Хотят ли русские войны!

Хотят ли русские войны!
Я не однократно писал о том, что русский человек это не просто какая-то индивидуалистическая личность, а это совокупное с территорией, государством и народом Состояние. В той части статьи Жрецы, которая еще «не увидела свет» у меня «вышел спор» с теми, кто уничижительно говорит о том, что «русские это не существительное…», а чуть ли не междометие. Вот и хочется для себя самого понять, что же есть русский человек. Принято считать, что именно в лихую годину любой человек открывается полностью до самого, что называется «дондышка». Русский не исключение, а отсюда сузив тему, «взглянем» на него через призму воздействия войны.Предисловие

Главный враг знания – не невежество,
 а иллюзия знания…
 

 Порою, внимательно вчитываясь в попадающиеся (специально найденные) источники о военных событиях связанных с Русью-Россией приходишь к любопытному  выводу, что «статистические данные» (начиная с Татищева и Ключевского) о том, в каком количестве войн участвовала Русь, грешат так называемым терминологическим несоответствием. В одну «кучу свалены» и междоусобные стычки, военные припограничные конфликты и войны как таковые. И если дать четкое и объемное определение такой категории как «война», то получится что  «львиная доля» военных столкновений, в которых участвовали русские, являются по сути внутренними или же пограничными стычками. Когда как войн как таковых Русь почти не вела. Они всегда (без исключения) «вспыхивали» против неё. Я не оспариваю общепринятого утверждения, а лишь высказываю собственное видение и соответственно мнение по данному вопросу.

 
Да, да, понимаю это не «ложится на душу» тем, кто пытается видеть сегодня одну лишь героику страны, забывая, что у каждой медали есть не только две стороны, но и ребра. Но разрешите мне иметь собственное мнение по данному поводу, пусть и противоречащее «официальной точке зрения». Но «въедливый» читатель мог бы вместо обструкции, не делая «круглые глаза», задать простой вопрос:  «Почему не вела?». Вот тут и начинается самое интересное.

 
Постараюсь в силу возможности и способности «донести» до читателя свое видение данной «проблемы». Представьте себе, что вы долго (и счастливо) живете в месте, где народу «как собак нерезаных», протянул руку Германия, протянул в другую сторону Франция (Фракия и Галия), в третью Италии, изловчился, дотянулся до Греции, Испании, а в другую сторону до Венгрии, Чехии (Моравии), Болгарии, Румынии (Валахия) и Польши. Короче, куда не глянь всюду государство. И как нас убеждает официальная история такое положение существует, чуть ли не с первых веков н.э.

 
Я уж не говорю о такой фигне как « города-государства» Шумер, Египет, Коринф, Афины, Дельфы, Фивы  и пр. периодов до н.э. Государства в том значении, в котором пытается использовать этот термин официальная история, не существовали до Эпохи Возрождения. А это как вы понимаете уже конец 15 века. В блудняк всех ввела распространяющаяся в 14 веке картография, т.е. рисование ареалов проживания тех или иных этносов и народов. С картами эти «картинки» можно было соотнести очень и очень приблизительно разве, что в значении соседствующих ориентиров. Вроде  наскальных рисунков найденных на стенах пещеры Ласко (приблизительно 16500 г. до н. э.) где изображена часть ночного неба, в том числе три яркие звезды Вега, Денеб, и Альтаир, а также  группа звезд Плеяды. И заканчивая Пейтингеровой таблицей (созданная, якобы  в 13 веке монахом из Кольмара). «Карта» получила своё название по имени одного из владельцев — Конрада Пейтингера, любителя древностей, жившего в 15—16 вв. (обращаю внимание на время). Вероятнее всего тогда она и появилась. Сейчас Пейтингерова таблица хранится в Австрийской национальной библиотеке в Хофбурге (Вена) и редко демонстрируется публике. В 2007 году Пейтингерова таблица вошла в список «Память мира» ЮНЕСКО.

 
Отчего я «смеюсь» над такими заявлениями вроде того, что  «В раннем Средневековье картография пришла в упадок. Вопрос о форме Земли перестал быть важным для философии того времени, многие снова начали считать Землю плоской».

 
 Считается, что  «революция в картографии — создание Герхардтом Меркатором и Абрагамом Ортелиусом первых атласов Земного шара. При этом Меркатору пришлось создать картографию как науку: он разработал теорию картографических проекций и систему обозначений. Атлас Ортелиуса под названием «Theatrum Orbis Terrarum» был напечатан в 1570 году, полностью атлас Меркатора был напечатан только после его смерти». Как видим это ни как уже не первое тысячелетие. Кстати, таковой «картой», является и  «картинка» мифической страны Гипербореи, которую «недоросли» воспринимают, как «пособие» для исследования, хотя она и принадлежит «перу Меркатора».

 
Все это необходимо знать лишь по одной причине, чтобы понимать, что без возможности определения таких категорий как меридианы и параллели (широта и долгота) вообще не имеет смысла говорить  о картах, а значит и о государственных образованиях. Ибо за основу границ государств изначально приняты, именно широта и долгота по линиям меридиан и параллелей. Так как главной отличительной чертой «карты» от «картинки» (рисунка) является наличие аккуратно принятых и подробно использованных навигационных схем важнейших объектов картографии.

 
А нет границ государств, стало быть, нет и самих государств, ибо главнейшим из признаков государства является Граница. А нет государств, стало быть, нет и войн между ними.
К тому же до указанной Эпохи (Возрождения) не оформились и юридические отношения внутри образований, которые в последствие стали называть государствами. А это вторая отличительная черта наряду с границей, государственности.

 Вот и получается, что  живя скученно пытаясь не отдавить «мозоли» соседа вольно или невольно задумаешься о границах,  в противном случае война «без сна и отдыха и перерыва на обед».

Замечу попутно, что ни о каких колониях пока речь не идет. Колонию надо не только «отоварить», т.е. захватить, но и удерживать, а этого в условиях оторванности от своей исконной земли и при отсутствии подавляющего военного фактора, невозможно. «Подавляющим фактором» в  Средние века стало огнестрельное оружие. А пока все «бегали» с луками и копьями. Именно качество этих двух оружий позволяли военному подразделению ощущать себя «сухо и комфортно».

А вот с этим вооружением в отличие от прочих народов, было всё как раз в порядке именно у русов.

И когда мне начинают «рассказывать» про меч и даже топор я предлагаю этим «спецам» взять топор или меч и, отойдя от меня на расстояние пусть даже в десять метров попытаться достать меня.

 
А теперь подумайте, какая тактика боя при владении таким (копьё, лук) оружием?

Понятно дела не та, при которой происходит сближение противников. Ну а дальше рассуждайте просто, если не надо сближаться на фига нужен тяжелый доспех, нужно то, что позволяет уклоняться, маневрировать не сковывает движение и не цепляется за чужие копья (в железном доспехе наконечник застревает). Это или кожаная рубаха с пластинами. А вот какими, еще один  вопрос. Если я не желаю чтобы меня до поры до времени обнаружили, так как я не считаю нужным сближаться с противником, я нацеплю на себя то что «бренчит» или сверкает, т.е. железные пластины? Нет, конечно  же, нет! Я возьму то, что «молчит»- копыта или дерево. Ну и так далее. И зачем мне строй или даже таранный удар, который может «завязнуть» в чужом отпоре.

 
Со мною можно не соглашаться, но тогда вам будет трудно самим себе объяснить не только причину появления однообразия в вооружении всех государств мира. Но и в тактике ведения боя, а так же в защитной амуниции. А что самое существенное в  наличии в каждом из противостоящих друг другу войск, воинов одной и той же народности, но чаще всего одного и того же этноса, как более широкого понятия чем народность. Только не надо «петь» о наемниках, до 20 века такой термин вообще отсутствует  в истории военных конфликтов (бытовало понятие союзники и соратники).

 
Данный термин «наемник» родилось из «недоумения» которое вызывало у  «истериков» (Гумилев) наличие например в татаро-монгольском войске русских (они там оказывается были, как сообщают Английские хроники, преобладающей силой). Отсюда и «логичный вывод» что гнали насильно, вроде как  «гнали»  Власовцев и бандеровцев немцы в ВОВ. Но в виду явного несоответствия заявленному, и тому положению, которое занимали русские в татаро-монгольском войске (даже позволили русскому тысячнику  Кочубею, выступить за «неродной клуб»), «передумали» и применили оправдание в виде «наемники», типа за «хлеб с маслом»,  а на «икорку добудете в бою» (М.Д. Полубояринова «Русские люди в Золотой Орде» 1978г. «Наука» М.)

 Кстати выводы Волго -Ахтубинской археологический экспедиции (2010) опирающейся на  исследование Водянского  городища — бывший город татаро — монголов Бельджамен. Золотая Орда, опровергают утверждения Полубояриновой).

 
Не буду «оспаривать» утверждение венгерского монаха — францисканца Иоганика (из донесения епископу Перуджи (1238г)), что «годных для битвы воинов и поселян они (татары), вооружившие, посылают против воли в бой впереди себя…если даже они хорошо сражаются и побеждают, благодарность не велика; если погибают в бою, о них нет никакой заботы, но если в бою отступают, то безжалостно умерщвляются татарами». Ибо, что мог понять во внутренних взаимоотношениях в стране пришлый монах.

 
Но как-то не хочется принимать на себя, на свой народ отожествляя его с татаро -монголами данные утверждения. Не хочется? А придется! Даже если учесть, что Иоганик был не «одинок» в своих высказываниях. Ему вторил, так любимый многими славянофилами Плано Карпини: «и эти пленники будут первыми в строю. Если они плохо сражаются, то будут ими убиты, а если хорошо, то татары удерживают их посулами и льстивыми речами…а после того, как могут быть уверенными на их счет, что они не уйдут, обращают их в злосчастнейших рабов…И, таким образом, вместе с людьми побежденной области они разоряют другую землю».

 

Ощущаете разницу? Нет? А разница второго высказывания в том, что, во-первых, «искупившие» свою вину, за предыдущее противление могли свободно остаться или уйти. Но оставшись, присягали на верность. А нарушение клятвы (присяги) каралось смертью. Именно так собирал земли Руси Ярослав Всеволодович и почти все Великие князья после него. Иначе поступать было нельзя. Во-вторых, для того, что бы удержать «раба» не надо его «лизать». Уговаривают того в ком нуждаются. Правда у Карпини не обошлось и без алогичности в том, что как только согласился, становишься «злосчастнейшим рабом». Он просто не знал, что «за базар надо отвечать». В европах считают, что каждый человек «хозяин» своего слова, захотел — дал, захотел- взял. На Руси такой подход не «катит» (хотя в России при разгуле демократии, вполне закономерная вещь), ибо данное слово скреплялось доверием, т.е. состоянием которое соответствует вере «Я тебе верю, потому рядом».

 
А что может подумать, читая «заявы» Карпини  наш отечественный Недоросль? Вот именно, он подумает, что татаро — монголы лживые и коварные люди и дальше «путь в его (недоросля) психику открыт настеж», вроде того, что «все азиаты и вообще инородцы суть враги».

Что ж в «добрый путь» тебе придурок! Иного не скажешь.

 
К слову сказать «государство» Русь появилось по утверждению официальной истории в 9 в.н.э. Не буду разочаровывать  читателя, ибо у меня другая цель,  а именно показать, что помимо общего в противных войсках было и то, что их отличало. Особенно то, что отличало русского воина, от воина другого государства (пусть и имеющего определенную этническую связь с русскими).

 

                                           I.Отношение к Руси и к  русским

Хотят ли русские войны?
Спросите вы у тишины,
Над ширью пашен и полей,
И у берез, и тополей,

Спросите вы у тех солдат,
Что под березами лежат,
И вам ответят их сыны
Хотят ли русские, хотят ли русские

На 70-й сессии Генеральной ассамблеи ООН, в общеполитической дискуссии в отношении мировых проблем Барак Обама «прямым текстом» предупредил мировое сообщество о потенциальной угрозе со стороны России в случае ее «безнаказанности за действия в Украине».
"Мы осознаем глубокую и сложную историю между Россией и Украиной, но мы не можем стоять в стороне, когда суверенитет и территориальная целостность нации ужасно нарушается. Если это будет происходить без последствий (для России), в Украине, то это может произойти с любым народом, присутствующим сегодня здесь».

Россия не первое столетие находится в «списке» стран, которых больше всего не любят в мире. Так в проведенном опросе (британская ВВС) в 2013 году, еще до «появления» в наших границах Крыма, нас не любили 69% французов, 67%-немцев, 65%- англичан, и 66%- американцев (совсем не странная статистика).

Откуда «тянутся» эти  исторические корни неприязни к  русскому народу, народами Европы и США, Канады и Австралии (как выходцев всё той же  Европы)? И дело тут не в  «создании имиджа» посредством «подручных» средств массовой информации. На этот вопрос попытался ответить депутат от Христианско-демократической партии, глава швейцарского клуба прессы, историк, политик и журналист Ги Меттен в своей книге «Почему мы так любим, ненавидеть Россию?»

