Древние славяне на берегах Москвы-реки

Древние славяне

Расселение славян в Москворечье представляет собой один из самых загадочных вопросов в истории Москвы. Вообще, историки и археологи до сих пор не имеют четкого представления о том, как происходило продвижение славянских племен в центральные районы Русской равнины: откуда и когда оно началось, как долго происходило, и что, в конце концов, заставило славян решиться на такое переселение.  

Письменных свидетельств той далекой поры не сохранилось, а в летописях, создававшихся через 200-300 лет после переселения, имеются только отрывочные припоминания о давних событиях.

За последние полвека накоплен огромный научный материал, обобщением и сопоставлением которого с данными других наук, в наше время занимается автор монографий «Славяне в древности» и «Славяне в средневековье» член-корреспондент РАН В.В. Седов. Ему удалось узнать некоторые любопытные моменты из жизни древних славян.

«Из работ немецкого лингвиста Х. Карэ, выполненных в середине 50-х годов нашего столетия, известно, что во 2-м тысячелетии до нашей эры в центре Европы, в бассейнах Верхнего и Среднего Дуная, верховьях Эльбы, Одера, Вислы и в Северной Италии, существовала древнеевропейская общность с единым языком и культурой.

С началом железного века племена стали расселяться, смешиваясь с местным населением, образуя новые этносы: на Рейне и Дунае – кельтский, быстро распространившийся на земли Северной Франции и Испании; в регионах, где сегодня расположены восточная Австрия, южная Венгрия, Югославия и Албания сформировалась культура иллирийцев; на Апеннинском полуострове – италийцев; в Ютландии, южной Швеции, на землях от Эльбы до Одера – германцев; наконец в бассейне между Вислой и Одером – славян.

Всюду, под влиянием традиций местных аборигенов и новых условий жизни, возникали новые культуры, новые языки, характерные особенности, присущие только данному этносу. Скажем, археологические материалы позволили выявить своеобразный, ставший на многие века отличительным знаком славян обряд – подклошовые погребения. Останки кремации ссыпали в яму, которую сверху закрывали перевернутым вверх дном глиняным кувшином – клошом. Появление в том или ином регионе в период 400-100 годов до нашей эры подобных захоронений указывало – здесь жили или сюда пришли славяне.

Славяне расселились там, где аборигены по своему развитию им значительно уступали, что позволило нашим предкам дольше сохранять свою самобытность. Резкий перелом в истории славян произошел в конце IV века нашей эры. Вторгшиеся из Азии племена гуннов заставили славян покинуть южные и юго-западные территории. В тот же период грянуло новое несчастье – резкое похолодание, самое жестокое за 2000 лет. Многие земли Средней Европы оказались затопленными, пашни – непригодными для земледелия. Началась великая славянская миграция, разбросавшая их по всей Средней и Восточной Европе. Они двинулись на запад, до Эльбы, на юг – на Балканский полуостров, на восток – в лесную зону Восточной Европы, до Новгорода и Ростова Великого. Славяне оказались очень жизнестойкими, в большинстве районов, куда они пришли, стала доминировать их культура.

Такая разбросанность по континенту сказалась на славянской общности. Говорившие на одном языке, они перестают понимать друг друга, под влиянием изменившихся условий жизни у них зарождаются новые обычаи и традиции. А к X веку нашей эры единый славянский этнос прекратил свое существование. Началось становление конкретных славянских народов.

Возникновение русских – очень увлекательная и по-своему удивительная история. В сравнительно короткий срок на одной территории сошлось несколько разных и высокоразвитых группировок. Подчеркну: ни одна не подчинила себе остальных, не стала главенствующей, а внесла в зарождающуюся общность что-то свое.

Долгое время считалось, что заселение славянами лесов Восточной Европы в районах Смоленска и Новгорода, шло с юга на север, причем до IX века их здесь вообще не было. Однако последние археологические данные говорят, что это не так. Характерная славянская «атрибутика» - захоронения, украшения, орудия труда – появились здесь уже в V веке, в период великого переселения. Это были племена, которые затем вошли в славянский этнос».

