угол до следующей зимы, чтоб глаза не мозолили. Европейцы же не оценили благородной идеи своего царственного гостя, и продолжили привязывать свои коньки веревками.

Когда Петр I вернулся домой, то одним из первых его распоряжений была организация собственного производства коньков, которое в скором времени и было налажено на тульских заводах. Московская и петербуржская знать быстро заинтересовалась новинкой (допускаю, что не по своей воле, потому что после смерти монарха увлечение потеряло свою популярность, а показные катания на радость новатору были всего лишь попыткой подлизаться). Вскоре на застывших реках и озерах раздавался веселый шум, идущий от развлекающихся горожан. Сохранилось даже воспоминание о том, как москвичи, современники Петра, приняли европейскую забаву:

Москвитяне усердно учились кататься на коньках, причем они неоднократно падали и сильно ушибались. А так как они по неосторожности иногда катались по тонкому льду, то некоторые из них проваливались по шею в воду. Между тем они отлично переносили холод и потому не торопились надевать сухое платье, а продолжали кататься еще некоторое время в мокром. Затем уже переодевались в сухое платье и снова отправлялись кататься. Этим они занимались так ревностно, что делали успехи, и некоторые и них могли отлично бегать на коньках…

Может, действительно увлечение москвичей катанием на коньках было показным, из страха прогневить вспыльчивого правителя, но большей части развлечение пришлось по душе. Несмотря на его спад после смерти Петра I, век спустя Пушкин отметил, как весело, обув железом острым ноги, скользить по зеркалу стоячих ровных рек. Немного забегая вперед, скажу, что упомянутое Пушкиным «зеркало» было не таким уж гладким, и его неровность доставляла конькобежцам немало неудобств, однако первый каток появился только в 1842 году: его залил житель Великобритании Генри Кирк.

А что Европа? А там — в частности, первопроходцами оказались шотландцы — в 1604 году открылся первый конькобежный клуб, участники которого даже устраивали соревнования. Их суть состояла не просто в забеге на определенную дистанцию: по пути еще нужно было перепрыгнуть через три шляпы, уложенные на пути конькобежца, и подобрать одну монетку. Ну и, разумеется, прибыть к финишу первым. Приз, за исключением шляп, доставался победителю, а потому азартные шотландцы имели хоть малую, но все же мотивацию в финансовом плане. Норвежцы пошли еще дальше: именно там, в 1888 году, появились первые тонкие лезвия, благодаря чему беговые коньки можно было назвать уже профессиональными. Однако в борьбе за звание мирового чемпиона по конькобежному спорту в классическом многоборье, развязавшейся в 1889 году, стал вовсе не норвежец, а потомок тех самых московитов, которые еще не так давно впервые встали на коньки — Александр Паншин. Примерно в этот же период основано и Санкт-Петербургское общество любителей бега на коньках.

 

XIX век приходит с «подарком» как для любителей, так и для профессионалов конькобежного спорта: целых три новых модели коньков. И трубчатые, и трубчатые, но со вставленным в трубку лезвием, и состоящие из двух отдельных частей, крепящихся друг к другу. Появился прототип современного конька, создателем которого стал знаменитый американский фигурист Джексон Хейнс. Мастера по его индивидуальному заказу создали коньки без всяких трубок, — просто прямое тонкое лезвие, конец которого был круто загнут. Хейнс был настолько уверен в превосходстве выбранной им формы, что выступил в этих коньках перед российской императорской фамилией. По воспоминаниям очевидцев, находившихся 7 февраля 1865 года в саду Таврического дворца, Романовы были восхищены искусством американского конькобежца, который весьма натурально изобразил все затруднения новичка в этом виде спорта, а потом и подробно рассказал, чем помогут ему изобретенные собственно Хейнсом коньки. Похвала венценосного семейства была весьма лестной. Но название «коньки Хейнса» в России не прижилось: у нас эту форму окрестили «снегурками». Их можно увидеть на любой новогодней открытке, сюжет которой развивается вокруг Снегурочки, катающейся на коньках.

А дальше… дальше коньки развиваются стремительно. Для нескольких видов спорта, в которых они являются неотъемлемой частью снаряжения участника, появились свои формы. Для фигурного катания, для хоккея, для бега и для танцев на льду, и, как апофеоз — роликовые коньки, для тех, кто не желает расставаться с любимым занятием даже в жаркий период.

 

 

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+1

просмотров

866

комментариев

13
закладки

Комментарии