 Корни данной «любви» автор находит в далекой истории, считая при этом, что «как и антисемитизм, русофобия не является явлением переходного периода, связанного с конкретными историческими событиями». А  берет свое «начало» со времени раскола в христианстве, произошедшего якобы в 1054 году (Великая схизма) на «почве» разногласий по поводу положений Собора Ницце в 325 г., заключающихся в «разночтении»  того откуда «исходит Святой Дух».

Чтобы не углубляться в данную тему, скажу лишь одно, что будущие католики считали, что Святой дух исходил от Отца и Сына (фелиокве), т.е. получалось, что и Сын не Человек, а Бог, когда как будущие православные (ортодоксы) считали, что исходит Святой Дух лишь от Отца, и стало быть, хоть он и Сын, но Человек. Прошу запомнить эту фразу: «Святой Дух исходил от Отца» она в будущей статье о Велесе сыграет важную роль.

Епископ Матфей закончив своё миссионерство на Руси и «осевший» в Краковском епископате  в 1152 году (6660 год по арийскому летоисчеслению, в год рождения Христа ) писал  Святому Бернарду Клервоскому монаху ордена цистерцианцев и аббату монастыря Клерво, богослову и мистику, а по совместительству вдохновителю якобы  Второго крестового похода (рановато, что-то): «Народ же русский, неисчеслимый и многочисленностью подобный звездам, не блюдет правил православной веры и установления истинной религии. Не разумея, что вне католической церкви нет места для подлинного богослужения, он как известно, позорно заблуждается не только в богослужении Тела Господня, но и в расторжении браков и перекрещивании (супругов), а также других церковных таинствах. От самого начала своего крещения преисполненный всевозможными заблуждениями, а вернее сказать еретическим нечестием, он исповедует Христа разве что по имени, делами совершенно отвергает».

Справка: Первый Крестовый поход 1095-1099гг (4 года) состоялся по «решению» римского Папы Урбана II на «просьбу» Византийского императора Алексея I с целью помочь восточным христианам в борьбе против сельджуков (вроде как мусульман)

Второй Крестовый поход 1147-1149гг (2 года) и опять против мусульман.

Вообще почитайте про этот «неудачный поход» там те же действующие лица, что и нынче в конфликте в Сирии, то же самое место, и вы поймете, чем закончится нынешнее противостояние.

 
А теперь прошу следить за ходом «мысли». Расколовшись церкви, перестали общаться, хотя делалась попытка Папства (католики) фальсифицировать якобы оставленный, императором Константином  договор-дарение права на превосходство католичества над православием (Восточной церковью). Это первое официальное, хоть и опосредованно, через православие  шельмование Руси. (Подлог вскрылся в 1430 году — через четыре столетия). И по принятой на Западе трактовке раскол между церквами был инициирован Востоком. Так Православие было объявлено «неправильной» религией. А отсюда все кто имел отношение к ней, были «неправильные», т.е. в условиях доминирующего мировоззрения – врагами. Отголоски этой «неправильности» раздаются и поныне даже в рамках одного нашего государства. Я имею в виду неоязычников, родноверов и родоверов и прочая.

 
И подобное «отношение» могло иметь (и имеет) лишь одно непререкаемое условие — растущая мощь страны. Так, по мнению Меттана: «страх перед Россией возник, когда её границы начали вырисовываться на карте. Территория России времен великих открытий, (где-то 1500год), никого не интересовала, всё было слишком расплывчато, какая-то ледяная пустыня. А когда её границы очертились на карте, эта огромная масса России, находящаяся в другой части мира, неожиданно стала пугать. Это уже не аморфная масса,  а живая, это Россияне, имеющие своё мировоззрение. Кроме того, налицо геополитическая проблема. Вся масса народу находится на Евразийском континенте. И это проблема для островов, таких например, как Англия. Им нужен доступ к рынку, то есть к Европе и Азии. И многие английские и американские геополитики говорят: «Нам необходимо господствовать в Евроазии, иначе мы перестанем существовать». А что там? А там — Россия и в этом суть вопроса. Россияне, даже если они в союзе с Китаем, в сердце остаются европейцами. Евразийство- в этом их двойная идентичность».

Забегая вперед задам вопрос: «Вы можете себе представить, что кто-то из другого государства почти до конца 16 века стремился воевать, где то-то там, в «слишком расплывчатой, ледяной пустыне»? Вот и я думаю, что охотники вряд ли находились, отчего Русь-Россия  ни с кем ни когда не вела войн,  разве, что с теми кто жил с нами «бок о бок» до… Об этом позже.

А  религия хоть и считается для нас  общей — христианством, делит европейский мир на православие и католицизм. Для католицизма  что Ислам, что Православие, что Иудаизм всё едино – чуждо — враждебно. Корни этой «чуждости» уходят еще глубже выше приведенного раскола, но в настоящей статье мы не будем их касаться, ибо «подпитку» русофобским настроениям все, же осуществляют не религия, а иные факторы и в каждой стране они, по мнению ГИ Меттана разные.

 Еще до войны с Наполеоном Русь столкнулась со шведской и польской интервенцией

1495-1497гг (2 года)  (Иван III),
1554—1557 (2 года) Шведский поход (Иван IV);
1558-1583 (25 лет) Ливонская война
1609-1618 (9 лет)  русско-польская война (Смутное время)
1610-1617 (7 лет) русско-шведская. Необъявленная война (Смутное время)

 В Смутное время поляки со шведами не объединялись. По сути, шведы просто оккупировали наши северные земли, не воюя с нами.
1632- 1634гг (2 года) Смоленская война «русско – польская» (Михаил Федорович)
1654- 1667гг.(12 лет)  русско — польская (Алексей Михайлович)
1656- 1658гг (2года) русско-шведская (Алексей Михайлович)
1700-1721гг. (20 лет Севеная война))  русско-шведская (Петр I),
1733- 1735гг. (2 года) русско-польская (Анна Иоановна) в союзе с  Австрией и Саксонией
1741-1743гг.  (2 года) русско-шведская война (Елизавета Петровна),
1787-1791гг. (4 года) русско-турецкая
1788- 1790гг (2 года)  русско-шведская (Екатерина II),
1792  (3месяца 11сражений) русско-польская война
1808-1809 (2 года)  русско –шведская война (Александр I)

 
Все вышеуказанные войны, по сути, являются лишь военными конфликтами  затяжного характера, где главным условием было «оттяпать» кусок приграничной земли, т.е. в отсутствии границ как таковых каждый считал вправе претендовать на эти земли. Смутное время в отношении поляков в расчет не берём, так как там сыграла роль  сумятица внутри страны, чем и воспользовались поляки. Мы кстати также неоднократно этим пользовались в отношении Польши (даже три раза её делили с другими государствами таким образом).

 Из общей картины выпадают еще две войны это война с Турцией и война со Швецией  1700-1721  при Петре, спровоцированные Англией.

 
По большому счету в Европе  с 1568г – по 1809 год (без малого 250 лет)    велись войны  за раздел сферы влияния (тоже, что происходит и нынче с 1904 года). Данные войны не принимали размаха мировых войн, отчего по многим причинам таковыми (войнами) не являются. Из этого перечня «выпадают» войны, в которых против России выступали коалиционные силы, в составе которых было три, и более стран. Такими войнами, на мой взгляд, являются всего три войны. Война с Наполеоном 1812 года, Первая Мировая война, и Великая Отечественная война. Лишь эти три войны угрожали не только целостности страны, но и её существованию вообще.

И именно эти три войны по её результатам «узаконили» русофобские настроения в мире.

 

Так французская русофобия,   проявилась тем, что Наполеон целенаправленно дал указание историкам в частности Шарлю-Луи Лезюру написать пропагандистскую книгу о России. В написанной книге, упоминаемой Ги  Меттаном «О расширении русского могущества: от истоков до 19 века» (1812г) историк комментирует экспансионное «завещание» Петра I. Будто бы Петр «завещал» всех «мочить в сортире». И по этой причине надо бы Россию «задвинуть» куда подальше. Фальсификация «завещания» открылась лишь в 1879 году, но это уже мало кого интересовало (Помните подлог с завещанием Константина?).

Англичане свою русофобию «взрастили» на основе «геополитической одержимости». Благодаря совместным военным действиям Швеции и Польши последняя, в конечном счете, попала под влияние Англии, как и  Кавказ и Средняя Азия,  где Англия в свою очередь «организовала» чистку в виде локальных конфликтов с Россией для освобождения территорий от её влияния. В русофобской программе Англии уже применяется и пресса, литература и художественные карикатуры. Англия тем самым создавала стандарты «мягкой силы».

 Наконец немецкие истоки русофобии «поворачивают» нас к Фридриху Мейнеке (1862-1954), «одному из основных идеологов национальной самобытности немцев, который первый обобщил признаки «зверства славян» не деля их по отличительным признакам на русских, украинцев, белорусов, сербов, болгар и пр. Немцы впервые применили тактику скрытия своего стремление к гегемонии, за определением  России в качестве потенциального агрессора. Этим  немецкое общественное мнение подготавливалось  к неизбежной войне с Россией. При этом «Германия в отличие от Англии и Франции, которые оправдывали свои экспансионистские амбиции «цивилизационной миссией» в своих колониях, свои оправдывала «миссией культурной».

 
По иному складывались «отношения» к России у немцев после ВОВ, когда в рамках холодной войны те просто стали принижать роль СССР в Победе над фашизмом всеми силами «пропагандируя» роль союзнических войск США, Англии и даже Франции.

 Метанн пишет, что «Инициатором политики пересмотра итогов стал немецкий историк Эрнст Нольте, который изложил свои идеи в труде «Европейская гражданская война 1917 – 1945 гг.: национал-социализм и большевизм». Его тезис сводился к тому, что нацизм нужно рассматривать скорее как реакцию на большевизм, чем на демократию. Суть сводилась к принижению нацистских преступлений по сравнению с совершенными советами, и, в конечном счете, представлению немецких солдат восточного фронта в качестве «защитников Европы против азиатских орд».

 
Когда СССР «развалился» восточноевропейские славянские  страны, стряхнув с себя « влияния советского блока», «перекрасившись» переняли риторику бывших «врагов» и запели по «нотам» Нольте, представляя себя не только жертвами СССР, но в большей степени русских и быстренько примкнули к другому блоку, но уже противному нам. Так славяне поступали в истории каждый раз, как только Русь-Россия ослабевала. Вроде того как я вычитал в одной статье Ю.Алексеев. « Тяжело ли быть русским»: « Американский Институт Гэллапа в 2008 году проводил опрос, в котором жителям Украины предлагалось заполнить анкету. Бланки были на двух языках — русском и украинском. Будете смеяться — 83% опрошенных граждан Украины выбрали анкету на РУССКОМ языке. То есть всё — наоборот. Русскими по паспорту числятся всего 17%, а русскими по языку оказались (тс-с-с…) — 83%. Спалились!».

 
Американская русофобия это смесь французской, немецкой и английской русофобии. Смесь надо сказать весьма «ядовитая». И нельзя отрицать того, что её «пары» (выхлопы) достаточно сильно отравляют мозги как самим европейцам, так и тем, кого мы считали (и почему-то считаем до сих пор) братскими народами, да и внутри нашей страны отравленными оказались порядка 15% дееспособного населения. Именно в этой русофобии сплелись удивительным образом извращенные представления, о славянстве сфабрикованные в недрах американских институтов, выразившихся на нашей территории в таких течениях как «язычество», «родоверие», «родноверие» и прочая ахинеевщина.

Наши люди, изголодавшись по «опоре» с головой «занырнули» в эту смесь глупости и фальши и не заметили, как из их лексикона ушло понятие «рус», «русский», «ведическое мировоззрение», заменённое на  «восточные славяне»,  «русский это не существительное…», «ведическая религия». Больше всего мне нравится эта «ведическая религия», которая у многих тождественна понятию  «языческая религия». Думаю, что «время все расставит на свои места», а нынче вопрос стоит, хотим ли мы войны.

 
И тут как бы громко мы не заявляли, что «русские не хотят войны» нам ответит многоголосье, что «это не соответствует истине» и что русские «спят и видят, как бы с кем повоевать». И даже не для того, что бы занять чужую землю, этим русские, вроде как  не грешат. ( Не грешили до «взятия» Крыма), а просто из «любви к искусству»- «убивать у них в крови». И даже нынешние наши опровержения в отношении татаро — монгольского ига будут обращены против нас: «Вы утверждаете, что ига не было, так значит все зверства, которые творили «мифические монголы» в Европе и Азии есть зверства русских? А вы еще убеждаете нас в том, что русские  не хотят войны!». И даже наши соотечественники «занырнувшие» во всякие «славянские» течения сами того не понимая (это характерная черта нынешних апологетов) соглашаются с «заморскими» кукловодами, «рисуя» картинки в виде кровожадной героики  русских воинов,  дерущихся без устали, бездумно и главное со всеми подряд. И это вам ни разу ни « американская демократия».