Вторая группировка – Русский каганат, первое русское государство, доказательства существования которого обнаружены в древних арабских и западноевропейских рукописях, сформировалась группой славян из Северного Причерноморья, под давлением гуннов переселившихся на Среднюю Волгу, а затем, под давлением тюрков, в междуречье Дона и Днепра, так же, по всей видимости, вошла в состав нового этноса.

«Удалось выявить еще одну группировку, участвовавшую в оформлении этого этноса, - это славяне, пришедшие на Восточно-Европейскую равнину с Дуная, о чем свидетельствует неожиданное появление здесь только им присущих украшений, приемов ремесленничества и обрядов.

И, наконец, в тот же период в лесной зоне Восточной Европы появились скандинавы. Таким образом, здесь сошлись почти единовременно различные группировки со своей культурой, ремеслами, обрядами. Они начали взаимодействовать, и каждая вносила в общество что-то свое.

К примеру, благодаря скандинавам зародилось дружинное сословие с особой культурой, их обряды захоронения переняли богатые славяне. А взаимообогащение приемами ремесленничества привело к тому, что древнерусские мастера, вплоть до татаро-монгольского нашествия считались одними из лучших в Европе.

И еще отметим, что быстро формировались города, их насчитывалось более 300 – как нигде в Европе. Сюда сходились люди из разных регионов, что способствовало быстрому единению культур, образованию единого языка.

В итоге возник удивительный «сплав» - древнерусский этнос.

Отметим еще, что данные лингвистики и археологии однозначно говорят: в период с X века по середину XIII века на всей территории Восточной Европы, от Новгорода до Киевской и Галицкой земель, существовал единый древнерусский этнос с общей культурой и языком. Его разрушило татаро-монгольское нашествие, и западнорусские территории смоленская, киевская, полоцкая - отошли к литовскому княжеству, а галицкая – к Польскому королевству.

В славянской общности были нарушены политические, культурные, экономические и языковые связи. Подобная раздробленность привела к тому, что стали возникать отдельные этносы – русский, украинский, белорусский, окончательно оформившиеся к XV-XVII векам».

«Многие славяне, единоплеменные с ляхами, обитавшими на берегах Вислы, поселились на Днепре в Киевской губернии и назывались полянами от чистых полей своих. Имя сие исчезло в древней России, но сделалось общим именем ляхов, основателей государства польского. От сего же племени были два брата, Радим и Вятко, главами радимичей и вятичей: первый избрал себе жилище на берегах Сожа, в Могилевской губернии, а второй на Оке, в Калужской, Тульской или Орловской. Древляне, названные так от лесной земли своей, обитали в Волынской губернии; дулебы и бужане по реке Бугу, впадающему в Вислу; лутичи и тивирцы по Днестру до самого моря и Дуная, уже имея города в земле своей;…; северяне, соседы полян, на берегах Десны, Семи и Сулы, в Черниговской и Полтавской губернии; в Минской и Витебской, между Припетью и Двиною Западною, дереговичи; в Витебской, Псковской, Тверской и Смоленской, в верховьях Двины, Днепра и Волги, кривичи; а на Двине, где впадает в нее река Полота, единоплеменные с ними полочане; на берегах же озера Ильменя собственно так называемые славяне, которые после Рождества Христова основали Новгород.»

Н.М.Карамзин, История государства Российского, из главы II (повествование по Несторовской летописи).

«Кривичи – одно из древнерусских племен в верховьях Днепра, Волги, Западной Двины и южной части бассеина Чудского озера. Последний раз упоминается в летописи под 1162 годом;

Чудь – древнерусское название эстов и других фино-угорских племен, живших во владениях Великого Новгорода. С названием этих племен связан топоним – Чудское озеро;

Вятичи – древнерусское племя, жившее в бассейне реки Оки. Название свое получили, по летописи, от имени вождя Вятко.»

С.М. Соловьев, Чтения и рассказы по истории России.

