Праздничный май

Праздничный май

Май, этот последний весенний месяц, в моем регионе больше всего похож на первый месяц лета — вокруг уже буйствует роскошная, сочная зелень, еще не побитая злым июньским солнцем, которое пока что дарит не палящий зной, но ласковое, робкое тепло. И, невзирая на садово-огородные дела, коих в мае немерено, на грозди клещей, свисающие с каждой ветки, и на прочие кусочки негатива, которые вкупе с позитивом и складывают мозаику жизни, народ с удовольствием отмечает разнообразные праздники. В России этот месяц начинается сразу с двух государственных праздников, — по совести сказать, первый я как-то не особенно воспринимаю, так как мировосприятие советского труженика, который выходил с транспарантами на торжественный митинг, мне незнакомо. Что касается второго — не почтить этот день считаю грехом.

 

В мае волна праздников прокатывается по всему миру. Большие и маленькие, государственные и местечковые, они редко бывают похожи друг на друга, но от этого не становятся менее примечательными. Предлагаю вам ознакомиться с небольшой подборкой майских торжеств из разных стран мира.

Костер Maifeiertag

Maifeiertag — Майский день. Он отмечается в Германии 1 мая, но подготовка к нему начинается еще накануне: в последний апрельский день дома украшаются травой и цветами, зелеными ветками — всем, что успела подарить природа к этому времени (очень напоминает подготовку к Троице). Именно ее прославляют немцы: в соответствии с легендой Maifeiertag’а, в этот день весна окончательно вступает в свои права. Как раз для того, чтобы встретить ее, как подобает, во всеоружии, дома украшают днем ранее: обязательно успеть сделать все до того, как стемнеет, чтобы заручиться благополучием и удачей на весь грядущий год.

Украшение дома — только малая толика празднеств. С наступлением ночи на площадях распускается “красный цветок” — костры, которые являются символом победы тепла, несущего жизнь, над зимней стужей. Хороводы, которые сопровождаются старинными песнями, водят почти до самого рассвета. Смельчаки прыгают через пламя костра, “сжигая” все неурядицы, прилипшие за прошлый год, чтобы вместо них в награду за удаль получить здоровье и удачу.

С наступлением утра праздник продолжается: его центральной фигурой становится Maibaum, Майское древо. Его украшают яркими лентами, и проносят по окрестным городам и селениям, а затем устанавливают на одной из центральных площадей: танец вокруг древа символизирует благодарность солнцу за его благосклонность к людям.

Прародители немецкого Майского древа появились в глубокой древности. Тогда оно символизировало ось мироздания, центр, вокруг которого вращается Вселенная. Древние греки украшали шерстяными лоскутами сосну, которая означала воскрешение Кибелы, богини, почитавшейся как мать-природа. С дерева срезали ветви, и ствол проносили к храму, где и начиналось празднество. В Германии оно стало традиционным в период Средневековья.

Наверху ствола привязывают семь разноцветных лент, символизирующих радугу: так как она появляется только в солнечном свете после дождя, то и урожай от посева в такую погоду будет хорошим. Над лентами — венок. Эта конструкция представляет собой модель мужского (ствол) и женского (венок) начала, слившихся воедино, и обозначающих появление новой жизни. И во все времена этот праздник откровенно бесил представителей Церкви, потому что они были уверены: языческие ритуалы только отвращают людей от христианства, не оставляют им времени на крестные ходы. Но, как и многие подобные празднества, Maifeiertag сумел пробиться сквозь религиозную цензуру, существуя и по сей день. Конечно, он изрядно изменился, оброс новыми обычаями, а многие из старых утратили свой первоначальный смысл. Но, как и прежде, в первый майский день в городах украшается… нет, уже не дерево: теперь его заменил шест, часто — металлический, что гораздо гуманнее по отношению к природе. Шест торчит на площади круглый год, приводя в недоумение непосвященных в тонкости этого праздника туристов, и первого мая украшается венком и лентами.