 

                                   II.Условия сформировавшие русский характер

Хотят ли русские войны.

Не только за свою страну
Солдаты гибли в ту войну,
А чтобы люди всей земли

Спокойно ночью спать могли.
Спросите тех, кто воевал,
Кто вас на Эльбе обнимал,
Мы этой памяти верны.
Хотят ли русские, хотят ли русские

 
Чтобы понять психологию русского, а в особенности русского воинства и соответственно воина нужно «нырнуть» достаточно глубоко, ибо поверхностное «барахтанье» в информационной  «луже»,  порождает лишь желание стряхнуть с себя «налипшую грязь» и нафантазировать «с три короба».

 Если исходить из общепринятых параллелей, то в мировой историографии (как  и социопсихологии) существуют три точки зрения на особенности русской истории, как и русского народа, непосредственного участника этой истории.

1.     Данная «точка» выстраивает линейную зависимость исторических событий, считая что все страны и народы проходят в своей эволюции одни и те же,  общие для всех этапы. Вроде как движутся по общему для всех пути. Данная теория «выпестована» в недрах иудаизма и во всей своей «полноте» отражена в Каббале. При этом отсталость России, русских «списывают» за счет «недоразвитости и дикости» последних. Либеральные историки, соглашаясь с данным определением лишь «скругляют углы», но не меняя ничего, по сути, заменяют понятие  «отсталость» на понятие «задержка».

2.     Этот подход характерен тем, что в расчет принимается многолинейность исторического развития. Она предполагает, что человеческая история это многообразие самобытных цивилизаций, в которой имеется доминанта и вокруг неё «вращается» все, что связанно с развитием данной цивилизации. Вроде как одной из таких цивилизаций является славянская, в составе которой и находится русская история. Данный подход создает предпосылки к «оправданию» противостояний и противоборств на геополитическом уровне. При этом «неповоротливость» русских определяется как основная черта, связанная с пространственными характеристиками и богатством страны. Кстати данный подход, весьма, характерен для славянских государств находящихся в Европе.

3.     Эта точка зрения по сути комплементарное определение первых двух. Тут тебе и линейность в развитии, но каждая линия в свою сторону, а русские при этом всегда «против шерсти» и связано это с тем, что их психофизические качества не в состоянии  «вписаться» в общую парадигму развития. По этой причине русские всегда будут в хвосте всех цивилизационных процессов и их стремление вырваться вперед, есть лишь внутренняя потребность «обагрить землю, как чужой, так и своей кровью». Данным подходом «грешат» как Туманный Альбион, так и бывшие его колонии США и Канада.

4.      К сожалению,  не представлена еще одна «точка зрения», что именно русские «думают о себе сами», но надеюсь, всё это проявится в «процессе развития событий» данной статьи. Когда как общим для всех «взглядов» является то, что в развитии России признается  наличие каких-то мощных факторов, которые и обуславливают  значительное отличие истории русских от прочих западных народов. Их, этих факторов по определению четыре. И о них у нас речь впереди.

 
Если как-то, более доверительно, относиться к моей точке зрения, то я стою на том, что история ни линейна, и даже не многовекторна, она всегда радиальна, т.е. её проявления и соответственно влияние, распространяется относительно одной точки в разные стороны. Не всегда равномерно, в зависимости от существующих состояний  (противоречия складывающиеся  внутри распространения и встречающиеся препятствия объективного и субъективного характера), но всегда от центра события на периферию. Как круги по воде от упавшего в воду предмета.

 
В «Тайттирия-Брахмане», в «Авесте» и многих других древних источниках, к которым трепетно относятся в Индии, описывается прародина Человечества. Указание на то, что там солнце восходит и заходит по одному разу в год, где сам год длится как один долгий День и другой год как одна долгая Ночь, «приводит» нас в Приполярные (Мурманск) и Полярные (остров Врангеля) широты Русского Севера.

Известный индийский ученый потомок Брахманов (хранителей Вед) Тилак приводит тексты из Вед, в которых встречаются фразы вроде «то, что есть год, — это только один день или одна ночь Богов»; «В Меру Боги видят Солнце восходящим только один раз в году».

Все, что описано в «Ригведе» и что приводит Тилак, но более детально изучено и подкреплено математическими расчетами ученых начиная с начала 20-го столетия. И уже нет ни малейшего сомнения, что зори, описанные в «Ригведе» никак не могли быть на юге и даже в средней полосе материковой зоны, что уж говорить о Северном сиянии и летнем поведении солнца вблизи полюса.

 
Вообще о том, что «Ночь и День Богов» длится примерно по шесть месяцев, достаточно частая тема в Ведах, а также имеются указания на расположения звезд и созвездий на небе. К примеру, созвездие Большой Медведицы описывается в «Ригведе» (1,24,10) как высоко стоящее скопление звезд. А это возможно наблюдать лишь из области Приполярья. И наконец, упоминание о горе Меру: «На Меру Боги видят Солнце после его одноразового восхождения и на протяжении его пути, равного половине его обращения вокруг Земли», наталкивает ученых на мысль, что речь идет о Северном полюсе.

 
В «Авесте»- священной книге парсов (зароастрийцев) можно найти такую запись: «Что они считают Днем, есть год». В ней же Ахура Мазда говорит: «…там звезды, месяц и Солнце можно лишь один раз в год видеть восходящими и заходящими, и год кажется только одним днем». (Вендидад, фаргад 11).

 
Это всего лишь мизерная часть тех факторов, которые «запрограммировали» русский этнос на противостояние жестокому давлению извне.

 «Россия поставила нас  лицом к лицу с природой, суровой и захватывающей, с холодной зимой и раскаленным летом, с безнадежной осенью и бурною, страстною весною. Она погрузила нас в эти колебания, заставила нас жить их властью и глубиной. Именно столь противоречив русский характер». ( И.А. Ильин)

 
Что верно, то верно на Русской равнине в самом центре Евроазии, месте, не защищенном вроде бы ни горами, ни пустынями, ни морями, доступном для вторжения как с  севера, так  запада и юга Европы, из Восточной и Средней Азии, сформировался русский этнос. Не думаю, что перед нашими предками стояли задачи освоить как можно больше территории, чтобы потенциальный противник увязал в огромности наших территорий. Все произошло потому, что многим не нравится тот климат, в котором мы живем.

 
Влияние климата на русскую ментальность отмечал и Отто фон Бисмарк: «Русские, даже если их расчленить международными трактатами, также быстро вновь соединяются друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути. Это — неразрушимое государство русской нации, сильное своим климатом, своими просторами и ограниченностью потребностей».

 
По этому поводу  в своё время писал Булгаков С.Н., считая, что именно климат «повинен» в том, что русский характер такой противоречивый. Противоречивость русского характера заключается, по мнению Булгакова в «жажде абсолютной свободы и рабской покорности, в высшей степени религиозности и полном отрицании бога», что впрочем, вполне понятно, русскому человеку, но не «уживается» в мозгу иностранца, создавая вокруг русских этакий «забор» пугающей загадочности и манящей таинственности.  А ведь, по сути, и для большинства русских наша страна  остается не всегда «желанной» загадкой.

 
Низкая температура в течение большей части года повлияла  и на темперамент, т.е. на психические проявления русских людей. Тот же   Отто фон Бисмарк (Железный канцлер) говорил, что «Русские медленно запрягают, но быстро ездят». И этому способствуют не только низкие температуры, т.е. климат, но и громадные пространства и необходимость противостоять объединенным силам, стремящимся «урвать» свой кусок от русского пирога. Так в подсознании формируется условие « семь раз отмерь, один раз отрежь». Ибо думать надо много, а делать один раз и чтобы навсегда. А для этого и думать надо много, чтобы не ошибиться.

 
 Я не буду повторять тему одной из своих статей, относительно того, что «русский темперамент связан с метаболизмом, обусловленным климатическими особенностями, ибо химические процессы, происходящие внутри любого организма, всегда связаны с климатическими условиями и природным окружением. Тем окружением, которое, в конечном счете, и формирует пищевые пристрастия, отражающиеся на химических процессах, в условиях климатических воздействий. И если кто думает иначе, то тому следует внимательнее ознакомиться с климатологией, биологией, химией, анатомией, нейрофизикой, психологией  и, конечно же,  агрономикой.

 Во, загнул! Сейчас прямо и  побегут знакомиться, только шнурки на валенках зашнуруют и «побегут».

Но прав был С.В.Рогачев, заявив: «Сколько сил, денег, времени уходит у жителей России на защиту от холода, добычу и перевоз топлива, устройство отопления, утепление домов, укрепление инженерных сооружений, спасение судов, пристаней, мостов, расчистку от снега путей, защиту от наводнений, производство теплой одежды».

 
Капризы и непредсказуемость русской природы не могла не отразиться на складе русского мышления. Все жизненные неурядицы русский человек обсуждает уже после того как они прошли, при этом не «тратит» время на то, чтобы подумать на «два шага вперед». Отчего нам больше свойственно обращать свой взор в прошлое, что уже само по себе приводит к бездействию ибо то, что уже свершилось, не требует наших усилий и особых материальных затрат. Отчего так «ложится на душу» нашему люду «возбуждение памяти предков», вроде как это они подвигают нашего человека на придумывание небылиц про наше прошлое.

 
 Притом, что русскому человеку архи как важно дорожить светлыми часами рабочего дня, он чаще всего «празднует» (такого количества праздников как у русских нет у всех прочих народов вместе взятых), но если работает, то  за день успевает сделать (пусть не всегда качественно), то, что многие народы делают неделями. Русский человек привык работать усиленно и делать при этом много, но не продолжительное время. И не только это отличает нас от прочих народов Европы, но и то, что русский человек никогда не жалеет о том, что сделал, а от этого не делает «далеко идущих выводов», отчего раз за разом «наступает на одни и те же грабли».

 
Медлительность и кажущаяся меланхоличность русских так же имеют свои причины, это пресловутый метаболизм. Для того, чтобы согреться и обеспечить еще себя жизненной силой для производства некоторого объема работы русскому человеку приходится аккумулировать в себе энергию. А это возможно лишь при употреблении некоторых продуктов, тех продуктов, которые имеют большую энергоёмкость, но при этом организмом быстро не перерабатываются. На эту тему я уже также писал статью…

 
А ведь данные «предпочтения» формируют и  национальный психологический тип, который находится в прямом антагонизме с мировым психологическим типом. И он заключается в коллективистской направленности нашего бытия. А это в свою очередь накладывает отпечаток и  на экономические модели поведения. Так вместо развития товарного хозяйства, по сути, индивидуалистически- собственнической формы экономических предпочтений, мы больше склоняемся к натуральному хозяйству, которое по многим причинам является более предпочтительным  в условиях чужого влияния и прямой агрессии из вне. Как и позволяет выразить потребность в выживании более чем в проживании (малая потребительская инициатива). Но при этом малоэффективна для создания условий интенсификации товарно-денежных отношений, формирующих свойства высокого потребительского предпочтения.

 При таком отношении к материальным ценностям мы воспринимаем любое  предложение, навязанное нам со стороны — «втюхиванием», а  попытку «убедить» нас в необходимости «цивилизованного подхода» как «пудрежом мозгов», направленным на «разрыв» внутренних связей, для управления нами поодиночке.
А.И. Герцен по этому поводу писал, что « Каждый русский сознает себя частью всей державы, сознает родство свое со всем народонаселением».

 
О еще одном аспекте влияния на психологию русского человека говорит Ключевский В.О. «Великороссия 13-15 вв. со своими лесами, топкими болотами на каждом шагу представляла поселенцу тысячи мелких опасностей, затруднений и неприятностей, среди которых надо было найтись, с которыми приходилось поминутно бороться. Это приучало великоросса зорко следить за природой, смотреть в оба, по его выражению, ходить, оглядываясь и ощупывая почву, не соваться в воду, не поискав броду, развивало в нем изворотливость в мелких затруднениях и опасностях, привычку к терпеливой борьбе с невзгодами и лишениям. В борьбе с нежданными лишениями и оттепелями, с непредвиденными августовскими морозами и январской слякотью он стал больше осмотрителен, чем предупредителен, выучился больше замечать следствие, чем ставить цели, воспитал в себе умение подводить итоги насчет искусства составлять сметы. Это умение и есть то, что мы называем задним умом… Природа и судьба вели великоросса так, что приучили его выходить на прямую дорогу окольными путями» 

 
Только у нас есть поговорка вроде того, что «мужик задней думкой богатеет».

Протяженность наших территорий (как притча во языцах) не могли со временем не только встревожить соседние государства, но и возбудить откровенную зависть. Александр III  в своем завещании наследнику Николаю II высказал сакраментальную фразу: «Помни — у России нет друзей. Нашей огромности боятся». (19.09.1894)

А русский выходит в поле, разводит руками, поднимает лицо к небу и удивленно качает головой: «А чё её бояться, это ж Русь!». Так для него это «Русь», а для немца «кусь».

