Был ли Иван Васильевич «Грозным»?

Был ли Иван Васильевич «Грозным»?

Прозвище «Грозный» – стереотип, безусловно. Так называют Ивана IV Васильевича учебники истории. И мы охотно этому верили всю сознательную жизнь, принимая как должное. Однако стоит данный миф развенчать. Чем мы, собственно, сейчас и займемся.

Только ли Иван IV?

«Грозные» цари были в русской истории и до Ивана Васильевича. Например, его дед, также Иван, только III. Его именовали «Правосудом» или «Великим». В результате дед остался в анналах просто «Великим», а внук – «Грозным».

Примечательно и то, что «нумерация» была введена уже после правления Грозного внука. Автором данной инновации стал Н. Карамзин в «Истории государства Российского». Именно он отследил исчисление, «стартом» которому был Иван Калита. До карамзинской систематизации Иван Васильевич «числился» как «Иван Первый».

Нумерация русских царей была принята с 1740 года, с восхождения (вернее, внесения) на царство императора Иоанна Антоновича (VI) во младенчестве. По сути, он был Третьим, прадед его – Вторым, а знаменитый Иван Васильевич – Первым соответственно. Именно с того дня отечественные монархи с одинаковыми именами стали «узнаваемы» по порядковому номеру.

Когда сформировалось «грозное» прозвище

Как сформировалось громкое прозвище и откуда оно взялось? Это – вопрос отнюдь не праздный, но волнующий многих. Если поинтересоваться у среднего обывателя, будет получен вполне резонный ответ: за знаменитую удивительную жестокость и неуемных опричников. Так, по крайней мере, нам вещали преподаватели истории.

Вторая часть вопроса: когда царя назвали именно «Грозным»? Ведь при жизни никто монарха так не величал. А звали его именно «Иваном Васильевичем» и никак иначе.

Ситуация с прозвищем становится еще более абсурдной, стоит вчитаться в слова А. Дюма. А написано там, что Ивана IV звали «васильичем» именно за жестокий нрав. Согласно трудам Скрынникова, прозвище «Грозный» вообще нигде не встречалось до 16 столетия. Вероятно, оно «привязалось» к царю благодаря историческим песням и не более того. А там, как известно, большинство фактов бывало приукрашено, порой до абсолютного извращения событий.

Иными словами, никто не сможет с уверенностью ответить на вопрос, когда и откуда взялась приставка «Грозный», если даже Скрынников тут не компетентен. Единственное, что предполагает профессор, Иван Васильевич обязан прозвищем собственному народу. И было оно «посмертным». Выходит, именно так русский люд именовал не самого правителя, а память о нем.

Когда же все произошло? По предположению того же Скрынникова, в Смутные Времена. Страну в те годы лихорадило от польско-шведской интервенции, росла смертность, урожаи получались мизерными. Тогда-то мирская молва и сделала Ивана Васильевича тем самым «Грозным», хотя самого его уже давно не было среди живых.

Сказания и песни о царе

Примечательно, что именно он, Иван Васильевич, первым из царей стал появляться в народных сказках. Причем делалось это совершенно добровольно со стороны населения. До той поры сказаниями о царском бытие занимались исключительно летописцы, бывшие, безусловно, заангажированными властью. Потому и правдоподобность описанных ими сюжетов вызывает огромные сомнения. Народная же молва – явление стихийное и потому правдивое, как ни крути.

Сказок о государе сложено множество. Кстати, ни одна из них не живописует царя деспотом и убийцей. Наоборот, говорится о его богоизбранности и исключительности. Повествуется о том, что даже царь – обычный человек, грешник, и ничто человеческое ему не чуждо. Народ понимал своего правителя и принимал со всеми недостатками.

Некоторые истории твердили, что Грозный заносчив не был, общался с простолюдинами, любил их послушать, узнать о проблемах и чаяниях, а порой даже от души спорил со случайными собеседниками. Говорилось, что Иван был весьма мудр, столь же справедлив, но крайне вспыльчив. Мол, иногда творил поступки, кои долго не давали ему покоя. Существуют сказки, где Иван Васильевич назван «благочестивцем» и «певчим».