Согласно летописям, уже к середине XII века Москворечье было плотно заселено славянами, точно так же, как были к тому времени освоены ими все земли в Волго-Окском междуречье. В то же самое время, княжеские семьи, обосновавшиеся в крупнейших городах Руси, активно производили раздел земель, занятых славянскими племенами. Так долина Москвы-реки оказалась поделена между Смоленским (верховья долины), Ростово-Суздальским (среднее течение реки), Черниговским (правобережье нижнего течения реки) и Муромо-Рязанским (левобережье нижнего течения) княжествами. В XIII веке Ростово-Суздальское княжество (столица которого переместилась к тому времени во Владимир на Клязьме) оттеснило соседей и завладело всей территорией Москворечья – от истока реки, до ее впадения в Оку.

Другим важным источником сведений о славянском заселении Волго-Окского междуречья являются археологические исследования. В XIX веке и начале XX века в Подмосковье проводились широкомасштабные раскопки курганов . В результате были накоплены данные, которые позволили археологам установить, что в XII веке долину реки Москвы занимали славяне, принадлежавшие к потомкам племени вятичей. При этом совсем рядом, в долине реки Клязьмы проживали потомки уже совсем другого племени – кривичей. Следует заметить, что в XII веке племенное разделение у славян Восточной Европы уже не существовало. Оно исчезло в IX-X веках. Однако остались потомки населения этих племен (радимичей, кривичей, вятичей, северян, древлян и других), которые помнили о своем происхождении, о племенном прошлом, сохраняли свои особые украшения. Поэтому, говоря о «племенах», мы будем подразумевать под ними славянское население, унаследовавшее и сохранившее в своей памяти некоторые племенные традиции и представление о былой племенной обособленности.

Границу между областями расселения вятичей и кривичей удалось установить по женским украшениям, найденным в курганных погребениях, поскольку у потомков каждого из этих племен существовала мода на такие украшения, которые в другом племени не носили. Особенно хорошо это различие можно проследить по височным кольцам. У вятичей височные кольца имели по 5-7 плоских выступов-лопастей, из-за чего их называют «лопастными», а у кривичей они были похожи на небольшие проволочные обручи или браслеты, поэтому за ними и закрепилось название «браслетообразных».

Кроме височных колец различались и другие украшения. Так, у вятичей излюбленными украшениями являлись гривны из перевитой проволоки, круглые бронзовые и серебряные привески, решетчатые перстни и бусы из сердолика и горного хрусталя. В погребениях кривичей, напротив, гривны встречаются редко, причем чаще всего использовались гривны в виде обыкновенных проволочных обручей. Особенно характерны для кривичей были также привески в виде стилизованных изображений животных и лунниц. Поскольку в одних курганных могильниках были найдены только (или преимущественно) вятичские украшения, а в других – кривичские, стало ясно, какие из древних курганных кладбищ принадлежат тому и другому племени. В результате удалось провести границу территорий, занятых каждым из этих племен. Оказалось, что граница между ними проходит несколько севернее Москвы. Значит, в процессе расселения эти два племени встретились приблизительно на водоразделе между Москвой-рекой и Клязьмой и закончили здесь свое продвижение. Но когда произошла эта встреча?

Мнения о времени расселения славян в Москворечье.

Долгое время эта загадка древней истории оставалась без ответа. Правда, отдельные источники и археологи высказывали различные предположения, опираясь на крайне скудный материал, добытый при раскопках. Например, крупный специалист по археологии Москвы Р.Л. Розенфельдт еще в 1976 году предположил, что продвижение вятичей и кривичей в долину Москва-реки началось в середине X века, но массовое переселение их сюда произошло после 988 года, то есть после Крещения Руси. Иначе говоря, этот ученый считал, что само переселение проходило под знаком бегства славян от надвигающегося христианства. Однако пока эта гипотеза не получила сколь-нибудь существенного подтверждения археологическими находками.