Кстати Александру III принадлежат и еще две сегодня часто употребляемые фразы: «У России есть только два союзника: армия и флот» и «Россия для русских».

 
По причине преобладания  населения русов на вышеуказанных территориях и раньше всех в мире оформившегося сословного деления общества, русский дух формировался в условиях  чуждых соперничества отчего и не возбуждал враждебности против соседствующих народов.  Русским  не приходилось выбирать или они или соседи, вопросы решались фактическим присутствием. Нынешним ретроградам, такие исторические коллизии не совсем нравятся, если не сказать, не нравятся совсем. И они «лезут из кожи вон», чтобы представить нашу страну  и народ в роли агрессора, который «огнем  и мечом» заставил себя «любить».

 
Нельзя не упомянуть и об отрицательных (противоположных) качествах русских, которые порождает ситуация складывающаяся вокруг них. Так, по словам Н.А. Бердяева: «Ширь  русской земли и ширь русской души давали русскую энергию, открывая возможность движения в сторону экстенсивности». Той экстенсивности, которая порождает  «русскую лень», «беспечность», «безответственность» и  «недостаток инициативы».

 Бердяев так же подчеркивал, что «Огромные пространства легко давались русскому народу, но нелегко давалась ему организация этих пространств в величайшее в мире государство, поддержание и охранение порядка в нем. Размеры государства ставили русскому народу почти непосильные задачи, держали русский народ в непомерном напряжении».

 
Отчего пришлые вроде евреев, славян, немцев, шведов, финнов и пр., всегда находили себе место среди русских:  вроде того, что «живите всем места хватит» и даже когда «наглели» и, садились на «шею русскому», он, покряхтывая миролюбиво повторял, «да ладно, что там, только сильно уж ногами не шурудите». Так пришлые, более активно действующие, захватывали и захватывают ключевые позиции, в государстве оставляя русским роль вздыхателей. Так со временем славянство как идеология (религиозное мировосприятие) стало преобладающим, потому, что русы, вели себя в соответствии с поговоркой: «Называйте хоть горшком, только в печь не ставьте». Так русы стали славянами, т.е. христианами и  даже приняли к использованию вместо собственной азбуки церковно (читай христианско) — славянский алфавит. Но нынче разговор не о славянах, хотя я как тот продавец глиняных горшков из восточной притчи «все время сворачиваю к «горшкам».

 
Все вышесказанное не могло не сказаться на менталитете русских, вот отчего у нас быстрее «формируется» тотолитаризм, чем демократия. Тоталитаризм хоть как-то упорядочивает жизнь страны, демократия пускает её в «разнос». В тоже время «широкая душа» русского, как русская земля—  может вобрать в себя всё, все человеческие чувства, как положительные так и отрицательные и  все свойства и качества присущие Человечеству.

 
Великодушие (граничащее с пофигизмом), спокойное созерцательное мировосприятие (принимаемое за пассивность) удивительным образом совпали с христианскими нравоучениями его содержательными аспектами морали. Так условием формирования русской нации явилось не только стремление к независимости (порою от всего, что нас окружает), болезненному чувству справедливости (встревать в каждый международный конфликт на стороне подавляемого), но и пестование христианской морали (которая влияла и на всю государственность). И всё это, отмечу особо, принято на себя добровольно и осознанно как условие существования в этом мире.

 

           III. Устройство русского войска и  тактика ведения боевых действий


Хотят ли русские войны?
Да, мы умеем воевать,
Но не хотим, чтобы опять
Солдаты падали в бою
На землю горькую свою.
Спросите вы у матерей,
Спросите у жены моей,
И вы тогда понять должны
Хотят ли русские, хотят ли русские

 
 Чтобы после предыдущей части не возникло ощущения, что русский это «лох» и «неудачник» должен остановиться на вопросе тактике ведения боя древними русами. Сразу оговорюсь, что написание данного раздела далось с большим трудом, так как исторических материалов на эту тему соответствующих ведическому мировоззрению русов нет. Есть всевозможные и даже многостраничные опусы, основой которых являются не только иностранные авторы зачастую «сидящие» от нас не более чем в сто-двести лет, но и отечественные «заболевшие» или фантазийной героикой или пасквильным недержанием. Отчего противоречащие данному  мировоззрению  материалы, просто не имеет смысла приводить. Ищите их в инете.

 
Летописи рассказывая о войнах и битвах, очень скупы на мелкие детали. Летописцы передавали общий ход событий, отмечали особенности, например, особенно упорные, жестокие битвы. Поэтому сообщить нам о применяемых тактиках боя они не могут. Западные и византийские авторы также скупы на подобные детали. Отчего подавляющее количество информации о военном поведении русов это всего лишь домыслы, так называемые «исторические реконструкции». К подобным работам я отношусь не просто с недоверием, а с нескрываемым неприятием, как в прочем и к любой исторической реконструкции – «парад ряженных».

 Кметы (комиты) — так издревле называли на Руси вооруженных людей. Не «вой», это название церковное, не как либо иначе, а  «кметь» и это примечательно, ибо в звуковом обозначении (КМТ) «ка»-  часть разделяющая целое, твердый, «ме» -пастбище, «ть»-близко. Кстати слово «камать», которое почему-то приписывают к сленгу хиппи, в древнем русском языке обозначал «шагать, двигаться». Одним словом если соотнести слово «кметь» с индоевропейским «кем», «ком» получим значение «давить», «наваливаться» (вроде как масса народа при движении вперед). А в звуковом значении это будет выглядеть как «разделяющие для себя землю» — или Освоители или Завоеватели, кому как нравится.

 
И не верьте тому, кто скажет, что так назывались дружинники или того интереснее, «всадники». Только пешие и никак по-другому. И это очень важно отметить, ибо на начальном этапе русы, вели военные операции исключительно пешими и лишь соседствующие с ними скифы (Южный Урал стоянка Муллино и Давлеканово 7 в. до н.э.) довольно рано «обзавелись» конной помощью. Русы может быть тоже рано сели бы на лошадей, но в виду их роста и веса не всякая лошадь, имеющая в холке всего 140 см. при весе в 290 кг (тарпан) могла, выдержать на себе, руса имевшего рост до 185 см. и вес до 100кг.

 Завоевательные походы русов, как утверждает официальная история, начались с князей Олега, Игоря и Святослава отсюда  о военном искусстве как таковом можно говорить со времени  этих князей. Но это не значит, что русы, не имели свою отличительную от всех тактику ведения боевых действий.
Но сначала приведу выписку из книги «Искусство войны» китайского мыслителя и военного начальника Сунь-Цзы: «Когда князья сражаются на собственной земле, это будет местность рассеянная; когда заходят в чужую землю, но не углубляются в неё, это будет местность неустойчивости; когда я ее захвачу, и мне это будет выгодно, и когда он её захватит, ему также будет выгодно, это будет местность оспариваемая; когда и я могу ею пройти, и он может ею пройти, это будет местность смещения; когда заходят глубоко на чужую землю и оставляют в тылу у себя много укрепленных городов, это будет местность серьезного положения…».

 
Примечательна здесь, первая часть фразы: «сражаются на собственной земле, это будет местность рассеянная; когда заходят в чужую землю, но не углубляются в неё, это будет местность неустойчивости…». В ней  четко говорится, что если вы сражаетесь на своей земле то, зная все тропки, и пути вы не будете строиться в какой, либо строй, а будете «растворяться» в окружающей природе. И если учесть, что древние русы ни на кого по первости не нападали, то и тактика их боя была, как описано выше. Это не значит, как выразился один из авторов, что «русские потому и заняли столько земель, чтобы было, куда в случае нападения скрыться». Как раз наоборот они вели себя именно так потому, что ареал их проживания был всегда несопоставимо огромен.

Естественным было предположить, что древние руссы не имея еще ни государственности, ни городских образований, живя родами, и защищались исходя из данных обстоятельств. Более того пока еще не было силы способной справиться с их многочисленностью.

«Русы составляют многие народы, разделяющиеся на разрозненные племена…» (Фиофилат Сомикатта 6в. Византия).

 Вот именно родов было много и по большому счету они сами себе и «мешали», отчего у них не было военных конфликтов, а были междоусобные стычки и столкновения, которые если и были жесткими, но не очень кровопролитными. Специального вооружения при этом  не было, использовали то, чем каждый был «богат». Дровосек и плотник топором, кузнец молотом и соответственно тем, что производил, охотник по большей части копьем (вообще лук вещь хорошая, но чаще для лесостепной и степной полосы). В лесу с луком делать нечего, даже маленькую косулю не добудешь. И, тем не менее, со временем появились и луки. Рыболовы обходились слегой-дубиной и кием — шест для отталкивания суденышка и привязывания лодки во время стояния, ножом, землепашец вилами и цепом, кожевник просто дубиной.

Одним словом всё вооружение было «ближнего боя» и чаще в сваре (куче-мале) не годились, но хорошо зарекомендовали себя в засадной тактике.

 
Ибн Мискавейх (10 в) по этому поводу так и писал: «Народ этот могущественный, телосложение у них крупное, мужество большое, не знают они бегства, не убегает ни один из них, пока не убьет или не будет убит. В обычае у них, чтобы всякий носил оружие. Привешивают они на себя большую часть орудий ремесленника, состоящих из топора, пилы и молотка и того, что похоже на них. Сражаются они копьями и щитами, опоясываются мечем и привешивают дубину и орудие подобное кинжалу. И сражаются они пешими, особенно же эти прибывшие (на судах). Они (Русы) проехали море, которое соприкасается со страной их, пересекли его до большой реки, известной под именем Куры, несущей воды свои из гор Азербейджана и Армении и втекающей в море».

 
На вооружении останавливаться не буду, своё мнение я уже однажды высказывал в отдельной статье, хоть в переписке Хадсая ибн-Шафрута с  хазарским каганом Иосифом (945-961) последний пишет, что: «Я охраняю устье реки и не пускаю русов, приходящих на кораблях, проходить морем, чтобы идти на исмаильтян. Я веду с ними войну. Если бы я их оставил в покое на один час, они уничтожили бы всю страну исмаильтян до Багдада» (письмо на др. арабском.9 ст.102). Через четыре года Хазария пала.

 Из письма мы узнаем, что в свои походы русы, ходили на кораблях (ладьях). При этом о славянах в переписке нет ни слова.

 
И что думаете, арабские авторы не различали русов и славян?  Вот, что пишет Аль-Масуди (10в). «Что же касается язычников, находящихся в стране хазарского царя, то некоторые племена из них суть Славяне и Русы. Они живут в одной из двух половин этого города (Итиля) и сжигают своих мертвецов…».

А еще Аль-Масуди упоминал, что: «В верховьях хазарской реки есть устье, соединяющееся с рукавом моря Найтас (Черное море), которое есть Русское море; никто, кроме них (Русов), не плавает по нем, и они живут на одном из его берегов. Они образуют великий народ, не покоряющийся ни царю, ни закону (откровенному закону)…».

То есть если бы были славяне, то Масуди обязательно о них бы упомянул, но он говорит о том, что по морю « никто, кроме них (русов) не плавает».

Некоторые авторы пытаются объединить понятие «славяне» и «русы». Сегодня передо мной не стоит задача их «разъединять». Но сколько бы упоминаний древних авторов о русах и славянах не приходилось читать, преимущественно арабских и греческих, то всегда не могу избавиться от ощущения, что русы, приходят издалека, а славяне  находятся где-то всегда рядом с самим автором. При этом некоторые авторы отождествляют славян и русов. Ничего удивительного в этом нет, но чтобы тема не ушла в «песок» напомню, что меня интересует в данном случае тактика ведения боя. И коль скоро и славяне и русы, имеют одну изначальную  основу поведения в критической ситуации, то буду употреблять (использовать) чужие высказывания в том виде, которое сделал автор.

 
 Феофан Исповедник (6 в. правда в его повествовании есть названия не имеющие к этому времени никакого отношения. Скорее уж к 16 веку) описывая столкновение войск  Приска Аттала и войск аварского Кагана: «Каган опять собравши силы пошел к Истру; вступивши в сражение, варвары были разбиты и потонули в глубинах реки, с ними погибло много Славян. В плен взято восемь тысяч славян три тысячи двести Авар и двести  варваров. Каган отправил к Маврикию (императру) послов с прошением возвратить пленных. Маврикий еще не узнавший о победах римских, написал Приску отдать Кагану только варваров…»

Феофан не знал, как назвать русов отчего называл их всё время варварами, прочих  называл по названиям (к стати не думаю что сиё было написано в 6 веке не раньше века 9-

го).

 
Справка.Авары многочисленное племя якобы тюрского происхождения будущие хазары. Правящая династия этого народа из рода Ашина -волк, ставший в последствии главным тотемом хазар. Отношения авар со славянами  охарактеризованы Фредегаром: «Авары каждый год шли к славянам, чтобы зимовать у них; тогда они, брали женщин и детей славян и пользовались ими. В завершение насилия славяне обязаны были платить аварам дань».