Был ли государь суровым отцом?

Мы принимаем как аксиому, что столица нашей Родины – Москва, река Волга питает Каспий, а Иван Васильевич Грозный умертвил собственного сына. Нет дела никому, к примеру, что Волга-река перво-наперво питает бассейн Камы. Так что же об убийстве царственного наследника? Правильно, нынче и этот факт оспаривают.

Согласно определенному мнению, прозвище «Грозный» сложилось именно после исторического убийства. А было ли оно? И где улики? Прекратим брать за основу утверждения полотно Репина и взглянем на научные факты.

Убийство в гневе оспорено учеными. В 63 году прошлого века было вскрыто захоронение царевича Иоанна, расположенное в Кремле. Согласно исследованию, физического убийства не было. Имело место подлое отравление.

Анализ останков молодого человека показал наличие в них яда. Причем концентрация отравляющего вещества многократно превышала предельно допустимую. Тот же яд наличествовал в теле Ивана Васильевича, хоть и в меньшем объеме. Вывод напрашивался сам собой: отравили и самого самодержца, и сына его. Причем травили методично, целенаправленно, не один год. Хотя существует мнение, что в те времена в качестве лекарственного средства в монарших семьях применялась ртуть. Этот текучий и безумно ядовитый металл почитался как панацея.

И тут напрашивается вполне резонный вопрос: а кто пустил слух о сумасшествии царя-убийцы? Неизвестно. Ясно лишь одно, многие монархи знали, что слух этот – ложь. Российские – не исключение. Например, Александр III, однажды увидев полотно Репина, запретил показывать его публике. Константин Победоносцев, историк и консерватор 19 столетия, счел картину и вовсе фантастической.

Примечательны некоторые страницы истории творения Репина. Например, в 1913 году на картину покушались. Исполнителем был некий Балашов, старообрядец. Он изрезал холст ножом. После этого вероломного нападения хранитель Третьяковки Е. Хруслов в отчаянии кинулся под колеса поезда.

Значение слова «грозный»: Средневековье и наши дни

Итак, «Грозный». В современном понимании это прозвище имеет совершенно отрицательный характер, звучит угрожающе. А что имели в виду те, кто сложил такую приставку? Почему они так назвали своего государя?

Сказки и песни не относились к самодержцу как к самодуру и жестокосердному человеку. Напротив, в словах звучала тонкая ностальгия по силе царя. Это и удивительно, ведь именно Иван IV придал государству такое неуправляемое ускорение, что оно «грудью» влетело в Смуту. Справедливости ради надо заметить, что смерть царевича стала странным совпадением. Из-за этого Русь потеряла царственного наследника, а собственно Грозный не смог оставить достойного преемника, способного править железной рукой.

По словам Скрынникова, Ивана Васильевича в Смутные Времена вспоминали с уважением и глубоким сожалением. Эпоха его царствования сделала Русь могучей, великой и процветающей. В прошлое ушли грязь и кровь прежних лет.

Профессор Скрынников объясняет происхождение прозвища от слова «гроза». Неуправляемое явление в умах древних ассоциировалось с неотвратимой испепеляющей стихией. Гроза в те времена связывалась не столько с погодой, сколько с Божьим промыслом и проявлением воли. Так как царь – традиционно – помазанник Господень, то подобен грозе, испепеляющей, суровой и справедливой. Отсюда – «Грозный».

Иван Васильевич в полной мере оправдывал свое земное предназначение. Каждое из его дел, включая казни, идеально соответствовало этой логике. Он карал не только тела, но и души, уничтожая человеческое естество максимально полно.

Например, «заложенные покойники» (преступники) часто подвергались утоплению. Такой род казни обозначал отправку «нечистого» вглубь вод, к нечисти болотной. Также смертников травили при помощи медведей. Последние полагались животными «чистыми», следовательно, «очищали» душу от совершенных грехов путем истязания и уничтожения плоти.

Вышеупомянутые казни носили откровенно показательный характер. Они не были массовыми, но работали в назидание, дабы прочим неповадно было. Посему государя не просто боялись, но бесконечно уважали. И если с уст мужика срывалась хула Венценосному, это воспринималось как оскорбление Бога, не искупляемый грех. Показательные казни не были репрессивной машиной, скорее, своего рода «педагогическим инструментом».