В последнее время археологи стали выдвигать предположения о том, что славянские племена начали проникать в долину Москвы-реки еще раньше – с IX века. Так думает, например, доктор исторических наук А.А. Юшко, отдавшая много сил археологическому изучению окрестностей Москвы. А крупнейший российский историк и археолог, член-корреспондент Российской Академии Наук В.В. Седов совсем недавно выдвинул предположение, что первые группы славян переселились в Волго-Окское междуречье еще в V-VII веках. Действительно, даже по летописным данным мы знаем, что к XI веку финно-угорское племя мурома (давшее имя городу Мурому) уже не существовало, а на его месте проживало смешанное славяно-муромское население. Но славянские племена кривичей и вятичей, о которых мы уже говорили, в это время еще только начинали переселяться в Поволжье и Поочье. Может быть, с муромой смешивались какие-то другие славяне, проникшие сюда задолго до вятичей и кривичей?

«Первая» волна славянского переселения в VI-VII веках.

В.В. Седов предположил, что эти таинственные славяне были родственны племенам землевладельцев и скотоводов, проживавшим в V-VIII веках в Верхнем Поднепровье и Подвинье (культура этих племен называется в археологической науке Тушемлинско-Банцеровской), а, может быть даже они пришли именно из этого региона. Эта «первая волна» славянского переселения обнаруживается археологами по редким находкам браслетообразных височных колец, очень похожих на височные кольца племени кривичей, но все же отличающихся от них некоторыми внешними деталями и технологией изготовления. Вероятно, такие древние височные кольца стали образцом для более поздних колец кривичей. В Москворечье эти древнейшие височные кольца были найдены археологами при раскопках Боршевского, Троицкого городищ и городища Луковня. Все эти городища относятся к Дьяковской археологической культуре, которая считается принадлежащей дославянскому финно-угорскому населению, в состав которого в III-IV веках влилось балтийское население из Верхнего Поочья. Возможно, эти находки говорят о том, что в VI-VIII веках на территории, занятой ранее финно-угорско-балтийским населением, стали проживать славяне. Но ведь височные кольца найдены здесь, как единичные вещи. Не означает ли это, что славяне из Приднепровья, пришедшие по стопам балтов, всего на 200-300 лет позже их, растворились в массе местного, уже сильно смешанного (можно даже сказать – метисного) населения? И только в некоторых местах на огромной Русской равнине, масса переселенцев могла оказаться настолько велика, что ее язык вытеснил местные говоры. Однако дальше предположений идти нельзя, потому что для определенных выводов нужны конкретные знания, материалы раскопок древних памятников, а их до обидного мало. Как бы там ни было, но «первая волна» славянского переселения почти не оставила после себя следов. Она разбилась о безбрежные просторы лесов и рек, смешалась с местным населением и исчезла. Дальнейшая история нашего края еще более загадочна – в VIII веке поселения здесь вообще прекращают свое существование. При этом археологи не находят никаких следов вражеского нашествия, погрома, разорения, пожаров. То есть жившие здесь люди, не были истреблены захватчиками.

Для объяснения этой загадки выдвигались различные предположения. Например о том, что население в это время оставляет долину Москвы-реки и куда-то уходит. Но куда и почему? На этот вопрос ответа пока нет. Очень может быть также, что эти люди никуда не уходили, а просто сменили места своего проживания. По крайней мере, четкого ответа на это вопрос без дальнейших археологических исследований дать нельзя.

«Вторая» волна славянского колонизации края в XI веке.