Арабский автор середины 10 века ал-Масуди «проливает свет» на этногенез хазар: «по-тюрски их именуют сабиры (савиры- северяне), по -персидски –хазаран, по арабски –ал-хазар» (Новосельцев 1990.стр79).

Захария Ритор из Сирии историк середины 6 века описывает кочевые племена имеющее отношение к хазарам (собирательное имя) «Авгар, себир, бургар, алан, куртагар,  авар, хасар, дирмар, сирургур, баграсик, кулас, абдел, ефталит-эти 13 народов живут в палатках, существуют мясом скота и рыб, дикими зверями и оружием» (Пигулевская 2000г стр.568)

 
Так небезызвестный византийский писатель Маврикий –Стратег (6в.) повествует, что «сражаться со своими врагами Славяне любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах, с выгодой для себя пользуются засадами, внезапными атаками, хитростями, и днем и ночью изобретая много разнообразных способов…Имея большую помощь в лесах, они направляются  к ним, так как среди теснин они умеют отлично сражаться. Часто несомую добычу они бросают как бы под влиянием замешательства и бегут в леса,  а затем, когда наступающие бросаются на добычу, они без труда поднимаются и наносят неприятелю вред. Все это они мастера делать разнообразными придумываемыми ими способами с целью заманить противника».

 

 « Все мужчины вооружены у них небольшими дротиками, по два на каждого, а у некоторых сверх того прекрасные щиты, только чересчур тяжелые, затрудняющие собой движения. Есть у них и деревянные луки, и стрелы, намазанные ядом: этот яд действует сильно, и спастись от него можно только, приняв вовремя какое-нибудь противоядие или другое средство, известное знающим врачам; или же надо вырезать пораженное ядом место, дабы отрава не распространилась по всему телу. У них нет общей власти, они вечно во вражде друг с другом, и в бою не знают правильного строя, не стараются сражаться в боевом порядке, равно не любят показываться на ровных, открытых со всех сторон местах. Если случится им отважиться на рукопашный бой, они поднимают общий крик и медленно подвигаются вперед; если противник начнет отступать перед их криком, то наступают сильнее; если же нет, поворачивают назад, не стараясь испробовать силу врага в рукопашной, и скрываются в лес, где у них есть надежная защита; так они заставляют врага сражаться в тесных местах». (Маврикий Стратиг  6 в)

А ведь вспомните, что почти все более менее знаменитые битвы происходили непосредственно на берегах рек, даже татаро-монголы, которым вроде «барахтанье» в приречной сырости «как серпом по я…(ящику)» и те «забивали стрелку» на берегах рек. Правда есть одна битва, которая «выпадает» из этого ряда  и это Куликовская битва. Хотя теперь только слепо-глухо-немой башмак не знает, что данная битва произошла так же на реке и к месту, где её «приземлили» историки никакого отношения не имеет.

 

 Византийский писатель и историк 6 века Фиофилат Сомикатта (родом из Египта) в своей «Истории» (постоянно путая скифов, славян, аваров и готов считая их одним народом из варваров) пишет о походе одного славянского отряда. Который вёл бой с римлянами: «Так как это столкновение для варваров было неизбежным (и не предвещало успеха), то они, составив повозки, устроили из них как бы укрепление лагеря и в середину этого лагеря поместили женщин и детей. Славяне связали повозки, и получилось сомкнутое укрепление, с которого они метали копья в противника. Укрепление из повозок было надежной защитой от конницы».

Упоминание о детях и женщинах среди славян говорит о том, что это были именно славяне и «проживали» они достаточно близко, так как «тащить» с собой всё семейство русам к примеру не позволяло расстояние. Интересен способ обороны. Данный способ был весьма характерен  и для русов, находящихся в условиях похода далеко от родины, и главное на открытом пространстве (конница в лесах бесполезна).

 
Во времена Ярослава Всеволодовича Батыя (13 век), уже существовавшие города выставляли до тысячи воинов. Тысяча делилась на сотни основой которых, были городские концы (районы). Сотни делились на десятки (улицы). Сельское население, как правило делилось на села (сотни) и дворы (десятки). Преимущественно это была пехота, подразделяющаяся на копейщиков и лучников. Значение копейщиков даже зафиксировано в дальнейшем в монете «копейка».   Как было организованно русское воинство времен Ярослава Всеволодовича можно в достаточной степени уяснить из описания  организации татаро-монгольского войска из любого учебника для общеобразовательной школы (организация подразделений по родственному, родовому принципу, деленное на тысячи, сотни, десятки).

 Проще говоря татаро — монгольское войско было как две капли воды похоже на войско Ярослава Всеволодовича отчего он и носил имя Атамана (отце мужчин) – Батька, т.е. обремененный отеческой ответственностью – батый. Аналогично «рус», обремененный ответственностью становится «русым»- русским. Где значение звуков в слове определяют «ру» -рана, резать, «у»-голова, ответственность, «ус»- длинная полоса земли, воды, приток, «ск»- массив, едино; «ий»-создатель, производитель.

Ей богу, сам первый раз применил свой «метод» к термину «русский» и  увидев то, что получилось (и увидел он, что это хорошо) не смог  сдержать удивления « ответственный за создание земли (вода в т.ч.) как Единого». А если одним словом, то получим, что-то вроде (в нынешней терминологии) Собиратель. Лучше слова не нашёл.

Понятно дело, что социальная база комплектования влияла на характер военных действий рати ( «ра»-сияние, «ть» близко, определяется  как «сияние близко», т.е. «Слава»). Использовали также речной флот — ладьи. Но это не имеет особого отношения к тактике ведения военных действий. Хотя как посмотреть. В старину быстрее всего в определенную точку земли можно было попасть по воде. Отсюда русы часто использовали реки, чтобы оборонительную тактику ведения войны перенести на чужую территорию. Именно так, вы не «ослышались». Русы, всегда считали, что не тот выиграет войну, кто нападет первым или кто вообще избежит войны (как предлагал Сунь-Цзы), а тот, кто, упредив врага, остановит его на его же территории. Отчего в качестве оборонительной тактики избиралась стратегия наступления. Кстати данной стратегии придерживались исключительно все Великие князья Древней Руси до романовского  повального применения (также  первоначальной тактики русов)  тактики «заманивания». И если древние руссы данное заманивание осуществляли «отводя» врага от своих поселений, то романовская династия  «заманивала» прямо по населённым пунктам. И не потому чаще, что им как пришлым было всё равно (как я написал однажды) а потому, что  «замануха в пустошь» в это время уже бы не прошла.

 Одним словом до 10 века русы в военной стратегии больше руководствовались принципом «нечего шебуршить, пока на тебя не напали», иное дело во времена  Олега Игоря и Святослава «лучше немного подсуетиться, чем потом на своей земле разгребать».

Еще один миф о заимствовании. Почитать историков и исследователей относительно вооружения русов и его появление диву даешься присутствию огромного количества алогизмов, получается так, что русы только и делали, что заимствовали, мечась из стоны в сторону (от одной крайности в другую) от скандинавского вооружения к византийскому, и далее к азиатскому. Настолько надоедает читать эту хрень, что возникает желание «поймать» сего автора, «спустить штаны» и выпороть прилюдно.

Так же не «укладывается в голове» стремление показать, что русский воин только и делал, что просил у бога помощи и что без конца молился, уповая на эту помощь, При этом только и делал, что ждал. Возникает вопрос, а тогда кто за него воевал, побеждал, или кто за него проигрывал, если он вообще не «винен» в своих действиях.

«Повесть Временных лет» этот панегирик русскому уму оказалась довольно вредноносной вещью в плане пропаганды славянского психотипа, якобы превалирующего на Руси. И все, что там «начеркал» христианский монах Нестор повторяют раз за разом, не удосужившись просто «включить мозги». Сегодняшняя информированность позволяет моделировать не только с деревянными мечами волохаясь  гамбузом по изуродованному полю, а и посредством логических умозаключений.

А оно, постепенно «вырисовывает» у нас стратегическую и тактическую поведенческую парадигму русского воинства.

Если отметить, что почти все мужское население было признанно «годным» к военной службе, то служили, лишь каждый десятый из рода (десятину и здесь никто не отменял). И при наличии в роду до 500 человек,  из которых мужского населения была лишь четвертая часть,  (около 125 человек), то профессиональными воинами становились всего от 10 до 12  человек, отчего деление по родственному признаку, существовавшее в русском войске, формировало десятку. Во главе Десятник (Дядька) из числа того же рода но старший. Несколько родов (от народа) составляли сотню, а затем большая часть населения страны формировала тысячу. После тысячи шла только «тьма». Но как я уже писал до такого количества войска не доходили вплоть до начала второго тысячелетия (11 век) невзирая даже на якобы «свидетельства очевидцев». Не существовало единой формы подсчета, отчего для одного было «пять» для другого «кулак», а кулак, например у византийцев обозначал фигу (комбинацию из трех пальцев) У нас была сотня, а у римлян центурия, вроде тоже сотня, но без малого восемьдесят, а то и шестьдесят  человек.

Тактика заключалась в игнорировании лобовых атак и всякого рода построений, а заключалась в стремлении «оттянуть на себя» растянув силы противника и окружив покончить с ним. Данная тактика вплоть до  Петра Великого была на вооружении русской армии. Из нее «вытекала» и схема построения во врем боя: Центральные силы и вспомогательные (для охвата). Вообще  схема ведения боевого построения была «списана» русами с птицы Велеса-филина. Голова-туловище (в т.ч. ноги и когти) — хвост и два крыла по бокам. При нападении филина на лисицу или зайца он в отличие от сокола или ястреба не отводит крылья назад, а наоборот пытается «охватить» ими жертву.

 Так в русском войске выглядело построение: Голова птицы — клюв-клин  выстраивалась из тяжеловооруженных воинов, самых сильных и опытных (в отличие, например от римских которые шли в третьей колоне — уровень ног-когтей), как правило, во главе был сам Атаман (часто Князь, если он и атаман), вооружены воины были топорами, дубинами,  тяжелыми мечами. Защищались круглыми щитами. «Врубиться» (вклиниться) значит разбить врага на две части. Далее  разворачивалось «тело» с «оперением» из тяжелых копий, тяжелых щитов (капле видные)- почти в рост. Между «раздающимся» телом вклинивался «хвост» (засадный полк) искусные метатели — вооружение легкое, метательные копья — сулицы, палицы (цепы), булавы, луки. Шиты круглые. По краям крылья (полки левой и правой руки), самые молодые воины, вооружение легкое, луки, короткие копья, дубины (в дальнейшем короткие мечи), щиты капле видные, но с выемкой  для действий с луком. «Хвост» и «крылья» вступали в «дело» лишь, когда в бою «увязало тело», связывая тем самым основные силы противника.

По этому поводу якобы император Маврикий рекомендовал  выстраивать против них «не очень глубокий строй и атаковать не только с фронта, но во фланги и с тыла».

Многие исследователи, не  видя в такой расстановке  возможности  управления боем, начинают «выправлять»  «схему предков» сообразно логике сегодняшнего дня или, в крайнем случае, римской тактики (все достижения которой «родились»  за письменными столами схоластов начала Эпохи Возрождения).

И всё же, как взаимодействовали части войска в воинстве русов? Описывать всё досконально нет возможности, но всё, что вас заинтересует, вы найдете в «рисунке» русских танцев- хороводов и танцев-игр. Это с позиции сегодняшнего дня есть всего лишь фольклор, а в те стародавние времени это один из видов тренировки взаимодействия населения (причём всего без исключения). И там не надо было кому-то и что-то указывать или разъяснять по ходу, направлять и прочее. Каждый знал, что после таких-то действий  произойдут определенные реакции и отражением этих реакций будут следующие «па» из танца. Ведь по большому счету китайские «каты» в боевых искусствах это и есть отголоски танцевальной техники русов. Но, понятно дело, привязанных, уже только к единоборству.

 Ну и не последнюю роль в процессе управления играли музыкальные инструменты и соответственно боевые выкрики. Наше знаменитое «ура», которое как только не «размазывают» в смысле значения, а оно то и имеет значение, как начало нового этапа в действиях и ничего не обозначает кроме как формы объединения на основе использования общего морфологического свойства русского организма (грудное звучание при глубоком до живота дыхании). Кстати многие народы при атаке кричат по другому именно сообразно морфологии, а не фантазий на тему… Да, звуки «у» и «ра» имеют значение но не в данном случае, так как именно значение этих звуков исходит из их произнесения  в непосредственной связи с морфологией. Приводить примеры не буду, так как это вызовет «смех» ввиду наивности рассуждений, но если вспомнить, что все начинается с наивности (а не с мистики и «глубокого смысла»), то смех будет иметь другой «вес», типа «смешно дураку, что ухо на боку».

Кстати в условиях взаимодействия есть такой аспект как отступление, типа оно ведь в танцах не отражается. Верно, не отражается! Но читать надо  внимательнее, для этого и существуют музыкальные инструменты: пищали, дудки, барабаны. Как кстати и для возврата в бой.