Однако те, кто подвергался показательной казни, получали ее по полной. Экзекуция совершалась не только лишь над преступником, но и над всеми его домочадцами. Уничтожалось «скверное» имущество, дома, скотина и все прочее. В данном аспекте Иван Васильевич руководствовался Ветхим Заветом (участь иерихонцев).

В священной книге говорилось, что именно такой тотальной «зачистке» требуется подвергнуть все, чего касался преступник. Единственное, что не предписывалось уничтожать, – драгоценности и металлические сосуды. Однако забирать их себе запрещалось кому бы то ни было. Данные предметы отходили в церковную казну или подвергались переплавке. Справедливости ради стоит заметить, что практика подобная была широко распространена в странах Европы и строго соблюдалась.

Кому был нужен именно «грозный» царь?

Иван Васильевич – «первопроходец» во многих отношениях. Он первым из прочих стал героем сказок. В наши дни о нем сняты фильмы. Например, знаменитая комедия Леонида Гайдая. Отрицательным же персонажем Грозный предстал только в «Царе» Лунгина. Там он – жестокий, полусумасшедший самодур. Так почему же Иван IV получил такую неприглядную репутацию?

Не исключено, что «виноват» Карамзин. Его историография вкупе со сплетнями либеральной общественности сделали свое черное дело. В результате «золотое» 19 столетие стало началом «падения» великого русского государя, превращения его в отрицательный персонаж.

Это заблуждение имеет и вполне реальное объяснение. Корень зла следует искать в европейской историографии. Именно она относилась к Ивану Васильевичу как к сатрапу и сумасшедшему диктатору.

Не следует забывать об «англоманстве» Ивана IV. Благодаря такому «западничеству» царя всегда окружали сомнительные европейцы. Они же усиленно лоббировали Католицизм, стремясь сбить государя с пути истинного. Старались «свергнуть» Православие, уничтожить русскую душу, прибрав к рукам Московию. Государь наш был непреклонен, свой народ уважал, а англичан прогнал. Результат – клевета и дурная слава убийцы, оставшиеся в веках.

Кто, вы думаете, первым распустил слух о жестоком убийстве царевича? Правильно, европейцы. А точнее – некий Поссевино Антонио. Итальянец и легат Папы Римского. Клеветник вещал, мол, государь московский застукал свою беременную невестку Елену в неглиже. Якобы, принялся делать ей «внушение» и ударил посохом.

В этот момент, по словам легата, в палаты влетел царевич Иоанн, пожелал заступиться за жену. Якобы, молодой человек обвинил отца в том, что тот извел двух предыдущих жен (Елена – третья). Мол, теперь желает избавиться от законного наследника, пребывающего в материнском чреве. Финал общеизвестен: удар набалдашником, смерть Иоанна. Так вещал ватиканский клеветник.

Однако не следует забывать, что мнение Европы в корне не совпадало с «отечественным». Наши цари уважали Ивана Грозного. Достаточно вспомнить Александра Третьего и историю с полотном Репина.

С другой стороны, образ государя-тирана весьма удобен тем, кто желает очернить русское прошлое: «Глядите, было много хуже, чем сейчас. Не жалуйтесь...». Да и западным доброхотам эта точка зрения, укоренившись, весьма на руку. Ведь гораздо проще представить русских царей темными дикарями, нежели патриотичными справедливцами. Ровно также поколению 2000-х годов прививается страх к советской эпохе. А где страх, там, как известно, рождается ненависть...

Похожие статьи:

ИсторияПовесть об Азовском осадном сидении донских казаков

ИсторияКогда Пётр I стал «великим»?

ИсторияРусская трагедия начала XX века

Художественные фильмы1612 Хроники смутного времени (2007) DVDRip

ИсторияГалицкая Русь - а была ли Галицкая Русь?

Рейтинг
последние 5

Любовь Дорохова

рейтинг

+3

просмотров

1145

комментариев

4
закладки

Комментарии