Итак, на 200-300 лет над Москворечьем повисает туман неизвестности. Новое переселение славян в этот край начинается, по-видимому, в начале XI века. Правда, в археологической литературе можно встретить свидетельства о славянских поселениях IX-X веков, но их датировка весьма сомнительна, поскольку основательные раскопки этих поселений не производились. Единственным поселением, подвергшимся раскопкам широкой площадью, было Жуковское селище, но его материалы не были ни обработаны, ни опубликованы. Кроме него до недавнего времени были известны еще только 4 селища со столь же ранней датировкой – Покров 5 и Стрельниково на реке Пахре, Заозерье и Беседы на реке Москве. Сама их датировка IX веком возникла из-за того, что здесь была найдена лепная керамика, чрезвычайно близкая по своим формам и орнаменту с посудой роменской культуры, оставленной в VII-XI веках славянским племенем северян. Здесь следует заметить, что похожая посуда использовалась также вятичами и радимичами. Новейшие исследования показали, что некоторые из подмосковных поселений, относившихся ранее к IX-X векам, в действительности возникли в середине XI века. Разумеется, совершенно исключать возможность появления в Москворечье славян в X веке (или того раньше) нельзя, однако достоверных данных на этот счет нет. Существовали ли здесь еще более ранние поселения славян – вопрос, требующий тщательного изучения.

Интересно, что на самых ранних славянских поселениях XI века встречаются вещи, которые известны только в зоне расселения радимичей – это типичные радимичские семилучевые височные кольца и своеобразные лопастные височные кольца так называемого «деснинского» типа (названные так по находкам на подмосковном поселении Десна). А на Щербаковском городище дьяковской культуры была найдена бронзовая подвеска с рельефным изображением головы быка, являющаяся типичным украшением радимичей. Замеченное сходство посуды этих переселенцев «второй волны» с горшками северян, вятичей и радимичей позволяет предполагать, что вместе и одновременно с радимичами сюда переселялись все вышеперечисленные племена.

Все эти факты позволяют сегодня говорить, что «вторая волна» славянского переселения в долину Москвы-реки поднялась в землях вятичей и радимичей в XI веке. «Волна» не была слишком большой: до сих пор нам известно лишь около десятка селищ, оставленных первыми славянскими переселенцами на берегах реки Оки, Москвы-реки и ее притоков. Даже если считать, что известны далеко не все поселения этих древних иммигрантов, все равно число их вряд ли превышало нескольких сот человек. Пробираться в Москворечье они могли двумя речными путями (в те времена сухопутных дорог на Руси не существовало, огромные лесные массивы были непроходимы и всякое передвижение было возможно только по рекам – на лодках или пешком по берегу). Первый путь вел по Днепру в самое его верховье, откуда можно было пробраться к истокам Москвы-реки. Этим путем могли пользоваться только радимичи. Второй путь шел по Оке и дальше вверх по Москве-реке – им могли идти вятичи и северяне. Впрочем, доступен он был и для радимичей, которые могли спуститься в Оку по реке Угре.

«Третья» волна славянского расселения в XII веке.

В XI веке в Москворечье сумели проникнуть только очень небольшие по численности группы славян-радимичей и вятичей, которые, надо полагать, хотели избежать феодальной зависимости от киевских князей, сумевших к этому времени подчинить своей власти радимичей и северян, а вятичей заставили платить себе дань. С начала XII века количество славянских поселений и могильников в Московском крае увеличивалось из года в год. Именно в это время на околомосковских землях встретились вятичи и кривичи, продвигавшиеся навстречу друг другу по долинам рек Москва и Клязьма. Это была уже «третья», самая массовая волна славянского переселения. Именно тогда вятичами была полностью освоена вся долина Москвы-реки – от впадения в Оку до самого истока, до всех ее притоков.

Вероятно, еще и в это время наши свободолюбивые предки переселялись сюда, желая ускользнуть от княжеской власти, подальше уйти от главных городских центров, в которых расположились князья со своими дружинами, спастись от их разорительных междоусобных войн. Однако там, где могли пройти земледельцы со своим скарбом, женами и детьми, с еще большей легкостью проходили хорошо снаряженные отряды княжеских дружинников. Были у вятичей и свои племенные старшины, принимавшиеся на службу князьями в качестве бояр. Вероятно, из числа этих старшин и происходил знаменитый боярин Кучка (или Кучко), у которого, согласно преданиям. Ростово-суздальский князь Юрий Владимирович (Долгорукий) отнял земли вокруг Москвы. Так что не позже, чем в первой половине XII века Москворечье уже оказалось охвачено княжеской властью и по большей части разделено между различными княжествами. В это же время, вероятно, и появился город Москва, упомянутый в летописи под 1147 годом. Возможно, с созданием княжеской административной системы, приток вятичей стал искусственно стимулироваться, путем предоставления им различного рода льгот. Нельзя также исключать возможность насильственного переселения в Москворечье крестьян, захваченных во время междоусобных войн, в которых сильное Ростовско-Суздальское княжество, как правило, побеждало своих соседей.