22 июня 1941 года командование Вермахта пыталось блицкригом разбить «русско-монгольскую большевистскую орду», заявляя, что «у нас величайшая армия, во главе которой стоит величайший военный гений всех времен» ( Г. Хаапе «Оскал смерти 1941г).

Но уже 24 июля в дневнике начальник Генерального штаба сухопутных войск Германии генерал Гальдер, после обращения главнокомандующего сухопутных войск генерал-фельдмаршала фон Браухича, прозвучавшего на совещании, записал: «Своеобразие страны и своеобразие характера русских придает компании особую специфику, Первый серьезны противник». 

При всём нежелании как можно дольше не сближаться с военной силой противника,  русы в отличие от жителей Африки, Азии и даже большей части Европы были весьма искусстны в рукопашном бою. И даже если они не могли соперничать в общей массе с профессиональным воинством, то брали ожесточением и упорством.

Так описывает события и сражение, произошедшее в 1019г. между  норманнами и византийцами византийский историк Михаил Пселлом. Он повествует о том, что «Когда император услыхал, что смелые рыцари напапли на его землю, он против норманнов направил самых храбрых людей, каких только мог найти… В первых трех сражениях норманны остались победителями, но в четвертой битве, где им пришлось бороться с народом Русским, они были побеждены, обращены в ничто и в бесчисленном количестве отведены в Константинополь»  (Греков Б.Д. Киевская Русь. М., 1953. С.329—330).
 здесь стоит отметить и применяемые автором названия не соответствующие времени, что можно списать на «издержки перевода»  и уточнение Грекова, что русские были наемниками в Византийской армии. Еще раз уточню, наемников тогда не было. В те времена Русь еще была фемой Византии как старшей «ветви» арийских народов.

 Одним словом тактика русов, как уже было отмечено, заключалась не в разнообразии форм построений боевых порядков, за которые многими  принимаются  упоминания о том, что « у древних славян был определенный боевой порядок — сражались они не толпой, а организованно, построившись по родам и племенам», и чему придавали большое значение римляне, а в различных приемах нападения на врага, как при  наступлении, так и при обороне от врага.

При этом безусловно родо — племенные связи играли наиважнейшую роль во взаимодействии в период ведения боевых действий,  когда как специальные «тренировки»  ни «войсковые сборы», для «отработки до автоматизма» не проводились. При этом не было необходимости, и знать своего противника. По тем временам противники отличались лишь цветом кожи и наречием, а в общей массе имели одну и ту же тактику ведения боя, А приписанные римлянам построения,  опередившие свое время на полтора тысячелетия  (об этом нужна целая  статья) это выдумка историков. Как и рыцарские «таранные удары». Рыцаря в латах не «уделает» разве, что «офисный батан». Как рыцарские доспехи, так и римские построения это всего лишь парадная часть военных процессов, но по большой части к войне не имеющие никакого отношения. К сожалению история повествует об обратном, начитавшись «исторических книжек» и «россказней» про великого родственника Петьку Раз, Александр I  также занимавшийся «мудристикой-шагистикой» и парадными маневрами, через что в конкретный период боевых действий сгубил многие сотни жизней. Да и сам Петро был к такому причастен, как и Екатерина Два. У нее хорошо, что хоть  Орлов, Румянцев, Ушаков, Суворов были,  а не то сгубили бы Россию. Об этом  у меня так же была статья.

А вот, что имело наиважнейшее значение так это разведка. Сообразно результатам которой и избиралась соответствующая тактика ведения боя. Тут надо сказать, что рус был равен  австралийскому бушмену. Но в большей степени это происходило на уровне дипломатии и торговли. Как в прочем у всех народов.

Специальные разведывательные группы (кто их как называет — характерники, пластуны, джанийцы и даже сапуны). Не буду сейчас повторять всё, что вы можете найти в инете, там  верна лишь 10я часть. Но их объединяла, во-первых, форма одежды: голый торс и мягкая обувь и защитные кожаные нарукавники. Для чего? Не знаю! Во-вторых, то, что они никому не подчинялись, когда хотели, уходили, когда считали нужным приходили. И в этом  вижу большой смысл -  они были не подвержены такому явлению как «утечка информации». Каково было их вооружение? Выдумывать не буду, но по логике такое, которое соответствовало их задачам. Но отмечу сразу и категорично, славяне к этим категориям не относились, никоим образом. И не только по причине того, что большинство из этих людей были жителями лесов, но и по той причине, что богом покровителем их был Велес, заклятый враг славянства.

 О чём, кстати, писал и Маврикий якобы император Византии «Драться с врагами они любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах, с выгодой для себя, пользуются засадами, внезапными атаками, хитростями, и днём и ночью изобретая много разнообразных способов. Будучи застигнуты врасплох, они погружались в реку, держа во рту изготовленные для этого длинные камышинки, целиком выдолбленные, которые достигали поверхности воды; лёжа на спине, на глубине, они дышали через них и так  держались, много часов».

Один германский писатель (забыл его имя) будучи участником боёв на восточном фронте (Первая мировая) наблюдал такую картину «в течение нескольких часов весь передний край русских был под огнём нашей тяжелой артиллерии. Окопы были просто перепаханы и сравнены с землей, казалось, живых там не осталось. Но вот наша пехота пошла в атаку. И вдруг русские позиции оживают: то здесь, то там раздаются характерные выстрелы русских винтовок. И вот уже фигуры в серых шинелях показываются отовсюду- русские поднялись в стремительную контратаку… Наша пехота в нерешительности замедляет темп наступления… Раздается сигнал к отходу…».


IV. Психология русского воинства и отзывы о русских как о воинах.


Хотят ли русские войны.

Поймет и докер, и рыбак,
Поймет рабочий и батрак,
Поймет народ любой страны
Хотят ли русские, хотят ли русские,
Хотят ли русские войны.
Хотят ли русские, хотят ли русские,
Хотят ли русские войны.

 
Чаще всего «воспевая»  военную героику  горе авторы забывают две существенные составляющие категории воина  это реактивное проявление психологии убийства и поствоенный синдром. Те две составляющие «судьбы» воина которые, по большому счету, являются для него смертельными в плане человеческих душевных качеств.

Отмечу, что по многим причинам в древнерусской литературе, как и сказаниях нет смакования (любования) картинами смерти противника, как нет и детальных описаний военных действий, что например, характерно для скандинавской мифологии. Вроде описываемых в «Песне о Нибелунгах» сценах, в которых Зигфрид  ударив мечом короля Людгаста, прорубил светлую броню, нанес королю три глубоких раны, после чего проступила кровь. Или как описана смерть  Зигфрида. Хаген настиг его у ручья ударом в спину, кровь брызнула из раны на одежду Хагена. Дальше автор «смакуя» описывает, что кпопьё Хаген «оставил  точащим в сердце» Зигфрида.

 
Или характерный отрывок, найденный в «Христоматии по западно-европейской литературе. Эпоха Возрождения. М.1947 стр.97-98) повествующий о том, что Руджиеро (рыцарь) убивает  чудовище: « но тот ему живот мечом пронзает, так насквозь выходит острие». (Ариосто. «Неистовый Ролланд»). Кстати это характерная «черта» тех авторов которые, по сути, не воевали никогда. Гиперболизация другое дело, но это характерно не историческим документам, а поствоенным, литературным произведениям. Гиперболы это основная часть мифологизмов. Меня же интересует, что происходит с воином в процессе и поле боя и вообще боевых событий.

 
Попали мне на «глаза» результаты опроса  американских ветеранов Второй мировой войны  пятизвездочным генералом  Д. Маршаллом (1947г.), где он делает вывод, что способными убивать являются лишь 2,5% личного состава, еще  4%  кторые могут убить в экстремальных, опасных для себя ситуациях, и от 3-х до 4%  тех, кто «переступает через себя» руководствуясь условиями и идеей.

 
Наши предки знали об этом потому лишь каждый десятый навсегда (и только навсегда) становился воином. И каждый десятый это не по счету, типа: «один, два три…десятый выходи». А именно после соответствующих испытаний и отбора. Но это не значит, что исключалось ополчение и именно оно, а не «регулярные» подразделения  играли большую роль в освободительных воинах. Это второе непременное условие для того, чтобы считать военный конфликт войной — причастие к боевым действиям «мирного населения» и при том не одной какой- то части страны, а всей в совокупности.

 Справка. Генерал армии Джордж Кэтлетт Маршалл-мл., лауреат Нобелевской премии мира, бывший  начальникГенштаба  вооруженных сил, Госсекретарь, и Министр Обороны США( род 31.12.1880г- 16.10.1959г) Инициатор, разработчик и практический исполнитель «Плана Маршалла»- помощь Европе после войны ( по сути оформление «нового порядка» где во главу угла ставилось экспансия европейских государств экономическими формами, выраженными в главенстве американского доллара). За день до рождения Маршалла 30.12. Южная Африка Трансвааль становится республикой, а её первым президентом Пауль Крюгер.

 
Итак, после своего «опроса» Маршалл сделал вывод, что эффективность войск зависит от  близости врага. Чем ближе к воинам враг, тем менее эффективны действия военных подразделений. А в случае с русскими как раз наоборот, русские долго не сталкиваясь с врагом изматывали его нанося незначительный урон, как бы и сами старались себя сохранить, но когда это столкновение происходило, то ситуация менялась русские переходили в состояние «а нам всё равно и будь, что будет». Эффективность при этом повышалась до 70-80%. В отличии от американских вояк, как выяснили американские психологи Маршан и Сверг, русские не сходили с ума о непрерывных военных действий, а просто «отключались» от реальности, «уходя» в состояние,  которое называется, нет не транс, где отрешение происходит осознанно и добровольно, а  куражом.

 
«Русский солдат предпочитает рукопашную схватку. Его способность, не дрогнув выносить лишения вызывает истинное удивление. Таков русский солдат, которого мы узнали и к которому прониклись уважением еще четверть века назад» (Гюнтер Блюментрит, генерал, начальник штаба 4-й армии, Вторая мировая война)

 
Сегодня в психотерапевтической практики данное состояние, разгонки психической активности,  как только не называют и «зековским куражом», и «маниакальным синдромом», «пограничной шизофренией», «пограничным состоянием» и даже «ограниченной вменяемостью», «состоянием аффекта» и пр.  Понятно дело всё это окрашено в отрицательные цвета по той причине, что они не характерны для «мирской жизни».

 Так и американские психологи, работавшие на Пентагон пришли к выводу, что всего 2% (тех, кто способен убивать) не лишаются рассудка от непрерывных боевых действий и лишь они являются по большому счету, главной боевой силой подразделений. Но самое главное, что психологи «обнаружили», что у этих людей еще до призыва в армию были серьезные проблемы с психикой. Короче говоря, они уже до призыва в армию были психопатами. И уходя на войну, они никогда уже с неё не возвращались, даже если оставались в живых.

 
Суть указанных исследований подтвердить тезис о том, что сама биология, сами инстинкты запрещают человеку убивать человека. Приводится пример, что в  Речи Посполитой в 17 веке проводили такие же исследования, в результате которых солдаты в процессе стрельб на стрельбище поразили почти все мишени, когда в реальном бою, который состоялся через несколько дней те же стрелки (500 человек) поразили всего трех солдат противника.

 
Роберт Вильсон английский офицер, участник Отечественной войны 1812 года  отмечал, что  «Штык есть истинное оружие русских. Одни англичане могут спорить с ними об исключительном праве на сие оружие. Но поелику русский солдат выбирается из большого числа народа с великим вниманием к его телесным качествам, то и полки их должны иметь гораздо большее превосходство».

 
Всё это я пишу для того, чтобы лишний раз показать всю абсурдность утверждений о «массовых тренировках» (физических специализированных подготовках), а главное о бессмысленной муштре, которой в русской армии до Романовых не было, и о том, что каждый русский способен безоглядно ринуться в бой и непременно убить противника.

Самое главное оружие бойца, на мой взгляд- это умение сотворить со своей психикой то, что позволит ей мгновенно избавиться от условностей. А это как вы понимаете, лежит не в плоскости шагистики, маневровости и даже не в ежедневном «махании саблей». Не без этого конечно, но это не самое главное.

 
Вот тут можно было без особого труда «плавно вписаться в поворот» выраженный в том, что именно ведическое мировоззрение  позволяло  быть русским воинам такими, какими они были. Я сейчас не буду особо распространяться об этом, во-первых, не время, во-вторых, не к месту, в-третьих, не та аудитория, но то что очень важно в данном случае это именно тренировка «разгонка психики», по выражению  психологов позволяющая человеку перешагивать тот «порог», который отделяет от нормальности к контролируемому безумии, уподобляясь древним берсеркам.

