Главные заблуждения и стереотипы о жителях русских городов

Главные заблуждения и стереотипы о жителях русских городов

Ох уж эти стереотипы! Они бывают весьма веселыми, откровенно глупыми, а порой – довольно обидными. Например, связанные с жителями древнерусских городов. Откуда такие заблуждения взялись? Разберемся.

Буяны Новгорода

О буйстве новгородцев на Руси ходили настоящие легенды. А образ неуемного горожанина стал визитной карточкой населенного пункта. И это во времена, когда истории передавались из уст в уста. Рассказы традиционно разносились вездесущими торговцами. И Бог его знает, что эти товарищи могли поведать миру о характере новгородского люда!

А причина сложившегося стереотипа вполне тривиальна. «Виной» всему летописи. На их страницах – множество иллюстраций с изображениями распрей и скандалов, присущих Народному Вече. Отсюда-то и пошла дурная слава о «дебоширах-новгородцах».

И споры, и скандалы, естественно, были. Куда же без них? Но никогда они не превращались в бесконечное выяснение отношений. «Подсолили» ситуацию средневековые «папарацци», летописцы. Это благодаря им документы запечатлели наиболее кровавые и напряженные моменты обсуждений, которых, к слову, было не так уж много. Ведь летописи служили не просто хронологией, но и своего рода развлекательным чтивом. Проводим аналогию с Современностью, и вуаля – интересный развлекательный сюжет готов, читатель доволен.

Отдавая должное новгородцам, надо отметить, что жители глубоко почитали родной город, уважали государственность. Потому любой народный сход завершался к общему удовольствию спорящих сторон, компромисс находился всегда. И если при этом имела место парочка разбитых носов – не беда. Главное – результат.

Псковские грубияны и «горящая» воровская шапка

Относительно псковичей – примерно та же ситуация, что и с новгородцами. Жителей Пскова обвиняли в излишней грубости, невежестве и даже глупости. Стереотип «невоспитанности» горожан был, как ни странно, напрямую связан с их отношением к шапкам.

Псковичи к собственным головным уборам относились весьма трепетно. Связано это не только с местной традицией, но и с тем, что на Руси именно шапка считалась атрибутом личного достоинства. Горожане думали, что снять убор прилюдно, равносильно позору. Тем более, если кто-то сорвет его насильно! Ввергнуть человека в срам было и того проще. Сбей шапку – и все!

Отсюда-то проистекает пословица о горящей на воре шапке. Мол, когда преступник слышал такой возглас, мгновенно примерял ситуацию на себя и сбрасывал собственный головной убор. Так вычисляли воров. Правда оно или нет, неизвестно. Но пословица существует, и это – факт.

Нижегородцы – пьяницы

«Любовь» русского человека к хмельным напиткам общеизвестна. Эта тема «больная» для нас. И особенную актуальность она приобрела в 17 столетии в Нижнем Новгороде.

Нижегородцы пили. Пили довольно много. Даже бабы употребляли с мужиками наравне. Из-за этого (в том числе) на Западе о нас распространился нелестный стереотип, отраженный в записках одного из путешественников: «Ничем иным русский не занимается, кроме как пирами и обильным питием...». Как тут не сформироваться дурной славе о любви русского к водке и закуске? Мол, ничего больше его не колышет. Ан нет, еще как колышет! Все колышет! Во все времена!

Ну, любили нижегородцы выпить. И гульнуть в кабаке любили. И покушать плотно. Да и перебирали частенько, что уж тут греха таить? Но позволял себе подобные вещи русский люд только по большим праздникам. И это – факт. Посему, врали граждане путешественники, выставляя нижегородцев беспробудными пропойцами.

История Владимирского централа

О славном Владимире сложился стереотип как о городе каторжников. Случилось это еще в Древности. Почему же?

Сегодня во Владимире имеется пять знаменитых тюрем, включая тот самый «Централ» из песни Михаила Круга. Самих владимирцев издревле считали «прожженными жуликами», «пройдохами». Справедливости ради следует заметить, что последнее прозвище расшифровывается как «отчаянный, ходящий по краю». Данных об особой отчаянности владимирцев не существует. А вот о «Владимирской дороге» – да.