Итак, заселение Москворечья славянами произошло несколько позже, чем были освоены ими Верхнее Поволжье, Поочье, долина Клязьмы и другие территории Северно-Восточной Руси. Даже далекое Белое Озеро и его округа начали осваиваться раньше, чем Москворечье. Это может объясняться только тем, что славянская колонизация проходила крайне неравномерно, и ее потоки возникали и направлялись в значительной степени стихийно. В IX-X веках Москворечье лежало в стороне от главных торговых путей (Волжского и Окского), вдали от крупных центров дославянского (финно-угорского и балтского) населения, в глухом лесном захолустье. Поэтому-то, заселение края закончилось тогда, когда на других землях уже проживало пятое, а то и десятое поколение первопереселенцев.

Дославянское (финно-угорское и балтское) население в Москворечье.

За изучением вопроса о переселении в Москворечье славян скрывается еще одна загадка истории – пришли ли славяне (радимичи, вятичи и кривичи) в XI-XII веках в пустынный край или встретили здесь какое-то население? Ведь, как уже говорилось, неславянские поселения IX-XI веков археологи здесь пока не нашли, и даже возникло предположение, что в VIII веке предшественники славян куда-то бесследно удалились. Однако есть свидетельства того, что на землях Москворечья славяне встретили какое-то население, и даже можно представить себе, что это были за люди. Эти свидетельства – названия больших и малых рек, озер и ручейков, которые на славянском языке звучат как бессмыслица, но могут быть переведены с финно-угорских и балтских языков. С финского языка переводится, например, название озера Шатура, Икша из балтских языков – названия рек Протва, Пахра, Истра, Гжель. Возможно, даже имя реки Москва имеет финское происхождение. Как могли бы сохраниться в памяти переселившихся сюда славян непонятные им имена рек и озер, если бы их не передали им из уст в уста прежние жители этих мест? Следовательно, жили здесь предшественники славян, общались с ними и передавали свои знания об именах рек. Кто были по языку, культуре и облику эти аборигены? Это могли быть финно-угоры, смешавшиеся с балтами, но могли быть и славяне «первой волны» переселения, запомнившие древние названия из уст своих предшественников. Но, скорее всего, жившие здесь в XI веке люди не напоминали новоприбывшим вятичам и радимичам братьев-славян. Потому называли их славяне «мерей». Это имя сохранилось в названии реки Мерской (в современном написании – Нерской), левого притока Москвы-реки (около города Воскресенска). Оставались в Подмосковье и балтские племена. В летописи есть рассказ о походе князя Святослава Ольговича в 1146 году на племя, носившее чисто балтское имя «голядь»[1] и проживавшее на реке Протве (также носящей балтское имя). Значит, еще в середине XII века, совсем рядом с Москворечьем жило балтское племя! И, между прочим, поселения этого племени до сих пор не обнаружены. Точно так же, возможно, еще предстоит отыскать места проживания тех племен, которых встретили на Москве-реке славяне[2] .

Все эти факты ясно говорят о том, что славяне застали в XI-XII веках в Московском крае иноязычное население, среди которого наверняка были потомки финно-угров и балтов, а может быть и славян, переселившихся сюда в VI-VIII веках. Встреча эта, по всей видимости, была мирной. Это можно предполагать по тому, что во всех других места, при переселении на земли муромы, мери, веси, ижоры[3] и других финно-угорских племен, славяне не вступали в вооруженную борьбу, а мирно соседствовали. В Москворечье славян поначалу пришло немного, немногочисленным было и местное неславянское население. Вскоре начался процесс ассимиляции (смешивания), который прослеживается по редким находкам финно-угорских украшений в славянских курганных могильниках (например, в Мякининских курганах на северо-западе Москвы). С массовым притоком славян (потомков вятичей и кривичей) в XII веке этот процесс закончился полным растворением остатков финно-угров и балтов в славянской среде.