 
И что еще важно, это то, что такими качествами (переход в состояние берсерка) могло быть всего у одного народа, ибо лишь у него соединялось воедино шесть основных условий проявления «расторможенности психики».   И это не народы юга, которые и так живут в условиях ускоренного метаболизма, потому взрываясь, тратят на этот взрыв больше энергии, чем могут себе позволить для дальнейших действий. Не народы Африки условием существования, которых является не просто необходимость сдерживания двигательной, а стало быть, и эмоциональной составляющей в виду  быстрого протекания тех же химических процессов, а также не заторможенные народы Севера — шведы, норвежцы и даже датчане и финны (к русскому Северу это тоже относится) не западные, вроде как у них процессы метаболизма подходящие, но как я уже сказал они не соответствует  данному состоянию мировоззрение (тема обширная и может занять не один десяток страниц).

 
А именно те народы которые живут в переменно-суровом климате, т.е на Русской равнине, не ниже  города Саратова. И не «выше» Новгорода.
Поведение русских войск даже в первых боях находилось в поразительном контрасте с поведением поляков и западных союзников при поражении. Даже в окружении русские продолжали упорные бои. Там, где дорог не было, русские в большинстве случаев оставались недосягаемыми. Они всегда пытались прорваться на восток…Наше окружение русских редко бывало успешным» (Г. Блюментрит, генерал, начальник штаба 4-й армии ВОВ).

 
И это не единственное свидетельство, так еще в 1915 году 28 февраля в Августовских лесах Восточной Пруссии, находясь в кольце германских войск погиб почти весь 20-й корпус русской 10-й армии. Видя своё безвыходное положение, русские офицеры и солдаты, «примкнув» штыки, пошли в «лобовую атаку» и были в упор расстреляны немецкой артиллерией и пулеметным огнем. По этому поводу германский военный корреспондент Брандт написал, что « Попытка прорваться была полнейшим безумием, но это святое безумие- геройство, которое показало русского воина таким, каким мы его знаем со времен Скобелева, штурма Плевны, битв на Кавказе и штурма Варшавы! Русский солдат умеет сражаться очень хорошо, он переносит всякие лишения и способен быть стойким, даже если ему неминуемо грозит при этом верная смерть!»

 
Возвращаясь к вопросу о «взвинченных нервах» необходимо отметить, что я не отрицаю, необходимость тренировок владения оружием или там определенных форм построений (рефлексы тела), но не считаю их решающими в деле «воспитания» русского военного характера. «Разгонка психической активности» подразумевает не просто «взвинченность», но в первую очередь способность управлять данным состоянием. А для этого нужны соответствующие тренировки, опирающиеся на мировоззренческую парадигму, которая включает не только специфические условия войны, но и всего быта народа вплоть до его верований.

Чем еще объяснить свидетельство о русах- язычниках византийца Льва Диакона:: «Когда нет уже надежды на спасение, они пронзают себе мечами внутренности и таким образом сами себя убивают». И объясняет он это тем  убеждением русов, что пленные  и  «убитые в сражении с неприятелем», по мнению северных язычников, остаются и после смерти рабами победителей».

Именно в состоянии «разогнанной психики» мне почему-то больше нравится не «амок» (слепая ярость), а  «неистовость», человек способен стремительно двигаться, сокрушать преграды, не чувствовать боли, и сожаления. Отмечу, что подобное состояние всегда связанно и только с разрушением. Напомню, как изображаю Шиву, много рук и в движении (редко в статической позе), являющегося разрушителем мироздания.

 Не сочтите за труд прочтите объемную статью «Велес-глагол».  И вы поймете почему имел возможность Франц Гальдер, генерал-полковник, начальник генштаба сухопутных войск, Вторая мировая заявить, что: «Сведения с фронта подтверждают, что русские всюду сражаются до последнего человека… Бросается в глаза, что при захвате артиллерийских батарей и т. п. в плен сдаются немногие. Часть русских сражается, пока их не убьют, другие бегут, сбрасывают с себя форменное обмундирование и пытаются выйти из окружения под видом крестьян. Следует отметить упорство отдельных русских соединений в бою. Имели место случаи, когда гарнизоны дотов взрывали себя вместе с дотами, не желая сдаваться в плен»

 
Не желая распространяться на тему «измененных состояний сознания» (ИСС), не имеющих к тому, что я описываю никакого отношения, затрону вкратце лишь «русскую тему» в этом вопросе. Ибо изменение состояния это, опираясь на работы немецкого психолога Арнольда Людвига «любое психическое состояние, индуцированное физиологическими (больной), психологическими (внушение) или фармакологическими (наркотики, спиртное и пр.) событиями, или агентами различной природы, которые распознаются самим субъектом, или внешними наблюдателями, и представлены существенными отклонениями в субъективных переживаниях, или психологическом функционировании от определенных генерализованных для данного субъекта норм в состоянии активного бодрствования».

 
Николай Подхватилин, психолог,  автор курса «Восстанавливающее психотехники» вполне резонно отмечает, что « Когда мы общаемся, более восьмидесяти процентов информации передается нами друг другу не вербально, то есть без помощи слов – информация идет от подсознания к подсознанию. От интуиции одного человека к интуиции другого.  А на интуитивном уровне взаимодействия происходят очень интересные вещи. Например, еще до того, как всадники схлестнутся в бою, их подсознания определяют, кто сильнее, то есть еще до поединка сравниваются силы и решается его исход. Именно поэтому, говорят, «настоящий воин побеждает еще до начала сражения». Здесь истоки многочисленных былин о том, как русские богатыри в одиночку побеждали целые армии».

 
С чем же мы имеем дело? С неуязвимостью как результатом «осознанного безумия»? С «магией? С психическим превосходством?  С идейностью, как фундаментом живучести? Или это, что-то иное?

 Сразу отметаю термин «магия», как условие для «разведения блох», т.е. того состояния в которое можно впихнуть все не требующее или даже не желающее доказательств. Одним словом форма «завуалирования» собственной  безграмотности.

Но как тогда ответить на вопрос как один человек мог вступать в единоборство со многими и даже выходить победителем, невзирая на численное превосходство противников. «Секрет» в том», говорит Н. Подхватилин,-« что он… не один. Выезжая на поле битвы, он чувствовал рядом с собой навьев (так в древней Руси называли предков) и они – энергетически? – помогали ему. Понимаете, он вполне реально чувствовал их поддержку и ощущение этой силы, стоящей за ним, рядом с ним, вместе с ним, «считывали» нападающие – они подсознательно ощущали себя уже побежденными и просто бежали с поля боя. Это, может быть, даже психиатрический, а не психологический феномен».

И это уже вроде из области мистики, т.е. по сути той же категории что «магия». Не торопитесь с выводами. Скорость действия, как и скорость мышления, зависит от скорости происходящих в организме процессов. Три года назад я выкладывал в своём блоге статьи о так называемых «умных мышцах», такого состояния когда нервные импульсы минуя кору головного мозга, непосредственно воздействуют на нервные окончания соответствующих мышц. Но в том случае роль играли именно тренированные мышцы. Тому, кто не тренируется, подобные процессы не грозят. Его мышцы будут «глухи» даже к тому,  если их «огорошить» током. Адекватно реагируют (посыл к действию) только те, кто имеет «память» остальные просто сокращаются, вызывая реакции которые американцы назвали «нормальной реакцией на опасность». Это я о том, что в американской армии до 60% солдат перед боем обсывается и обсирается, как опытные, так и новобранцы.

Но ведь в русской армии подобная «норма» редкость и не потому, что кости и мясо у русских из другого материала, чем у американцев. А все дело в том, что  если воин находится в постоянном контакте со своим подсознанием, т.е. имея ментальную связь с теми «уголками» памяти, в которых «живут» его предки, т.е. то генетическое что досталось ему от передков (физика, химия) входит в резонанс с  психическим (я бы поправился духовным) родством со своими предками – навьими, существующими в энергетическом состоянии окружающей нас природы, то силы воина умножаются многожды. И это в свою очередь «бережет его» от физиологических инсинуаций.

Тут как вы понимаете дело не в психических отклонениях, не в фармакологических (допинговых) воздействиях и даже не в идейности субъекта, а в его способности включаться в общее для его предков энергетическое поле. Способность «включаться» в это поле имеется априори у всех людей, но фактически включиться могут лишь подготовленные. Я не имею в виду всевозможные  медитации, практики, тренинги и тренировки, всё это «хрень собачья». Невозможно ни какими медитациями «включиться» в состояние, проживая на десятом этаже, сидя в офисе за компьютером с надеждой «найти горяченькое» или же  подчиняя свою жизнь структурной составляющей бытия «догнать и перегнать», танцуя в кабаках и клубах несуразные танцы, а исполняя и слушая песни с идиотским содержанием.  Этой возможности должно быть подчинены как мысли, воля так и форма проживания и пищевой рацион, и носимая одежда, и  отношение к труду и отдыху, способы взаимодействия с другими людьми, и даже если хотите сексуальные связи.

Тренируется оно? Нет. Тренируется лишь способность по своему желанию «сходить с ума». Но как я уже заметил «помогать» в этом не собираюсь тут и без меня достаточно «самостийных гуру», имеющих в арсенале лишь «желание и ничего кроме желания». И как отмечает Н. Подхватилин существенным во взаимоотношениях с предками (навьими) это не переходить «на личность», т.е. не вести себя фамильярно. Ибо в противном случае «контакт» будет иметь отрицательный характер. Это аналогично принятому сейчас «раскрещиванию», когда то, что было принято у предков отрицается, а методом отрицания, является определенное действо. А кто давал вам  право судить своих предков? Ведь принимая решения крестить вас,  они руководствовались определенными взглядами на жизнь. Это сегодня вы можете сказать, что «Петя, Маша или Вася козлы и пи-сы», но не можете этого сказать в отношении своих предков. Никто вас не неволит в том, чтобы не ходить в церковь, не креститься, не причащаться, ни облизывать иконы и прочая, прочая,  прочая, но это не значит, что вы должны «порвать» связующую вас с вашими предками нить или имеете право на осуждение их действий. И если вы позволяете себе это, то забудьте навсегда об их вам «помощи». Помогают не тому, кто просит, а тому, кто достоин помощи.

 Не будет помощи тому, кто как славяне навьих, т.е. предков «затолкали» в подземное царство с атрибутами в виде огня и смолы, а также приравняв их к ведьмам и вурдулакам. Для ведической традиции это не только чуждо, но и осудительно, чего не скажешь для христианской (славянской) традиции, заселившей мир предков всевозможными злобными духами. Мы же постоянно врем, ладно себе, но и окружающим. Посмотрите на статьи на сайте (в инете тоже самое) сколько не сколько тем  что  не понимаем и не стремимся понять, а тем, что провозглашаем одно и поступаем по иному. Провозглашаем как этические нормы и моральные традиции, сами при этом постоянно их не только игнорируем, а и сознательно нарушаем.

 Извините, сорвалось, в судьи не записывался, невольно вырвалось, погорячился! (но от слов не отказываюсь). Ладно, нечего тут праведника строить, на себя лучше посмотри! Не дурак, понял. Дурак бы не понял! Напоследок приведу лишь еще одну фразу  Подхватилина « Надо жить так, чтобы навьи от тебя не отказались. То есть существуют условия, при которых «канал» к предкам всегда будет открыт. И тогда их помощь приходит, а у человека, словно крылья вырастают». И по этой причине генетическая память это не «голая информация» заложенная в теле или психике человека, так как у нее  есть и обратная связь с нами в виде «требований» и даже «указаний», как требуется  поступать, чтобы  « быть  достойным».

Отсюда из двух соперников побеждает не тот, кто сильнее, более оснащен, или даже тренированнее, а тот за кем стоит больше «народу» как из навьего мира, так и из мира яви.

Вот и американцы «додумались» что нужно обращаться  к своему подсознанию и искать «там» новые возможности, но они не могут понять, что это там  такое «сидит» и имеет такие возможности, для нас это не «секрет» — это наши предки. И если думаете, что я атеист до «мозга костей» вдруг впал в  обычный старческий маразм, смешанный с вероблудством, то скажу — таки нет, не впал ни в маразм ни в блуд. Отчего даже не зову ходить «на мой сторона», ибо снег башка попадёт совсем мертвый будешь». И далее американцы предлагают покопавшись в этом самом подсознании попытаться найти там ответы, а поможет в этом как медитация ( транс), так и ритмическое движение (читай танцы).

Я же предлагаю чаще вспоминать всех своих родственников, как живых, так и ушедших, на сколько простирается ваше знание о них.  На Руси каждый воин чувствовал себя не только частью своего народа, но и составляющей частью многих поколений предков и главным объединяющим условием являлась наша земля и наше мировоззрение. С землей вроде бы как всё в порядке (в независимости от того, что она стала условием купли-продажи), а вот с мировоззрением тут совсем плохо. Но главным условием нашей стойкости является  связь все же с предками, если и их отринем (как, каким образом разговор особый), то и земля не удержит, ибо  нарушение связей чревато не только  проблемами в сегодняшнем дне, но и по принципу «снежного кома» в будущем.

 …К сожалению, все это не только трудно для понимания, но и многим очень не нравится. Мне кажется, многие люди не допускают и мысли, что некоторые вещи могут происходить «вдруг», помимо человеческой воли, независимо от каких-то расчетов. Но у нас есть очень хорошая поговорка – «человек предполагает, а Бог располагает».