Сейчас в моем городе редко организовывают подобное, но лет 20 назад на масленичные гулянья в центре главной площади устанавливали высокий шест, к верхушке которого привязывали сувениры, изображающие подарки. Достал баранку — получи ящик пряников. Сапог — распишитесь за нарядные валенки. Ну и так далее. В Германии же, чем меньше город, тем интереснее украшен шест: традиционные ленты дополнены символическими фигурками людей, животных, предметов быта, инструментов, деталей одежды, угощений и прочего. Как и у нас, на шест пытаются взобраться преимущественно мужчины (с той разницей, что в мае-то уже тепло, а в моей детской на тот момент памяти явно отпечатался морозный день, скрипучий снег, и раскрасневшийся от усердия мужчина с голым торсом, стремившийся сорвать с верхушки шеста награду). Maifeiertag имел и другие значения: когда-то по состоянию хозяйства на этот день оценивалось усердие батраков, и определялась сумма, которую они получат в наступающем году. Вот и веселился народ, в случае каких-то неполадок в хозяйстве пытаясь заручиться поддержкой добрых духов.

Не миновали Майский день и любовные настроения. Если юноше нравится девушка, то в ночь на Maifeiertag он украшал ее дом сердцем из цветов или бумаги, а в Средние века — высаживал перед жилищем возлюбленной дерево, с нетерпением ожидая утра. С рассветом красавица ставила под деревом корзину: при взаимных чувствах она была наполнена угощениями, а в случае отказа — выпачкана дегтем. И никакого битья посуды, все молча и по делу.

Каттенстут — кошачья смерть

Не все праздники имеют положительное начало. Некоторые, наоборот, зародились из довольно жутких обрядов, но со временем изменили свою сущность. Это можно сказать о фестивале, не имеющем общегосударственного значения, который каждый год проходит в небольшом бельгийском городе Ипре. Как и другие торжества, не распространенные по всему миру, этот фестиваль имеет особую ценность для туристов, коллекционирующих уникальные впечатления. В переводе Каттенстут буквально означает “кошачья смерть”, — в нынешнее время он проводится во второе воскресение мая, и в городок стекаются любители мурлык практически со всей Европы. Но несколько столетий назад все было иначе.

Фестиваль начинается в полдень. На главную колокольню Ипра, Белфорт, забирается человек в костюме шута, и оттуда разбрасывает в толпу фигурки, изображающие кошек. Необычно, весьма необычно. Это прямая отсылка к Средневековью, когда с Белфорта вниз летели не фигурки, а живые кошки. Несчастных котофеев считали пособниками Сатаны, и таким вот образом истребляли кошачье племя. Я не пытаюсь оправдать фанатиков, но, если смотреть на ситуацию с их точки зрения, то доля логики в таком действии есть. Однако, помимо откровенной жестокости, здесь присутствует еще и невероятный цинизм. В сезон торговли шкурами кошек холили и лелеяли, ведь они истребляли мышей на складах, сберегая тем самым ценный мех. Но, как только сезон заканчивался, “дьявольским отродьям” объявляли натуральный джихад, отлавливали их и десятками, сотнями скидывали с колокольни. Эта традиция существовала до середины XIX века (!!!), когда наступил момент ее перевоплощения в нечто обратное — праздник чествования кошек.

Как и большинство подобных фестивалей, Каттенстут представляет собой театрализованное уличное шествие, разбитое на несколько этапов. Каждый из них предлагает зрителям познакомиться с сюжетом из истории или сказки, где главным героем обязательно является кошка. Это могут оказаться легенды Древнего Египта или мифы с отдаленных островов, постановка из мультфильма, хорошо знакомый всем “Кот в сапогах” и другие истории, вплоть до комиксов. В конце шествия движется огромная башня на колесах, с вершины которой в зрителей летят десятки плюшевых котят. Конечно, больше всех их стараются поймать дети, но и взрослые не отстают — по свежеиспеченному поверью, игрушечный зверек с Каттенстута приносит удачу.