Мир древних представлений.

Первые славянские поселенцы в Москворечье были язычниками. Они хоронили своих мертвых по древнему славянскому обряду, который ведет свое начало от обычаев пяти-тысячелетней индоевропейской древности: умершего обряжали в его лучшие, самые красивые одежды и украшения, а затем сжигали на костре. Собранный пепел помещали в глиняный горшок, который устанавливали в кургане. В XI-XII веках у славян Восточной Европы повсеместно, вероятно под влиянием распространявшегося христианства, происходил процесс изменения похоронного обряда, при котором покойника перестали сжигать, а стали просто помещать в насыпь кургана. Этот процесс не миновал и Подмосковья, где курганы с остатками трупосожжений встречаются довольно редко.

Вместе с тем, нет никаких оснований допускать какое-то заметное влияние христианства на славянское население Москворечья, по крайней мере, до начала XII века. Ни церквей, ни монастырей, ни большого количества предметов христианского культа на раннеславянских поселениях XI-XII веков не найдено. В этом ничего удивительного нет. Дело в том, что христианство на Руси распространялось, прежде всего, в среде горожан, а уж затем простирало свое влияние на деревенскую округу. А поскольку в долине реки Москвы первые города появились только в XII веке, постольку и влияние христианства здесь ощущалось вначале очень слабо. В то же время, не найдено в Москворечье пока и никаких достоверных следов языческих капищ. Если они и существовали, то размещались, вероятно, отдельно от поселений.[4]

[1] ГОЛЯДЬ, балт. племя, в 1-м - нач. 2-го тыс. н. э. населяло басс. р. Протва между землями вятичей и кривичей; ассимилировано вост. славянами.

[2] Еще одним подтверждением существования балтских племен на территории современной Москвы – название одной маленькой реки, которая сегодня существует только в нижнем своем течении, впадая в Кузьминские пруды – Голедянка. Более подробнее вопрос рассмотрен в статьях об истории сел Косина и Выхино.

[3] МУРОМА , финно-угорское племя с 1-го тыс. до н.э.в басс. Оки. С х-во, охота, ремесла. Платило дань Руси, к 12 в. ассимилировано вост. славянами;

МЕРЯ, финно-угорское племя в 1-м тыс.н.э.в Волго-Окском междуречье. С. х-во, охота, ремесла. Слилось с вост. славянами на рубеже 1-2-го тыс. н. э.

ИЖОРСКАЯ ЗЕМЛЯ (Ижора), ист. название в 12-18 вв. терр., населенной ижорцами (ижорой), по берегам Невы и юго-зап. Приладожью (часть совр. Ленингр. обл.). ИЖОРЦЫ (самоназв. - изури), народ в Рос. Федерации (в Ленингр. обл., 449 чел., 1992) и Эстонии (306 чел.). Яз. ижорский. Верующие И. - православные.

[4] По мнению некоторых современных историков на территории нынешней Москвы существовало множество капищ (святилищ), оставшихся еще со времен финно-угров. В частности утверждается, что на месте нынешнего центрального корпуса МГУ им. Ломоносова на Воробьевых горах существовал некогда идол Солнца, на месте гостиницы «Ингтурист» - крылатой собаки Семаргла, на месте памятника 26 бакинским комиссарам – четырехглавого бога войны – Яровита и т.д.
 

Похожие статьи:

Славянские символыCеверо-Вендский славянский рунический строй

МузыкаЯровит - Мой край (2012)

ПоэзияПоэзия. Ulv Sveneld / Ульф Свенельд

ПутешествияЗатерянная Русь

Боги, духи и существаДень Бога Яровита

Рейтинг
последние 5


Ратибор Удалов

рейтинг

+1

просмотров

9336

комментариев

4
закладки

Комментарии