Люди не хотят признавать существование генетической памяти потому, что тогда надо признать и нечто более «опасное» для нас. Тогда надо признать то, что за все свои поступки когда-то придется отвечать. Что мало кому нравится…

Так сначала из нашего документа как основного инструмента памяти убрали принадлежность к этносу, народу, т.е. национальность, в дальнейшем будет происходить то, что нынче происходит в Прибалтике, где  из документов «изымаются» отчества. А там глядишь вернуться к Романовским  Ивашкам, Петрушкам и Степашкам. А животным (с кличками) нужны ошейники и чипы, а вот документы не обязательны.

 

Заключение

Русские былины весьма редки, но они являются важным источником  понимания психологии русского народа. К сожалению, в большей степени нам знакомы славянские, где главным героем является витязь, этакий герой-рыцарь-богатырь. Этакий тяжеловооруженный воин обязательно на коне со своим представлением о чести, порою не имеющей к народу никакого отношения, ибо служит князю, или государству. Вся эта индивидуалистическая  персонификация связанна с христианским мироопределением (не мироощущением и тем более не мировоззрением, а именно мироопределением).

В том, что былинные герои не похожи на русский народ, на тот портрет, который вырисовывается его поступками и стремлениями. Этот портрет явственно проступает в философии Н.А. Бердяева. В характеристиках русского народа нет пассивности и женственности, а есть хитринка и деятельность направленная на созидание. Это  чужеродными историками выдумана пассивность русских, чтобы оправдать «засилие»  славян, за которыми как я уже говорил, спрятались иудеи. Иудеи ашкинази (немецкие историки, русской и прочих академий),  подготавливающие русский народ к тому, что они самостоятельно не могут управлять государством, и им всякий раз нужны «варяги». А «подсунутые» русскому народу  богатыри продолжают своё «шествие» уже по нашим сегодняшним экранам. Те герои-одиночки, которые делают удивительные вещи, несообразные с реальным поведением людей, но так «плотно ложащиеся» на наивную структуру русской психики.

Но данные «герои» своей подрывной деятельностью провоцируют русских камикадзе на «бессмысленные и беспощадные», на искательство правды в одиночку против организованного большинства. Забывая при этом, что главным козырем русского народа всегда было общинность, а одиночки это, по сути, провокаторы, возбуждающие энергии, но не способные довести дело до логического конца. Но зато четко вырисовывающие, агрессивное в представленном персонаже как имеющем непосредственное отношение к русским. Так одуревшие от открывшихся возможностей славяне, в лице украинцев ринулись к добыванию самостийности, оправдывая гумелёвский постулат о пассионарности, определяющей неуправляемые проявления не связанные ни каким боком с разумом.

И более того через собственное своё внутреннее нежелание выдвинутые  на передовые позиции белого мира, при этом не совсем понимая, что с ними происходит и для чего вся эта «вакханалия». Это вопрос очень интересный, но  в большей степени важный, так как через него можно как сгубить народы, так и помочь им «выгрести» в сегодняшних непростых условиях. Но нынче данный вопрос  не «в тему».

Но более глубокий смысл заложен в славянских мифах связанных со Змеем и его ипостасями, где герой непременно «побеждает зло» в качестве которого выступает змей. Русские люди рукоплещут, забыв, что Змей, Дракон это их основной создатель и защитник.

 В былинах есть одна любопытная деталь, чтобы войти в дружину, обычно, требуется совершить два подвига. Один (или несколько) богатырь совершает по своему желанию по дороге в Киев, другой уже имеет характер княжеского задания. «Часто первый подвиг носит характер простого удальства: Добрыня просто так, без особой цели, вступает в борьбу со Змеем, давит его детёнышей; Алеша убивает никого не трогающего, бывает и спящего Неодолища. Княжеские задания уже носят «целевой» характер. Добрыня, уже во второй раз сталкивается со Змеем, вызволяя княжескую племянницу Забаву Путятишну; Алёша освобождает стольный град Киев от Тугарина». Отмечу, что служат всегда Киеву, будто пытаясь навязчиво убедить нас, что существеннее мета на земле нет. И это лишний раз говорит о том, что так называемые дружины ничего общего с народом не имели и не потому, что являли собой элитарное сообщество, а потому, что их деятельность была заключена не в значении «народ-страна», а в значении «князь – государство».

 Еще одна черта богатырей, которая не вписывается в русский портрет – гордость до заносчивости и самолюбование до мстительности. Обиды никому «не спускают», мстят «за поругание» и всё время пытаются друг друга «подсидеть» кичась своими заслугами. Илья Муромец даже схватился с Добрыней, когда узнал, что тот похваляется, что всех «уделает». Но через эти мифы и былины русский народ,  именуемый объединенным именем «славяне» представляется весьма в не приглядном виде.

 На основании археологических раскопок «делаются вывод», и что важнее «объявляется всему миру, что  воинов на Руси готовили с раннего детства. Но разве все те кто так или иначе в детстве «бегал» с деревянным мечом стали военными или  затем постоянно стремится кого-то «уделать»? К чему такие «необдуманные» выводы?  Да ребенок через игру получает многие навыки, но ведь непсихологическую установку, что бы всех «резить».

 И даже заявление английского офицера Роберта Вильсона, что « Храбрость русских в поле беспримерна. Самое трудное дело для человеческого ума (в 1807 году) состояло в том, чтоб управлять русскими во время отступления. Когда генерал Беннигсен, стараясь избегнуть нападения неприятеля, ретировался от Янкова, во время темных ночей польской зимы, то, несмотря на превосходство французских сил, простиравшихся до 90 тысяч человек, негодование русских солдат было столь дерзко, требование сражения столь сильно и неотступно и начавшийся от того беспорядок сделался столь велик, что генерал Беннигсен принужден был обещать исполнить их требование", нельзя воспринимать как факт агрессивности русского человека.

 

В виду того, что наша земля изрезана водными артериями не стоит удивляться тому, что русские весьма споро, и норовисто перемещались как по рекам, так и преодолевали водные преграды.  Где-то в 1984 году в Сирии при раскопках нашли русскую ладью, но никак не могли понять, почему в ладьях лежали большие колеса по четыре штуки. Для колесницы великоваты, для передвижения  осадной машины, вроде как маловаты. И только когда внимательно рассмотрели днище, то увидели гнезда для крепления каретки, которую и оснащали колесами, А там подняв паруса можно было «плыть» по пустыне вплоть до Египта.

Один датский ученые нашел на раскопках в Турции машинку- маленькую коробочку на колесах и кучей деревянных шестеренок, Он понял, что это машинка отмечает расстояние. Но сколько не пытался понять в каком метрическом измерений ни чего не получалось, И лишь когда ему посоветовали использовать версты, всё «срослось». Это миф, что у русских плохие дороги, им просто не было необходимости делать из в своей стране. А относительно умения еще фельдмаршал Эрих фон Манштейн упоминал, что «русские были мастерами быстро восстанавливать дороги. Войска русских всегда храбро сражались и иногда приносили невероятные жертвы».

 Перед самой войной по   Генеральному штабу германских вооруженных сил «гуляла» так называемая аналитическая записка, где помимо характеристик СССР давались характеристики русскому народу как воину как солдату сильному непритязательному и храброму. Но не поворотливому, несамостоятельному и главное не умному. Что он (русский солдат) «теряет все  положительные качества при начальнике, в незнакомой обстановке и при не знакомых обстоятельствах. При этом мало восприимчив к внешним впечатлениям. Даже после неудач русские войска быстро оправляются и будут способны к упорной обороне».

Фон Позек  германский историк в работе «Немецкая кавалерия в Литве и Курляндии» тоже отмечал, что «Русская кавалерия была достойным противником, Личный состав был великолепен… Русская кавалерия никогда не уклонялась от боя верхом и в пешем строю. Русские  часто шли в атаку на наши пулемёты и артиллерию, даже когда их атака была обречена на поражение. Они не обращали внимание ни на силу нашего огня, ни на свои потери».

Думается, вы отметили разницу в поведении русских войск до Романовских времен и  после когда мы перестали уклоняться от боя, а приняли общепринятую тактик ведения боевых действий. И даже тут мы не остались позади планеты всей. И это кК отметил немецкий генерал-фельдмаршал Людвиг фон Клейст « русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами, Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость».

Это отмечал и адъютант Наполеона Рапп в своих мемуарах: «Пехота кавалерия с ожесточением бросалась друг на друга в атаку из одного конца боевой линии  в другой. Мне еще ни разу не приходилось видеть такой резни», ему вторит, как бы продолжая мысль  французский капитан Франсуа: «Я участвовал не в одной капании, но никогда еще не участвовал в таком кровопролитном деле  и с такими выносливыми солдатами, как русские».

 Участник Крымской экспедиции Шарль Боше в своей книге «Крымские письма» увидевшей свет в 1877 году в Париже писал, что: «Русские значительно превосходят нас. Мы слишком пренебрегли их силами. Мы, наверное, надеялись увидеть, как стены Севастополя падут, подобно стенам Жерико, под грохот наших фанфар».

 
Вот уже почти четыре столетия специально дозированная искаженная  информация ну ни как не способствовала объективному представлению о нашей стране. По этому поводу еще Вяземский П.А. высказал такую мысль, что  «Хотите, чтобы умный человек, немец или француз, сморозил глупость — заставьте его высказаться о России. Это предмет, который его опьяняет и сразу помрачает его мыслительные способности».

 
Отчего хочется раз и навсегда «развеять» один из мифов истории, который утверждает, что лишь «по причине» междоусобных войн Русь пала под «татаро-монгольское иго». Вспомним слова Биссмарка, а он знал, что говорит: «Даже самый благоприятный исход войны никогда не приведет к разложению основной силы России, которая зиждется на миллионах собственно русских…Эти последние, даже если их расчленить международными трактатами, так же быстро вновь соединяются друг с другом, как частицы разрезанного кусочка ртути. Это нерушимое государство русской нации, сильное своим климатом, своими пространствами и ограниченной потребностью». Именно по этой причине Русь при всем внутреннем раздрае между князьями, всегда, слышите всегда,  надвигающуюся опасность извне встречали совместно. И если по первости кто-то мешкал, то в дальнейшем в обязательном порядке присоединялся к остальным. Но вот если один князь «шел месить» другого, тут встревали не все, а лишь те, кто имел родственные узы с князем, против которого было направленно действие.

 Свою точку зрения, о том, что происходило  при «татаро-монгольском нашествии», кто и почему первый попал под «раздачу» я высказывал в двух статьях, повторяться нет смысла.

Еще один миф, не имеющий логического окончания. В нём описывается как Чингиз хан вырезал всех воинов татарское племени из-за того, что воины этого рода его ослушались. Но при этом почему-то взял их имя, а историки даже  поставили его впереди главного имени (татаро-монголы).  «Черные трусы, зашитые белыми нитками».

И всё же, как выразился профессор Лондонского университета  Джеффри Хоскинг: " Россия – одно из самых великих в истории государств, выживших несмотря ни на что. В той или иной форме она существовала более тысячи лет, и часть этого времени была самой обширной по территории державой на земле. Ныне Россия является одной из самых значительных держав Евразии и останется таковой".

 
Правда это имело и свои отрицательные последствия, так в одном из  текстов приписываемых известному еврейскому врачу (хронисту) бен Иегошуа Га-Когену упоминается о причинах бегства евреев из Хазарии «И было лето 4450 (якобы 689г), и усилилась борьба между исмаильтянами и персами в ту пору, и были поражены персы ими, и пали они под их ноги, и спаслись бегством многочисленные евреи из страны Парас(Персия), как от меча, и двигались они от племени к племени, от государства к другому народу и прибыли в страну Русию и землю Ашкеназ (Германию)  и Швецию и нашли там много евреев» (20, с.78).

Но и тут в качестве предупреждения всем «звучат» слова первого канцлера Геррмании незабвенного Отто Эдуарда Леопольда фон Бисмарка Шенхаузена ( которому в этом году исполнилось 200 лет со дня рождения): «Не надейтесь, что единожды воспользовавшись слабостью России, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут -не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть».

Русским не нужны войны, но они умеют воевать и не стоит их дразнить оскорбительными выпадами и запугиванием вашими намерениями, ибо, как сказал всё тот же Бисмарк: «Заключайте союзы с кем угодно, развязывайте любые войны, но никогда не трогайте русских».

Похожие статьи:

ЖивописьВиллевальде Богдан Павлович

СобытияРусский солдат, который 9 лет сидит в тюрьме решением чеченского суда, нуждается в помощи

СобытияВ Забайкальском крае дагестанцы намерены казнить русских солдат по законам шариата

Вторая мировая войнаРусский Дух или Мёртвые сраму не имут...

Вторая мировая войнаРусский солдат глазами гитлеровцев

Сергет

рейтинг

+6

просмотров

1896

комментариев

5
закладки

Комментарии