«Прием» каторжников на пересылке во Владимирском централе имел собственный колорит. Каждому новичку обривали половину головы. Каторжник получал клеймо «кат», вору же ставили отметку «вор». Далее продолжалось «путешествие» в Сибирь. Порой «перегон» занимал по 2 и более лет, но в каторжном сроке не учитывался.

Все это время заключенные жили обыкновенной жизнью. Многие применяли свои профессиональные таланты в ремесле, торговле. Иногда случались бунты. Но это так, по «недомыслию».  Да и заканчивались они очень быстро по известной причине. Некоторые каторжане успевали жениться и завести детей. В общем, город рос. Да и люди в нем жили вполне миролюбивые.

О ростовской финифти

Вспоминая о финифти, мы ассоциируем ее обязательно с Ростовом-Батюшкой. А иначе никак! Сложившийся стереотип прочно «увязал» древний город с «эмалевым братством».  Форменная ерунда, конечно, но факт!

Всем желающим повторять подобную чушь сообщаем: мастера эмалевой росписи по металлу задолго до Ростова имелись и в Киеве, и в Пскове. Славились своей виртуозностью ярославцы, костромичи и новгородцы.

Единственное, что отличает ростовчан от прочих представителей «братства», – срок существования промысла. Именно в Ростове он никогда не прерывался. Даже сейчас там работает производство финифти, неизменно привлекающее туристов своей самобытностью.

Куда ты завел нас, Сусанин?....

«Кострома, Кострома, государыня моя.....».  Песня замечательная, конечно. Но более известна Кострома в связи с именем Ивана Сусанина. Легенда о нем передается из уст в уста с 17 столетия.

Наверняка, все знают историю о знаменитом жителе деревни Домнино Иване Сусанине. Школьная программа СССР доносила до каждого, как крестьянин уморил холодом отряд ляхов, заведя их в глухую чащу. Он водил захватчиков, путая следы. Возвращаться по требованию отказался и был убит. Но поляки все же замерзли насмерть в русском лесу.

Сегодня сложно сказать, насколько достоверна эта легенда. Однако она является гордостью каждого костромича. Да и нужно ли что-то доказывать? Кстати, старайтесь не ошибаться, называя жителей «костромчанами». Помните: русская зима длинная, а лес – необъятный. Мало ли чего… Не перевелись еще «Сусанины» в народе...

О ярославцах и «вечном двигателе»

Ярославская расторопность – притча во языцех. О ней даже Гоголь писал. Ярославцы всегда славились своей подвижностью («вечный двигатель», ей-богу!), отсутствием лени, апатии и вялости. Они даже не проявляли «национальной» основательности вкупе с медлительностью и размеренностью (вспомните: русский долго запрягает, но быстро едет).

Жители Ярославля – истинное воплощение многократно умноженной активности. И вот почему. Издревле этот русский город называли источником кладов. Посидишь – прощелкаешь что-нибудь интересное. Так и уведут из-под носа ценности. Например, едва присыпанный землей горшок с монетами или бурдюк с самоцветами. Обернешься – а там уже сосед сундучку заветному петли вскрывает. И так во всем.

Если же говорить серьезно, ярославцев в народе кликали «детьми кукушкиными». За импульсивность и легкость на подъем. Они могли ничтоже сумняшеся двинуться в путь, покинув дом. И объяснялось это совсем просто.

Ярославль стоял на дорожном узле, волжском пути. В 16 столетии именно здесь пересекались главные торговые тракты. Согласитесь, сложно усидеть на месте, когда кругом все только и делают, что едут куда-то. Потому-то ярославцы и стремились к переменам и новым горизонтам, ища лучшую жизнь. Кстати, сегодня эта тенденция не исчезла, «вечный двигатель» никуда не делся. Только перемещаются горожане по огромной России и относительно пристойным дорогам.

Похожие статьи:

Славянские символыМедведь с золотой секирой

РемеслаСложность и красота финифти

ТрадицииКульт священных рощ в Ярославщине

ИсторияГардарика. Ростов Великий

ИсторияДень памяти Дмитрия Пожарского

Рейтинг
последние 5

Любовь Дорохова

рейтинг

+3

просмотров

982

комментариев

7
закладки

Комментарии