Мельница-мельница, крутится-вертится…

В Голландии существует интересный праздник — Национальный день мельника, который отмечают во вторую субботу мая. У меня мельница всегда ассоциировалась со связкой “зерно-мука”. Однако, пока готовила статью, этот “миф” был развеян: голландцы оказались предприимчивым народом, и на протяжении своей истории “выжимали” из этой конструкции все, что могли. Здесь она отрабатывала за себя и за того парня: да, основным предназначением мельницы действительно является превращение зерна в муку, но здесь добавились и другие функции — выдавить масло, перемолоть минерал в порошок, распилить бревно, и еще куча всего, на что только фантазии хватило. В Нижних Землях (если назовете так Нидерланды — не ошибетесь) мельницу превратили в пункт и средство передачи информации. Пункт — потому что в очереди на помол зерна можно было услышать ворох свежайших сплетен, а средство — потому что при помощи определенного положения мельничных крыльев можно сообщить в соседние селения о положении дел на мельнице. Если их крест во время простоя располагался перпендикулярно земле, значит, все хорошо. Мне не удалось проверить следующую информацию, но среди прочего в отношении голландских мельниц указывался факт, что с помощью все тех же крыльев ухитрялись передавать данные о расположении противника во время военных действий.

В этот день в большинстве голландских мельниц — день открытых дверей. Если на ветряном агрегате красуется голубой флажок — значит, есть шанс попасть на увлекательную экскурсию, которую для вас проведет владелец, и собственными глазами увидеть волшебный процесс превращения колоска с зернами в ароматную булочку, которую испекут тут же. Полагаю, ее вкус будет необыкновенным, потому что в качестве приправы выступят свежие впечатления от помола зерна, наблюдения за действием механизма и увлекательного рассказа мельника о его профессии, которая берет истоки в глубокой древности.

Греки-огнепоклонники

Церковь считает большинство ритуалов, связанных с огнем, языческими. А вот анастенарийцы, крошечный этнос, обитающий на севере Греции, да еще жители некоторых болгарских деревень, уверены — ерунда это. Не зря же ежегодно, с 21 по 23 мая, они отмечают праздник огнехождения — Пировассию, целиком и полностью посвященную христианским святым.

По мнению огнеходов, Пировассия находится под покровительством равноапостольных Константина и Елены, а потому кто рискнет назвать ее языческим ритуалом? Да и если разойдутся злые языки, анастенарийцев это не остановит: все равно в положенный день скинут тапки и прошлепают босиком по раскаленным уголькам. Согласно легенде, эта способность — босыми ногами ходить по огню и не обжигаться — появилась у народа в XIII веке, когда горожане бросились в подожженный мусульманами храм, чтобы спасти иконы.

21 мая на центральных площадях анастенарийцев загораются большие костры, к которым и собираются празднующие. Первая часть Пировассии состоит из молебнов, покаяний и отпущения грехов, после которых анастенарийцы с иконами в руках торжественно проходят по горячим останкам костра. Они верят, что таким образом избавляются от скверны и приобщаются к разлитой в воздухе благодати, почувствовать которую может только человек с чистой душой. Примечательно, что никаких ожогов на ногах огнеупорного народа замечено не было.

Оставшиеся два дня отведены под общение с друзьями и родственниками. Посиделки начинаются с шествия вокруг принимающего гостей дома — причем строго против часовой стрелки, чтобы привлечь сюда благополучие и достаток. Завершается застолье в доме старейшины, который по традиции потчует всю общину.

Думаю, что в каждой стране, и, более того, в каждом городе есть свои праздники или обычаи, с которыми будет интересно познакомиться туристам и просто гостям города. Стоит только присмотреться, и, подключив фантазию и призвав на помощь госпожу Удачу,  должным образом преподнести то, что регулярно происходит вокруг.

 

Рейтинг
последние 5

Велена

рейтинг

+2

просмотров

293

комментариев

4
закладки

Комментарии